ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Ретро-парад и множество наград
Столица республики готовится к 65-й годовщине Великой Победы.
Сегодня в Башкортостане осталось чуть более 12 тысяч ветеранов Великой Отечественной...


Курултай в День города и России
Премьер-министр республики Раиль Сарбаев провел совещание по подготовке к III Всемирному Курултаю башкир.
Заместитель Премьер-министра Правительств...


На трамвайчике по Белой
В республике открылся очередной речной сезон.
В навигацию 2010 года планируется перевезти более 145 тысяч пассажиров на туристических маршрутах и ...


Долгострой под наблюдением
Уфимские долгострои взяты под особый контроль республиканской комиссией.
Кроме того, в 2010-2012 годах в нашем городе появятся пять новых детских ...


Боевые бабушки
В кинотеатре «Родина» по инициативе Союза женщин Уфы состоялась встреча участниц Великой Отечественной войны с воспитанниками Городского социально-реа...

Бойцы невидимого фронта
«Герои тыла» - так называется серия книг, посвященных труженикам тыла Республики Башкортостан.
Всего к празднованию 65-летия Победы башкирское изд...


Даешь молодежь!
28 апреля в Уфимской городской башкирской гимназии №20 имени Ф.Мустафиной состоялся I Городской детский курултай, приуроченный к III Всемирному Курулт...

Сколько лет городищу?
«Башкиры в составе Российской Федерации: история, современность, перспективы» - под таким названием в Уфимском дворце культуры «Нефтяник» прошла Между...

Ретромотивы со сцены
В Уфимской художественной галерее открывается республиканская выставка-конкурс, посвященная 65-летию Победы в Великой Отечественной войне, где будут п...

Неделя Шевчука
В нашем городе побывал любимец всех уфимцев рок-музыкант Юрий Шевчук.
Певец приехал в Уфу на открытие выставки живописи своей мамы Фании Акрамовны...


Прощальный звонок
25 мая для всех выпускников школ города прозвучит последний звонок.
Однако самое серьезное испытание ожидает молодых людей и девушек впереди: в ию...


А после - в Турцию!
8 мая в Башкирском академическом театре драмы имени Мажита Гафури покажут музыкально-драматическую композицию, посвященную Великой Победе. В первом от...

Мой сосед - ветеран
С 1 апреля по 17 мая проходит Республиканская молодежная акция «Весенняя неделя добра», которую проводят Министерство молодежной политики, спорта и ту...

Поднимем бокалы!
В Уфе начнут выпускать игристые и шампанские вина на самом современном по европейским меркам заводе. Первое время завод будет изготавливать до 15 милл...

Здоровячки со стажем
В мэрии Уфы подвели итоги традиционного спортивного фестиваля «Уфа - за здоровый образ жизни-2009».
Лучшим по итогам прошлого года вновь назва...


Ретрокалейдоскоп
100. 19 мая 1910 года Земля встретилась с хвостом кометы Галлея.
90. 7 мая 1920 года в ходе советско-польской войны польские войска заняли Киев.




     №5 (102)
     май 2010 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Эвакуация


На фронт Веня и его брат Сергей ушли в 1941-м. А их мать Татьяна Петровна с Леной и Лией поехали в эвакуацию в Уфу. Мама рассказывала потом Лие, что добирались целый месяц. Ехали в телячьем вагоне, согреваясь возле буржуйки. Сначала поселились в частном доме на улице Леваневского, где прожили зиму 1941-1942-го. На моторный Лена добиралась на рабочем поезде, на дорогу уходило около часа. Утром народ выглядел довольно бодрым, а некоторые даже пели. В такие вагоны набивались до отказа, то и дело просили: «Еще, еще!» Самым певучим считался вагон № 3. Сидели там девчонки по 17-19 лет. Хорошенькие, глаза блестят, но одеты, кто во что горазд - лишь бы потеплее. В телогрейках, обмотанные шарфами да шалями, в стеганых штанах, на ногах - старые подшитые валенки. Звучали в основном русские народные песни. С утра голод ощущался не так сильно. Он наваливался к концу смены (понятие растяжимое - порой приходилось стоять у станка по 14-16 часов при официально установленном с 12 августа 1941-го одиннадцатичасовом рабочем дне), а еще дикая усталость, апатия…
Руководство Рыбинского завода сумело за короткий срок организовать эвакуацию в Уфу. Последняя группа рабочих приехала 10 декабря 1941-го, и в тот же день немцы объявили об уничтожении крупнейшего советского авиазавода, а бомбить-то, собственно, было уже нечего.
Весной 1942 года Цветниковым, как и остальным заводским, дали жилье. Теперь Вениамин Сергеевич писал письма с фронта по адресу: Черниковск, 15-й квартал, дом 1. Четыре двухэтажных барака на нынешней улице Интернациональной: два с рыбинскими, два - с ленинградцами. У Цветниковых - одиннадцатиметровая комната в коммуналке, возле дверей помойные ведра и детские горшки. В каждой комнате на стене висит черная тарелка-репродуктор. Взрослые с утра до вечера на работе, дети предоставлены самим себе.
«Окна были заклеены крест-накрест бумажными лентами, свет вечером выключали. Вражеские самолеты долетали до Куйбышева. Мы, дети, собирались на кухне возле огромной печки. Горят дрова, коптилки. Мне было мало лет, но хорошо помню эти вечера, - вспоминает Лия Вениаминовна. - Пугали друг друга, рассказывали страшилки. Лакомились печеным в шелухе луком. Сладкого очень хотелось. Однажды маме на заводе выдали килограмм засохших пряников, так мы втроем за один присест их съели, размачивая в кипятке.
Возле каждого барака стояли сараюшки, в них хранили дрова. Коробковы были самыми «богатыми» - держали свинью. Добрейшая тетя Маруся Румянцева (после войны она работала учительницей) обшивала весь дом бесплатно. Ко Дню Победы каждому сшила по наряду, мне - чудесное ситцевое платьице.
Наши рыбинские мальчишки ходили войной на ленинградских, что жили по соседству. Питерская «интеллигенция» дразнила «работяг»: «Рыбинский урод полез в огород». Потом, конечно, все подружились, породнились. Делить было нечего. Жили одной мечтой - о Победе.
Мама часто ездила менять вещи на продукты. Когда вещи кончились, стала из серой, суровой оберточной бумаги складывать треугольнички для писем, вкладывала в них еще обрезок карандаша. Был страшный дефицит на бумагу, все это шло нарасхват. Обычно она ездила на товарняках, на открытой задней платформе, с которой было легче спрыгивать при виде какой-нибудь деревни. За тре-угольнички ей давали яйца, замороженное молоко и немного масла.
Не помню, чтобы мама называла свое предприятие «моторный» или «моторостроительный». Только - Завод, с большой буквы. У меня сразу возникал образ доброго, сильного человека. Завод заботился о детях. Нас устроили в детсад, летом вывозили на дачу, на свежий воздух, по мере возможности хорошо кормили - такого вкусного компота, как на той даче, в моей жизни больше не было.
Мама всю жизнь проработала старшим контрольным мастером в цехе 3В2. У них был очень дружный коллектив. Все горести и радости переживали вместе. Когда Лида Трубышева попала под поезд и лишилась обеих ног, помогали ей всей группой, радовались, когда она на протезы встала и заново начала ходить».
В 1944-м одно за другим пришли известия о гибели Сергея и Вениамина Цветниковых. Татьяну Петровну это подкосило, она умерла в том же году. Елене Антоновне прислали на хранение боевые награды мужа: ордена Отечественной войны II степени, Красной Звезды и медаль «За отвагу». Лейтенант Цветников был тяжело ранен, скончался в госпитале и был похоронен на кладбище города Шевченкова, недалеко от Киева. 
Лия выросла, получила высшее образование, стала журналистом. Работала в городской и областной газетах. Выйдя замуж, стала Соколовой. Кто-то из газетчиков однажды назвал ее Соколицей. «Кликуху» подхватили. Ей, белокурой красавице-славянке, она невероятно подходит.
В 1972-м Соколица по турпутевке поехала в Закарпатье. Решила съездить в Шевченково, поискать могилу отца. День был воскресный, архивы все закрыты. Лия обошла кладбища, места общего захоронения, но тщетно. И все-таки она смогла прочувствовать атмосферу, передать ее маме, все ей рассказать и как-то успокоить. Соколица никогда не видела отца, но воспитывалась на его фронтовых письмах, которые бережет по сей день.
После войны Елена Антоновна не стала возвращаться в Рыбинск. В 1949-м она вышла замуж за шлифовщика Василия Александровича Кульнева, тоже рыбинского. У них родилась дочь Вера. Как-то заговорили в семье снова о Рыбинске. «Куда возвращаться-то? - спросил Василий Александрович. - Завод-то наш теперь здесь».
Загадка Гертруды
Незадолго до начала Великой Отечественной в Уфе появилось несколько больших и добротных домов в стиле постконструктивизма. Среди них - здания Главпочтамта и Башпотребсоюза на Ленина. В 1941-м на пятом этаже почтамта обосновалась студия радиостанции Коминтерна. Там сидели дикторы, вещавшие на 18 языках мира. Сама радиостанция находилась на правом берегу Уфимки, в Тужиловке, ставшей центром вселенской связи, - именно оттуда, из окрестностей нашего города, разносились волнующие позывные: «Говорит Москва!..» Их могли слышать  на оккупированных территориях. Радиостанция была самой мощной в Европе. Да и после войны продолжала набирать силы.
Сами коминтерновцы, Долорес Ибаррури, Вильгельм Пик, Морис Торез и другие «гвардейцы планеты», жили в только что отстроенной гостинице «Башкирия». Уфимцы постарались создать им и членам их семей все условия для жизни и работы.
Вот почему, услышав рассказ о Гертруде, я почему-то решила, что речь может идти о жене или дочери какого-нибудь немецкого коммуниста. Молодая и, вероятно, интересная женщина (подробно описать ее внешность невозможно - людей, у которых она останавливалась с пожилой родственницей, давно нет в живых) была не из простых эвакуированных. Ее тщательно оберегали и окружали заботой «сверху». Нарочные в офицерской форме регулярно приносили продукты. Поселили в здании Башпотребсоюза, часть которого была отведена под жилье. Квартиры считались престижными, при входе сидела консьержка, полы в коридоре были покрыты ковровой дорожкой.
Семья Саитовых, состоявшая из мамы, папы и трех маленьких сыновей (самому младшему, Шамилю, не было еще и года), занимала двухкомнатную квартиру, которую обогревала большая печь. Конечно, печь требовала хлопот: дрова нужно было привозить, колоть, где-то хранить. Зато был водопровод и прочие удобства. Одну из комнат уступили женщинам. Квартирантки были весьма любезны и не капризны. Прежде, чем они появились, Саитовых предупредили о неразглашении. Но, наверняка, справки о благонадежности предусмотрительно навели заранее. Вечно занятый на работе директор материальной базы «Заготзерно» Суфиян Насибулович Саитов и его красивая, воспитанная, а главное - неболтливая жена Сания Мустафьевна (представительница знатной до революции казанской семьи Юсуповых, она сначала была одной из первых пионервожатых Башкирии, затем, окончив пединститут, работала учительницей) оказались настоящей удачей в деле устройства родственниц одного из самых влиятельных лиц советского государства.
Саитовы хранили молчание все годы пребывания Гертруды в Уфе. Более того, на протяжении еще многих послевоенных лет скрывали эту тайну. Только в 1965-м, когда сын Шамиль женился на Рите Еремеевой, Сания Мустафьевна «заговорила» о Гертруде и Клименте Ефремовиче Ворошилове. Все рассказала молоденькой, полюбившейся невестке, кстати, тоже не отличавшейся болтливостью.
С Гертрудой у Сании Мустафьевны сложились доверительные отношения. С волнением ждала она квартирантку всякий раз, когда та уезжала на железнодорожный вокзал к нужному поезду. С Ворошиловым, часто бывавшим на Урале, в Челябинске, Гертруда встречалась в правительственном вагоне. Возвращалась довольная, раскрасневшаяся, но, чувствовалось, старалась сдерживать эмоции. Сания заваривала травяной чай, Гертруда вытаскивала из сумочки плитку шоколада, которая целиком доставалась детям. После очередной встречи с Климентом Ефремовичем Гертруда переживала душевный подъем, особенно не делилась новостями, но повторяла как заклинание: «Мы победим».
Начиная с конца 40-х, когда средний сын Ирек стал студентом физфака МГУ, Сания Мустафьевна часто ездила в Москву. Да и потом, когда Ирек жил и работал в Дубне, она то и дело навещала его семью. И в каждый свой приезд бывала в гостях у Гертруды.
«После кончины свекрови образ Гертруды, с течением времени нисколько не утративший красок, лег в основу семейной легенды,  - говорит та самая любимая сноха Рита, ныне помощник президента АН РБ кандидат химических наук Маргарита Абзаловна Саитова. - Может быть, мы не совсем внимательно вслушивались в рассказы Сании Мустафьевны, но, к сожалению,  не знаем точно, кем приходилась эта женщина Ворошилову».
Ответ нашелся в книге Ларисы Васильевой «Кремлевские жены». Со своей женой Климент Ефремович познакомился еще в царские времена, в ссылке. Ради любимого человека Голда Горбман приняла православие и стала Екатериной Давидовной. Под его влиянием из эсерки превратилась в большевичку. В молодости они не расставались, вместе ездили по фронтам Гражданской войны. Своих детей не было, они растили приемных. В 20-е годы в семье появился мальчик Петя. Потом они забрали к себе племянника Климента Ефремовича Колю и племянницу Екатерины Давидовны, а после смерти Фрунзе в 1925-м Ворошиловы взяли на воспитание детей Михаила Васильевича - Таню и Тимура. Так вот эту племянницу звали Трудой, и именно она появилась в Уфе как Гертруда. А кем была пожилая родственница, теперь, похоже, не разузнать.
Возможно, Труда осталась для Екатерины Давидовны единственной кровиночкой, уцелевшей во время войны. В 1941-м ее родная сестра с дочерью были убиты фашистами в Бабьем Яре. Надо думать, после такого потрясения женщина еще больше трепетала над Трудой, беспокоилась за нее. Но, судя по всему, ее приемная дочь в эвакуации чувствовала себя защищенной. Во всяком случае, в Уфе, у Саитовых.
Дальнейшая судьба Гертруды пока неизвестна.
Долгое время любимой игрушкой маленького Шамиля был подаренный ему Гертрудой необычный пупс - негритенок, которого малыш назвал почему-то Кикибо.
Дива Лариса
В 1941-1942 годах в Уфу прибыло более 100 тысяч беженцев. Сюда из оккупированных областей были эвакуированы промышленные предприятия, научные учреждения, вузы, учреждения культуры.
Большой след в истории Башкирского театра оперы и балета оставило творчество украинских композиторов и артистов. Деятельность эвакуированных ведущих солистов, крупнейших режиссеров Смолича, Манзия и дирижеров Йориша и Розенштейна, артистов хора и оркестра Киевского оперного театра явилась существенным вкладом в становление молодого театра нашей республики. Работа в Башкирском оперном значительно осложнялась тем, что приходилось петь на трех языках: башкирском, русском и украинском. Это был единственный в СССР театр, дававший спектакли на трех языках.
Уфа всегда славилась красотой своих женщин. Многовековое смешение рас и народов на великом перекрестке Европы и Азии давало и по сей день дает поразительные результаты. Мелькнет порой перед тобой лицо казалось бы абсолютно европейское, но присмотришься и видишь, как неуловимо проглядывают в нем легкая азиатчинка, прелестная раскосость.
В начале 40-х на уфимских улицах стали встречаться приезжие особы совсем другого типа красоты. Среди них и была Лариса Руденко. Как о ней писали: «Настоящая славянская красавица, черты ее лица в то же время отличаются античным совершенством». Юной богиней с чарующим голосом была солистка театра оперы и балета имени Т. Шевченко, недавняя выпускница Киевской консерватории.
Шестнадцатилетней девочкой приехала Лариса в Киев из Макеевки Донецкой области, где родилась в 1918 году. Попала в класс известного педагога Елены Александровны Муравьевой и на всю жизнь запомнила слова своей наставницы: «Голос - еще не все. Меццо-сопрано, деточка, это, как правило, партии трагического типа. Сценическое воплощение этих ролей требует недюжинного актерского дара». Лариса хорошо усвоила это, и, когда еще студенткой спела Полину в «Пиковой даме», ее сразу пригласили в Москву, в Большой театр. Но, говорят, в последний момент она отказалась и вернулась в Киев. Возможно, это было связано с ее личной жизнью. Во всяком случае, в Уфе 23-летняя Лариса появилась с маленькой дочкой Витой и мужем-офицером, который, пройдя подготовку в Алкино, уехал на фронт.
Даже не все уфимцы знают, что улица Советская (когда-то Губернаторская) не заканчивается, столкнувшись  с улицей Октябрьской Революции. За старым корпусом, филфаком педуниверситета есть ее продолжение. Там еще остались столетние дома, один из которых принадлежал, как явствует из дореволюционной адресной книги, некоему Евфимию Большакову. Советская, 19. Он и сегодня еще хорош и довольно крепок, этот одноэтажный деревянный дом, покрашенный красно-коричневым суриком. Бледно-голубые резные наличники, палисад, в котором скоро расцветет вишня. Семьдесят лет назад здесь жили три семьи. Квартиры были большие, светлые. Одну из них занимал нарком местной промышленности Александр Николаевич Долгов с женой Прасковьей Семеновной и дочкой-подростком Таидой. К Долговым-то и прислали на подселение Ларису Руденко.
Старший научный сотрудник Института органической химии Уфимского научного центра РАН Наталья Михайловна Власова показала мне фотографии Руденко уфимской поры. Внучка Долговых, дочь Таиды, Наташа родилась после войны и, конечно, об украинской певице знает лишь со слов бабушки и мамы.
«Бабушка говорила, что Лариса сразу подкупила своей искренностью и благородством, - рассказывает Наташа. - Моя мама была на восемь лет младше Ларисы, но они подружились, а после войны переписывались. Мама часто ездила лечиться в Трускавец, а по дороге останавливалась в Киеве, на улице Пушкинской, где жила Руденко. Кажется, сейчас на том доме установлена мемориальная доска. У Ларисы мама познакомилась со многими советскими знаменитостями, в том числе с популярным политическим обозревателем Валентином Зориным. Каждый раз Лариса передавала для меня игрушки и конфеты. Однажды я получила от нее в подарок свою первую немецкую куклу, которая умела ходить и говорить. Лариса очень любила бабушку Прасковью Семеновну, отличавшуюся добротой и тактом. Маленькая Вита чувствовала себя как дома. Расставались в 1944-м году со слезами. Родными людьми стали».
Не всем так везло, как Ларисе Руденко. Потомок старинной уфимской семьи как-то, между прочим, жаловался: «Я-то сам родился в 1950-м в Москве. Когда началась эвакуация, мама с бабушкой решили поехать в Уфу к близким родственникам. Так те даже на порог их не пустили: «У нас самих есть нечего. Ступайте к башкирам, пусть они вас кормят». В этом они оказались правы - женщин спасла от голодной смерти башкирская семья. К сожалению, не помню имен и названия деревни - где-то под Уфой». Уфимец Талха Галиевич Асадуллин возил продовольствие для войск и блокадного Ленинграда по легендарной «Дороге жизни». И как-то, вопреки строжайшему приказу, подобрал еле живую женщину с маленькой девочкой, почти ровесницей своей дочери. Отогрел, накормил и отправил в Уфу к своей жене Хадие, которую совершенно не удивил поступок мужа, а наоборот - она стала им еще больше восхищаться. Эту историю рассказала дочь Талхи, член-корреспондент РАЕН Гульшат Хусаинова. (См. журнал «Уфа», № 4 за 2009 год).
Что касается Ларисы Архиповны Руденко, она стала одним из самых признанных мастеров оперной сцены в СССР, принадлежала к ярчайшим представителям отечественной вокальной школы. Руденко является первой исполнительницей партий во многих операх украинских композиторов. До 1970-го была солисткой театра оперы и балета имени
Т. Шевченко. Ее лучшими ролями стали Любаша в «Царской невесте», Кармен в одноименной опере, Амнерис в «Аиде». В 1960-м ей было присвоено звание народной артистки СССР. В 1963-м сыграла Настю в фильме-опере «Наймичка», в 1967-м снялась в музыкальном фильме «Театр и поклонники». Гастролировала за рубежом, выступала как концертная певица. Преподавала в Киевской консерватории, была профессором Киевского государственного института театрального искусства имени Карпенко-Карого.
В 2001 году,  спустя двадцать лет после Ларисиной кончины, на сцене ее родного театра была дана «Царская невеста». Любашу пела ее ученица, солистка Национальной оперы Украины Светлана Кислая.
Бархатное меццо-сопрано Ларисы Руденко всегда вызывало восторг. «Удивляешься только, до чего же богата природа, - писал певец Борис Гмыря, - что может сотворить такую красоту, как голос Ларисы».
Стоит иногда, хотя бы ради поэтического настроения, завернуть в этот чудом сохранившийся в центре современной Уфы уголок, чтобы взглянуть на дом, хранящий память о прекрасной диве.

Рашида Краснова








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг