ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Власть, близкая к народу
В Городском Дворце культуры состоялось торжественное собрание, посвященное Дню местного самоуправления. 
Этот профессиональный пра...

Деревья жизни
В Белогорский район Крыма отправится подарок от башкирских лесников - пробная партия семян различных пород деревьев. Кроме того, в Уфе и в Белогорске ...

Салют Победы
В преддверии 69-й годовщины Великой Победы тысячи уфимцев приняли участие в акции «Георгиевская ленточка», столичные школьники создавали «Платок ...

Пляж без границ
В Уфе будет оборудован специальный пляж для инвалидов. Сейчас готово несколько вариантов обустройства участка на одном из уфимских пляжей, где бу...

И прилетит райская птица

Столицу республики украсит новая топиарная фигура - шестиметровая райская птица. Как пояснили в «Горзеленхозе», всего ландшафтные ...

Объезжай: ремонт!
В Уфе начались работы по расширению улиц. 
Первой раздвинувшей свое дорожное полотно стала улица Крупской. Ее планируется расширит...

Через год - новый переход
На остановке «Озерная» будет построен надземный пешеходный переход. 
Уже объявлен аукцион на поиск генподрядчика. Начальная цена к...

Храбрая Камила
В Уфе состоялось чествование победителей общественной премии «Молодость нации», которую учредила 13-кратная паралимпийская чемпионка Рима Баталов...

«Osinka» на подиуме
На прошедшем в Уфе форуме моды «ЕВРО-УФА-АЗИЯ-2014» состоялась беспрецедентная акция - впервые в демонстрации коллекций одежды приняли участие модели ...

Натюрморт и традиции
До 8 мая в галерее «Мирас» продлится первая выставка проекта «Арт-доминанты интерьера» - «НАТЮРМОРТ».
В экспозиции - произведения Айрат...

Трасса для любителей адреналина
Уфа ищет инвесторов, заинтересованных в строительстве гоночной трассы. Главное условие, которое будет предъявлено к проекту, - это безопасность.&...

Урал+Уфимочка
Волейбольные клубы «Урал» и «Уфимочка-УГНТУ» объединятся в единую систему. Это сделано для того, чтобы оптимизировать расходы команд, а также уси...

Привет от Гагарина



     №05 (150)
     май 2014 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Уфимские стрельцы (Часть 1. Происхождение)


В середине XVI в. значительная часть территории Башкирии составляла особое наместничество Ногайской орды. Ставка ногайского наместника Башкирии находилась на месте будущего русского города на реке Белой. Однако первые стрелецкие сотни появились в Ногайской орде задолго до основания Уфы. Правителю ногаев Исмаилу в середине 50-х годов XVI в. угрожала опасность куда серьезнее территориальных потерь - он рисковал лишиться всех своих подданных. От непопулярного в народе бия бежали собственные сыновья, нашедшие приют у главного врага Ногайской орды – крымского хана. В этой, казалось бы, безнадежной ситуации необходимую помощь главе ногаев оказал его верный союзник Иван IV. По просьбе Исмаила русский царь послал отряды стрельцов на главные переправы через Волгу, через которые ногаи уходили в Крымские ханство.

Крупный отряд стрельцов был отправлен в Сарайчик – столицу Ногайской орды, - располагавшийся на реке Яик. Наибольшее число русских стрельцов направили в район Самарской луки – туда, где находилась главная переправа кочевников через Волгу. Есть основания предполагать, что небольшой стрелецкий отряд был послан и на территорию ставки наместника Башкирии. Дело в том, что через Уфу проходила старая Казанская дорога в Сибирь, которой кочевники пользовались до учреждения официального Сибирского тракта от Соликамской через Верхотурье. Но уже к 1560 г. войска ушли из Сарайчика и с переправ Волги. В Москве решили, что Исмаил достаточно овладел ситуацией и способен править самостоятельно. Но главной причиной, конечно, было то, что у Москвы к этому времени появились новые заботы: в 1558 г. началась Ливонская война, потребовавшая мобилизации всех боеспособных частей русского войска. 
Через 12 лет русские стрельцы вновь появились на территории Ногайской орды, но уже не по просьбе, а вопреки желанию ее правителя. С начала 70-х гг. 
XVI в., воспользовавшись восстанием ясачных людей в Казанской земле, новый правитель Ногайской орды включился в открытую борьбу с Россией. Из переписки пермского воеводы И. Булгакова стало известно, что 15 июля 
1572 г. «…приходили изменники черемиса на Каму сорок человек, да с ним остяки и башкирцы войной». Царь немедленно 6 августа 1572 г. отдает приказ воеводам идти на «изменников черемиса, остяков и вотяков и на Ногаи, которые нам изменили и от нас отложились». В сентябре 1572 г. восстание распространилось на все Приуралье вплоть до владений Строгановых. В 1573 г. московские ратные люди разгромили столицу Ногайской орды Сарайчик. Таким образом, в начале 70-х гг. XVI в. русские войска воевали с ногаями на территории их кочевий в Башкирии. Вероятно, разгромив Сарайчик, русские отряды добрались и до Уфы, используя ее в качестве опорного пункта для сообщения с гарнизоном Казани, которая в то время была единственным и ближайшим к Сарайчику русским городом со значительными военными силами. 
Тем не менее постоянный стрелецкий гарнизон появляется в Башкирии только с основанием русской крепости в Уфе в 1586 г. Именно стрельцы являлись не только строителями города, но и его первыми постоянными жителями. Дворяне и дети боярские до начала 90-х гг. XVI в. находились в Уфе лишь в качестве годовальщиков. На «годовальную» службу посылались в очередь на сроки от четырех месяцев до полугода. Годовальщики в Уфу посылались из Казани. 
В 80-е гг. XVI в. численность уфимских стрельцов не превышала 150 человек. Много это или мало? Если брать в расчет оборонительные действия против кочевников, то вполне достаточно. В 50-е гг. XVI в. тысячи ногаев не могли преодолеть заслон из 100 стрельцов в районе Самарской луки, чтобы переправиться на крымскую сторону Волги. 
Таким образом, правительство Федора Иоанновича не предполагало иметь в Уфе крупный гарнизон. Об этом свидетельствуют и размеры крепости на реке Белой. Уфа, построенная одновременно с Самарой, была самой маленькой российской цитаделью в Поволжье. Если общая длина стен Самарского кремля составляла 1330 метров, то периметр Уфимского не превышал 440. Проект Самарской крепости XVII в. относился к типовому плану пограничных крепостей России, рассчитанных на население не более 1000 человек. Стало быть, Уфимский острог строился под гарнизон в 250- 350 человек. По замыслу властей уфимская администрация должна была собирать сведения о положении дел в пограничных регионах и в случае необходимости организовывать совместные с башкирским ополчением оборонительные мероприятия. Если же противник превосходил наличные силы, уфимские власти должны были обращаться за военной помощью к казанским или сибирским воеводам. 
Из кого набирали стрельцов для Уфы? В Российском государстве стрельцы относились к так называемым приборным служилым людям, то есть в отличие от дворян и детей боярских, записывались в службу из вольных «охочих» людей. Желающие попасть в стрельцы не должны были состоять в тягле - не быть приписанными к крестьянским и посадским общинам в качестве налогоплательщиков. Учитывались физические данные, а также умение обращаться с огнестрельным оружием. Вместе с тем местным властям далеко не всегда удавалось находить свободных от налогового тягла добровольцев. В начале XVIII века все русское население Уфимского уезда не превышало 10 тысяч человек. По этой причине нередко местная администрация прибегала к записи в стрельцы «даточных людей», которых набирали из тяглых слоев города и деревни соседних уездов. Они отбывали военную службу в качестве личной повинности государству. Ни о какой добровольности здесь уже речь не шла. Во время Башкирского восстания 1662-1664 гг. в Казанском уезде специально для стрелецкого гарнизона Уфы были набраны крестьяне с дворцовых волостей, помещичьих селений и монастырских сел. Однако все эти новобранцы либо не явились на службу в Уфу, либо сбежали с нее. Специальное расследование Приказа Казанского дворца установило, что при наборе «сборщики писали вместо домовых даточных писали наемщиков прихожих бездомных людей, которых сыскать не можно. А домовных людей те сборщики, взяв с них взятки большие, обходили». Таким образом, повальная коррумпированность казанской администрации не позволила правительству собрать необходимые силы для быстрого подавления башкирского восстания. 
Несмотря на строгий запрет уфимским воеводам записывать в стрельцы беглых крестьян и холопов, подобные случаи все же имели место. В этом плане достаточно показательна судебная тяжба, длившаяся почти 27 лет, между уфимскими властями с одной стороны и игуменом уфимского Успенского монастыря И. Соколовым с другой. В 1667 г. игумен потребовал возврата в монастырскую деревню Чесноковку 5 крестьян Колесниковых, которые поверстались в Уфе в стрельцы. Колесниковы самовольно покинули тягло и по закону должны были быть возвращены в монастырскую Чесноковку. Несмотря на ясность дела, уфимская администрация отказалась возвращать Колесниковых монастырю. Подьячие Уфимской приказной избы сослались на то, что в переписных книгах 1637 г. у крестьянина Кондратия Колесникова «руки не приложено...», то есть отсутствовала удостоверительная подпись. Тем не менее в переписной книге действительно был зафиксирован двор Колесникова с указанием имен его сыновей, ставших впоследствии служилыми людьми. Впрочем, уфимскую администрацию не смутило и то, что к переписи не были «приложены» руки не только Колесниковых, но и всех остальных монастырских крестьян деревни Чесноковки. 
О большом количестве бывших беглых среди уфимских стрельцов говорит и тот факт, что эти служилые люди всеми способами стремились уклониться от переписи. Например, в 1647 г. уфимские стрельцы «выслушав государев наказ» о проведении переписи их дворов «ослушны сказались и с великим шумом писать себя не дали». И это несмотря на то, что именно стрельцы составляли большую часть (около 80 процентов) жителей города. 
Однако среди уфимских стрельцов можно было встретить не только людей низкого звания и темного происхождения. В 1646 г. бил челом уфимский конный стрелец Артемий Акатьевич Щиголев. В своей просьбе он, в частности, указал: «Служил отец мой и я в детях боярских по Ливнам, а в Московское разоренье был я на службе в полку у князя боярина Дмитрия Тимофеевича Пожарского с товарищи… ходили под Орел и у них был с литовскими людьми бой и на том бою литовские люди меня ранили и взяли в полон… из полону из Литвы вышел и из бедности стал в конные стрельцы и служил в Уфе». Любопытно, что дворянин по происхождению, раненый в боях с интервентами, служивший в полку у самого легендарного освободителя России, был вынужден «из бедности стать» стрельцом в далекой Уфе. 
Историки отмечают, что в XVII веке, кроме добровольно или принудительно переведенных служилых людей, в Уфу часто ссылались виновные и невинно оговоренные лица, вынужденные служить в этом опасном крае. Какова была роль ссыльных в формировании уфимского стрелецкого войска? 
В конце 1662 г. в Уфу на «вечное житье» были отправлены вместе с полуголовой (стрелецкий чин, командира отряда в 250 стрельцов) Владимиром Рыжковым 500 московских стрельцов. Возможно, посланные в Уфу московские стрельцы подозревались в участии в восстании 1662 г., так называемом медном бунте. За участие в стрелецком бунте 1682 года (Хованщина) в Уфу были сосланы стрельцы из полков стольников Акинфия Данилова и Леонтия Ермолова вместе с женами и детьми. Однако вместе с семьями их численность не превышала 30 человек. В 1686 г. в Уфу был сослан «за воровство на вечное житие» московский стрелец Игнатий Сидяшкин с женой и детьми. Уже через полгода стрелец, бросив семью и взяв годовое жалование, сбежал.
Ко второй половине XVII в. проблема комплектования стрелецкого войска Уфы перестала быть актуальной. Если в 1638 году насчитывалось 200 стрельцов, то к 1677 г. только пешие стрельцы составляли войско из 770 человек. Для решения оперативных задач в середине столетия дополнительно были сформированы две сотни конных стрельцов общей численностью 180 человек. «Администрация» Уфы была заинтересована в том, что прибранные в стрелецкую службу обзаводились семьями, поскольку семейный человек менее подвержен стремлению к перемене мест. В конечном счете это привело к тому, что число желающих поступить на службу стало превышать количество установленных стрелецких окладов. По этой причине служилые люди Уфы стремились предотвратить проникновение в свои ряды людей со стороны. Так, в 1663, 1678 и 1699 годах уфимские стрельцы и казаки подавали в Приказ Казанского дворца коллективные челобитные с просьбой: «На стрелецкие и казачьи места на Уфе приверстывать детей и племянников, а вольных и приезжих людей приверстывать не велеть». Тем не менее в конце столетия в конце XVII в. в Уфе проживало несколько сотен великовозрастных недорослей из стрелецких и казачьих детей, которые не могли найти себе занятия.
Очевидно, что подобное происхождение уфимских стрельцов не обязывало их, в отличие от уфимских дворян, заботиться о родовой чести. Их поведение выглядит вызывающим даже для отдаленного военного городка. Нередким явлением в Уфе были случаи, когда взяв денежное жалование вперед и продав казенные дома, выделенные под жительство, стрельцы убегали из города «неведомо куда». Находясь за пределами города, уфимские стрельцы пренебрегали приказами своих командиров не создавать конфликтных ситуаций с местным населением. Так, в 1692 г. башкиры всех четырех дорог Уфимского уезда жаловались на грабежи и насилия уфимских стрельцов, которые посылались на пограничные заставы. 
Вместе с тем стрельцы составляли основу уфимского гарнизона, без них невозможно было не только управлять огромной территорией Уфимского уезда, но и защищать население от внешней угрозы. Именно службе уфимских стрельцов будет посвящен следующий исторический очерк. 


Булат АЗНАБАЕВ



Комментариев: 1

2014-05-10 15:11:26 Буканова Р.Г. (E-mail: brg777.50@mail.ru)
Уважаемый Булат Ахмерович, по приведенным ниже фрагментам хотелось бы получить ссылки на источники, так как мне крайне важно уточнить некоторые факты, изложенные мной в кн.: Города-крепости на территории Башкортостана в XVI-XVII вв.- Уфа: Китап, 2010 (она у Вас есть).
Поскольку я продолжаю работать над этой проблемой, мне нужно удостовериться в объективности приведенных Вами данных (в любом случае, придется ссылаться на эту Вашу статью):
'Есть основания предполагать, что небольшой стрелецкий отряд был послан и на территорию ставки наместника Башкирии'.
'В 1573 г. московские ратные люди разгромили столицу Ногайской орды Сарайчик [насколько мне известно, Сарайчик был разгромлен яицкими казаками при попустительстве астраханского воеводы. А если стрельцы и участвовали, то они не могли не быть московскими, а астраханскими - Р.Б.]. Таким образом, в начале 70-х гг. XVI в. русские войска воевали с ногаями на территории их кочевий в Башкирии [?]. Вероятно, разгромив Сарайчик, русские отряды добрались и до Уфы [Уфа была основана в 1686 г.], используя ее в качестве опорного пункта для сообщения с гарнизоном Казани, которая в то время была единственным и ближайшим к Сарайчику русским городом со значительными военными силами.

Тем не менее постоянный стрелецкий гарнизон появляется в Башкирии только с основанием русской крепости в Уфе в 1586 г. Именно стрельцы являлись не только строителями города, но и его первыми постоянными жителями.
С искренним уважением Р.Г.Буканова
Мой e-mail: brg777.50@mail.ru



Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг