ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА




     №4 (197)
     апрель 2018 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Жизнь на солнечной стороне


В Год семьи тема крепких супружеских союзов звучит с особой актуальностью. Социологи, психологи, генетики, педагоги и еще сотни специалистов в самых разных областях наук давно пытаются найти эффективный алгоритм, рецепт к созданию счастливых семей, где воспитывались бы здоровые, успешные и помнящие свои родовые корни дети. Но пока секрет или, как теперь говорят, квест не пройден, не разгадан. Зато традиция рассказывать о таких незаурядных уфимцах вполне себя оправдывает. И встреча с четой Клоповых, отметивших 55-летие своего счастливого союза, а теперь еще и подошедших к 80-летию главы семейства, - одна из страниц в летописи Уфы. Сам же юбиляр - известная личность в спортивном сообществе Башкортостана и ее столицы. Знакомясь с его родословной, понимаешь, что ничего случайного в нашей жизни не бывает, настоящий мужской характер формирует прежде всего семья, а спорт лишь помогает человеку найти свою верную дорогу, предначертанную судьбой.

...Пройдя Гражданскую войну, уроженец Кандров Мунир Клопов стал сотрудником НКВД. «Что за башкир с такой странной фамилией?» - удивлялись сослуживцы. Мунир пытался объяснить, что так сельсовет трансформировал имя прадеда, которого звали Колоп. Странное имя, скажем сегодня и мы. Оно явно восходит к доисламскому периоду, когда тюрки использовали тотемные имена птиц, зверей. Разгадку дал Интернет! «Биш бейэгэ бер колоп» - гласит старинная башкирская поговорка, что переводится так: «На пять кобылиц - один жеребец». А дальше в законные права вступает другая всенародная поговорка: «Как корабль назовешь - так он поплывет». Весь мужской род Клоповых, начиная с того самого предка, усердно подтверждал то редкое имя: женщины их привечали, порой даже голову теряли…
Вот и скромница Шаргия Шарипова, молодая учительница, приехавшая в Абзелиловский район по разнарядке, в одночасье забыла о своем женихе и приняла предложение Мунира Клопова, попавшего в те места по службе в органах. Расписались в сельсовете без всякой помпезности. Но даже в то тяжелое лихолетье этот союз, скрепленный любовью с первого взгляда, оказался счастливым, а потому и дети у Клоповых росли умеющими понимать и ценить добро, ласку, заботу о ближнем. В марте 1938 года в семье родился единственный сын Марс (Марсил), не только к радости отца и матери, но и двух старших сестер Розы и Лоры. И только, казалось бы, семья обосновалась в красивейшем уголке Башкирии, как служба вновь призвала Мунира Сираевича в путь: по приказу министра МВД в составе отряда особого назначения его направили в Среднюю Азию на борьбу с басмачами. Шаргия не роптала, по-своему подбадривала мужа. Наскоро собрав скромные пожитки, семья отправилась в Таджикистан - далекую, совсем не похожую на Россию страну, где многовековой уклад жизни предполагал если не деспотию, то по крайней мере отводил женщине, семье весьма скромную роль в обществе. Не секрет, что советскую власть на Востоке в первые годы революции многие не воспринимали, а ее новым представителям на местах оказывалось всяческое сопротивление. Поэтому для службы там набирали особо надежных сотрудников из числа мусульман, способных кроме выполнения своих основных профессиональных обязанностей стать для местного населения примером. Именно таким и был Мунир Клопов - интернационалист по духу, этот дух солидарности и дружбы с людьми разных национальностей царил в его семье, к которой всегда тянулись соседи за советом и помощью. Несмотря на столь важную миссию спецотряда, о бытовых условиях для семей сотрудников вышестоящее начальство в то время не заботилось, места приписки часто менялись, по долгу службы приходилось то и дело перебираться из одного кишлака в другой. После нескольких «марш-бросков» Клоповы осели в Курбантюбе, именно оттуда в 1943-м главу семьи забрали на фронт. Шаргия, оставшись одна с малолетними детьми в чужом краю, мужественно сносила все трудности, а по ночам просила Небеса сохранить ее любимого Мунира. 
И в 1945 году, к радости счастливой жены и детей, он вернулся с орденами и медалями и с непроходящей скорбью за погибших фронтовых друзей. Он по праву считал себя счастливчиком - дожил до Победы! А вместе с ней пришло и новое назначение по службе: перевод в Ленинабад. Этот древний город, именовавшийся до 1936 года Худжандом, помнил еще походы Александра Македонского (полководец звал его Эсхатой), в Средневековье там появилась одна из первых астрономических школ - по имени ее создателя и назвали город. Он стоял на Великом шелковом пути, переходя во владения то одного, то другого народа (10 лет после Октябрьской революции был в составе Узбекской ССР, а с 1929-го стал вторым после Душанбе городом Таджикистана и был переименован в Ленинабад). Но несмотря на установление советской власти, басмачи долго не хотели сдаваться. У Марсила до сих пор перед глазами страшный эпизод: отец уехал с нарядом в дальний кишлак, а басмачи ворвались к ним в дом, поставили мать с детьми к стенке и стали стрелять, желая напугать. Подобные провокации бывшие хозяева устраивали нередко, но благодаря таким личностям, как Мунир Клопов, все же вынуждены были отступить или затаиться. А уже позже туда приехало много советских специалистов, и они шутили: мы такая же вторая столица, как Ленинград. Именно в этом городе всеобщий любимец Марсил - точная копия отца по характеру и внешности - и пошел в первый класс. Северная промзона звалась Чкаловском и стала для Марсила своего рода «Черниковкой», как для уфимцев, родившихся в окрестностях улиц Первомайской - Свободы - Машиностроителей. 
То было время массового увлечения физкультурой и спортом - нормы ГТО сдавали все поголовно. Старшие сестры Марсила выступали на концертах с популярными тогда акробатическими этюдами - увлекся этим занятием и он. Вечерами гоняли с пацанами мяч, наперегонки подтягивались на турнике, постоянно состязались в быстроте и ловкости. Правда, овдовевший к тому времени кортатай Сиражетдин, а потому приехавший к ним в Ленинабад, не одобрял игры внука с мячом. Пинать мяч - шайтана дразнить, считал сын муллы. Кстати сказать, ранние христиане игры с мячом также считали богомерзким занятием. Но Мунир и Шаргия, как истинные дети своего времени и Советской страны, воспитывали ребят атеистами и снисходительно относились к замечаниям кортатая. Сиражетдин-бабай был отличным кузнецом, сам изготовил из ножа опасное лезвие для бритья, им и порешил кожаного «бесенка». Отец потом купил Марсилу новый мяч, но посоветовал не злить больше деда, играть поодаль от дома. 
Кортатай умер скоропостижно, похоронить его пришлось на чужбине в Ленинабаде. Он так и не успел поняньчить младшую внучку Соню, она родилась, когда Марсилу исполнилось уже 15. А вскоре, в год смерти Сталина, Мунир Клопов наконец завершил службу, и семья спешно засобиралась на родину. Решили для начала ехать в Сулею Челябинской области, где жили родственники. Там Марсил заканчивал школу. А уже через год, сагитировав друзей, привез честную компанию в Уфу поступать в физкультурный техникум. Но из шестерых приняли его одного, остальные срезались на плавании - не сумели сдать норматив. Сначала жил у родной тетки, а освоившись, перебрался на частную квартиру на улице Фрунзе.
В 1957 году Марсил с отличием окончил техникум и получил направление на «Химпром». Инструктор физкультуры на крупном промышленном предприятии обязан был не только организовывать производственную гимнастику, но и отвечал за участие заводских команд по различным видам спорта в городских, республиканских, всероссийских и всесоюзных соревнованиях. Порой он даже завидовал инженерам, мастерам: отработал свою смену и свободен, а здесь приходилось практически все вечера и нередко выходные проводить в спортзале. И не то, чтобы он остыл к спорту, просто появилось еще одно увлечение, какое у холостяков непременно возникает - влюбился…
Сначала вроде бы просто положил глаз на стройную блондинку из соседнего дома с мезонином, вычислил, что она студентка пединститута, и старался как бы невзначай появляться на маршруте ее следования. Но чем чаще он видел эту милую девушку, тем больше робел, что ему в принципе было несвойственно! И вот летним субботним вечером их знакомство состоялось: на танцплощадке Лунного (так тогда уфимцы называли парк Луначарского, ныне имени Аксакова) Марсил пригласил Татьяну на танец…
 К тому времени жених уже стал студентом знаменитого физкультурного института имени Лесгафта в Ленинграде. Поступил на дневное отделение, но постоянно разрывался между Уфой и Северной столицей, частенько ему удавалось сдавать экзамены экстерном и сбегать домой к любимой Танечке. Родители Марсила, обосновавшиеся к тому времени в Уфе на улице Трактовой, выбор сына одобрили, в их семью уже влились два русских зятя. А вот Танины родственники к Марсилу отнеслись настороженно. Отец так и вовсе категорически запретил дочери с ним встречаться: «Еще не хватало, чтобы я с татарином за одним столом сидел!».
Но тот отступать не собирался. Ставку он сделал на Татьяниного деда Василия Филипповича Гусева - старовера, которого слушалась вся семья. В Уфу они приехали с Вятского края еще в 1904 году вместе с господами Созоновыми: предки Гусевых были их крепостными, но и получив свободу в 1861 году, оставались верными бывшим хозяевам и даже на новом месте продолжали им прислуживать. Не только на пустующие земли ковыльных степей Башкирии ринулись в начале ХХ века староверы, образуя целые поселения, охотно оседали они и в городах, особенно те, у кого водились деньжата. Вот и Гусевы сумели купить собственный дом, хотя Василий Филиппович всего лишь трудился кучером, а жена его Степанида кухарничала. После революции, конечно, пришлось потесниться: новая власть подселила советских служащих, зажили соседи дружно. Повзрослевший к тому времени сын Семен в жены себе соседку Наталью выбрал. 
Но с годами симпатичный особнячок заметно обветшал. Марсил давно уже с тревогой посматривал на покосившийся мезонин и даже придумал, как этот крен исправить. Раздобыл добротное бревно, договорился с другом, подготовил все необходимое для ремонта и стал выгадывать удобный момент. Дождались, когда дед Василий уйдет на базар своим медом торговать. Откуда в городе мед, спросите? Знал старовер такой хитрый способ, как его погуще из песка получать и, не стесняясь, нес чудо-варево на рынок. Голь, как говорится, на выдумки хитра. Дед не считал свою алхимию большим грехом, а семье как-никак подмога…
Вернувшись довольный с базара, Василий Филиппович остолбенел. Все задуманное Марсилом вышло наилучшим образом. Дед ахнул, увидев, как преобразился дом. Ай да татарин, ай да молодец! Будет толк от такого зятя! 
30 декабря 1959 года сыграли свадьбу. Первое время жили у родителей на Трактовой, пока Марсил завершал обустраивать квартиру на Фрунзе, 28: выкопал канализацию, провел газ, и получилось очень уютное гнездышко со всеми удобствами, как тогда мечтало большинство уфимцев. «Рукастый муж Татьяне достался», - радовались родители. Молодожены-студенты в своем счастливом союзе строили планы на будущее, но при этом позволяли себе и легкомысленные, свойственные юности поступки, о которых сейчас с удовольствием вспоминают и делятся с детьми на семейных торжествах. Вкус жизни в этом и есть! А появившаяся на свет летом 1961 года Иришка стала олицетворением их любви. «Она что, не умеет плакать, все время смеется и улыбается?!» - удивлялись друзья. «Просто она - солнышко», - звучало в ответ. Девчушка росла ласковой и смышленой, удивительным образом совмещая мальчишескую отчаянность с нежностью к любимым бабулям и нэнэечке. Соскучившись по татарским лакомствам, она убегала на Трактовую, заставляя волноваться бабу Натусю. Но все девчушке-сорванцу сходило с рук. 
…Тем временем выпускника знаменитого на всю страну института Лесгафта старались заполучить многие организации. Довелось ему потрудиться и в Министерстве просвещения, но чиновничьей должности Марсил Мунирович предпочел организацию физкультуры и спорта в республике. Нагрузка заместителя директора физкультурного техникума его вполне устраивала, занимался реальным делом. Но на одной из разминок со студентами на стадионе за ними прислали машину из обкома: «Марсил Мунирович, принято решение техникум перевести в Стерлитамак. Тебе придется поехать на два года все отладить, коллектив сформировать. А потом вернешься, мы тебе квартиру в Уфе дадим!».
И пришлось семье Клоповых отдать два года Стерлитамаку. Иришка пошла там в школу, Татьяна Семеновна преподавала химию, а Марсил Мунирович сколачивал заново коллектив физкультурного техникума в должности директора. Он выполнил взятые на себя обязательства: за два года поставил подготовку кадров для физкультуры и спорта наилучшим образом. Вернувшись в Уфу, Марсил Мунирович вновь окунулся в бурную спортивную жизнь: работал директором спортшколы «Спартак», стадиона «Динамо». Когда казалось, что спорт никому не нужен, а сотни мальчишек искали выхода своей кипучей энергии, Клопов искал и находил способы поддержать спортивные общества. А когда в 1987 году по всей стране прекратили свое существование спортивные общества, он взялся возрождать родной «Спартак». Его поддержал председатель Рескома профсоюзов Самирханов, а сам Клопов стал председателем возрожденного общества «Спартак» уже в составе профсоюзов республики. Отсюда он и ушел на пенсию, но со спортом не расстался, он и сегодня в курсе всех происходящих в этой сфере событий. Ветеран спорта Башкортостана и России Марсил Мунирович Клопов и сегодня остается для молодежи примером служения любимому делу. А верная подруга жизни Татьяна Семеновна знает и с радостью принимает в доме всех его друзей и бывших коллег. 
Клоповы никогда не отчаивались, первое свое жилье получили под снос. Расставание же с любимой округой - улицей Фрунзе, парком Аксакова, крутыми берегами Белой со спуском к лодочной станции - оказалось непростым, даже спустя годы супруги приходят гулять именно сюда, в места своей неугасающей в душе молодости… 
Дочь Ирина, вобравшая в себя стальной спортивный характер папы и утонченную дипломатичность мамы, уже тоже известный и уважаемый человек в республике. Успешно окончив мединститут, защитив кандидатскую и докторскую диссертации, она стала прекрасным доктором и организатором медицины. Как когда-то ее мама, привела она в дом жениха - инженера Шамиля, для Татьяны Семеновны и Марсила Мунировича он уже давно не зять, а надежная опора - сын. Жизнь столь быстротечна, что Клоповы порой удивляются, как еще одно их ненаглядное солнышко внучка Яна успела тоже окончить университет и пойти по маминым стопам. Ее спортивные гены тоже проявляются независимым нравом и фанатичной влюбленностью во врачебное дело. И, наверное, совсем скоро она представит семье своего избранника. Каким человеком он окажется?..
 Мустай Карим предсказывал, что их род непременно будет прирастать добрыми и надежными людьми. А имя народного поэта в этом доме значит многое. В сентябре 2005 года, когда Мустафа Сафич попал в больницу, главный врач Карамова Ирина Марсиловна имела счастье каждый день беседовать с поэтом, слушать замечательные стихи о любви, философские рассуждения о смысле бытия и о солнечной стороне жизни, к которой стоит стремиться каждому…


Алина БУЛАТОВА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info «Сообщество» в Уфе

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг