ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

На мели
Обмеление рек, отсутствие портов и изношенность флота - все эти проблемы обсуждались на совещании по развитию внутреннего водного транспорта республик...

Проблемная страда
В 18 районах республики введен режим чрезвычайной ситуации по засухе, в том числе и в Уфимском. По оптимистичным прогнозам Минсельхоза республики, ожи...

Куница над дорогой
На проспекте Октября на остановке «Железнодорожная больница» светофорные столбы теперь украшены символом башкирской столицы.
Куницы появились на сп...


Новые рельсы и трамваи
На участке по улице Революционной обновились трамвайные пути. Вместо старых рельсов, которые прослужили около 35 лет, бригады путейщиков ночью установ...

Чудо-трубы
Впервые в Уфе на улице Кирова при замене тепловых сетей на участке в 120 метров применены современные пластиковые трубы с пенополиуретановой изоляцией...

Персональная – для автобусов
С начала июля на уфимском проспекте Октября начала действовать выделенная полоса для общественного транспорта.
Езда по ней разрешена только автобу...


Мусор – не для ленивых
В столице начался эксперимент по сортировке мусора. В уфимских дворах появились новые оранжевые контейнеры с надписью «пищевые отходы».
Один такой...


Опасная реклама
Республиканская прокуратура провела проверку рекламных конструкций. В результате выяснилось, что 150 баннеров в Уфе установлены с нарушением нормативн...

Вотчина скейта
Начат сбор средств для строительства скейт-парка. Объект будет возводиться добровольцами. Специально для этого Общественный фонд развития города откры...

Читальный зал – на улице
На аллее перед Центральной городской библиотекой Уфы в третий раз открылась выставка «Ветер странствий».
На четырех стендах сотрудники книгохранили...


О войне расскажут куклы
Уфимские мастера-кукольники работают над созданием новой тематической экспозиции в Доме-музее Сергея Аксакова, посвященной Отечественной войне 1812 го...

20 лет без СССР
В Городском Дворце культуры открылась выставка «20 лет без СССР». Она уже прошла во многих городах бывшего Советского Союза, в ней приняли участие бол...

Путевка в финал
В уфимском Центре уличного баскетбола «Кашкадан» прошли финальные игры регионального этапа чемпионата России по уличному баскетболу, где определились ...

«Бежим» из офиса
Традиционные летние корпоративные игры на призы главы администрации Уфы пройдут 11 августа на стадионе «Динамо» под девизом: «Из офиса – на старт!».

Уроки от чемпиона
В Ледовом дворце «Уфа-Арена» завершил свою работу трехдневный марафон «Школы вратарей» Ильи Брызгалова. Уникальные мастер-классы от обладателя Кубка С...

Ретрокалейдоскоп

200. 8 (20) августа 1812 г. издан указ военного министерства «О сформировании башкирских казачьих полков» из башкир и мишарей Оренбургской, Сарато...





     №08 (129)
     август 2012 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Гости съезжались на дачу…


Русское изобретение
В советское время родственница моя тетя Нюра мечтала обзавестись шестью сотками недалеко от города. Еще в 1949-м, когда она еще и замужем не была, вышло постановление Совмина СССР «О коллективном и индивидуальном огородничестве и садоводстве рабочих и служащих». И вот в 60-е, когда сын с дочкой подрастали, а отдельные перебои со снабжением становились все регулярнее, тетя Нюра решила: «Огород прокормит». Пошли они с дядей Витей в заводской профком и написали заявление. Дали им землю у Каменного перевоза, возле колонии Матросова. Участок достался чудной - с огромной естественной воронкой. Склоны укрепили малиной, смородиной и крыжовником. Поверху посадили яблони. И так хорошо и быстро все пошло в рост - залюбуешься. Земля оказалась на диво плодородной. Получился самый что ни на есть террасный сад. «Вот только лазать нам с тобой, мать, приходится, как обезьянам, - ворчал дядя Витя. - Но ничего, вот Андрюшка подрастет, мы с ним отгрохаем настоящую дачу».
К вечеру пятницы Уфа замирает, как и двадцать, тридцать лет назад, но теперь эта тишина всеохватна - город покидают тысячи машин, сотни многоэтажек остаются на время без хозяев. Все устремляются к своим загородным дворцам, коттеджам и садовым будочкам, кто во что горазд по деньгам и аппетитам.
Началось это сумасшествие еще двести лет назад, во всяком случае в Москве, которая уже в первое десятилетие XIX века летом стояла пустая и притихшая, словно «французу отдана», хотя до войны с Наполеоном было еще далеко. Почтенные семейства со всем скарбом разъезжались по подгородным усадьбам чаевничать, развлекаться охотою и рыбной ловлей, варить малиновое и крыжовенное варенье, простой люд спешил в родные палестины подсобить деревенской родне в тяжелом крестьянском труде. Железной дороги, понятно, и в помине не было. А уж с ее появлением дачное движение обрело размах и силу. Ничего похожего нет ни в какой другой стране.
От профессора-культуролога лондонского King’s College Стивена Лоуэлла, написавшего детальное исследование «Дачники» и считающего дачу чисто русским изобретением, частью нашей загадочной души, не скрылось, что мы с вами делимся на две категории. На тех, кто обожает загородную жизнь и многим может пожертвовать ради возможности лишний раз погорбатиться на грядках, и на тех, кто вообще презирает летнее проживание за городом. Тут трудно согласиться с автором книги. Большинство наших соотечественников очень даже любят проводить время на даче, но некоторые все-таки предпочитают поэтическое созерцание красот природы радостям полива и прополки. Современный российский дачник, как когда-то называли тех, кто снимал дом на лето, все больше становится похожим на западного человека, который отдыхает на свежем воздухе для того, чтобы с новыми силами в понедельник взяться за работу в офисе.
В социалистическом прошлом наши родители, отработав положенное время на производстве, еще два дня вкалывали на садовом участке. Правда, после «садистских» трудов они успевали отоспаться в тенечке и всласть отведать окрошки на самодельном квасе, ядреных малосольных огурчиков и молодой картошки, щедро политой маслом и посыпанной своим же укропчиком. А на десерт - малины с молоком. Еда была отменная, ничуть не хуже, чем у британского кулинарного революционера Джейми Оливера, призывающего всех вести приусадебное хозяйство и готовить простые блюда из «подножного корма». Вот ведь как, не успели толком распробовать и даже научиться готовить что-нибудь из марокканской или, скажем, японской кухни, а нужно возвращаться на круги своя: оказывается, чем привычнее и проще, тем лучше для здоровья. Это и понятно, ведь речь идет о собственноручно выращенных плодах.
Если в средней полосе, где-нибудь в Ярославле, Туле, Нижнем Новгороде, даже сараюшки размером с голубятню привыкли высокопарно величать дачами, то у нас всё скромничают. «Андрюша, ты где?» - «Где-где, в огороде». - «А что ты там делаешь?» - «Чай пью из самовара». Самовар угольный. Голос счастливый. «Огород» в двух шагах от Телецентра, напротив городской квартиры, через Белую, по Демской дороге. Дом, который они с отцом строили на новом месте, благополучно продав карстовую яму у Каменной переправы, хоть и видал виды, будкой для инвентаря не назовешь. По всем параметрам он претендует на более высокий статус. «Почему все-таки огород?» - не отстаю я от Андрея Викторовича. «Да потому что традиция такая сложилась. Уфа была трудовым, заводским городом. Дача - это для важных персон, начальства, творческой элиты. Огород, сад - для работяг, для спасения, выживания».
О дореволюционных местных дачах написано немало. Строились они в одном стиле, обязательно с мезонином, выглядели одинаково и примерно так, как описывает их в одном из своих рассказов Антон Павлович Чехов: «Красивый двухэтажный дом с террасой, с балконом, с башней и со шпилем, на котором по воскресеньям взвивался флаг». Сюжеты многих произведений писателя развиваются на фоне дачной жизни.
Самые богатые уфимцы возводили большие, крепкие, высокие терема. Загородные дома Зайкова в Тужиловке и Поносовой-Молло в Алкине простояли до 1990-х благодаря тому, что в них размещались детские санатории. После революции большинство дач в той же Тужиловке и Новиковке были раскатаны на бревна. Фамилии некоторых бывших владельцев можно «выловить» из объявлений в «Уфимских губернских ведомостях» за 1904-й и 1905-й годы.
«Продается дача, в 3-х верстах от Уфы, при деревне Глумилиной, в 7 и 4 комнаты, с мезонином; при даче - пруд, баня, сторожка; вместе с дачей продается 11 1/2 лесу-лубчаку. О цене справиться у Г.К. Нагель - угол Александровской и Большой Успенской (Густав Нагель - уфимский купец, владелец большого магазина колбасной торговли. - Авт.)».
«Подгородная дача в 24 десятины между Новиковкой и Глумилиной продается. О цене узнать: Гостиный двор, склад сукон Акчурина или Воскресенская улица, у предводителя дворянства Султанова».
«Исключительное право охоты на дачах А.В. Новикова принадлежит Мечиславу Мечиславовичу Свенцицкому».
«Продается подгородная дача, находящаяся близь г. Уфы по тракту в
г. Златоуст, начинающаяся на 7 версте от города, с усадьбою в дер. Воскобойниковой. При усадьбе есть большой, но запущенный сад и рощи вблизи ея; в саду ключ с отличной водою, которою пользуются жители всей деревни, что, впрочем, необязательно для владельца продаваемой дачи. Цена земли с усадьбой и несколькими строениями на ней 3500 рублей серебром.
Владелица земли, жена Судебнаго Следователя Анна Ивановна Бурбо, живет в селе Новотроицком, Бирскаго уезда».
«Сим доводится до всеобщаго сведения, что охота на дачах, принадлежащих Валентине Валентиновне Топорниной и жене подполковника Ольге Валентиновне Воскресенской, за Дудкиным перевозом, Ногаевской волости, строго воспрещается, и виновные будут привлечены к ответственности». Здесь, по всей видимости, речь идет о лесных участках, которые тоже называли дачами.
Те, у кого не было собственного летнего жилища, снимали всевозможные помещения в окрестностях города. Предложений было множество.
«Сдаются дачи вблизи деревни Новиковки, в 3 верстах от города, невдалеке от кумыснаго заведения. При дачах имеется торговля бакалейным товаром и телефон с городом. Об условиях узнать в магазине
Р.П. Платонова».
«Сдаются на лето со всеми удобствами дачныя помещения на высоком берегу реки Демы, при селе Дурасове, близ станции Шингак-Куль Самаро-Златоустовской железной дороги (третья станция от Уфы). Плата от 10 до 18 рублей в месяц, за сезон - по соглашению. Можно получать хороший поварской стол и кумыс. За условиями обращаться к В.П. Ушакову, Уфа, Центральная улица, дом Коровкина».
Мода на съемные дачи пришла из Петербурга и Москвы. Даже далеко не бедный купец-«медовик» Илья Платонович Алексеев поддался искушению и стал каждое лето снимать двухэтажный дом на даче одного из «алебастровых королей» Мартемьяна Степановича Васильева, за пьянство и хулиганские выходки при честном народе прозванного Мартяшкой. Дача Васильева называлась «Золотым местом». Сюда привозили детей Алексеева, их было тринадцать душ, все разного возраста. «Большие девочки» Раечка, Надя и Соня уже входили в революционные кружки, «участвовали в роли подставных невест при посещении тюрем с заключенными революционерами для передачи им записок и нужных сведений». Так о них пишет в книге «Пляска Святого Витта» Тамара Нефедова. Тут, конечно, не обошлось без влияния брата, Владимира Алексеева, члена Боевой организации народного вооружения (БОНВ), участвовавшего в 1906 году в нападениях на почтовые поезда. Первый «экс» сошел боевикам с рук, во время второго, при котором, кстати, были человеческие жертвы, их арестовали. Владимир попал на каторгу. Экспроприированные средства пошли на нужды и мероприятия РСДРП, в частности на проведение
V съезда в Лондоне. Понятно, что дача была нужна не столько самому Илье Платоновичу, сколько «старшеньким». Рядом с дачей стоял маленький домик, где денно и нощно Володины друзья мастерили бомбы. Вот что поведала Нефедовой воспитанница Алексеевых, выросшая у них в доме и впоследствии ставшая женой «экспроприатора», Татьяна Александровна Евфорицкая: «Раечка, Надя и Соня были уже взрослыми девушками и могли служить поводом для устройства веселых гостеваний. Фактически это были сборы революционеров для решения ряда вопросов дела революции. Они служили вроде ширмы: при появлении полиции было организовано угощение, кто-то играл на гитаре, а девушки и парни пели. И полиция уходила ни с чем, а заседание кружков продолжалось».
Конечно, в своих воспоминаниях Евфорицкая не могла умолчать о красоте «Золотого места»: «Уфа вся мерцала золотыми огнями, по реке Белой, она тогда была полноводной, часто ходили грузовые, пассажирские пароходы, проезжая мимо, гудками приветствовали нас, так как мы, стоя на балконе второго этажа, махали им платками».
Эти места возле Висячего камня были весьма популярны и в советское время. На живописной лужайке проводились массовые игры, танцы, шахматные турниры. Приезжали туда на пароходе.
Золотое место
Дом Васильева находился на задах нынешнего парка им. Мажита Гафури, за больничным городком. После революции он почему-то стал считаться «бывшей дачей купца Алексеева». О настоящем владельце начисто забыли. Неизвестно, в каком качестве строение использовалось до лета 1931-го, когда его облюбовали для отдыха чекисты. Обычно в нем могли разместиться три семьи. Но в конце зимы 1932-го там поселили гостей из Москвы. Одним из них был прославленный на весь Союз молодой писатель Александр Фадеев. Знаменитым его сделал роман «Разгром», вышедший в 1927 году (автору было всего 26). В 1945-м Фадеева ждал новый всплеск славы: он напишет «Молодую гвардию» - настольную книгу послевоенного поколения. А в 1932-м он приехал в Уфу для участия в работе республиканского съезда башкирских писателей. Мероприятие отложили. Возможно, сам Фадеев инициировал перенос сроков его проведения, прослышав о готовящемся в Кремле постановлении «О перестройке литературно-художественных организаций и расформировании Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП)». Он являлся одним из руководителей РАППа и, должно быть, надеялся «отсидеться» далеко от Москвы.
В Уфе его встретили с почестями и предложили отдохнуть. Он с радостью согласился. В столичной круговерти у него не получалось полностью отдаваться творчеству. «Сейчас я много пишу («Последний из удэге». - Авт.), и настроение у меня хорошее и ровное, - сообщал писатель матери. - Здесь есть лыжи и верховые лошади, пью кумыс, часто бываю на воздухе. Мой адрес: Уфа, ГПУ, Погребинскому для Фадеева». В Уфе шестилетний Саша Фадеев впервые побывал в 1907 году с мамой и отчимом. Вероятно, Антонина Владимировна, получив письмо от сына, тоже вспомнила ту поездку.
Матвей Самойлович Погребинский - начальник ОГПУ Башкирской АССР. Это он определил Фадеева, его жену писательницу Валерию Герасимову и поэта Владимира Луговского в «Золотое место», где они прожили семь месяцев. И каких! «Мы по вечерам целомудренно брились, надевали белые штаны и в сумерках выходили толковать о Вселенной и всяких прочих мелочах, - вспоминал Луговской. - Хлопание кумысных пробок, белая лошадь в саду, стук падающих яблок...» Для Валерии, первой жены писателя, кстати, двоюродной сестры кинорежиссера Сергея Герасимова, это была редкая возможность побыть с мужем, они порой надолго разлучались. А тут такая романтическая обстановка…
Кажется, в 1970-е краевед Юрий Андреевич Узиков попросил башкирского писателя Мухитдина Тажи, хорошо знавшего Фадеева и бывавшего у него на даче, помочь разыскать тот самый дом с мезонином. Нашли очевидцев. Старый чекист Павел Грен рассказал, как ему было поручено подготовить комнаты и обеспечить литераторов кумысом, который готовили рядом, в санатории. Бывший комендант легендарной дачи Шавали Ахмеров с радостью согласился показать «Золотое место». Эту историю Узиков описал в свое время в электронной газете «Башвест».
Жизнь васильевского дома оказалась долгой. Со временем рядом с ним возник целый дачный поселок сотрудников КГБ и МВД, огороженный колючей проволокой. Но крепость только на первый взгляд была неприступной. Дети силовиков, обыкновенные девчонки и мальчишки, маленькие штирлицы, знали все хитрые лазы и проникали на территорию, минуя милицейский пост. Конечно, для них это была всего-навсего игра. Никто особенно не следил за входящими и выходящими, строгий контроль был только по ночам.
«Это было незабываемое время, - говорит моя давняя знакомая, переводчик Светлана Владимировна. - Утром родителей увозил на службу автобус, вечером привозил обратно, а мы были предоставлены самим себе. Проводили время, как и наши сверстники в пионерских и комсомольских лагерях, на волейбольной площадке, играли в настольный теннис, в шашки и шахматы. Поздно вечером, когда взрослые укладывались спать, мы уходили в соседнюю рощу, жгли костры, пекли… нет, не картошку, а яблоки - их было море. Пели много и хорошо, от души, аккомпанировал обычно на баяне Сережа Коробицын.
Домов было около двенадцати, из них самый большой - «сельсовет», на пять семей, у каждой - отдельный вход. В одном из домов жил прокурор Башкирии Зайнетдинов. В другом - заместители министра внутренних дел, в том числе и мы».
В 1962-м семья Светы перебралась в дом с мезонином. Ее отец генерал-лейтенант Владимир Данилович Рыленко возглавил МВД республики, на этом посту он находился 25 лет, так что и школьные, и студенческие годы Светы и ее брата Валерия были тесно связаны с «Золотым местом». Никаких телохранителей и обслуги у генеральских детей не было. Сами себе готовили еду или разогревали мамины обеды. Валентина Ивановна работала санитарным врачом и вечером старалась приехать как можно раньше. Появлялась и сразу вставала к плите, не забывая между делом обиходить грядки и ягодные кусты. Садовый участок был весьма скромных размеров и, конечно, ни в какое сравнение не шел с генеральскими дачами где-нибудь в подмосковных Жаворонках или Снегирях. Но для Светы не было более счастливых дней, проведенных на этой тихой окраине, в мезонине, где она много читала, готовилась к экзаменам, играла на аккордеоне. В конце августа, когда становилось прохладнее, затапливали одну из двух старинных голландок, стоявших в прихожей. Дымоходные трубы проходили через мезонин, и там делалось даже жарко. Но духоты не было, только в комнате сильнее пахло яблоками, разложенными везде и всюду, и деревом, впитавшим в себя воспоминания о двух разительно отличавшихся друг от друга эпохах русской жизни.
Первые правительственные дачи в Уфе построили в конце 30-х на Чертовом городище (район санатория «Зеленая Роща»). Это было несколько одинаковых двухэтажных деревянных домов с верандами наверху и внизу. В один из них на лето приезжала семья председателя президиума Верховного Совета БАССР Рахима Киреевича Ибрагимова. «Тогда я была маленькой совсем, - вспоминает Мирра Рахимовна Ибрагимова. - Мама не работала, занималась мной и моей сестрой. Готовила она сама. Правда, была там какая-то столовая, иногда мы ходили туда с бидонами за обедом. Спуск к Уфимке был крутым, к реке вела длиннющая лестница. Однажды утром папа отправился туда в тапочках и с полотенцем на шее, видимо, решил искупаться. Но тут подъехала машина, и он, как был, в домашних туфлях и с полотенцем, сел в нее и пропал на целую неделю. Оказывается, произошло это 22 июня 1941-го, началась война. Отец был одним из инициаторов создания Башкирской кавалерийской дивизии. Говорили, позже в наших дачах был детский санаторий. Лет пятнадцать назад я все-таки решила поискать это место, но ничего не нашла. Обитателей поселка я, конечно, не помню. Доподлинно знаю, что в соседях у нас жил председатель Совнаркома БАССР Сабир Ахмедьянович Вагапов. Я еще дружила с его дочками. Наши высокопоставленные родители был скромными людьми, и жили мы очень просто».
Так уж сложилось в регионах, может быть, оттого, что люди здесь боязливые (или законопослушные?). Другое дело в центре, в Москве, где наличие дачи свидетельствовало о принадлежности к элите, причем значение имели размеры дома и расстояние от столицы. Чем больше и ближе, тем, считай, выше твое положение на номенклатурной лестнице. Поэтому все стремились затмить друг друга. И многие погорели на этом (жадность до добра не доводит) после выхода в 1938-м постановления Политбюро ЦК КПСС «О дачах ответственных работников», в котором осуждались «враги народа», понастроившие себе дворцы в 15-30 и более комнат. Был установлен лимит - 7-8 комнат среднего размера для семейных и 4-5 для несемейных. Дачи, превышавшие норму, были переданы в распоряжение Совнаркома для использования в качестве домов отдыха руководящих работников. Ну и, разумеется, загородные резиденции репрессированных подлежали конфискации. Если до того, как появился этот документ, советским
VIP-персонам приходилось вступать в кооперативы или строиться за свой счет, то теперь вновь назначенный нарком или зав. отделом ЦК получал дачу своего предшественника.
В первое время в ход шли старые дворянские и купеческие усадьбы. Дачи Сталина (Ближняя), Ворошилова, Микояна, Шапошникова принадлежали когда-то нефтяному магнату Зубалову. Сталинская слыла самой аскетичной, у остальных «сильных мира сего» были и сады, и теплицы, и ковры, и дорогая посуда, и холодное оружие из драгметаллов, у Ворошилова еще и конюшня.
Приют трудов
и вдохновенья
«Я стал секретарем обкома по идеологии в 1967-м, еще при Нуриеве, - рассказывает Тагир Исмагилович Ахунзянов, про которого говорили, что он «крут, но демократичен». Пришел Ахунзянов из журналистики, с редакторского поста. Мы, молодые газетчики, за глаза называли его «человеком Возрождения», потому что он занимался литературным творчеством, учился живописи, играл на гармони. Стоит заметить, что люди из партаппарата были гораздо просвещеннее нынешних управленцев.
- Тогда были дачи возле санатория «Зеленая Роща». Маленькие совминовские домики, без сада и огорода, в каждом - две семьи. Лично я ездил туда редко. Работу заканчивали поздно, что там делать? Не до развлечений нам было. Правда, иногда, приезжая, наигрывал на гармошке. Соберется народ, скучно. Вот однажды кто-то не выдержал: «Хоть бы коньячку хорошего мне, члену бюро, поднесли». Магазин там был типа сельпо, торговали чем придется, ничего особенного. Но икру красную частенько привозили. Коньяк все-таки раздобыли. В кои веки решили отдохнуть, подняли бокалы и тут - надо же было такому случиться! - заходит Нуриев. Разогнал. «Чтобы никаких напитков впредь я не видел!» - и хлопнул дверью. Зия Нуриевич в домик свой тоже редко приезжал. Насколько мне известно, никакой другой дачи у него не было. («Нуриевской» почему-то в народе привыкли считать правительственную, гостевую в лесочке, где трамваи сворачивают с Зорге к Госцирку. Похоже, первого секретаря обкома вполне устраивал его большой особняк в центре города в глубине двора между улицами Цюрупы и Дорофеева. Если ворота или калитка со стороны Дорофеева были приоткрыты, можно было увидеть этот дом в окружении высоких, разлапистых елей. Охрана, конечно, где-то рядом была, но в глаза не бросалась. В 1969-м, став министром заготовок СССР, Нуриев получил дачу в Подмосковье. - Авт.).
В 1979-м, при Шакирове, построили дачу в Булгакове. Домики в Зеленой Роще достались по наследству зав. отделами обкома. Нас, секретарей и двух членов бюро, разместили в 7-квартирном двухэтажном каменном доме. Помещения были двухуровневые: на первом этаже кухня, санузел, наверху две комнаты. К каждой квартире вел отдельный вход. У всех по полторы сотки садового участка. Самым образцовым огородником был Султанов Файзулла Валеевич, председатель президиума Верховного Совета. Посадкой и прополкой в основном занимались жены. Ляля Гимрановна, супруга Шакирова, любила разводить цветы. Кстати, их квартира была точно такой же планировки, как у всех. Женщины были трудяги. Утром уезжали с нами на службу, вечером мы их забирали, и они сразу брались за домашние дела, готовили на всю семью ужин и назавтра обед. Дети целый день оставались одни. Султанова Факия Амировна работала учительницей немецкого языка, Манаева Наля Степановна трудилась в строительной организации, моя Зинаида Ивановна и Комиссарова Екатерина Васильевна были врачами. По выходным ходили в лес по ягоды, по грибы. Выручал магазин. Была банька. Мылись по очереди. Ключ был у охранника. Территория находилась под присмотром двух милицейских пунктов. Зимой часто ездили в Булгаково кататься на лыжах. Там же находилась новая гостевая дача с залом для приемов. Потом еще туда Бориса Ельцина возили.
Ну, а в 1987-м после печально известного VI пленума обкома «нас оттуда уехали насовсем».
Напомню, как тогда развивались события. Сначала появилась статья собкора «Правды» В. Прокушева «Преследование прекратить…», в Башкирию приехала комиссия ЦК КПСС, результаты работы которой привели к одной из первых громких отставок горбачевского времени. Не помогли ни дружба семьями, ни ласковые обращения «Мидхат» и «Мишенька». Шакиров слыл чуть ли не самым жестким и авторитарным региональным лидером. Но ради справедливости замечу, что именно в годы его правления в Уфе было возведено множество культурных и общественных зданий: Русский драмтеатр, Дом актера, Дворец культуры нефтяников, Училище искусств, произведена реконструкция Театра оперы и балета, филармонии, Мемориальной зоны на улице Крупской и т.п. Себе «всесильный» ничего не построил. Просто не возникало такой необходимости. О быте заботилась Система. Партэлита была на полном гособеспечении. Все бесплатно: и машины, и дачи, и продуктовые наборы, и отличные обеды в спецстоловой за смешную цену, можно еще добавить спецмагазины и спецателье… Даже за границей можно было отдохнуть с женой, только вот детей не разрешали с собой брать.
К сожалению, не удалось найти снимки обкомовских дач. Здравствующие ныне фотокорреспонденты тех лет (это два-три человека) заявили, что их близко туда не подпускали. Обеспечением руководящих работников загородным отдыхом занималась госбезопасность. Снимки же надо искать в личных архивах. У Ахунзянова их не оказалось.
В 1967-м, когда Ахунзянов едва приступил к обязанностям секретаря, ему пришлось взять под патронат сбор щитовых финских домиков для членов Союза писателей в Алкине. Правда, зачинщиком выступил «технарь» - ректор Уфимского авиационного института Рыфат Рахматуллович Мавлютов, которым давно владела заветная мечта отдыхать в этих роскошных стародачных местах, да еще по соседству с литературными знаменитостями. Мавлютов помогал транспортом, рабочей силой и добрым советом. Первыми дачниками стали Назар Наджми, Шариф Биккул, Зайнаб Биишева, Хаким Гиляжев, Ангам Атнабаев, Кирей Мэрген, Анвер Бикчентаев, Яныбай Хамматов и другие. Сначала было около 30 домиков. Сегодня «первопоселенцев» 43. У одних типовые постройки остались нетронутыми, другие что-то достроили, переделали, осовременили. Вот уже 45 лет «Башкирскому Переделкино» - так называют этот поселок с легкой руки моей коллеги Гульшат Курамшиной. Ей было шестнадцать, брату четырнадцать, сестренке шесть, когда они впервые приехали сюда со своими родителями - поэтом и ученым Гилемдаром Рамазановым и писательницей Фанией Чанышевой. Кому, как не Гульшат, было предназначено стать биографом своего поселка, давно заслужившего статус памятника истории.
Как-то в 80-е мы с мужем и дочкой поехали навестить пожилых родственников в санаторий «Юматово». Старикам захотелось показать нам окрестности. Дошли до сельхозтехникума и оказались около стандартных каменных домов с мансардами. Неподалеку в поле сидел перед этюдником мужчина ученого вида в панаме. Он был так поглощен своим занятием, что не обратил никакого внимания на нашу компанию. «Профессор Гатауллин, - шепнул дядя Усман. - У него здесь дача. А также у Мустая Карима, Загира Исмагилова, Мусы Гареева…». Он назвал еще две-три громкие фамилии, рассказал, как обитатели дач каждый день приходят за кумысом во флигелек возле санатория. Там работала милая, улыбчивая пожилая женщина по имени Гадельниса. Кто-то увековечил ее в стихах: «Гадельниса - королева кумыса». Творение приписывают зятю Мустая Карима. Возможно, со временем возле этих стародачных поселков проляжет какой-нибудь особенный туристический маршрут.
Подмосковное Переделкино появилось в 1934-м году. Думается, бывая там, Александр Фадеев, не раз вспоминал уютный домик на высоком берегу Белой, где ему так легко работалось и дышалось.
Дачного поселка МВД теперь уже нет и в помине. На «Золотом месте» строится жилой комплекс «Зеленый берег».
Андрюша, Андрей Викторович мечтает о новом доме на своем «огороде». Но пока «не потянет». Успокаивает себя тем, что таких, как он, в России большинство. По статистике, 80 процентов дачников используют землицу для пропитания, и только 20 упиваются тишиной под сенью деревьев и жарят шашлыки на стриженых лужайках. Социологи считают, что дача в скором времени станет основным домом. А городская квартира отойдет на задний план. Состоятельные, впрочем, уже давно так живут. Андрюше до пенсии осталось лет пять. Успел бы хоть баньку новую поставить - старая-то совсем развалилась.

Рашида Краснова



Комментариев: 18 (Читать все комментарии)

2017-06-26 02:14:39 malinacar
Предлагаем Вам работу без вложений, на системе автоматического приёма и обработки заказов.

Мы предоставляем:

- Наш лицезионный софт.
- документы со всей необходимой доп. информацией.
- постоянная техническая поддержка.

Оплата от 5500 в день. Выплаты ежедневно.

Более подробная информация на нашем сайте >> obrabotka.zarplatt.ru



2017-06-23 15:18:56 wegorcar
Несложная работа с обучением, ежедневная оплата!

Вы работаете дома! Полностью честно и прозрачно;
Доступно для всех - неважно кто вы и какой у вас опыт работы в интернете!
Вы будете зарабатывать: свыше четырёх тысяч рублей в день!
Сложность: Несложно!
Оплата: - уже на следующий деньги у вас на счету!

Более подробная информация у нас на сайте. > www.realno-money.tk < Скопируйте и вставьте в адресную строку Вашего браузера.



2017-06-22 23:55:28 sElenacar
Наш сервис предоставляет настоящие лайки на фотографии заказчиков, которые готовы платить за качество.

Именно для этого мы и набираем удалённых сотрудников, которые будут выполнять работу, то есть ставить лайки и зарабатывать за это деньги.

Чтобы стать нашим удалённым сотрудником и начать ставить лайки, зарабатывая при этом 45 рублей за 1 поставленный лайк,

Вам достаточно просто зарегистрироваться на нашем сервисе. > http://oplata-vklike.tk/ <

Вывод заработанных средств ежедневно в течении нескольких минут.



2017-06-21 17:38:42 malinacar
Несложная работа с обучением, зарплата высокая!

Вы работаете дома! Полностью честно и прозрачно;
Доступно для всех - неважно кто вы и какой у вас опыт работы в интернете!
Вы будете зарабатывать: свыше четырёх тысяч рублей в день!
Сложность: Несложно!
Оплата: - уже на следующий деньги у вас на счету!

Более подробная информация у нас на сайте. > www.realno-money.tk < Скопируйте и вставьте в адресную строку Вашего браузера.

---GTuvbystu%vhj---



2017-06-20 20:37:03 qegorcar
Ведущая компания в России и странах СНГ по продаже авиабилетов «Airline»

Крупнейшая международная компания по продаже А/В билетов
срочно набирает сотрудников на постоянную основу для несложной
работы через интернет, с ежедневными выплатами до 11 000 руб.

Работая в нашей компании Вы получаете:

- Соблюдение трудового кодекса
- Полный соцпакет, оплачиваемый отпуск, больничный, санаторий.
- Каждый наш сотрудник на дому гарантированно получает высокий доход. руб. в день.
- Гарантированные стабильные выплаты заработанных денег.
- Выплаты происходят ежедневно на банковские карты или электронные кошельки.

Пройдите регистрацию у нас на сайте. > www.airline-rabota.tk <

Без вложений, опыт и профессиональные навыки не требуются!



Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг