ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Точки роста
Состоялось расширенное заседание правительства республики, где было проанализировано социально-экономическое развитие региона в первом полугодии. В не...

Два форума, одна площадка
В Уфе 21-22 сентября пройдет Между-народный форум стран БРИКС «Вовлечение граждан в развитие общественной инфраструктуры».
Эксперты обсудят особен...


В ответе - хозяин
На сайте администрации Уфы заработал новый интер-
активный ресурс -  карта зон ответственности по содержанию и благоустройству. На карте обозн...


Под снос
С начала года в Уфе снесено около
20 киосков и магазинов, не имеющих разрешительных и  правоустанавливающих документов на земельные участки.<...


Двор как на картинке
В столице республики реализуется федеральная программа «Формирование современной городской среды».
В этом сезоне обновится 81 двор, в состав которы...


Ухабы отступают
По приоритетному проекту «Безопасные и качественные дороги» ремонтируются 29 участков улично-дорожной сети. Это более 1 млн 112 тыс. кв. метров, 55,8 ...

В ожидании новоселья
В ноябре  жители двух аварийных подъездов многоэтажки по Уфимскому шоссе, 4 получат ключи от своих новых квартир. А пока для них провели День отк...

Купеческий дом
На перекрестке улиц Ленина и Кирова, у гостиницы «Башкортостан», началось строительство памятника архитектуры - Дома купцов Бушмариных. Он был снесен ...

Юрта как символ
В сентябре Уфа примет Международный театральный фестиваль «Туганлык».
13 лучших коллективов тюркского мира - Хакасии, Турции, Киргизии, Дагестана,...


Танец с роботом
С 19 августа до 24 сентября при поддержке технопарка Сколково в столице республики проходит первая и самая масштабная выставка роботов на Урале «Робоп...

Наши на пьедестале
Рустем Арсланов завоевал две золотые медали на Всемирных играх полицейских и пожарных в Лос-Анджелесе.
Демчанин участвовал в соревнованиях не вперв...


А ты готов?
Уфа выбрана местом проведения физкультурно-спортивного форума «Готов к труду и обороне», который пройдет с 14 по 17 сентября на территории Лайфстайл-ц...

Ретрокалейдоскоп
150. 14 сентября 1867 г. вышел в свет первый том «Капитала» К. Маркса.
100. 7 сентября (25.08 по ст. ст.) 1917 года генерал Л.Г. Корнилов поднял мя...





     №9 (190)
     Сентябрь 2017 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Петр Рычков - ученый или чиновник?


Имя Петра Ивановича Рычкова в исследованиях по истории нашего края принято сопровождать эпитетом «первый». Действительно, официальная биография указывает, что ему принадлежит первенство в изучении башкир, казанских татар, казахов и других народов юго-востока России. Кроме того, именно он является первым историком города Уфы, первым исследователем географии и геологии Башкирии. Рычков написал и первый в России спелеологический труд, посвященный Каповой пещере. Его перу принадлежит первое в России исследование по пчеловодству. Наконец, существует мнение, что именно Рычков, а не Иван Кириллович Кирилов, является зачинателем экономической географии в России. Заслуги Петра Ивановича Рычкова перед российской наукой были отмечены сообществом ученых Академии наук, которые в 1759 году приняли его в свои ряды в качестве первого своего члена-корреспондента. Рычкову поставлены памятники в Оренбурге и Соль-Илецке. В Оренбургской области учреждена литературная премия его имени и там же в честь него названа улица в поселке Ленина.
Василий Никитич Татищев - выдающийся российский историк, руководитель Оренбургской комиссии и непосредственный начальник Рычкова, первым обратил внимание на исследовательские способности своего подопечного еще в конце 30-х годов XVIII века. В 1741 году Татищев даже обратился в Академию наук с просьбой отметить труды Рычкова серебряной медалью или каким-либо памятным подарком. Однако вплоть до знакомства Рычкова с Герхардом Миллером академическое сообщество России не обращало серьезного внимания на исследования оренбургского бухгалтера.
Более того, некоторые современники выражали сильное сомнение в научном уровне его изысканий. Наиболее резкую характеристику Петру Ивановичу дал оренбургский генерал-губернатор Иван Андреевич Рейнсдорп. Этот датчанин на русской службе считал Рычкова абсолютно пустым человеком, однако наделенным непомерным тщеславием. Рейнсдорп писал академику Герхарду Миллеру, покровительствовавшему Рычкову: «У меня образовалось из трехлетнего опыта почти математическое доказательство, что у этого человека неограниченное себялюбие есть любимая страсть. Из тщеславия он высказывается признательным, но как скоро произносится сообразный с истиной приговор его пустым проектам и безвкусным компиляциям, то низкая зависть направляет его к самым низким черным поступкам для того, чтобы коварно придуманным злословием возбудить сомнение к проницательному возражению. Это настоящий потрет Тартюфа. Впрочем, я отдаю справедливость его хотя и не возделанному уму».
Несмотря на такую оценку, именно Герхард Миллер ходатайствовал, чтобы Петр Иванович получил звание российского академика. Интересно, что против Рычкова выступили Михаил Васильевич Ломоносов и другие русские по происхождению члены Академии. Ломоносов указал на правила сообщества, согласно которым академиком не может стать человек, не знающий латинского языка, основ алгебры и начал философии. В конечном счете сторонники и противники пришли к компромиссному решению. Специально для Рычкова в Петербургской академии наук была создана должность член-корреспондента, занять которую можно было и не имея университетского образования. Следует отметить, что хотя Ломоносов благосклонно отнесся к главному труду Петра Рычкова «Топография Оренбургская», другие его исследования Михаил Васильевич подверг жестокому разносу. В 1761 году Ломоносов выступил против Миллера, обвинив его в числе прочего в том, «что г. Миллер не только пишет, но и печатает ложь и общество обманывает. Например, Рычкова представил почетным членом. А как его по справедливости сделали только корреспондентом». После этого все отношения с Ломоносовым были прерваны. Великий русский ученый считал, что покровительствующий Рычкову Миллер принижает русский народ и искажает его историю. Ломоносов писал о Миллере: «О России пишет занозливые речи, и печатает на немецком языке смутные времена Годунова и Расстригины - самую мрачную часть российской истории». Однако именно с Герхардом Миллером у Рычкова сложились самые теплые отношения, воплотившиеся в их двадцатилетней дружеской переписке. Любопытно, что Миллер писал другу по-немецки, а Рычков - по-русски. Оба находили такой способ полезным в деле совершенствования своих познаний в области иностранных языков.
Таким образом, в академической среде середины XVIII века Петр Иванович Рычков приобрел авторитет ученого во многом благодаря покровительству немецкой партии в Петербургской академии (Шумахер, Миллер), которая в своем научном противоборстве с Ломоносовым нуждалась в поддержке исследователей, принадлежавших к русским людям. Все последующие публикации Рычкова в академических изданиях и в журналах Вольного экономического общества, как правило, редактировались и рекомендовались к печати академиками иностранного происхождения.
В 1767 году Петр Петрович Пекарский (уфимец по происхождению), к 40 годам также ставший академиком, опубликовал исследование, посвященное жизни и деятельности Петра Ивановича. Наш земляк не очень высоко оценил научный уровень его исследований. По мнению Пекарского, в российском образованном обществе к публикациям Рычкова отнеслись с большим интересом только в силу полного отсутствия информации об огромном крае, населенном множеством малоизвестных народов. Пекарский, в частности, писал: «Появление «Топографии Оренбургской» было для своего времени событием заметным не только в литературе, но и в обществе. Из нее впервые были узнаны разные подробности о таком крае, который был мало известен не только большинству публики, но и самому правительству. Последнее отправляло туда главных начальников, давало им полномочия, в силу которых те могли распоряжаться в стране по своему усмотрению, не отдавая себе отчета в действиях. В России смутно знали, что в крае идет отчаянная борьба между туземным населением и новыми пришельцами из наших, что там беспрерывные восстания, что туда требуются войска и т.д. При таком положении труд Рычкова был важной новостью для современников».
Вместе с тем Пекарский отмечает, что для работ Рычкова характерно полное отсутствие исторической критики и ученых приемов. Тот не понимал различия между первоначальными источниками и вспомогательными и пользовался безразлично. Пекарский считает, что к некоторым исследованиям Рычкова вообще не следует относиться серьезно, «по причине поспешности и полного отсутствия критики». В 1872 году Пекарскому пришлось даже провести специальное исследование по запросу уфимских властей относительно выяснения даты основания города Уфы. Дело в том, что именно благодаря свидетельствам Петра Рычкова и Ивана Кирилова в литературе сложилось мнение о том, что Уфа основана в 1574 году в царствование Ивана Васильевича. Пекарский доказал, что никаких источников, позволяющих полагаться на мнение Рычкова и Кирилова, не существует. Все известные документы прямо указывают на 1586 год.  
Тем не менее Петр Петрович Пекарский не дает нам ответ на вопрос, можно ли считать Рычкова академическим ученым или же просто талантливым администратором с аналитическими способностями. Для понимания этого обстоятельства следует обратиться к исследованию мотивов, побуждавших Петра Ивановича Рычкова. Обращение к политической ситуации на юго-восточной границе России в первой трети XVIII века свидетельствует о том, что правительство очень четко осознавало полное отсутствие информации о коренных народах края. Многие просчеты в управлении, нередко приводившие к массовым трагическим событиям, очень часто были обусловлены полным непониманием местных нравов и правовых традиций, упорно отстаиваемых здешними народами. Именно по этой причине исследование местной истории, географии и этнографии становилось самой актуальной задачей административного умиротворения края. О научных изысканиях академического характера власти думали едва ли в не в последнюю очередь. Интересно, что в ту же эпоху подобные трудности испытывали великие европейские державы в своих индийских, азиатских и африканских колониях. Именно во второй половине XVIII века в европейских кругах литераторов, философов, ученых и художников складывается такое направление, как ориентализм, который в современных исследованиях рассматривается как теоретическая отрасль колониального управления. При этом именно на юго-востоке России проблема изучения местных народов стояла наиболее остро. В ходе восстаний второй половины XVII - начала XVIII века башкирам удалось добиться восстановления почти всех привилегий и прав, признанных в ходе добровольного вхождения в состав государства в середине XVI века. В инструкциях уфимским воеводам и комендантам первой трети XVIII века неизменно повторялось предписание «суд башкирцам чинить по прежним государевым указам». Требование российского правительства управлять краем «по старине» предполагало знание этой «старины». Уфимские и оренбургские чиновники первой половины XVIII века были вынуждены заниматься архивными изысканиями, путешествовать по краю и находить информаторов среди самих башкир. К примеру, специальным распоряжением Сената от 1734 года было указано разыскать все жалованные грамоты, которые получили башкиры от прежних государей. Отдельные местные чиновники успешно сочетали служебное усердие с увлеченным изучением местной истории, географии и т.д. Наряду с Рычковым значительный вклад в изучение края внесли главы Оренбургской экспедиции (комиссии) И. К. Кирилов и В. Н. Татищев.
Петр Иванович Рычков оставался в первую очередь чиновником, а его административная деятельность имела безусловный приоритет перед научными изысканиями. Любое крупное исследование П. И. Рычкова предшествовало решению какой-либо конкретной управленческой проблемы. Например, в 1744 году по заданию правительства он закончил отчет о деятельности Оренбургской экспедиции. Впоследствии этот документ лег в основу «Истории Оренбургской по учреждении Оренбургской губернии», которая представляла собой первый в отечественной историографии научный труд по истории и географии Башкирии.
Показательно, что первоначально П. И. Рычков не предполагал опубликовать работу. Он считал, что написал своего рода справочник или пособие для будущих администраторов, не знакомых со спецификой управления регионом. П. И. Рычков даже предлагал правительству ежегодно дополнять собранные им сведения новыми материалами: «…чтоб на каждый год собрать и впредь содержать особые краткие записи, означивая в них знатные и достопамятные приключения как по заграничной, так и по внутренней экспедициям, такие ежегодные записи не только ради любопытства служить, но и в правлении губернских дел немалую пользу принесть могут определяемым вновь в ту губернию командирам и служителям, потому что они им будут наставлением и всегдашним напоминанием, дабы в настоящих делах не впоследовало каких ошибок и упущений».
Написание «Топографии Оренбургской» непосредственно связано с работой по составлению «Генеральной карты» Оренбургской губернии и прилегающих к ней территорий Казахстана и Средней Азии. Начатая в
1752 году, она завершилась созданием в 1755 году атласа, выполненного геодезистом прапорщиком Иваном Красильниковым. «Топография Оренбургская» рассматривалась автором как пояснение к картам Красильникова по историко-географическому описанию края. Изложение фактов прошлого Рычковым подчинено главной цели исследования - рассмотреть предысторию той или иной административной проблемы. По этой причине события, предшествующие организации Оренбургской экспедиции, излагаются схематично, небрежно, по-бюрократически утилитарно. Автор описывает только те события, которые позволяли объяснять причину современных проблем.
Вместе с тем никто из многих исследователей творчества П. И. Рычкова не обратил внимания на то, что именно он первым попытался создать стереотипические образы народов, населявших юго-восток России. Эта сторона научного творчества П. И. Рычкова вполне укладывается в методику ориентализма, который детерминирует конструирование четкого представления о колониальном народе с определенным набором качеств.
В одной из своих статей, опубликованной в трудах Вольного экономического общества, П. И. Рычков представил краткую и удивляющую своей безапелляционностью оценку двух народов восточной окраины России: «Башкиры и киргизцы (казахи) издавна смежно кочевавшие, по началам их и по языку, да и по многим обстоятельствам, хотя и мнятся быть одноплеменными, но во нравах их и склонностях примечается великая и удивительная разность. В киргизцах главная страсть - лакомство, от которого бывают они поползновенны на всякие похищения и грабительства, жадны к подаркам и часто просят и вымогают их для себя с великим бесстыдством, но в башкирцах, как оне не грубы, за главную их страсть приметно честолюбие». Высшие чины администрации середины XVIII века с неизменным постоянством приписывают башкирам такие универсальные характеристики, как легкомыслие, дикость, высокомерие, непостоянство, невежество, бунтарство, жестокость и злобность. Позитивные качества местного населения выражаются в терминах «людкость» и «верность». Культивирование последних свойств связывается высшими чиновниками с увеличением интенсивности контактов башкир с русским населением. Первый исследователь края предполагал, что культурная дистанция между русскими и башкирами может быть частично преодолена в результате благотворного влияния общения башкир с жителями городов.
Однако по убеждению П. И. Рычкова, зоной взаимодействия должны стать города, а не села и деревни с живущими в них русскими крестьянами. Очевидно, что для оренбургского чиновника православный землепашец не являлся субъектом культурного влияния. Создание стереотипных образов народов не позволяет считать его ученым в современном понимании этого слова. Кроме того, принято считать, что научному сообществу XVIII-
XIX веков было свойственно следование ценностям гуманизма, доставшимся им от века просвещения. Современник Рычкова Иоганн Гердер сформулировал афоризм, согласно которому все народы являются мыслями Бога, его проявлениями. Напротив, Петр Иванович считал, что в интересах Российской империи было бы полезно полное искоренение некоторых народов. В 1774 году Рычков предлагал Петру Ивановичу Панину, руководившему подавлением восстания Пугачева: «Поступить с башкирцами так, как поступали китайцы с целым и со здешней стороны противу их не меньшим людным зюнгорским народом (джунгарами), которым они совершенно овладев, развеяли его по всей своей империи. Башкирцы же этой меры заслужили. На изобильных их землях заселить людей из других уездов».

Булат АЗНАБАЕВ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг