ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА




     №6 (199)
     июнь 2018 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье

Театральный сезон








РУБРИКА "ЧЕРНЫЙ ЯЩИК"

Соцгород в стиле авангарда


Когда-то по этим домам было сразу видно: здесь живет заводская элита. Входные группы с колоннами, необычная форма зданий - буквой «Г» с красиво закругленными балконами на изгибе, лестницы со сплошным остеклением…  Мало того - скверик перед старым заводоуправлением обрамляют два здания с полукруглыми фасадами, а это, между прочим, почерк немецкого архитектора Эриха Мендельсона. 

Посреди просторных, покрытых ковром зеленой травы дворов раньше возвышались скамейки со строгими бабульками: о том, чтобы сорвать цветок с ухоженной клумбы, нечего было и думать. Зеленые пространства обрамляли красиво постриженные кустарники. Среди аккуратных рядов гаражей (никакого мусора: кругом ведь соседи, знакомые) помещалась эстакада - местные жители сами могли многое починить, еще здесь хранились запасы картошки, морковки и солений. Да, сначала в солидных трехэтажках района, построенных в 1935-42 годах рядом с только что возникшим Моторным заводом, жили начальники цехов завода и другие управленцы. Естественно, за несколькими добротными домами были и бараки с удобствами на улице  - и тем не менее это памятник индустриализации, классический «соцгородок» большого завода и даже точка отсчета первого генплана Большой Уфы.
- Знаете ли вы, что сюда два раза приезжал начальник отдела московского «Гипрогора», один из лидеров конструктивизма Моисей Гинзбург, и убеждал руководителей промышленных предприятий Уфы объединить свои ресурсы и строить свой соцгородок по единому плану? - замечает профессор кафедры архитектуры УГНТУ Константин Донгузов. - Однако уфимские директора предпочли осваивать свои территории самостоятельно. Идея была позже реализована в Магнитогорске, а конструктивистский проект Большой Уфы вошел в архитектурные учебники мира.
Конечно, сегодня заводской район находится далеко не в лучшем состоянии: каждый полукруглый балкон давно оформлен нынешним квартировладельцем на свой манер, во дворах идут войны автомобилистов за личные парковочные места, тополя «кронированы» так, что лучше бы их вовсе заменили, и это еще не все. А рядом растет район современных 25-этажных «человейников»…
Проект реновации района от уфимских молодых архитекторов из УГНТУ Расуля Рангулова и Альмиры Гаймалетдиновой вошел в Топ-10 на престижном Международном конкурсе архитектурного проектирования «HYP-CUP» в Китае.
- Было очень важно получить подтверждение высокого уровня работ наших студентов, - отметили в университете, - и мы его получили: вышли в финал наряду с китайскими, американскими вузами, Дельфтским уиверситетом - из первой тройки архитектурных вузов мира. 

Постмодернистский конструктор
- Год назад я вместе с Альмирой и нашим научным руководителем, доцентом кафедры «Архитектура» Еленой Донгузовой принимал участие в большой исследовательской работе, которую она проводила с нашей группой в исторической застройке микрорайона ИНОРС, - рассказывает студент IV курса архитектурно-строительного факультета УГНТУ Расуль Рангулов. - За год до конкурса мы сделали целую серию исследовательских курсовых работ, а Альмира - под руководством Елены Ивановны и Лейсан Азнабаевой - еще и градостроительный диплом, посвященный реконструкции этого квартала. Методология всех этих работ и стала основой проекта, который мы представили на конкурс.

Итак, нам нужно было изучить это место, его архитектурный стиль и понять, как все это реанимировать. Сначала место было очень непривычным: я сам живу в центре, рядом с Гостиным двором, культурная жизнь от меня в двух шагах, а здесь атмосфера совсем иная - какая-то непривычно тихая. Мы проводили соцопросы местных жителей - они, как правило, были добродушны и вовсе не думали, что их район деградирует - и даже сняли фильм: хотели изучить дух соцгорода, где все существует ради работы большого предприятия. И в конце концов мы полюбили все эти домики, исторические фасады, даже собак. 
- Здесь дома не выше трех этажей, они сомасштабны человеку: выше 3-5 этажей дом уже не воспринимается как что-то личное, свое, - добавляет Альмира. - Такой территорией остается только квартира, - замечает Альмира Гаймалетдинова - теперь уже выпускница, молодой архитектор. - А в этой среде выходишь во двор - и он тоже твой, ты несешь за него ответственность.
- А у вас в проекте дома какой высоты? 
- Не выше восьми этажей. Мы решали еще и проблему плотности застройки: согласно градостроительным нормам, она здесь слишком низкая.
Но прежде чем говорить, что получилось, нужно объяснить, что это за стиль такой, в котором построен наш район - постконструктивизм, возникший, когда голую функциональность («фабрики-кухни» и «дома-машины для жилья») срочно понадобилось слегка очеловечить и приукрасить. Поэтому постконструктивизм стал переходным этапом на пути к витринной красивости «сталинского ампира», языком которого архитекторы тогда еще не владели. 
- Проектируя свой дом, я взял за основу квадрат и куб - сценарий, наилучшее представление о котором дает здание Военной академии имени М. Фрунзе в Москве: именно благодаря рядам мощных квадратных окон оно и передает, как и было заказано, «силу и мощь Красной армии», - объясняет мне Расуль. - Но я хотел придать зданию более легкий, жизнерадостный вид - отсюда выделенные прямоугольные линии, подчеркнутые цветом, выдвинутые балконы и углубленные угловые окна - все это дает фасаду объем, рельефность. Плюс окна разных форм, линии сплошного стекла (это называется вертикальное остекление), ряды прямоугольных арок, которыми окружен комплекс - просто, но величественно. А на крыше - совсем другие, прихотливо ломаные линии оранжереи: нельзя же только копировать элементы прошлого, хочется добавить футуризма. 
- Вообще существует три уровня проектирования: микро-, мезо- и макро-, то есть дворы, район и объекты, ради которых его жители будут по нему передвигаться, а не устремляться сразу от ближайшего продмага в свою квартиру, - рассказывает Альмира. -  Третий уровень - объекты, значимые для всего города. 
С дворами, конечно, пришлось поработать: территории очень открытые, дворы большие - и это просто пустые зеленые пространства, в которых некомфортно находиться. Мы превратили площадки в место для отдыха, в кусочки парка у дома. Во-первых, убрали машины в подземные парковки (оставив только гостевые паркинги), сделали площадки для барбекю, для выгула собак. Во-вторых, в этих кварталах недостаточная проницаемость для пешеходов: даже жители домов не везде могут пройти. Это исправили, оградили дворы от случайных прохожих: дворы - для жителей, остальные пространства - для обитателей микрорайона и гостей. Поработали над созданием пешеходной среды, создали беговые и велодорожки, запроектировали спорткомплексы.
- Тогда нужны магазины, торговые центры, кинотеатры, парк…
- Магазины появятся вместе с достаточным количеством жителей. Вообще все это предусмотрено. Мы задумали такое общественное пространство, как районная гостиная - с питьевым фонтаном, парком, площадками, множеством возможностей досуга для родителей с детьми и для всех жителей - чтобы никому не было здесь скучно, чтобы район был самодостаточным. Все это - по берегам искусственной речки (нам нужно было что-то делать с гаражами и лесом, который начинается за микрорайоном).
А что касается ТЦ - на самом деле болезнь, которую подхватили наши города с Запада вместе с перестройкой. Они выкачивают жизненную энергию из городских улиц. Вместо того чтобы проводить выходные там (стандартный воскресный отдых для многих семей, не так ли?), мы могли бы гулять, заходить в магазины и кафе. Сейчас же летом центр Уфы практически пуст. И именно из-за любви к торговым центрам житель все больше полагается на машину. И стоит в пробках. 
- В идеале - хотя неизвестно, когда мы этого достигнем - житель обновленного района больше полагается на общественный транспорт,  - говорит Расуль. - Или имеется одна машина на несколько семей. А для этого надо обеспечить транспортную доступность, и мы об этом подумали: размещаем здесь транспортный узел - путем городской электрички мы могли бы легко перемещаться по Уфе до аэропорта, станция Спортивная - центр узла, из которого легко попасть на автобусную остановку, на трамвай, который здесь ходит.
Вместе с тем молодые архитекторы хотят сохранить не только формы, но и дух места, чтобы жители остались здесь и после реновации, сохранили свой менталитет, а новые жители его разделили. Кстати, сейчас в мире снова становятся востребованы квартиры и дома с общим пространством: например, кохаузинг - новый формат жилья, появившийся в Европе и особенно популярный в Голландии - предполагает общую кухню - для молодых людей, которые не готовят завтрак, обед и ужин. 
- По сути, они взяли нашу конструктивистскую идею с домами-коммунами, где были отдельные корпуса со столовой, прачечной, детсадом - и переработали в более современный и удобный формат, - поясняют наши специалисты. - И мы тоже запроектировали часть домов такими - для молодежи. Да и вообще, идея такого пространства не только во дворе, но и в доме, более тесного общения между жильцами кажется нам перспективной. Поэтому запроектировали в домах общие гостевые комнаты, игровые, общие гостиные, где все могли бы собираться - а почему бы и нет?

Промзона как центр новых идей
- Макроуровень проектирования - то, как квартал может работать на город: предприятия, музеи, арт-кластеры - что заставило бы людей приезжать сюда из других районов? У нас здесь есть вечерний факультет Авиационного университета и музей УМПО. Также мы решили создать центральную площадь, где все могли бы собираться, музей конструктивизма и образовательно-культурный центр: сегодня за корпусом университета имеется нефункционирующий участок промзоны. А центр наподобие «Арт-Квадрата» на улице Чернышевского может быть очень привлекательным местом: единое пространство сковоркингами, офисами, кафе, event-холлами, где ежедневно происходит что-нибудь интересное - лекции, мастер-классы, кинопоказы, ярмарки, где можно познакомиться с людьми из разных сфер. Здесь можно будет заниматься обучением и самообразованием - есть много специальностей, которые не охватываются университетским самообучением – и это хорошее место для открытия нового бизнеса: цена аренды невысока.
В Москве сейчас очень популярен центр Артплэй, а в Китае такой процесс (преобразование индустриальных площадей) начался еще в 90-х. Арт-зона 789 в Пекине – часть огромного военного завода, причем другая до сих пор функционирует, а эту территорию отдали художникам, и они создали популярность места. После чего туда приходит бизнес, открываются рестораны, магазины, а художникам иногда приходится переезжать в другое место и снова делать его популярным. 
- А если вы откроете там офис «Яндекса», оно обретет популярность еще быстрее.
Сейчас молодые таланты в поисках подобных рабочих мест из Уфы уезжают. Но ведь Microsoft и Google зародились в гаражах, а не в недрах крупных корпораций. В России такие люди находят друг друга в Питере, Москве, еще Екатеринбург подтягивается. И мы должны создать условия для молодых и активных, умеющих самоорганизовываться, чтобы они могли реализовать себя. Между городами и странами идет борьба за мозги, это один из главных процессов, происходящих сегодня. Пора в него включаться! В нашем районе реально дать помещение немалому количеству творческих людей - как личную территорию создания чего-то. А вы знаете, что китайцы сейчас активно пытаются избавиться от имиджа, что они, мол, могут только все подделывать? И привлекают лучших специалистов из разных стран и отраслей, чтобы самые прогрессивные идеи рождались в Китае. Но у нас-то в творческих людях недостатка нет! Только нужно обращать на них внимание. Словом, от стрит-арт центра с функцией коворкинга - к месту зарождения разнообразных идей и бизнесов - таким мы видим потенциал этого места. 

А над бульваром лежит небоскреб
- Еще один уникальный объект, который мог бы изменить статус района - горизонтальный небоскреб. Эта конструкция была изобретена советским авангардистом Лазарем Лисицким и до сих пор вдохновляет весь западный архитектурный мир; единственная страна, где их  не строят - наша.
Дело в том, что когда посреди малоэтажной застройки ставится высотный дом - он сразу рушит весь масштаб территории, убивает гармонию и уют. А горизонтальный небоскреб решает проблему плотности застройки при сохранении умеренной этажности. Идея Шарля Ле Корбюзье, воплощенная в знаменитой вилле «Савой», - просто дом на тонких ножках-колоннах. Лисицкий сделал принципиально другое: не стал скрывать эти ножки, придал им толщину обычных зданий высотой в два-три этажа, а на них лежит остальной дом. Так параллельно историческому городу может возникнуть новый, лежащий на других отметках, но все-таки гармонирующий с ним, что и проделал французский архитектор Иона Фридман, создав параллельный Париж. 
- В Москве уникальная пластическая идея Лисицкого – дом, который должен был стоять у Никитских ворот, красиво пересекая бульвар - не реализована, а здесь горизонтальный небоскреб может стать знаковым, привлекающим внимание объектом - ну и напомнить об оригинальных идеях конструктивистов.
Таким образом Альмира и Расуль создали новый метод проектирования: на основе анализа и творческой переработки существующего стиля. И их мысли оказались созвучны идеям китайских коллег. Ведь проблема деградирующих старых районов, в то время как город расползается вширь, свойственна не только Уфе и не только России.

Футуристический Китай оглядывается назад
- Первым сюрпризом в Поднебесной для меня стало то, что я должен представить свой проект на китайском языке, - делится Расуль впечатлениями от самого конкурса. - У меня была подготовленная речь на английском и помощница. Но оказалось, что архитектурные термины, принятые по всему миру, в Китае не используются: другая школа, все называется по-другому. Но все-таки мы справились. Что-то объяснили друг другу, что-то урезали… и еще получилось так, что я открывал церемонию, и Россию представлял один. Говорил на английском, помощница переводила, и нам удалось донести мои мысли.
Проекты самих китайцев произвели на меня большое впечатление -  очень сложные, эмоционально проработанные. Но при этом сохранение исторического наследия в городах для них тоже очень важно. Были и очень радикальные предложения: например, тюрьма прямо в центре города со стеклянными стенами - то есть заключенный наблюдает обыкновенную жизнь, которая происходит вокруг (и снаружи его видят), но не имеет возможности в ней участвовать, и в этом заключается воспитательный момент. 
Китайские города (даже рядовые) на самом деле просто огромные мегаполисы, и с ходу адаптироваться к этой среде очень сложно. В Тяньцзине, где проходил конкурс, я еле нашел университет (а он тоже огромный). А всего я пожил в трех городах: Тяньцзине, Пекине и Шанхае. 
Тяньцзинь - рабочий город, попроще, чем грандиозный Пекин, более деловой, там нет туристов, и его основная проблема (как и многих других городов) - смог. В Пекине еще нормально, а вот там мне реально пришлось ходить в маске. Причину его возникновения китайцы и сами не до конца понимают: думали, что виноваты предприятия, но их уже перенесли в другие места, а смог никуда не ушел. Видимо, он держится из-за того, что во время индустриализации они вырубили вокруг городов все леса, и теперь их ничто не отгораживает от монгольских пустынь - оттуда он и идет.
А от Шанхая до Пекина - 1200 километров, но поезд доезжает за 4 часа, так что скорость у него примерно 500 километров в час. В Шанхае много европейцев и американцев (да и китайцы какие-то другие), он состоит из европейских кварталов с отдельным финансовым центром… Словом, Шанхай - Китай не настоящий.
Но общее - то, что из-за этих огромных вокзалов, небоскребов, развязок (о которых мы сейчас мечтаем) города стали очень футуристичными. Чтобы построить все это, они снесли старые кварталы - хутуны. И достаточно быстро поняли, что потеряли при этом свою историю. И теперь хотят сохранить и даже вернуть ту среду, которая была раньше. Для этого придется много не только реконструировать, но и восстанавливать. И мы должны учесть этот негативный опыт. 
- А как себя ощущают люди, живя среди таких огромных построек?
- К этому очень быстро привыкаешь, как и к толпе, к тому, что тебя окружает намного больше людей, чем на родине, и даже начинаешь чувствовать себя уютно. Когда я прилетел в Москву, мне показалось, что в аэропорту очень мало людей. 

Продаем не дом, а образ жизни
- А чем вы хотели бы заниматься дальше, что проектировать?
Расуль: Этот проект нас сориентировал. Нельзя просто спроектировать дом, квартал - необходимо продумать всю среду, всю жизнь человека в этом квартале. Такое проектирование у нас пока не в ходу, и на уфимских проблемах можно было бы его развивать. В общем, хотелось бы улучшать Уфу.
При этом у нас административные ресурсы и девелоперы отрезаны от конечного потребителя создаваемой среды. Чтобы местные жители активно участвовали в процессе, я даже придумал игру «Мама, я урбанист». Участвующие в ней жители должны активно вносить свои предложения: какую детскую площадку, парк, кафе, дорогу и т.д. они бы хотели.
Альмира: Да, главное - развитие всей территории, и очень важно понимать, для чего это делаешь. И сейчас лично я иду по данному направлению - занимаюсь развитием городских пространств, благоустройством.
В Уфе существует ряд проблем, лично меня волнует пешеходная доступность мест и общественный транспорт. У нас пешеходные трафики очень нарушены. Они есть в центре, а когда я иду в университет, с Менделеева до Бакалинской я выделила только один более-менее привлекательный участок, да и то у него есть недостатки. Это вообще глобальная проблема: очень часто мы просто передвигаемся по городу из точки А в точку В, этот промежуток времени у нас просто пропадает: пространство, по которому передвигаемся, нам ничего не дает. А должно быть так - чтобы можно было остановиться, посидеть в приятной обстановке, зайти попить кофе…
Пока Расуль был в Китае, я побывала на семинаре Московской архитектурной школы, где мы в группе занимались средой малых городов, например, Белебея, разрабатывали парк для маленького городка вблизи Волгограда - Фролово. А сейчас работаю в уфимском «Концептуальном бюро 11» и уже успела потрудиться над парком в Кушнаренково.

Екатерина Климович








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг