ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Резонанс ялтинской встречи
Врио главы Башкортостана Радий Хабиров принял участие в расширенном заседании...

Миллиарды из Москвы
Федеральное дорожное агентство выделит республике 2,5 млрд рублей на строитель...

Бюджет – наше все
Публичные слушания по проекту бюджета Уфы на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021...

Сказано - сделано
Как и обещал Радий Хабиров, в Уфу начала поступать снегоуборочная техника. Перв...

Педиатр рядом с домом
В конце марта первых пациентов примет филиал детской поликлиника №2, что по ули...

«Скорая» успеет
Служба неотложной помощи получит в этом году 25 автомобилей за счет федеральных...

Мустай пришел в театр
Национальный литературный музей организовал цикл «Вековые параллели», посвящ...

Кисельные берега
В Екатеринбурге на Международном театральном фестивале современной драматург...

«Идель» собирает друзей



     №12 (205)
     Декабрь 2018 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ИННОВАЦИИ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье

Театральный сезон

Наши герои

Колонка редактора

На контроле у мэра

Золотой курай

Музеи уфы

Дневники приемной мамы

Тайны овального портрета








РУБРИКА "Тайны овального портрета"

Тайны овального портрета


В самом начале 1968 года в квартире уфимского инженера М.Е. Блохиной появились неожиданные гости. Они стали расспрашивать хозяйку о бабушке, интересоваться какими-то фактами её биографии, просили показать фотографии. Мария Евгеньевна вытащила из шкафа овальный портрет бабушки и дедушки. Молодых и красивых. Вскоре в газете «Советская Башкирия» вышла статья Николая Барсова и Вакиля Хазиева «Вы её не знаете…» Эх, знали бы авторы, что у Марии Евгеньевны оставалось в том шкафу кроме портрета и что так и не решилась показать гостям, они пришли бы к ней ещё не раз и не два.

Братья и сёстры
Когда в октябре этого года Управление по государственной охране культурного наследия объявило, что дом А.К. Блохина стал памятником истории и архитектуры, большинство информационных сообщений об этом событии комментировалось фотографиями книжного магазина и дома Н.К. Блохина. Да и в прилагаемых к фото комментариях речь шла исключительно о книготорговой фирме. И почти никого не смутили разные инициалы… 
Да, Алексей Кондратьевич и Николай Кондратьевич были родными братьями. Да, дома их стоят рядом - стенка к стенке. На доме №3 висит синяя доска, оповещающая всех, что здесь располагалась… книготорговая фирма Блохиных. Но это разные здания и с разными адресами, достаточно взглянуть на протяжённый фасад по улице Октябрьской революции, чтобы убедиться, что окна домов двух братьев находятся на разном уровне, и, стало быть, связывает их только общая стена, общий двор и… родственные узы владельцев. Не изменила положения и надстройка в 30-х годах третьих этажей, разве что количество красивых архитектурных деталей заметно уменьшилось. 
Действительно, когда говорят о давно ставшей легендарной уфимской фамилии Блохин, прежде всего, вспоминают Николая Кондратьевича, владельца книжной фирмы с вековой историей. Он, можно сказать, стал притчей во языцех (без иронического подтекста). Ведь после него, кроме книжного магазина, в Уфе оставались библиотека, больница, училище. Здание училища, в котором в советское время работал библиотечный техникум, снесли в 90-х, библиотека и больница переехали. Но остались книги со штампом библиотеки Н.К. Блохина, книги, изданные типографией Н.К. Блохина, и многочисленные почтовые открытки с надписью «Изд. Н.К. Блохина в Уфъ».
Но и брат его, Алексей Кондратьевич, был в городе человеком очень известным. Для начала приведу выдержку из списка лиц, «имеющих на основании Высочайше утвержденного 11 июня 1892 года городового положения право участия в выборах городских гласных по городу Уфе и кандидатов к ним на четырёхлетие 1901 - 1904 гг.» (приложение к №229 «Уфимских губернских ведомостей» за 1900 г.): 
Блохин Н.К., лич. поч. гр-н, Центральная, Фроловская, ВТП, 16 850.
Блохин А.К., лич. поч. гр-н, Казанская, Фроловская, 13 600. 
Указаны адреса, по которым у братьев имелась собственность и её цена в рублях - для участия в выборах необходимо было выдержать требования, как сейчас бы сказали, имущественного ценза. Из этой выдержки можно сделать вывод, что собственности в распоряжении Алексея Кондратьевича было не намного меньше, чем у старшего брата. Если же заглянем в книгу воспоминаний художника Михаила Нестерова, то, возможно, с удивлением узнаем, что в 60-е годы позапрошлого века гораздо известнее в нашем городе был их старший брат Александр Блохин: «А вот сломя голову летит посреди улицы, обгоняя всех, осыпая снежной пылью, на своих бешеных иноходцах, «наш Лентовский» - Александр Кондратьевич Блохин. Он всю Масленицу путался с актёрами. Все эти Горевы и Моревы - закадычные ему друзья; пьют, едят, а Александр Кондратьевич платит. Самодур, а душа добрая, отходчивая. Богатырь-купец жжёт себя обоих концов». 
Может, и не слишком долгую жизнь прожил Александр Блохин (чуть меньше 56 лет), хоть и не смог он сохранить свою долю доставшегося от родителей наследства, но зато именно он в своём саду выстроил одно из первых в Уфе настоящих театральных зданий - Летний театр. Так что театр и «все эти Горевы и Моревы» («Комик Морев и трагик Горев» - у М. Нестерова есть рисунок с таким названием) были не случайными эпизодами, а, можно сказать, делом жизни Александра. 
Первое серьёзное исследование о семье Блохиных и их фирме ещё лет двадцать пять назад провели Георгий Фёдорович и Зинаида Ивановна Гудковы. С тех пор стали известны новые материалы и документы, значительно пополнившие сведения о Блохиных. Но сначала коротко то, о чём писали Гудковы (с некоторыми интересными дополнениями).
В семье Кондратия Игнатьевича и Марии Степановны кроме вышеупомянутых Александра (25.03.1838 - 04.01.1894), Николая (25.08.1842 - 1919?) и Алексея (22.01.1856 - 11.10.1916) воспитывались Игнатий (29.01.1839 - 06.01.1872) и три дочери - Елена (27.04.1837 - ?), Алевтина (20.08.1850 - ?) и Надежда (23.07.1854 - ?). Сведения о датах рождения взяты из «Формулярного списка о службе Уфимского градского главы, уфимского 2-й гильдии купца Кандратья Блохина», составленного 3 января 1857 г., а даты смерти обнаружил и опубликовал в своей книге «Уфимский некрополь» доктор исторических наук М.И. Роднов. 
Гудковы предполагали, что Блохины прибыли к нам из Ярославской губернии. Серьёзным подтверждением этому может служить тот факт, что в 1872 г., при разделе доставшегося от родителей наследства сделана такая запись: «…родителям нашим принадлежит земля при деревне Костовец Ярославской губернии Рыбинского уезда и другой участок при той же деревне». С очень большой долей вероятности можно утверждать, что Костовец и есть родина предков наших Блохиных.
В 1815 г. в Уфе появилась книготорговая фирма, основанная, вероятнее всего, Никитой Блохиным - прадедом Александра, Николая и Алексея. Продолжателями дела были его сын Игнатий и внук Кондратий (1814 - 1868). Вот только вряд ли книжная торговля составляла заметную долю в обороте - основную прибыль приносила торговля хлебным вином и вином ренсковым (т.е. водкой и виноградным вином). Так, в Голубиной слободке, на территории нынешнего Сада имени С.Т. Аксакова (именно здесь стоял дом, в котором родился Сергей Тимофеевич), в 1865 году у Кондратия Игнатьевича и его жены Марии Степановны имелся винокуренный (спиртоперегонный) завод, питейный дом и ресторанчик. Именно Блохины стали основателями общественного сада, который, когда они им владели, назывался Блохинским, потом стал Видинеевским, а после революции получил имя А.В. Луначарского. 
На Большой Казанской улице (Октябрьской революции) Кондратий Блохин держал галантерейный магазин и два ренсковых погреба - «розничная продажа хлебных, виноградных [их в то время обычно называли рейнскими - отсюда и название - ренсковый. - А.Ч.], иностранных вин и разных водок». Кроме того, в 1863-м неподалёку от города Кондратий Игнатьевич открыл пивоваренный завод (в советское время - территория завода РТИ). А вот Марья Степановна Блохина держала в Уфе ни много ни мало 16 питейных домов!

Загадки
Продолжателем книготоргового дела (а заодно и виноторгового: если вы попадёте в подвал бывшего магазина Блохина - нынешнего магазина «Знание», вы сразу поймёте, что когда-то там был огромный винный погреб) стал Н.К. Блохин - владелец книгоиздательства («печатни Блохина», открытой в 1874 г.), типографии и газеты «Уфимский листок объявлений и извещений». К сожалению, у Николая Кондратьевича и его жены Софии Николаевны (1852 - 1913) детей не было, нет никаких сведений о детях Александра, сын Игнатия Николай умер рано, а его внук Дмитрий погиб в 1919-м, так что все «живые» свидетельства о Блохиных исходят от потомков Алексея Кондратьевича. Так, в письме супругам Гудковым в октябре 1989 года внучка его Антонина Павловна Исаева (дочь Алевтины Алексеевны Блохиной) впервые поведала об обстоятельствах смерти Николая Кондратьевича: «В первые годы революции его, 75-летнего больного старика, выгнали из дома на улицу, но спохватились и посадили в тюрьму, где он скончался от воспаления лёгких. Несмотря на то, что все свои ценности он добровольно сдал правительству». Поэтому Гудковыми был сделан предварительный вывод, что Николая Кондратьевича не стало в 1918-м (да, собственно, и предположительный год рождения - 1843-й - был установлен исходя из этого).
Но вот перед нами нотариальное свидетельство от 3 октября 1918 г. (тогда в городе были белые): «…явились к Николаю Ивановичу Чернову, исправляющему должность уфимского нотариуса… в контору его второй части по Пушкинской улице в доме наследников Н.И. Мамина, лично ему известные и имеющие законную правоспособность к совершению актов крестьянин Александр Игнатьевич Ворошило и гражданин Николай Кондратьевич Блохин, проживающие в городе Уфе: первый - по Большой Московской улице в доме № четырнадцатый, а второй - по Центральной улице, в доме № двадцать второй». Словом, по акту тому Н.К. Блохин одолжил Ворошило на три года семь тысяч рублей. Под 8%, между прочим (на акте есть ещё и приписка рукой должника от 22 октября). Что же из этого следует? Во-первых, 76-летний Николай Кондратьевич поздней осенью 1918 года был жив и здоров (да ещё и дела успешно вёл). Во-вторых, если Блохина из своего дома и выгоняли, то не на улицу, а оставили ему хотя бы комнату в бывшем его доме. Если исключить, правда, что с уходом красных из Уфы в начале июля 1918 года он возвратился в свой дом - вернувшиеся в конце декабря большевики как раз за это могли бы крепко на него обидеться. Тем не менее, когда с марта по июнь 1919-го в городе вновь были белые, сообщений о смерти Н.К. Блохина в газетах не появлялось, а ведь человек он был очень известный. Вот и в метрических книгах уфимских церквей за 1918 - 1919 гг. (их по-прежнему продолжали вести, несмотря на все общественные передряги) нет записи о его смерти. Так что печальное событие о кончине Николая Кондратьевича мы можем смело отодвинуть на июнь 1919-го, когда в бестолковой атмосфере всеобщего бегства мог пропасть без вести и погибнуть кто угодно. 
«Но как же тогда свидетельство Исаевой? - спросит кто-то. - Всё-таки воспаление лёгких - это факт, явно имевший место». То, что запомнила 10-летняя Антонина, заслуживает, несомненно, уважения - цепкость детской памяти отрицать сложно. Но вряд ли столь юная особа знала тогда, что такое «воспаление лёгких». Зато лет через 5-10 об этом могли рассказать ей родители, да и то с чьих-то слов - сами Исаевы в Москве ведь жили. Есть и ещё одно её свидетельство, которое Антонина Павловна явно передала со слов своих родителей или бабушек: «У Николая Кондратьевича была жена Софья Николаевна, она рано умерла». Но вот запись в метрической книге Спасской церкви: «Месяц и день смерти - 1913, дек. 30; дата погребения 1 января; Почётного гражданина Николая Кондратьевича Блохина жена София Николаевна, лета умершей - 61». Не старая, конечно, но и сказать, что рано умерла, вряд ли можно, разве что совсем маленькой девочке…
А вот что А.П. Исаева рассказала Гудковым о своём деде Алексее Кондратьевиче: «По образованию был юрист, окончил Казанский университет, торговыми делами никогда не занимался. Всем своим детям дал высшее образование, умер он раньше своего брата Николая».
Правда, в составленном в сентябре 1913 г. Формулярном списке (в советские годы его назвали бы личным делом, нынче - резюме) об университете ни слова: «Воспитание получил домашнее, имеет свидетельство от 5-й Петербургской гимназии на право поступления в военную службу вольноопределяющимся 3-го разряда. В военную службу принят согласно поданного на Высочайшее имя прошения, зачислен приказом по 37-й пехотной дивизии за №343 в 145-й пехотный Новочеркасский его императорского высочества наследника цесаревича полк, рядовым из вольноопределяющихся на правах 3-го разряда на собственное содержание третьего декабря 1876 года [т.е. в 20-летнем возрасте - как раз время окончания гимназии. - А.Ч.]». А дальше - вновь Петербург: «Получил денежное вознаграждение в размере 1 руб. 42 к. за караул при дворце её императорского высочества Государыни наследницы цесаревны Марии Фёдоровны 1877 года сентября 25». 
Хотя косвенно Казань в этом Формулярном списке всё же присутствует: «Женат на дворянке, дочери действительного статского советника Антонине Аркадьевне Шамраевской». Действительный статский советник - достаточно высокого ранга чиновник (соответствует генерал-майору в армии) - Аркадий Фёдорович Шамраевский в 1885 - 1888 гг. служил чиновником Казанской судебной палаты. 
И вновь цитаты из Формулярного списка: «Произведён в унтер-офицеры 24 декабря 1878 года… Уволен в запас армии 31 декабря 1878 года…»
После отставки и могло появиться время для учёбы в Казани, ведь Алексею Кондратьевичу чуть меньше 23 лет. Но «1881 года февраля 20 дня по выбору Уфимской городской думы» он вступает «в должность товарища директора Уфимского городского общественного банка». 
Для непосвящённых - товарищ директора - по старой терминологии его заместитель. 
А 27 июля 1887 года (в 31 год!) Алексей Кондратьевич избирается директором Уфимского городского общественного банка, каковым и остаётся до своей преждевременной кончины в октябре 1916-го. Вот что пишет об этом банке кандидат исторических наук О.А. Полянина: «Крупнейший в губернии Уфимский городской общественный банк был основан по инициативе городского головы Д.С. Волкова в 1876 году. К началу ХХ века банк вошёл в полосу устойчивого роста. Символом успеха стало новое каменное здание, построенное рядом с городской управой в 1898 году. Четыре года спустя Уфимский банк торжественно отметил своё 25-летие. В честь этого события правление учредило две специальные стипендии, а в Государственный банк было направлено ходатайство об увеличении доступного уфимцам кредита с 50 до 100 тысяч рублей… На протяжении 1897 - 1916 гг., в течение которых бессменным директором банка являлся А.К. Блохин, а его товарищем А.В. Глазырин, дума не вынесла им ни одного порицания… Чистая прибыль банка, не менее трети которой отчислялось на нужды городского хозяйства, за эти годы выросла с 28 до 113 тысяч рублей».
Продолжу об А.К. Блохине: «1894 года февраля 17-го дня по Высочайшему повелению награждён званием Личного почётного гражданина… 1902 года декабря шестого дня по Высочайшему повелению награждён званием Потомственного почётного гражданина». Стоит привести и запись в Метрической книге уфимской Троицкой церкви от 11 ноября 1894 г. о венчании Василия Епифановича Поносова с Еленой Александровной Словохотовой, на которой поручителями (т.е. свидетелями) со стороны жениха выступили Алексей Кондратьевич Блохин и адвокат Леонид Васильевич Радзюнский*.

(Окончание в №1 2019 г.)

* Об этой занимательнейшей истории из старой уфимской жизни читайте материал Р. Красновой и А. Чечухи «Сто лет спустя» в №№ 9 и 10 журнала «Уфа» за 2009 г., а также на сайте нашего журнала.

Анатолий ЧеЧуха








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг