ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Зимние забавы
Уфа уже вовсю готовится к новогодним праздникам. Мэром Уфы Павлом Качкаевым подписано постановление «О праздновании Нового 2011 года и организации от...

Верной дорогой
Наш город будет участвовать в реализации партийного проекта «Новые дороги «Единой России» и в следующем году.
Об этом говорилось на заседании Прези...


Единение - в молитве
В мусульманский праздник Курбан-байрам Президент РБ Рустэм Хамитов посетил мечети Уфы «Ляля-Тюльпан» и «Ихлас».
Поздравив верующих со священным пра...


Кировскому району - 75
По такому случаю повсеместно прошли торжественные мероприятия.
В спортивных и общеобразовательных школах района проводились выставки и викторины, п...


Наши «Улицы» стали первыми
Ежегодный Фестиваль социальной рекламы «Городская СРеДа» («Социальной РЕкламе - ДА!») в шестой раз определил самых креативных и талантливых участников...

Дед Мороз ждёт писем
В столице республики в восьмой раз проходит благотворительный проект «Письмо Деду Морозу».
Ребятишки от 3 до 15 лет должны написать о своих лучших...


У тебя варенье есть?
На новогодних каникулах детей ждет море открытий!
Например, в Русском драматическом театре, начиная с 25 декабря, будут рассказывать о волшебной с...


В душе он - Мефистофель
Премьерой оперы «Князь Игорь» открылся 8 декабря ХIII Международный фестиваль оперного искусства «Шаляпинские вечера в Уфе».
Белорусский дирижер А...


Серебряные линии
На главную партию в спектакле «Марионетка» она была выбрана за красивые линии и чистоту форм.
Теперь эти качества балерины Башкирского театра опер...


Сокровища - на кончиках пальцев
Теперь «Сарматское золото» могут увидеть и незрячие. Вернее, не увидеть, а потрогать кончиками пальцев и составить свое представление о мире древних. ...

Триеннале по-уфимски
С 10 ноября по 10 декабря в Уфимской художественной галерее при поддержке Министерства культуры и национальной политики РБ и регионального отделения «...

Исполняющий желания
В Уфе появился необычный памятник - в парке Кашкадан теперь установлен Камень желаний.
Его привезла инициативная группа из Аркаима. Памятник предст...


Аквапарк: наконец-то дождёмся?
Любители водных развлечений могут хлопать в ладоши - в Уфе-таки будет аквапарк! Свой, собственный.
Строительство начнет весной 2011 года компания «...


Сенькам по шапке, дворам - по коробке!
В Уфе начинается подготовка городских хоккейных коробок к зимнему сезону. В предстоящем сезоне в каждом районе столицы будут функционировать 73 объект...

Ретрокалейдоскоп
150. 18 (30) декабря 1860 г. в Уфе открылось казенное женское училище (с 1865 года - Мариинская женская гимназия, ныне гимназия №3).
120. 18 (30) д...





     №12 (109)
     Декабрь 2010 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Номенклатурные девочки


Великое десятилетие
Направляясь в центр города от дедушкиного дома близ Витаминки, я всегда намеренно делала крюк - так хотелось лишний раз пройтись по прелестно изломанной старинной улице Дорофеева. Все здесь грело душу - и вид резных темно-серых столетних домов, окунувшихся в сочную зелень садов, и уютные лужайки в ромашках, одуванчиках и цикории, и первозданная тишина, лишь изредка прерываемая чьей-то неумелой ученической игрой на фортепиано, слышной из распахнутого окна за белой кружевной занавеской.
До революции часть улочки была Георгиевским переулком, который обрывался на резком повороте встречной улицы Церковной (теперешней Худайбердина).
В конце XVIII века дворянин Сергей Иванович Аничков (см. журнал «Уфа», № 11 за 2010 г.) перенес сюда деревянную церковь Успения Божией Матери, которая была частью упраздненного в 1764 году Успенского мужского монастыря. Каменную Успенскую церковь начали возводить в 1840-м. Говорят, внешне и по внутреннему убранству храм был одним из самых красивых в Уфе. В 30-е годы прошлого века его уничтожили, а на этом месте построили Дом старых большевиков весьма необычной формы. Что-то ведь подвигло архитектора Лермонтова сделать его похожим по очертаниям на утраченный храм. Возле этого здания стали возникать жилые дома для местной элиты, для партийных и советских работников. Переулок до войны назывался Цеховым, потом был переименован в улицу Дорофеева в честь секретаря обкома ВКП(б), погибшего на фронте в 1943-м.
Со временем этот квартал на нечетной стороне улицы Коммунистической превратился в престижный, респектабельный уголок. Таким он остается и в наши дни. Современные высотки, занимаемые сегодняшними хозяевами жизни, соседствуют с пятиэтажками, в которых в скромном достатке обитают прежние руководители разного ранга, но большей частью их дети и внуки.
В одном из таких домов в начале 1960-х поселилась семья 40-летнего председателя Кировского райисполкома Бакира Шакировича Кильдебякова, пользовавшегося большим уважением у простых уфимцев (помогал всем, как мог) и, что немаловажно, расположением начальства. До этого Кильдебяковы жили в двухэтажном доме с частичными удобствами на этой же улице, которая тогда еще носила имя Сталина. Бакир Кильдебяков рано остался без родителей. Растили его дедушка с бабушкой. Сначала окончил Давлекановское педучилище. Рвался на фронт, уже должен был отправиться состав из Чишмов, но в последний момент медкомиссия забраковала парня из-за сильной близорукости. Эшелон, в котором он должен был ехать, по дороге к месту назначения попал под бомбежку, его вагон разнесло в щепки, никто не выжил. Остался он учительствовать в Чишминском районе, был директором школы, секретарем РК ВЛКСМ.
После войны Бакир Шакирович окончил сначала Центральную комсомольскую школу в Москве, затем партшколу в Уфе. До назначения в Кировский район работал начальником канцелярии Президиума Верховного Совета БАССР. В начале июня 1954-го ему предстояло отправиться в числе членов башкирской делегации на церемонию передачи Крыма в состав Украины. Уж не говоря о том, что очередная затея дорогого Никиты Сергеевича Хрущева по прошествии лет выглядит особенно непродуманной и недальновидной (а в те годы директивы Первого секретаря ЦК обсуждению не подлежали), случилось это, ох как не вовремя, лично для Бакира Шакировича, у которого жена Галина должна была вот-вот родить. Товарищи из Президиума всячески успокаивали его и пообещали, что возле дома постоянно будет дежурить автомобиль. Действительно, не успел Кильдебяков отбыть на вокзал, как появилась правительственная «Победа». Простояла машина недолго, очень скоро пришлось везти Галину Гарифовну в роддом, где она разрешилась девочкой. Дочку назвали Гузелью. Сыну Аскару было тогда уже пять лет. Галина Гарифовна мамой была строгой, но справедливой. Сама не привыкла к праздности и детям не позволяла. Никаких домработниц в доме не водилось. Тех женщин «своего круга», что проводили дни в
безделье и растрачивали время по пустякам, старалась обходить стороной. Всю жизнь она проработала врачом-бактериологом в районной санэпидстанции. В Уфу приехала по распределению из Омского медицинского института. Когда Бакир Шакирович подружился с первым секретарем Кировского райкома партии Олегом Порфирьевичем Печатновым, их жены тоже сблизились. Антонина Ивановна в те годы уже была начальником цеха на Витаминке, где начинала старшим мастером. Родилась в Старых Турбаслах, где ее мать Анна Васильевна работала секретарем сельсовета, зарекомендовала себя как знающий, серьезный работник. Вот и «бросали» потом Анну Васильевну на ответственные участки: то начальником отдела снабжения фабрики «Башкондитер», то на макаронную фабрику, то в Управление молочного комбината, то в Башпищеснаб и т.п. Это был новый тип женщины - сильной, свободной, работающей во благо молодой республики. Энергия, накопившаяся за время длительного рабства предков, лилась через край: Анна Васильевна происходила из семьи крепостных Воробьевых. Кроме Тони, были у нее с мужем Иваном Антоновичем Дёмшиным еще Капа, Зина и Дмитрий.
В 1939-м Тоня поступила в Московский химико-технологический институт им. Менделеева, но окончила его только в 1946-м. В 1942-1943 годах служила в рядах Советской Армии на Дальнем Востоке. Военная форма была ей, отважной девчонке, командирше по натуре, очень даже к лицу. С Олегом Печатновым они учились в одной уфимской школе - № 5. Ему тоже пришлось прервать учебу в вузе в связи с призывом в армию. Он прошел Великую Отечественную с первого до последнего дня, служил в Краснознаменной 178-й стрелковой Кулагинской дивизии, в 709-м стрелковом Выборгском полку, был командиром взвода, батареи. Войну закончил в звании капитана. В 1944-м Тоня неожиданно увидела в кинохронике, как Олег водружает красный флаг победы над Новосокольниками в Псковской области. Кстати, Олегу Порфирьевичу одному из первых в 1969 году присвоили звание Почетного гражданина этого города, он полюбил его, не раз бывал там с Антониной Ивановной.
После войны Олег Порфирьевич трудился бригадиром на Уфимском машиностроительном заводе. В 1948-м его выдвинули на партийную работу. Вечерами занимался в
электромеханическом техникуме, потом заочно окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Секретарем райкома проработал с 1960-го по 1972 годы, затем 12 лет возглавлял городской Комитет народного контроля.
Бакир Шакирович никогда не забывал о том, что вверенный ему Кировский район - это исторический центр, лицо Уфы. Здесь всегда все должно быть на самом высоком уровне: театры, музеи, вузы, скверы, парки. Еще недавно здесь было множество старых улиц с дореволюционными постройками, изумительная деревянная архитектура. Если бы тогда, полвека назад, Бакиру Шакировичу сказали, что эта красота обречена, он бы ни за что не поверил. Любил ходить по городу со знатоком и защитником старины
Петром Федоровичем Ищериковым и слушать бесконечные истории про уфимские дома. Сюжетами эти повествования напоминали чеховские рассказы из провинциальной жизни. Например, жизнеописание теперь хорошо нам знакомой купеческой жены Елены Поносовой-Молло. Однажды Ищериков подарил Бакиру Шакировичу маленькую самодельную книжечку с двумя такими новеллами, а тот несколько лет назад передал эту рукопись мне.
В те годы отстаивать историко-архитектурные памятники, чем и занимался Ищериков, казалось делом безнадежным. Противоречий в «великое десятилетие», годы правления Хрущева, было предостаточно. С одной стороны, как бы «оттепель», с другой - стремление отсечь религиозную традицию, исконную культуру. Сегодня по желанию толстосумов по всей России сохранившиеся на протяжении советского времени памятники истории втихаря продолжают исчезать. Города становятся неузнаваемыми, из них напрочь уходит аромат старины. Разве так должны выглядеть мегаполисы, претендующие на тысячелетнюю историю? Где «вечные» стены, среди которых протекала жизнь многих поколений? В Италии богатые люди покупают старые, обветшавшие дома для того, чтобы бережно их отреставрировать и жить в них. Там действуют законы, никто не позволит расчистить площадку под офис или «дом твоей мечты». В противном случае город лишается ауры давно обжитого места, стабильности, основательности.
Давно нет таких подвижников, как Ищериков или Георгий Федорович Гудков, будивших нашу совесть и пользовавшихся непререкаемым авторитетом. Нет таких журналистов, как Тамара Нефедова - своими публикациями именно она спасла от разрушения Гостиный двор, столь обожаемый молодежью. Хотя свобода слова в России, безусловно, существует, но, как заметил поэт, рожденный все той же «оттепелью», появилась и другая привилегия - «свобода игнорирования свободы слова».
Семнадцать лет провел на этом посту Кильдебяков, потом руководил «Вторчерметом». В декабре ему исполняется 90. До сих пор с ним советуются по разным вопросам сотрудники Кировской администрации.
Их дружба с Олегом Порфирьевичем длилась до кончины Печатнова в 1987 году. Антонины Ивановны не стало полтора года назад.
Эпоха дефицита
Во все времена дети уфимской знати учились в 3-й школе, бывшей Мариинке. Уже потом появились «конкуренты» - 39-я, 91-я. Конечно, была еще 11-я, нынешняя Аксаковская, которую окончили многие известные люди, до революции это была мужская гимназия.
Таня Печатнова по примеру братьев Володи и Димы пошла в «образцово-показательную» 39-ю. Слава старшего, Володи, преследовала ее довольно долго. Школу он окончил с медалью, поступил в Институт международных отношений в Москве, куда простым смертным путь, казалось, был заказан. (И напрасно - как раз в то время в МГИМО открыли рабфак). Злые языки поговаривали, что если бы не папа - секретарь райкома, вряд ли сыночек оказался бы в столь элитарном учебном заведении. «Неправда, - в один голос заступались Володины одноклассники, - он занимался как проклятый, сидел за книгами день и ночь не хуже Мартина Идена. Единственная помощь со стороны родителей - репетитор по английскому языку, тогда это было редкостью». С Володей Печатновым мы учились в параллельных классах. Девчонки утверждали, что внешне он похож на Печорина (почему-то был популярен именно этот литературный герой): светлые волнистые волосы, карие бархатные глаза. И мы все были немножко в него влюблены.
Гордость 39-й школы, он стал дипломатом, работал в Судане, Египте, восемь лет - в Российском посольстве в США, сначала первым секретарем, затем советником посла. Доктор исторических наук, профессор МГИМО.
Дима тоже был медалистом, окончил авиационный институт. Что оставалось делать Танюше? Не отставать, догонять. В этом живчике с золотистой пушистой косой звонким ключом била та самая нерастраченная энергия, которой было в избытке в Анне Васильевне и ее дочерях. А вот склонность к разумным поступкам - это, пожалуй, от другой бабушки, папиной мамы, Берты Филипповны, от состоятельных самарских немцев Мейзенгельтеров. В 1910-е красавица Берта вышла замуж за Порфирия Николаевича Печатнова, сына паровозного машиниста. Здоровье его отца, Николая Печатнова, подорвало железнодорожное крушение, до старости не дотянул. Порфирий окончил реальное училище, стал строителем железных дорог. После революции таких специалистов ценили и не трогали: «железка» нужна при любой власти. Он продолжал заниматься своим делом, а в 1932-м после прохождения курсов при Госплане РСФСР с Бертой Филипповной и детьми (их было одиннадцать душ, выжили лишь четверо) приехал по приглашению Башжелдорстроя в Уфу, где затевалось грандиозное строительство. В 1931-м были приняты сталинские «Шесть условий строительства социализма». В русле этого документа в марте 1932-го ЦК партии и Совнарком СССР вынесли решение о строительстве домов специалистов. «Наши специалисты должны жить в культурных условиях». Порфирий Николаевич переквалифицировался в архитектора. Он был причастен к возведению ряда объектов, в том числе и к «ударной стройке» - уфимскому «дому на Набережной» на Ленина, 2.
Порфирий Николаевич умер в 1940-м. Берта Филипповна пережила его на 27 лет. Она так и осталась в семье сына, помогала поднимать детей, готовила обеды. В свободное время любила читать. Иногда доставала старинный круглый серебряный портсигар, возможно, принадлежавший мужу, брату или отцу - в общем, кому-то из прошлой жизни, и закуривала папиросу. Была Берта Филипповна не очень общительной. Во время войны ей, наверняка, пришлось тщательно скрывать свое происхождение, чтобы не навлечь беду на близких, а позже боялась испортить карьеру Олегу Порфирьевичу.
В 1959-м Печатновы переехали из двухэтажного дома на Сталина, где они жили по соседству с Кильдебяковыми, в трехкомнатную, правда, небольшую благоустроенную квартиру в новом трехэтажном доме на Худайбердина. Продолжали ходить друг к другу в гости. В праздники у Печатновых на кухне командовал Олег Порфирьевич, сам раскатывал тесто, вырезал нешироким бокальчиком кружки, и вся семья дружно лепила любимые пельмешки. В свою очередь Галина Гарифовна для гостей готовила свое фирменное блюдо - запеченную баранью ногу, которую привозил из деревни кто-нибудь из многочисленных родственников Бакира Шакировича, вечно он их трудоустраивал, находил место в общежитии, помогал советом.
Как и всем руководителям, в том числе и районного масштаба, Печатнову и Кильдебякову полагался праздничный паек, включавший обычно батон «Московской» колбасы, горбушу холодного копчения, шпроты, печень трески, баночку красной икры, коробку шоколадного ассорти.
Был еще «Кредитный», промтоварный магазин, где одевался высокопоставленный люд. Но даже там разнообразия и особого выбора не было, поэтому все ходили в одинаковых костюмах, пальто и темно-коричневых ондатровых шапках.
В начале 60-х, когда химия набрала обороты, начался бум на синтетику. В Уфе на улице Ленина, в доме рядом с «Ашханой» открылся одноименный магазин. В моду вошли болоньевые, или итальянские плащи, колготки, выпуск которых был налажен на Рижской фабрике. В середине 70-х появилась одежда из кримплена всевозможных расцветок и фактур, которая легко стиралась, не мялась, не снашивалась и не выгорала. Ослепленный невиданной красотой, народ не сразу осознал, что кримплен не пропускает воздух и в таком платье тело совсем не дышит. В магазине «Ткани» на углу Карла Маркса и Коммунистической, где сейчас кафе «Эврен» рядом с корпусом УГАТУ, суперпопулярную новинку иногда «выбрасывали». Модницы хватали помногу, чтобы получился и костюм, и платье, и, может быть, даже летнее пальто.
В 1972-м, когда Гуля заканчивала школу, а училась она, разумеется, в 3-й, как и ее брат Аскар, Галине Гарифовне повезло - она купила для дочери на выпускное платье отрез чудо-ткани розового цвета. Вышел великолепный наряд. Его сшила истинный мастер своего дела, закройщица Дома моды Ирина Николаевна Иванова, которая в те годы обшивала партийных дам, известных актрис, жен и дочерей обкомовских работников. Пробиться к Ирине Николаевне даже по самому большому блату было невозможно. Всех своих заказчиц она знала в лицо и ценила постоянство.
Эпоха дефицита затянулась надолго. Пахнувшие колбасой поезда появились в 70-е и ходили все 80-е. Всегда казалось, что из Москвы фирменный поезд № 40 идет медленнее положенного - так сильно оттягивали ему бока мешки и сумки с продуктами.
В 1979-м Бакир Шакирович, уже будучи начальником «Вторчермета», впервые в жизни выстоял громадную очередь в московском «Детском мире». Зато привез большую коробку с детским приданым. Гуля родила сына Тимура. «Детей любят всем сердцем, - говорил Бакир Шакирович. - А внуков - сердцевиной».
Презумпция успешности
В 1954-м на углу Худайбердина и Чернышевского выросла новая четырехэтажка в стиле сталинского ампира. Построили ее для специалистов «Башнефти», но среди счастливых новоселов попадались люди и других профессий, зарекомендовавшие себя перед высоким начальством. Как, например, молодой архитектор Михаил Мазин из «Башкиргражданпроекта». Выпускник Московского архитектурного института, Михаил Павлович принимал активное участие в подготовке проектов жилых домов и общественных зданий. Позже совместно с другими архитекторами строил Дворец культуры нефтяников, комплекс зданий КГБ, провел реконструкцию Башгосфилармонии и Театра оперы и балета.
Люсю и Георгия жена Михаила Павловича Валентина Васильевна родила после переезда на новую квартиру. И дочь, и сын учились в 39-й. К седьмому классу Люся Мазина вытянулась, постройнела и подумывала, не сделать ли модную стрижку, а пока носила косички. Как-то на улице к ней подошел симпатичный молодой мужчина: «Разрешите познакомиться?». Оказалось, тренер сборной Башгосуниверситета по баскетболу Вячеслав Семенович Сахнов (его тогда хорошо знали в Уфе) набирал школьниц, способных со временем поступить в БГУ и защищать уже на полных правах честь родного учебного заведения.
На первую тренировку Люся пришла с самыми близкими подружками - одноклассницами Таней Печатновой и Наташей Парамоновой. Там в спортзале Таня увидела свою давнюю знакомую - Гузель, Гулю. Встречались девочки, несмотря на тесное общение родителей, нечасто. Воспитывали их в строгости, и все застолья проходили без детей. Так началась их дружба. Скоро Люся с Наташей забросили тренировки, а вот Гуля и Таня остались у Сахнова, страстно полюбили баскетбол, где, между прочим, человеку даже небольшого роста можно найти применение, поставить, например, разводящим. Спорт - это было то, чего им не хватало в предыдущие годы: семь лет они проучились не только в обычной школе, но и в музыкальной - разумеется, № 1. По несколько часов в день вынуждены были сидеть за инструментом, а так хотелось побегать, поиграть.
Продолжали дружить уже вчетвером. В 1972-м Гузель поступила на химфак БГУ. Через год Люся стала студенткой нефтяного института, а Наташа и Таня - исторического факультета университета. Сахнов был счастлив: девчонки - честь и краса команды, ради сборной готовы на все. Однажды должны были вылететь на какие-то очень ответственные соревнования в Ижевск. Но то ли рейсов подходящих не было, то ли билетов. Таня позвонила Олегу Порфирьевичу, Гуля - Бакиру Шакировичу. Через пару часов отцы прислали целый самолет - кукурузник. Долетели благополучно. Пожалуй, это был единственный случай, когда номенклатурные дочки воспользовались родственными связями. И то ради общего дела.
«Какие поблажки, какие привилегии, о чем ты говоришь? Детский сад - самый обычный, от фабрики
8 Марта, кормили, правда, вкусно, воспитательница была добрая. В школе и дома был спрос большой, да и стыдно было подводить родителей, поэтому к урокам относились серьезно», - говорила Гуля, когда однажды летним вечером мы сидели у нее на даче. Когда-то на фоне множества садовых будочек этот дом, вероятно, обращал на себя внимание. Сегодня в окружении вычурных хором он выглядит более чем скромно. Гуля с Таней в свое время решили раз и навсегда - не продавать старые дачи и не перестраивать. Они дороги им как память о днях, проведенных с родителями, в конце концов здесь выросли их собственные дети, красавцы-сыновья. Гулины - Тимур и Марат, Танин Олег. Они, кстати, тоже дружат.
Летом на даче проводили все выходные. Ездили, конечно, и на курорты. Но возникали досадливые проблемы: порядки в правительственных санаториях царили суровые, проживание с детьми строго воспрещалось. Приходилось договариваться с подругой или родственницей, брать с собой и устраивать с детьми на квартиру. Зато можно было всем вместе поплавать в море. Так было, когда Печатновы отдыхали в Сочи, на бывшей даче Сталина. Танечка жила с маминой приятельницей в частном секторе.
Сегодня номенклатурные девочки (им уже по 55) по-прежнему сильны своей дружбой. И в горе, и в радости они вместе. «Доброта и душевность Тани безграничны, это наша мать Тереза, Люся - мозговой центр, начальник штаба, маршал, - с улыбкой говорит Гуля, - ну, а мы с Наташей - их боевые подруги». Каждая из них состоялась как личность, как профессионал, как мать. Татьяна Олеговна Печатнова-Якимова - директор Уфимского торгово-экономического колледжа, заслуженный учитель РБ. Гузель Бакировна Кильдибекова-Шабаева - доцент Аграрного университета, кандидат химических наук. Людмила Михайловна Мазина - начальник планового отдела «Башгеофизики». Единственная не номенклатурная в этой компании - Наталья Геннадиевна Парамонова-Кирдякина. Девятнадцать лет проработала главным специалистом организационно-контрольного управления в администрации города. В настоящее время является владелицей турагентства «Четыре сезона».

***
Успешность этих женщин была предопределена воспитанием, благополучным детством, заботой семьи. Но никто не сдавал за них экзамены, не платил за учебу, за ту или иную услугу. И не забрасывал мячи в корзину. Воспользовавшись выпавшей на их долю возможностью, они сумели обратить её во благо.

Рашида Краснова



Комментариев: 1

2015-05-11 20:40:02 галина ивановна
я тоже училась и закончила 39 школу и было приятно узнать много интересного из истории моего родного района нашего города но к сожалению не увидела в этой статье, как сложилась судьба Дмитрия Печатнова. Такое чувство что я побывала в своей юности



Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook