ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Спасение шиханов
Указом врио главы Башкортостана Радия Хабирова поручено создать на территории...

Диалог с наукой
«Час науки»  провел врио главы региона Радий Хабиров с представителями науч...

Фрезеровщик. И не только
В республиканском конкурсе «Лучший по профессии» приняли участие более 800 спец...

Стипендии от мэра
Глава администрации Уфы Ульфат 
Мустафин вручил детям-сиротам стипенд...

Город для детей
В Москве в Совете Федерации РФ подведены итоги IХ Всероссийского конкурса «Гор...

Нескучные каникулы
В рамках проекта «Башкортостан Новогодний, удивительный» с 31 декабря по 3 январ...

Наша Кармен
Выпускница Уфимского училища искусств Айгуль Ахметшина дебютировала в опере «...

«Бузыкашки» в камне
В Центре современного искусства «Облака» открылась выставка карикатур Камиля ...

Кино с именем
Киностудии «Башкортостан» присвоено имя Амира Абдразакова - актера, сценарист...

Для всех и каждого



     №1 (206)
     Январь 2019 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Тайны овального портрета


(Окончание)Николай и Алексей
В 1912 г. в петербургском журнале был напечатан портрет А.К. Блохина с таким комментарием: «Популярный в Уфе общественный деятель, отпраздновавший 25-летний юбилей службы в должности директора Городского общественного банка. Юбиляр избран Почётным гражданином г. Уфы».
Портрет этот приводит в смущение, ведь на нём Алексей очень похож на своего старшего брата Николая. В связи с этим даже возникает вопрос: кто же тогда был запечатлён на перроне Уфимского вокзала среди встречающих императора Николая II 29 июня 1904 года, Николай Блохин или всё же Алексей? Попробуем разобраться, а потому перейдём к более тщательному рассмотрению жизненного пути главного действующего лица нашего повествования - А.К. Блохина и его семьи.
В 1915 г., когда готовились к празднованию 100-летия фирмы Блохиных, Николай Кондратьевич заказал в Санкт-Петербурге памятные медали из нейзильбера, а несколько штук - для родственников и особо важных персон - из серебра. Одну из них он подарил брату. «27 января в ресторане «Прага» кружок московских книгопродавцев с И.Д. Сытиным во главе, - цитирую сообщение иллюстрированного журнала «Искры» 1916 года, - чествовал Николая Кондратьевича Блохина по случаю исполнившегося в декабре прошлого года 100-летия книжной фирмы в Уфе… Н.К. в память столетия учредил в Уфе больницу на 24 койки. Фирма Блохиных преобразована в торговый дом, в которой долголетние сотрудники фирмы приняты в качестве пайщиков». 
Кстати, эти самые «долголетние сотрудники» преподнесли главе фирмы великолепно оформленный поздравительный адрес. К этому же юбилею на Центральной улице Блохин выстроил новое здание книжного магазина. А через девять месяцев, 27 октября 1916 года, последовало такое сообщение в газете «Уфимская жизнь»: «5 октября сего года Алексей Кондратьевич Блохин, полный ещё сил, находясь на службе, заболел и заболел казавшейся на первый взгляд ничтожной болезнью. Но это заболевание оказалось для него роковым, и в 4 часа пополудни 11 октября Алексей Кондратьевич скончался». 13-го, после панихиды в Спасской церкви, тело перенесли в «женский монастырь, где и было совершено погребение». Приводя эти сведения, М.И. Роднов напомнил о том, что в бывшем Благовещенском женском монастыре на улице Усольской (ныне Сочинская) ещё в начале ХХ века существовало небольшое кладбище и, в частности, фамильный участок Блохиных. Там же, в частности, за 45 лет до этого, в декабре 1871 года, была похоронена мать Николая и Алексея - Мария Степановна Блохина. На тот момент Алексею Кондратьевичу не исполнилось и шестнадцати, и старший брат Николай стал его опекуном (отец их, Кондратий Игнатьевич, напомню, умер за три года до этого, могила его также была в этом монастыре)…
До недавнего времени были известны лишь достоверные портреты Николая Кондратьевича Блохина - из брошюры 1910-х о меценатах, а также из номера журнала «Искры» за 1916 год, в котором сообщалось о праздновании 100-летнего юбилея книготорговой фирмы Блохиных. В 2016-м в связи с подготовкой к открытию на книжном магазине «Знание» посвящённой Н.К. Блохину мемориальной доски неожиданно выяснилось, что в Уфе проживают сразу две родственницы Алексея Кондратьевича - Наталья Борисовна Сахапова (правнучка) и Марианна Владимировна Уткина (праправнучка), для краткости буду называть их правнучками. И что у них хранятся очень интересные документы и фотографии конца XIX - начала XX века.
Не только правнучкам, но и всем нам повезло, что сын Алексея Кондратьевича Евгений увлёкся фотографией. Благодаря ему (а также его дочери Марии Евгеньевне, внучке - Елене Тимофеевне и правнучке Марианне Владимировне) сохранилось очень много фотографий. Даже после одного-двух их просмотров можно увидеть, что и братья-то Алексей и Николай Кондратьевичи не такие похожие, как кажется поначалу. И что постоянное ношение очков Алексеем оставляло на его лице определённые следы. Так что можно уверенно говорить, что царя на перроне уфимского вокзала в июне 1904 года приветствовал директор Уфимского городского банка Алексей Блохин.
Здесь, пожалуй, необходима ещё одна выдержка из Формулярного списка А.К. Блохина: «Имеет детей: родившихся Бориса 26 августа 1885 года; Евгения 3-го января 1888 г., Алексея, родившегося 17 января 1893 года, и дочерей, родившихся Алевтину 10 августа 1884 г., Антонину 7 апреля 1889 года и Ольгу 4 июля 1890 г. Жена и дети вероисповедания православного и находятся при нём». 
Алевтина Алексеевна вышла замуж за Павла Исаева, об их дочери (Антонине Павловне) мы уже упоминали. Кстати, она утверждала, что именно её отец проектировал и строил блохинские дома на Центральной и Казанской улицах. Возможно, он же занимался проектом здания книжного магазина, возведённого прямо над старинными винными подвалами. 
Прошу обратить внимание, что в роду Блохиных имена часто повторяются, что добавляет немало трудностей и требует повышенного внимания при распутывании семейных историй и воспоминаний. А я для большего понимания как можно чаще буду упоминать человека по имени вместе с отчеством.
К этой теме мы ещё вернёмся, а пока окунёмся в далеко не радостную атмосферу конца 30-х годов прошлого века. 22 сентября 1937 г. некий Королёв тискает в газете «Красная Башкирия» заметку «Семья Блохин - Блок» о «вредителях»: «В 1934 году была организована мастерская весоизмерительных приборов, именуемая Башгоскоопремонт. Организатором этой мастерской был Блохин, бывший владелец книжного магазина, где сейчас находится магазин Башгиза. Этот «организатор» Башгоскоопремонта создал целый семейный букет. Сам Блохин женат на дочери вице-губернатора Блок, в мастерской работает сын вице-губернатора Блок Лев, его жена работает в мастерской бухгалтером. В эту же семейку входит полковник белой армии Топорнин Алексей; в качестве весового мастера работает Фарбер М.М., у которого родственники в Польше и Палестине; работают ещё двое высланных. Не приходится удивляться, что критика и самокритика в коллективе совершенно зажаты. Соревнования в мастерской нет…». 
Сразу видно, что Королёв даже и не ставил перед собой задачи в чём-то разобраться, а просто сочинял поклёп, ведь Алексей был племянником владельца магазина - Николая Кондратьевича Блохина, а на дочери вице-губернатора был женат его брат - Евгений. Только для чего всё это, если надо было лишь обличить! Другие комментарии к доносу будут даны ниже, а пока скажу только, что выводы из него были сделаны быстро: «Блохин Алексей Алексеевич, 1893 г.р., место рожд. г. Уфа, русский, б/п, образ. начальное, механич. мастерская мер и весов, механик, арестован 24.11.37 г., осуждён по ст. 58-10, 58-11 к ВМН, расстрелян 14.12.37 г., реабилит. 13.12.57 г.». 
А вообще в «Книге памяти Башкортостана» среди десяти репрессированных Блохиных мы увидим записи ещё о двух членах семьи Алексея Кондратьевича Блохина - второго сына и его внука: 
- Блохин Евгений Алексеевич, 1888 г.р., место рожд. г. Уфа, русский, б/п, образ. незак. высшее, Башзаводстрой, зам. зав. отделом, арестован 24.01.31 г., сослан по ст. 58-7, 58-10, 58-14 на 5 лет, реабилит. 02.06.59 г.;
- Блохин Алексей Евгеньевич, 1917 г.р., место рожд. г. Уфа, русский, б/п, образ. высшее, ГСПИ №56, техник, арестован 03.11.41 г., реабилит. 26.05.42 г.

Остался только портрет
Евгения Алексеевича Блохина отправили в Сталинск - так с мая 1932 года по 5 ноября 1961 года назывался Новокузнецк, вместе с ним уехали жена Ольга Ивановна и дети. Поэтому все семейные фотографии и оставшиеся после смерти отца и Николая Кондратьевича документы сохранились и не были изъяты органами ГПУ-НКВД, пережив страшный 1937-й. А ещё Ольга Ивановна (дочь бывшего вице-губернатора Блока - помните донос в «Красной Башкирии»?) взяла с собой в ссылку племянницу-сироту - Марианну Вадимовну Тушнову, благодаря которой остались крайне любопытные воспоминания, двадцать лет назад они были опубликованы в Санкт-Петербурге в «Известиях Русского генеалогического общества». Но вернёмся вновь в начало прошлого века.
В 1902 г. на должность вице-губернатора в Уфе был назначен Иван Львович Блок. Люди, хорошо знакомые с историей литературы «Серебряного века», сразу вспомнят отца великого русского поэта - Александра Львовича Блока. Всё верно - Иван и Александр Львовичи - родные братья. После года службы в Уфе И.Л. Блока перевели в Бессарабию, затем в Гродно, а в бурном 1905-м он стал начальником Самарской губернии. Губернатором, проще говоря. Человек устойчивых взглядов, он нетерпимо относился к любым революционерам. За что вскоре и поплатился: 21 июля 1906 г. в его экипаж метнули бомбу. Этот эпизод описан в трилогии А.Н. Толстого «Хождение по мукам»: «В девятьсот шестом году, на углу Москательной, у меня на глазах разорвало бомбой губернатора Блока... Посмотрела бы ты, что от него осталось, - туловище и кусок бороды…».
Всё так и было - тело собирали буквально по кускам. В Самаре на месте гибели Ивана Львовича построили часовню, останки же его перевезли в Уфу и похоронили, по утверждению Марианны Вадимовны, в семейном склепе Тушновых на Сергиевском кладбище. Вот только воспоминания, оказывается, не всегда надёжная вещь. Примерно в 1909 году был составлен список погребённых на кладбище Благовещенского женского монастыря, в котором рядом с именами К.И. Блохина, В.И. Видинеева с удивлением видим: «Самарский губернатор Иоанн Львович Блок». А на Сергиевском кладбище, скорее всего, был похоронен его сын-гимназист - Иван Иванович Блок - оттого и возникла путаница. 
После гибели мужа Марье Митрофановне с Людмилой, Ольгой и 9-летним Лёвой пришлось вернуться в Уфу и поселиться на Большой Успенской у дочери - Ариадны Ляховой (в 1908 г. у Ляховых на Успенской - Коммунистической ниже Спасской - Новомостовой улицы было целых три земельных участка с несколькими домами). Уфимские краеведы Н.Н. Барсов и В.Г. Хазиев, правда, в 1968 году указывали на другой адрес: «И вот годы спустя семья Блоков находит тихое пристанище на Телеграфной улице (ныне Цюрупы), 7 [т.е. во втором или третьем доме от угла с Ильинской - Валиди, ближе к нынешней Академии искусств. - А.Ч.]». Привезли они с собой его большой фотопортрет и нарисованную Иваном Львовичем картину, ту самую, что по утверждению Людмилы Блок сорвалась со стены в минуту его убийства.
А вообще в семье Ивана Львовича и Марии Митрофановны было четыре дочери и два сына. И так получилось, что кроме погибшего вскоре после убийства отца гимназиста Ивана, все они стали уфимцами: Антонина вышла замуж за Тихона Ефремова, Ариадна - за Николая Ляхова, Ольга стала женой Евгения Алексеевича Блохина, а Людмила - Вадима Тушнова. Того, кстати, самого Тушнова, отец которого Владимир Хрисанфович выстроил на Малой Ильинской улице дом, до сего времени стоящий при въезде в город по проспекту Салавата. В Уфе жил и сын убитого губернатора - Лев Иванович Блок с семьёй.
Порой жизнь человеческая, как и поступки самого человека настолько непредсказуемы, что просто диву даёшься. Полвека назад в газете «Советская Башкирия» появилась статья о помогавшей уфимским революционерам М.М. Блок: жена чиновника очень высокого ранга, убитого революционерами, Мария Митрофановна Блок, сама вдруг стала помогать последним. «У М.М. начинают хранить литературу, затем оружие, наконец, у неё организуют маленькую мастерскую для изготовления бомб», - писал Виктор Дмитриевич Галанов 23 марта 1923 года в газете «Власть труда». Чем она руководствовалась, нам уже не понять. «Мать четырёх красивейших барышень (выражение В.Д. Галанова) Мария Митрофановна и после революции продолжала жить в Уфе. Времена были тяжёлые. Но гордая участница большевистского подполья ни к кому не обращалась за помощью. Впрочем, большинство новых руководителей о ней никогда не слышало. Так она и скончалась в 1921 году от воспаления лёгких, почти забытой», - это уже Н. Барсов и В. Хазиев. 
После революции судьба и люди продолжали сильно трепать семью Ивана Львовича: погиб муж Антонины Тихон Ефремов, в 23-м от туберкулёза умерла Людмила Тушнова, за год до этого не стало и её мужа. Ляховых в 1930-х сослали в Киргизию, Евгения и Ольгу Блохиных - в Сибирь. 
Дети Тушновых остались на попечении дяди - Льва Блока. Правнучки А.К. Блохина настаивают на том, что после выселения из фамильных «гнёзд» все - и Блохины, и Блоки, и Ляховы - оказались в одном доме, который они все называли домом у оврага. Этот небольшой деревянный дом в Митрофаньевском переулке у Ильинской церкви стал родным для многих выходцев из этих семей. Оврагом считалась ныне застроенная низина - русло небольшой безымянной речки, протекавшей здесь, т.е. за бывшим медресе «Усмания» (в советские годы школа № 14 на Тукаевской улице), ещё в начале позапрошлого века.

Наследники
Мы сидим в квартире Марианны Владимировны и рассматриваем старые фотографии и документы. Две славные уфимские фамилии - Блохины и Блок. Сейчас свои родовые фамилии правнучки называют с гордостью, но восемь десятилетий назад всё было с точностью до наоборот. Наталья Борисовна рассказывает, что в протоколах допроса её деда Алексея Алексеевича фамилия Блохин звучала, скорее, как для всех очевидная вина и даже преступление: «владелец книжного магазина миллионер Николай Блохин», «директор городского банка, владелец большого двухэтажного дома Алексей Блохин», «бывший купец и белогвардеец колчаковской армии Блохин Алексей Алексеевич». Там же в протоколе указаны некоторые фамилии знакомых Алексея Алексеевича. Все они названы просто и понятно - «быв. белогвардейцы», причём у некоторых не приведено не только отчество, но даже и имя. Но это объяснимо - надо было вписать кого угодно, иначе бы не получилось «офицерской повстанческой организации». В списке обречённых - дети хорошо известных до 1917 года уфимцев: Дмитрия Стахеева расстреляли 25 октября, его брата Павла и Алексея Блохина - 14 декабря, Василия Поносова и Алексея Топорнина - 17 декабря 1937-го… 
После расстрела мужа вдова его Мария Дмитриевна осталась без работы. Через двадцать лет, 4 января 1958 года, она получит справку, что «дело производством прекращено за недостаточностью доказательств». Обратите внимание, что даже в реабилитационном документе звучит угроза: вроде как доказательства всё же были, но их не хватило…
У старшего брата Алексея вины, с точки зрения предвзятых обвинителей, могло быть ещё больше: Е.А. Блохин не только племянник миллионера, но ещё и в жёнах у него дочь «царского сатрапа» вице-губернатора (и даже губернатора!) И.Л. Блока. Тем не менее после возвращения из сибирской ссылки Евгения Алексеевича не трогали, он умер своей смертью в 1950-м. А жена его - дочь вице-губернатора - Ольга Ивановна, только перед самой своей смертью в 1959-м добилась его реабилитации. 
Досталось и их сыну, учителю физики табынской школы: нашёлся некий «бдительный» тип, доложивший «куда надо», что 22 июня 1941 года Алексей Блохин якобы возводил хулу на советскую власть. Полгода Блохин провёл в тюрьме. Но обошлось. 
…Сначала «церковное» название переулка заменили на более политкорректное - Красноармейский, потом снесли церковь, а в конце 60-х пришла очередь и дома - на его месте выросла девятиэтажка. И только овраг ещё лет десять напоминал бывшим жильцам переулка о прошлых годах. Потом застроили и его…
После возвращения из Сталинска семья Евгения Алексеевича и Ольги Ивановны тоже оказалась в Красноармейском переулке. Когда суровые порядки понемногу стали ослабевать, старшие потихоньку стали вытаскивать из дальних углов фотографии и показывать их детям и внукам, называя тех, кто на них заснят. Пройдя тяжёлые испытания конца 30-х, чужим их старались не демонстрировать. Не показала Мария Евгеньевна большинства фотографий и Николаю Николаевичу Барсову и Вакилю Галимзяновичу Хазиеву. 17 февраля далёкого уже 1968-го в газете впервые появился портрет Марии Митрофановны Блок. Правда, мужа её - И.Л. Блока - благоразумные редакторы печатать не стали, а попросту «отрезали» от жены. Сегодня мы восстанавливаем историческую справедливость и показываем этот овальный портрет полностью.
Я смотрю на легендарный рисунок, выполненный И.Л. Блоком. Это он в 1906 году упал со стены в момент убийства самарского губернатора. Как удалось дочери сохранить его, какую кару могла возложить на неё и её мужа новая власть за одно только хранение фотографий «царского приспешника», можно лишь предполагать...

Анатолий ЧеЧуха








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

53-е Летние Международные Детские Игры Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг