ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Деды-плясуны
В Уфе прошёл парад Дедов Морозов.
27 декабря более 500 людей в костюмах сказочно...


Ключ к успеху
В конце декабря Башкортостан принимал высоких гостей из соседней, братской Респу...

Оптимистичный бюджет
На последнем в уходящем году, 32-м заседании Горсовета депутаты утвердили проект б...

Свеча любви
На площади Ленина в Уфе прошли торжества по случаю Хануки - одного из крупнейших п...

Мы - лучшие!
Журнал «Уфа» одержал победу в конкурсе «Лучшее муниципальное образование Респуб...

В эфир слетелись «соловьи»
На победу в юбилейном Х конкурсе-фестивале эстрадной песни «Хрустальный соловей»...

Новая команда - «Уфа»
У нашего журнала появился тёзка. «Уфа» - так будет называться главная футбольная к...

Елка – тысячи огней!
Тысячи уфимских детей кружили хороводы вокруг зеленой красавицы, смотрели театра...

Мальчики - о девочках
В кинотеатре «Родина» прошёл Третий уфимский открытый кинофестиваль коротком...

Все в горы!
25 декабря на склонах горнолыжного центра «Олимпик-парк» стартовал Открытый ку...

Ретрокалейдоскоп
Январь-2011
90. 3 января 1921 года радиостанция университета Висконсина впервые перед...





     №1 (110)
     Январь 2011 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье








РУБРИКА "КУЛЬТПОХОД"

«Князь Игорь»: миссия выполнима


Александр Бородин сочинял оперу «Князь Игорь» 18 лет, но она так и не была завершена. После смерти Бородина А.Глазунов по памяти восстановил увертюру и на основе авторских эскизов дописал недостающие эпизоды оперы, а Н.Римский-Корсаков инструментировал большую ее часть. Опера, созданная на сюжет «Слова о полку Игореве», считается воплощением «русскости» в музыкальном искусстве. В 2010 году - в год 120-летия премьеры в Мариинском театре - «Князь Игорь» снова вошел в репертуар Башкирского государственного театра оперы и балета (прошлые постановки относятся к 1951, 1966 и 1989 годам).



Масштабной премьерой 8 и 9 декабря открылся XIII Фестиваль «Шаляпинские вечера в Уфе», прошедший в этом году с большим размахом: партию Иоланты в одноименной опере исполнила дипломант Фестиваля «Золотая маска» Ирина Крикунова, партию Алеко в опере «Алеко» - лауреат Государственной премии СССР Сергей Лейферкус, для оперы «Риголетто» был приглашен солист московского театра «Новая опера» Анджей Белецкий, «Аиду» украсили солисты Мариинского театра Анна Маркарова и Август Амонов, партии хана Кончака в «Князе Игоре» и Мефистофеля в опере «Фауст» взял на себя всемирно знаменитый бас и министр культуры РБ Аскар Абдразаков, а в итоговом гала-концерте ко всем приглашенным звездам присоединилась еще одна звезда мирового уровня - Ильдар Абдразаков.

На счету режиссера новой постановки БГТОиБ Георгия Исаакяна - уже четыре «Князя Игоря» в разных театрах. Он стал известен как художественный руководитель Пермского академического театра оперы и балета (1991-2000), в 2009-м стал лауреатом Всероссийской театральной премии «Золотая маска» в номинации «Лучшая режиссерская работа» за оперу Монтеверди «Орфей». Среди других его работ - «Дягилевские сезоны: Пермь - Петербург - Париж» (2003-2009) и опера «Один день Ивана Денисовича» на музыку современного петербургского композитора Александра Чайковского. Георгий Исаакян - лауреат Государственной премии России и Премии имени Федора Волкова. За оформление «Князя Игоря» взялся художник Эрнст Гейдебрехт: он с 1990 года проживает в Германии, но работал над «Орфеем» совместно с Георгием Исаакяном - и тоже получил «Золотую маску». Не менее знаменит и музыкальный руководитель нашей новой премьеры - главный дирижер Национального симфонического оркестра Республики Беларусь Александр Анисимов.

-«Князь Игорь» - крепкий орешек для любого театра, - высказал свое мнение Георгий Исаакян. - Во-первых, Бородин не закончил свое великое произведение - у него нет ясного финала, и для любого постановщика это огромный вопрос. Для трех премьерных спектаклей в Мариинском театре мы сочинили три разных финала. Во-вторых, гигантские четырех- и пятиактные полотна, привычные зрителю XIX века, сегодня уже не приветствуются. А театр - все-таки не музей, он должен вступать в диалог со своим зрителем. Князь Игорь появляется в прологе, чтобы затем исчезнуть практически на всю оперу… Чтобы зрители могли проследить за каждой из сюжетных линий, мы создали новую редакцию, расчленили половецкий акт. (Получилось, что I акт повествует о любви Кончаковны к Владимиру Игоревичу, во втором рассказывается о вольностях Князя Галицкого в покинутом Игорем Путивле, в третьем - Игорь думает о побеге, хан Кончак развлекает его половецкими плясками - Прим. авт.) В классической компоновке после «Половецких плясок» делается антракт - и зритель уходит домой счастливый, думая, что это конец; плач Ярославны происходит при полупустом зале. Поэтому в нашей версии мы сразу окунаемся в финал - Плач и возвращение Игоря. Для этого IV акт пришлось сократить.
Кстати о соотношении классики и новаторства: в 1909 году в Париже, когда Михаил Фокин ставил «Половецкие пляски», они были настоящим авангардом - ведь уже существовала версия Льва Иванова. На премьере в театре Шатле публика вскакивала с мест - людям казалось, что на сцену нахлынули половецкие орды и сейчас в них полетят стрелы… А теперь это стопроцентная классика. Может быть, и то, что делается сейчас, через 10 лет станет классикой.

-Две недели назад в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко состоялась премьера оперы Верди «Сила судьбы» в вашей постановке…
- Внешне эти два спектакля совершенно разные, но их объединяет одно - уважение к музыке. Мне кажется, что современных оперных режиссеров преследует одна большая беда: опера научилась притворяться современной, но при этом она совершенно пускает побоку музыку. Она становится чем-то вроде звуковой дорожки к кинофильму. К сожалению, у этого явления есть множество пропагандистов. Но жанр мстит - что и происходило многократно на моих глазах.
- В какой момент произошел ваш окончательный выбор профессии?
- Я часто думаю, что, может быть, я лучше был бы музыкантом - я учился музыке 12 лет, играл на скрипке - или врачом…

Но трагичность нашей жизни в том, что, делая выбор, мы отсекаем все остальные возможности. Хотя никакого моментального прозрения у меня, конечно, не было - это счастливые люди, которые просыпаются однажды утром и понимают, что они рождены быть, например, уборщиками снега. С другой стороны, я профессию свою очень люблю и считаю ее во многом миссионерской - хотя современный мир все пытается запихнуть нас в сферу услуг. На самом деле мы помогаем вам всем сохранять культурную идентичность. Человек отличается от животных не тем, что ездит на машине и зарабатывает деньги, а тем, что создает культуру.
- Прошлые ваши спектакли - хотя они и были неплохими - «Золотой маски» не получили. Что-то изменилось в вас - или в «Маске»?
- Это «Маска» доросла до нас, - пошутил Георгий Исаакян. - На самом деле мания «Золотой маски» - вещь очень опасная, особенно для провинциальных театров. Если московские театры живут в достаточно агрессивной среде, и самые хамские статьи никого там не испугают, то для провинциального театра выезд и получение негативной оценки своей работы становится драмой, которая часто даже приводит к каким-то кадровым решениям - «Вот, вы уронили престиж региона»… Это абсолютная глупость, потому что театр - это живой процесс, и критики - тоже живые люди. Этот конкурс создал такое понятие, как «масочный спектакль» - и я с первых тактов вижу, попадает постановка в этот стандарт или нет. В чем-то он имеет смысл, в чем-то - нет. Мы никогда не делали спектакли с тем, чтобы получить награду. Мы делали спектакли, чтобы получить реакцию публики и чтобы нам было не стыдно.

Жители Путивля в «прологе», половчанки-подружки Кончаковны, загулявшая толпа на пиршестве у князя Галицкого и обиженные девушки, и делегация бояр, пришедшая к княгине, - роль хора в «Князе Игоре» очень велика. Да и другие оперы без него не обойдутся.
- На этой премьере я в первый раз в жизни пела соло, - рассказывает артистка хора БГТОиБ Гульсум Ризванова. - Солистка заболела, и мне доверили небольшую партию няни княгини Ярославны: это партия для меццо-сопрано, и дирижер выбрал меня.
Изучать музыку Гульсум начала в стерлитамакской музыкальной школе №1. На занятиях с педагогом Евгенией Беляевой она полюбила мощное и стройное звучание хора: когда приходилось петь сольно, сильно волновалась. Потом закончила Институт культуры в Самаре, недолго поработала методистом по хору, затем - в капелле филармонии.
- Последние репетиции «Князя Игоря» шли 10 дней подряд, с утра до вечера, - продолжает артистка. - Старожилы говорят, что раньше премьеры готовили гораздо дольше - по полгода, а то и по году. Для «Половецких плясок» мы сначала долго искали нужную точку: пели с балкона, из боковых лож - но оптимальным вариантом оказалась галерка. А балет в это время репетировал отдельно - под фонограмму. Затем мы объединились.
- И слушать, и петь такую музыку - огромное удовольствие…
- Возникает ощущение чего-то грандиозного и вместе с тем истинно народного - именно это и называется «русским духом». Даже от «Плясок», хоть они и стилизованы под Восток - ведь в плену у половцев было много русских. Поешь - и душа раскрывается!
- А другие оперы?
- В «Иоланте» Чайковского от музыки как будто идет свет, особенно в конце. Но я особенно люблю «Алеко» - это раннее сочинение Рахманинова, очень романтическое и отлично поставленное режиссером Иркином Габитовым. И мы, и солисты там ощущаем себя настоящими цыганами. Сергей Лейферкус - Алеко - певец уже немолодой, но голос у него - молодой и звонкий. В «Фаусте» задумано так, как будто мы - только пешки в руках высших сил. Это тоже романтизм, но XIX век - совсем другая оркестровка. Там, конечно, всех заводил Аскар Абдразаков - исключительный Мефистофель! В «Риголетто» мы только танцуем вначале, я там не участвую. «Аида» Верди - признанный эталон оперы, в ней сногсшибательные хоры! Музыка кажется сложной, но поется очень легко. У солистки Мариинского театра Анны Маркаровой, которая была Аидой, необыкновенный голос: объемный, как стереофония, с густыми нижними нотами - говорят, еще недавно она пела меццо-сопрано, и верхние красивые! И наша Лариса Ахметова - Амнерис - ни в чем ей не уступала, и Август Амонов - великолепный тенор.
Я часто думаю, что хоть зарплата и небольшая, я выбрала себе работу по душе. Когда поешь или слушаешь, как солисты поют - бывает, прямо мурашки бегут от удовольствия!

Екатерина КЛИМОВИЧ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг