ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

За честные выборы

4 марта – выборы Президента России и депутатов уфимского Горсовета
В республике на большинстве из 3509 избирательных участков установлены веб-...


Блин радости и веселья
Масленичные народные гуляния длились в Уфе три дня: праздники проводов весны прошли во всех семи районах столицы.
Первыми приход весны отпраздновал...


Новоселье на Парковой

В Октябрьском районе столицы открылся новый филиал поликлиники №33.
На первом этаже жилого дома раньше располагался магазин, но затем помещени...


«Мархамат» на «Линии жизни»

Масленичная неделя не только повеселила уфимцев, но и помогла Елизавете Брагиной из Стерлитамака. В столичных ресторанах и кафе прошла акция «Отве...


Стрижка - за улыбку

Впервые в Уфе заработал «Салон социально-бытового обслуживания пенсионеров», в котором пожилые люди могут воспользоваться услугами парикмахеров, п...


Креатив приветствуется
В администрации Уфы названы победители конкурса «Перспектива-2011». Все шесть проектов будут внесены в «Атлас инвестора» - инвестиционный паспорт горо...

Магазин у дома
В столичной администрации прошло совещание по итогам работы предприятий потребительского рынка товаров и услуг в 2011 году.
За это время было откр...


Чистый сброс
На строительство ливневой канализ
ации в Уфе выделено 100 миллионов рублей.
Строительство новых стоков начнется с Дёмского района столицы. До н...


Пур-амур… какие дети?
Второе место на Фестивале франкофонных театров в Екатеринбурге заняла пьеса «Этот ребенок», поставленная участниками студии «Мост искусств» при францу...

Музыка из компьютера
В Уфе стартовал I Открытый Республиканский конкурс «Музыка цифр». Он должен выявить одаренных подростков, умеющих работать с электронными технологиями...

На конвейер вслепую
В помещениях обанкротившегося завода «Электролуч» открылось новое предприятие, в котором организованы рабочие места для инвалидов.
На этом заводе ...


Мельпомена призывает
Этой весной в Уфе пройдет отборочный конкурс в Московскую театральную школу Олега Табакова.
Как считает мастер, актерскому мастерству надо начинать...


Мишка принесет удачу

В Уфе выбран талисман VI Зимних международных детских игр - симпатичный мишка, младший брат олимпийского мишки из
80-х. А эмблемой - изображ...


Летая над Сочи
Уфимец Ильмир Хазетдинов стал победителем XI этапа Кубка России по прыжкам на лыжах с трамплина. Соревнования стали первыми для открывшегося накануне ...

Ретрокалейдоскоп
140. 4 марта (21 февраля ст.ст.) 1872 г. в Москве основан Исторический музей.
100. 1 марта 1912 года американец Альберт Берри совершил первый прыжо...





     №03 (124)
     март 2012 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Крепкая порода


Из этого крепкого рода белебеевских купцов вышел и Юрий Иванович Гуров. Отца его расстреляли в годы репрессий. И не то чтобы сын озлобился на власть, просто очень рано усвоил материнскую заповедь: рассчитывать в жизни надо только на себя. Как его дед, отец и дядья, умел он все, чему соседи крайне удивлялись и приглашали паренька то проводку починить, то помочь крышу перекрыть. Руки его не знали скуки, но Юра Гуров хотел во что бы то ни стало выучиться на инженера. На инженера, каких ему с детства ставили в пример дед с отцом, - начитанных, образованных, благородных, не чурающихся простых работяг. Но грянула война, и Юру призвали с первых дней. Застал он все ужасы отступлений. Был ранен и контужен. За битву на Курской дуге заслужил орден Красной Звезды. 
Пришла победа, а с ней и надежды на новую жизнь. Возвращаясь с фронта, Гуров решил задержаться в Куйбышеве, чтобы потом специально не тратиться на дорогу - он сдал документы и был сразу зачислен на дневное отделение КИСИ (Куйбышевский инженерно-строительный институт). Его избранница Зоя Василевская, соседская дивчина, запомнилась смешной голосистой пацанкой, а после фронта ему навстречу вышла статная красавица. Он ни за что бы ее не узнал, не обратись она к нему первая. Так они заново познакомились и больше не расставались. Зоиного деда, как и Юриных деда и отца, расстреляли в Гражданскую. В Башкирию Василевских судьба забросила с Западной Украины. Зоя всегда мечтала побывать на родине предков, и это им с Юрием удалось, но много позже. Дав же согласие стать женой Гурова, невеста поставила условие: сохранить свою девичью фамилию. Юра не возражал, понимая, что это не женский каприз, а выстраданное решение любимой. После защиты диплома Гурову предложили работу в Уфе, и молодое семейство навсегда распрощалось с родным Белебеем.
На работу Юрия Гурова пригласил легендарный директор треста «Башнефтезаводстрой» - БНЗС - Стариков - человек, не боявшийся говорить горькую правду в лицо начальству. Ему удалось отстоять идею строительства Уфимского нефтяного института в Черниковке, а не в историческом центре Уфы, на чем настаивало руководство Башкирии. На Старикова раздражались и стучали по столу в высоких кабинетах, а он был неумолим: нефтяной надо строить поблизости к заводам, где студенты смогут практиковаться. И ведь добился своего - Москва поддержала именно его вариант!
В молодом Юрии Гурове Стариков разглядел такого же настырного и жадного до работы, как он сам, строителя. Молодого инженера Гурова назначили начальником СУ-2 БНЗС. Ему-то как раз и довелось возводить корпуса родного нефтяного института, который он к тому времени уже успешно окончил. Трест БНЗС, созданный специально для нефтеперерабатывающих заводов Уфы, строил не только производственные установки, но и самые значимые социальные объекты Уфы. Надо ли говорить, какие предъявлялись требования на монтаже взрывоопасного оборудования? Слабаки здесь не задерживались. На всех уровнях - от прораба до управляющего - трудились настоящие мужики. Такое же гостовское качество соблюдалось затем и на строительстве больниц, школ, детских садов и жилых домов. Поселиться в бээнзэсовском кирпичном доме, облицованном белой плиткой, для уфимцев нескольких поколений считалось большой удачей.
Легендарный строитель Уфы Михаил Гаврилович Старцев вспоминает, как Юрий Иванович Гуров принимал его, демобилизованного из армии бирского паренька, на работу в СУ-2. Желающих попасть в такую мощную контору было предостаточно. Заявления о приеме на работу в канцелярии уже не принимали, а особо настойчивым рекомендовали пойти на личный прием к начальству. Старцев был чрезвычайно настойчив. Просидев допоздна у кабинета Гурова - очередь до него так и не дошла - он явился и на следующий день. Но картина повторилась: время уже 10 вечера, а в приемной полно народу. И когда секретарша объявила, что прием окончен, натянутая внутри Старцева струна лопнула. Он решительно двинулся в кабинет начальника и, прихлопнув ладошкой, выложил с ходу перед управляющим заявление о приеме на работу. Обескураженный такой наглостью непрошеного посетителя Юрий Иванович Гуров встал из-за стола и потребовал показать трудовую книжку.
- Ба, у тебя же совсем нет стажа и опыта в строительстве. Что же мы с тобой делать будем?! - развел руками Гуров.
- Стажа нет, потому что 3 года армии отдал. А если бы не служил, может, сегодня не я у вас в приемной мариновался, а вы у меня! - выпалил парень в гимнастерке.
Гуров залился таким раскатистым смехом, что заглянула перепуганная секретарша. Он тут же подписал Старцеву заявление со словами: «Во даешь! Такие нам нужны! Выходи завтра же на стройку, с общежитием тоже решим». Так Гуров стал первым наставником Старцева на долгие годы. Они стали верными товарищами, всегда советовались друг с другом, хотя Гуров и был значительно старше. И даже после того, как оба перейдут на работу в трест и Старцев займет более высокий пост, их будет связывать крепкая нить настоящей мужской дружбы.
…Поначалу семье Гуровых предоставили комнату в бараке аварийного поселка, неподалеку от Лампового завода. Зимой приходилось вставать среди ночи и растапливать печь, чтобы не заморозить детей. Юрий Иванович предлагал супруге несколько лет посидеть дома с детьми - его солидной зарплаты вполне бы хватило. Но Зоя Ивановна на роль домохозяйки не соглашалась. Она пошла работать в
24-ю школу, располагавшуюся здесь же, в аварийном поселке. Возглавлял ее уникальный человек - Александр Петрович Позолотин. Его обожали не только ученики, но и весь коллектив молодых черниковских учителей. Денно и нощно ставились спектакли по собственным сценариям, выпускались стенгазеты, испещренные эпиграммами на коллег. Певунья и заводила Зоя Ивановна Василевская пришлась тут явно ко двору. Все знали, что ее муж - талантливый инженер - занимает высокий пост в строительном тресте, что в принципе давало ей возможность побаловать себя лишними часами отдыха, но она не желала отличаться от коллег - как и все, сутками пропадала в школе. Мало того, продолжала учиться заочно в Ленинградском педагогическом институте - и еще пару лет ездила в северную столицу сдавать сессии. Весь коллектив с нетерпением ждал ее возвращения: в учительской накрывался стол с привезенными угощениями, а для милых подруг непременно находился презент. А сама Зоя Ивановна брала в руки гитару и пела замечательные романсы. Но какой бы сплоченной ни была учительская команда директора Позолотина, узнав о готовящемся закрытии их старенькой 24-й школы, он сам начал пристраивать своих коллег по разным черниковским школам. Так учитель географии Зоя Ивановна Василевская оказалась в 76-й школе.
Семью Гуровых всегда окружали надежные друзья, с которыми в выходные можно было отправиться на рыбалку и охоту, а в дачный сезон собраться вместе, чтобы поставить кому-то домик да баньку. Что еще надо человеку для счастья?! Гуровы умели довольствоваться тем, что имели. А когда Юрию Ивановичу дали полнометражную квартиру в доме на Первомайской - гостей принимали в несколько заходов, обидеть никого не хотелось. Их дети - погодки Лена и Коля - росли вместе с Черниковкой: бегали на стадионы и в кружки Дворца им. С. Орджоникидзе, в музыкалку и многочисленные секции и клубы. Своим размеренным течением жизнь словно платила Гуровым по старым счетам - загубленным жизням отцов и дедов. Казалось, так теперь - радостно и безмятежно - будет всегда.
Беда подкралась незаметно. У Зои Ивановны обнаружили рак. Но коллеги даже не подозревали о ее болезни, она до последнего ходила на работу, проводила классные часы, участвовала даже в субботниках. Для коллектива школы ее неожиданный уход в
76-м году стал шоком. Как, впрочем, и для сына с дочерью. Вместо ожидаемого празднования 50-летнего юбилея Зои Ивановны друзья и родственники собрались на ее проводы в последний путь. И сегодня старейший педагог Уфы, всеми уважаемая Эльза Ивановна Вульф, вспоминая о годах совместной работы с Зоей Ивановной в 24-й школе, говорит о ней чрезвычайно тепло и трогательно - она оставила о себе только светлую память.
Дети к тому времени уже выучились. Лена стала учителем музыки и уехала с мужем-офицером в Баку. Коля, как и отец, окончив нефтяной институт, подался на Север. А Юрий Иванович остался один в опустевшей квартире. Жить не хотелось, признавался он друзьям. И тогда соседи по площадке стали его вечерами приглашать на чай, где напротив него частенько оказывалась другая Зоя, Зоя Семеновна, рано овдовевшая дама из дома напротив. Они и раньше были знакомы и не раз гуляли в одних компаниях, но теперь судьба свела их по горькому поводу - оба оказались одиноки. И Зоя Семеновна перебралась в квартиру Гуровых. Однако поселившаяся в сердце Гурова тоска оказалась сильней - в 1982 году Юрия Ивановича не стало.
Выполняя наказ отца, сын Николай время от времени навещал Зою Семеновну в их квартире на Первомайской. И вот однажды дверь ему открыло милое создание в бигудях.
- Познакомься, Коленька, это моя палочка-выручалочка Зухра, я ей твою комнату сдаю, - поспешила ему навстречу Зоя Семеновна.
А потом его неожиданно разбил радикулит, и Зухра своими нежными пальчиками делала ему уколы. А потом он подвозил ее на занятия в
мединститут. А потом он пригласил ее на фильм «Холодное лето 53-го». А потом… Случилась любовь.
Зоя Семеновна сначала растерялась. Как бы Юрий Иванович воспринял решение сына жениться на татарке? Но, поносив в себе эти душевные переживания, как-то призналась Николаю:
- А ты знаешь, в чем-то ваши судьбы схожи. Точнее, судьбы ваших предков.
Ведь к тому времени она знала много семейных тайн и преданий своей квартирантки.
Купеческий союз
Купцов Ахмадуллиных знала вся Казань. В 1902 году они основали издательство и типографию, открыли книжную лавку. Они владели судами, курсировавшими по Белой. В городке Бирске у них была своя пристань и небольшая артель из доверенных казанских компаньонов. Братья Ахмадуллины и их сыновья кроме этого держали многочисленные лавки, кожевенные и суконные производства. Капиталы семьи росли, и родители строго следили за их приращением: никому из сыновей не позволялось жениться на простолюдинках, каких бы красавиц не высмотрел их зоркий глаз.
Вот и любимую дочь Бадыгульямал отец мечтал выдать за сына соседа - купца-краснодеревщика Фазыляна Уразаева. Перед самым мятежным октябрем два крепких казанских рода решили породниться. Во время никаха невеста-красавица осмелилась, прервав наставления муллы, заявить, что хотела бы оставить свою девичью фамилию. Но отец Абдулла Ахмадуллин строго взглянул на дочь, такого своеволия не позволил.
Невеста переехала в дом Уразаевых у Купеческих рядов вместе со своей помощницей по дому - на этом ей удалось настоять. Но постепенно спесь гордячки стала сходить. Уж больно тревожные разворачивались события. И вскоре всю прислугу, включая истопника и кухарку, Уразовы рассчитали, чему сами работники до последнего сопротивлялись - они лишались гарантированного неплохого заработка. Мужчины стали потихоньку паковать ценные вещи, дорогие сервизы, ковры и меха, отправляя ночью суда в Бирск, куда, казалось, мятеж не дойдет. В напряжении, но довольно безбедно семья пережила и НЭП - их не трогали. У молодых народилось уже трое детишек. Строптивая Бадыгульямал остепенилась, стала заботливой матерью и вполне покладистой женой.
Все оборвалось в один день. К ним явились ночью. Наспех зачитали какие-то бумаги и велели всем выходить во двор, взяв в дорогу самое необходимое. Никакие слезы детей и рыдания женщин людей в погонах не остановили. Их увезли на разных подводах - мужа, его отца и брата на первой, как потом выяснилось, их сослали в Томск. А Бадыгульямал со своими крошками и младшей сестренкой попали в Башкирию на Белорецкие рудники. Их поселили в бараке и каждый день выгоняли на работу. За детьми присматривали по очереди. Каждую неделю приходилось кого-то хоронить. Выстояли самые крепкие. Бадыгульямал была из таких. Она работала яростно и стала стахановкой. Таких, как она, - передовиков стахановского движения - оказалось всего несколько человек, и летом 41-го им разрешили покинуть рудники, выбрав для проживания любую деревню в Башкирии. Возвращаться же в Казань или в любой даже самый отдаленный населенный пункт Татарии запрещалось.
Долго не раздумывая, Бадыгульямал с сестренкой выбрали красивую деревню на крутом берегу Белой - Уртаево, куда не раз причаливали, путешествуя с семьей до Бирска. Так началась их новая жизнь в башкирской глубинке. Первым делом необходимо было восстановить документы, у детей не было даже метрик. С большим трудом ей удалось их выхлопотать. В графе «место рождения» вместо Казани теперь значилась деревня Уртаево Дюртюлинского района БАССР.
Сельчане сочувствовали молодой женщине с тремя детьми, хотя не раз убеждались в ее гордом нраве - подаяний она никогда не брала и пустопорожних разговоров не водила. Ходила всегда с гордо поднятой головой, приветливо кивая при встрече. Избегая откровений с соседями, потихоньку приводила в порядок заброшенную лачугу, в которой ее поселили власти, обзаводилась хозяйством. Односельчане поражались ее недюжинной силе и умению. Нашлись и желающие отменную хозяйку сосватать, но всем был дан от ворот поворот. Хотя Бадыгульямал знала, что ее муж в ссылке завел новую семью. Потихоньку она выходила на связь с родными - часть из них были сосланы в Томск, несколько семей попало в Караидельский район Башкирии на лесоповал. В Казани уцелели лишь двоюродные и троюродные сестры, братья.
После войны стало известно, что родной брат Самат, которому одному из семьи чудом удалось избежать репрессий, пропал без вести. И вдруг в 49-м году родные стали получать конверты с до боли знакомым почерком. Самат оказался жив! В бою на финской территории он был тяжело ранен. Теряя сознание, вдруг услышал татарскую речь: «Татарлар бар? (Татары есть?)». Он из последних сил поднял руку. Его спас и выходил финский татарин. После войны Самат останется в Финляндии и займется литературным трудом. Ему как переводчику произведений Мусы Джалиля, с которым он дружил еще до войны, посчастливится стать членом международной делегации и с миссией доброй воли посетить Казань. Только паспорт и имя у этого финского гостя были уже совсем другие. Но ему все же удалось встретиться с дальними родственниками и оставить письма для родных сестер.
Ахмадуллиных реабилитируют только в 1991 году. Бадыгульямал, никому ничего не говоря, быстро упакует вещи и соберется в дорогу. Надежду умереть в родной Казани она не оставляла ни на один день. Дочери, вышедшие замуж и пустившие корни в башкирской земле, даже не пытались мать удерживать. Вернувшись в Казань, Бадыгульямал поселилась в том же доме на Садовой, который все же удалось сохранить благодаря дальним родственникам. Бадыгульямал обосновалась у дочери старшей сестры - племянницы Венеры, профессора Казанского университета.
Тем временем младшая ее дочь Багизят, вышедшая замуж за фронтовика Гельмишарипа Шайхулова, вырастила на берегах Белой пятерых детей. Она сама, а потом и ее дочери поначалу учились в Бирске - в педагогическом, медицинском и фармацевтическом училищах, а уже потом продолжали учебу в Уфе. Зухра не стала исключением - после Бирского медучилища она перебралась в Уфу и поступила в мединститут. Квартиру на Первомайской она сняла по рекомендации подруги Альмиры. Здесь в Черниковке она и нашла свою судьбу - Николая Гурова.
Вот уже четверть века они вместе. Их единственный сын Юрий, названный в честь деда, намерен продолжить семейную династию - стать строителем. Все вместе они не раз бывали в Казани на могиле бабушки.
За минувшие годы многократно разрослось фамильное дерево Ахмадуллиных-Уразаевых, но их крепкие родовые корни по-прежнему питают созидательной энергией творчества все новые и новые поколения потомков. Каждый из них словно пытается доказать себе и всему миру: человек, умеющий ставить высокие цели, непременно их добивается, если им движет благодетель.
Есть такая цель и у Зухры Гуровой: сделать медицинское учреждение, которое она возглавляет, лучшим в республике и узнаваемым во всей России. И это ей вполне удается. Ее студенческая поликлиника № 49, в состав которой входит и женская консультация, уже удостоены статуса «Клиники, доброжелательной к молодежи». И нет сомнения в том, что у доброжелательной доктора Гуровой впереди еще много наград, потому что она полна новых замечательных идей и планов. А ее рабочий день, не умещающийся в стандартные сутки, очень напоминает хлопоты пчелки из беспокойного улья, что когда-то красовалась на наградной императорской ленте пращура Гурова.


Екатерина АНДРЕЕВА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг