ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Наши в Китае
Президент республики Рустэм Хамитов в составе российской делегации, возглавляемой президентом РФ Владимиром Путиным, посетил Китайскую Народную Респуб...

Промоутеры Башкортостана
В Санкт-Петербурге на международном экономическом форуме президент РБ Рустэм Хамитов выступил на панельной сессии «ШОС — пространство экономического и...

Уфе – 440. Но мы - самые молодые
12 июня столица республики отметит 440 лет со дня основания Уфимской крепости.
Для горожан приготовили немало сюрпризов - театрализованный праздни...


Под звуки вальса
24 мая пять тысяч уфимских выпускников прошлись в ритме полонеза по улицам Пушкина и Ленина и встретились на Советской площади, где все станцевали си...

Классика от «Мархамат»
29 мая презентовалась третья глава благотворительного проекта фонда «Мархамат» - «Детский альбом», приуроченная к Международному дню защиты детей. На...

Станет чисто и уютно

В парке Лесоводов Башкирии грядут грандиозные перемены. Проект его благоустройства предусматривает установку 252 фонарей. На полянах построят спор...


Фото - на счастье

3 июня в администрации Уфы пройдет презентация нового проекта «Счастливый билет». В его рамках известные люди встречаются с детьми, нуждающимися в...


Лучшая в России
Школа № 44 Советского района Уфы удостоена звания «Лучшая школа России - 2014». Этот титул присужден образовательному учреждению на конференции Академ...

Аккорды на Белой
4 июня на площади за Конгресс-холлом вновь пройдет Симфоническая ночь. Произведения Петра Чайковского, Ференца Листа, Иоганнеса Брамса, Джузеппе Верди...

Хирурги улыбнулись детям
В Уфе прошла благотворительная акция «Операция Улыбка». Детям с врожденными расщелинами губы и неба была оказана бесплатная хирургическая помощь.
З...


Три километра на велосипеде
В микрорайоне Инорс продлят велодорожку по улице Сельской Богородской. Это произойдет после завершения строительства соседней многоэтажки и благоустро...

Наши - чемпионы
Хоккеисты команды «Салават Юлаев» Андрей Зубарев, Александр Кутузов и уфимец, известный вратарь Андрей
Василевский в составе сборной России стали ...


Заняли весь пьедестал
В Саратове завершился второй этап Спартакиады молодежи России по фехтованию.
Всего в соревнованиях приняли участие около 150 мастеров сабли, шпаги ...


Ретрокалейдоскоп
440 лет. В день Пресвятой Троицы 9 июня (30 мая по старому стилю) 1574 года основана Уфимская крепость.
255 лет. 3 июня (23 мая ст. ст.) 1759 года...





     №06 (151)
     июнь 2014 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Уфимские стрельцы (Часть 2. Служба)


Служба стрельцов начиналась с записи или, как говорили в XVII веке, с «прибора». Обязанность осуществлять его была возложена на стрелецкого голову. Командные должности в таких войсках относились к военно-административной службе, поскольку их полномочия в значительной степени касались не военных, а гражданских вопросов управления. В 60-90-х годах XVII века в Уфе несли службу семь стрелецких сотников, атаман конных стрельцов и голова, жалованье которого было самым большим в городе.


Во второй половине XVII века он получал 32 рубля денежного и 32 четверти хлебного оклада (более четырех тонн зерна). Служба дворян в сотниках и головах была единственным видом службы, который предполагал постоянное нахождение в городе. Они получали денежное жалованье регулярно – три раза в год. В отличие от всех других дворян, это было не пособие государства, а именно плата за службу. По сравнению с центральными городами России, уфимские стрелецкие головы имели более широкие полномочия и были наделены правом рассмотрения всех гражданских исков своих подчиненных, кроме того, они полностью контролировали их торговлю, собирали пошлины и определяли цены на товары. Стоит указать, что в конце XVII столетия на верхнем базаре Уфы насчитывалось около 50 лавок и открытых прилавков, из которых только 19 принадлежали посадским людям и духовенству, остальные находились в собственности стрельцов. Сохранился лишь один полный текст наказа (инструкции) уфимскому стрелецкому голове Дмитрию Артемьевичу Гладышеву от 1669 года. В преамбуле которого особо оговорено, что тот назначается стрелецким головой только на два года на место Д.И. Черникова-Онучина «за службы, раны и взятые языки». В первой части документа регулируются вопросы, связанные с источниками и методом комплектования воинских сотен, подчеркивается запрет на прибор в стрельцы «тяглых посадских и пашенных государевых и вотчинников и помещиков крестьян». Между тем дворцовых крестьян в уфимские стрельцы записывали на протяжении всего XVII века. Особенно часто это делалось в отношении крестьян пригородного села Богородского.
Судя по наказу, стрелецкие головы Уфы имели дело со значительными денежными средствами, которые часто трудно поддавались учету. Например, им предписывалось «…будет которые стрелецкие дворы поставлены государевыми деньгами и стрельцы те дворы воровством распродали и сами с Уфы сбежали и Дмитрию за те дворы государевы казенные деньги доправить беглых стрельцов на поручиках». О чем идет речь? Дело в том, что при записи в стрельцы голова собирал с них поручные записи. За поведение каждого отвечали имуществом и свободой пять его товарищей. И в случае бегства поручители были обязаны возвратить в казну пропавшее жалованье и ссуду, которую получал стрелец на обзаведение двором. Однако самая пространная часть наказа посвящена полицейскому надзору за поведением своих подопечных. Ответственность была за то, чтобы стрельцы «…русских людей, татар и черемис на дорогах не побивали, и на кружечном дворе не пили и зернь не играли, и государево денежное и хлебное жалование и казенные пищали не пропивали». Перед нами довольно наглядно воссоздается картина повседневной жизни отдаленного гарнизона, занятого в мирное время мелкой торговлей, ремеслом и всякого рода недозволенными развлечениями. Их командиру особо вменялось в обязанность смотреть за тем, чтобы «у него в приказе стрельцы продажного питья… не держали, вино на продажу не курили, и зернь не играли, и никакого воровства не промышляли». (Есть в наказе и строчка, посвященная борьбе с проституцией, однако дословно повторить эту фразу в наше время вряд ли возможно).
Никакого обучения стрельцов не предусматривалось. Предполагалось, что записываться в службу имели право претенденты, которые уже владели всеми необходимыми навыками обращения с огнестрельным оружием и могли действовать в боевом строю. Очевидно, что проверка подобных умений проводилась довольно жестко, особенно во второй половине XVII века, когда желающих записаться в стрельцы было больше, чем вакантных мест. В 1704 году пушкарский сын Василий Ковалев пошел в ученики к сотнику стрелецкому Тимофею Кинишемцову на 5 лет для обучения ружейному делу. Следует отметить, что на вооружении тогда были пищали, бердыши, клинковое оружие — сабли и шпаги, которое носили на поясной портупее. В Национальном музее РБ представлены довольно хорошо сохранившиеся пищали и бердыши XVII века. В снаряжение стрельца входила также перевязь или «берендейка» с подвешенными к ней деревянными «зарядцами» с пороховыми порциями, кожаная сума для пуль, кошель для фитиля, пороховница в виде рога. После башкирского восстания 1662-1664 годов фитильные пищали были заменены на более современные замковые с кремневым механизмом. К концу 1670-х годов в качестве дополнительного оружия и для составления заграждений («рогаток») иногда применялись длинные пики. Так, в 1728 году в ходе ревизии арсенала Уфимской провинциальной канцелярии было обнаружено 200 пик «негодных» и 61 - без ратовищ. Однако ординарное снаряжение могло значительно варьироваться в зависимости от того, с каким противником приходилось иметь дело. Любопытную запись удалось обнаружить в крепостных (нотариальных) книгах Уфы 1702 года. Уфимский конный стрелец Филат Иванов, отправляясь на Северную войну, взял в долг у Никиты Калмыка пансырь (кольчугу), обязуясь в случае её утраты заплатить 15 рублей. Трудно сказать, зачем понадобился этот архаичный доспех уфимцу, собравшемуся воевать с шведскими драгунами и рейтарами. Тем не менее, когда в 1707 году уфимский солдатский полк был окружен башкирами и у осажденных стрельцов полностью кончился порох, именно луки и стрелы, имевшиеся в наличии у каждого уфимца, позволили отбить атаки противника.
Стрельцы были не только самой многочисленной частью уфимского гарнизона, но и самой эффективной в военном отношении силой. Несмотря на престижность и привилегированность дворянской службы, она не шла ни в какое сравнение со стрелецкой, когда речь заходила о нанесении конкретного урона неприятелю. При непосредственном соприкосновении с противником дворянин действовал самостоятельно. Никакого сомкнутого строя в XVII веке в русском войске не существовало. Бой фактически распадался на множество поединков. В ходе большого сражения дворянину крайне редко удавалось вывести из строя больше одного человека. За каждого поверженного врага ему полагалась премия в виде придачи к годовому денежному и поместному окладу. Судя по большинству таких награждений, очень немногим уфимским дворянам за 25-30 лет непрерывных сражений удавалось вывести из строя более 3-4 противников. Редким исключением на этом фоне выглядит послужной список вышеупомянутого стрелецкого головы Д.А. Гладышева. Он был поверстан в дворянский список в 1646 году и умер в 1693-м. За это время он принял участие в подавлении двух башкирских восстаний и в двух крымских походах. В общей сложности Гладышев получил поместные и денежные придачи за 10 убитых «мужиков», двух «взятых языков» и одного раненого крымского мурзу. При этом дополнительно он был награжден за 12 ран, одна из которых была получена от поверженного им мурзы. Правда, дворянам засчитывались только те победы, которые могли быть подтверждены свидетелями. Если сравнить количественные данные об одержанных уфимскими дворянами победах с информацией источников, повествующих о гибели в сражениях самих дворян, то вырисовывается довольно печальная картина. Как правило, уфимцы наносили противнику меньше потерь, чем несли сами. Если сопоставить боевую эффективность стрелецких отрядов с результатами действий дворянской конницы, то выяснится, что стрельцы действовали намного эффективнее. По расчетам С.К. Богоявленского, из мушкета образца середины XVII века за целый день боя выпускалось по 12 пуль, такое же количество выстрелов производилось в течение месяца учебной стрельбы. Едва ли опытный стрелок допускал более 75% промахов. Однако даже при таком проценте попаданий за день боя стрелец мог добиться результата, который был недостижим для большинства дворян за весь срок службы. Тем не менее, несмотря на то, что дворянская конница уступала в боевой эффективности приборным служилым людям, Приказ Казанского дворца в 60-80-х годах XVII века увеличил ее контингент в два раза (с 107 человек в 1677 году до 200 в 1700-м). Почему руководство Приказа Казанского дворца не сокращало численность подведомственного ему дворянства? Их военная роль заключалась не в количественном ущербе, который они наносили противнику. Они придавали всему городскому войску необходимый уровень дисциплинированности, психологическую устойчивость и управляемость. Воеводы не могли в той же мере полагаться на стрельцов, зачастую набранных из случайных людей. И хотя те в конце XVII века составляли главную часть городового войска (71%), власти не без оснований сомневались в их надежности.
В отличие от воинских команд центральных городов России, уфимцев привлекали к службе и в мирное время. Конные стрельцы были обязаны являться на охрану границы Уфимского уезда каждую весну и находиться там до установления снежного покрова. Эта так называемая станичная служба была главным видом службы для дворян, служилых иноземцев, башкирских тархан и конных стрельцов. В связи с отдаленностью южной границы уезда от города станичная служба считалась очень тяжелой и затратной. За опоздание на станичную службу на один день со служилого человека брали штраф в 25 копеек. Довольно большие деньги, если учесть, что поденный рабочий получал в день 3 копейки. Конечной точкой маршрута станичных отрядов на южной границе Уфимского уезда был Яицкий городок (ныне Уральск в Казахстане). Здесь в укромном, заранее оговоренном месте станичники должны были оставлять особую грамоту с печатью города. Это делалось для того, чтобы следующая партия могла удостовериться в том, что их предшественники не отлынивали от пограничной службы. Тогда считалось, что от Уфы до Яицкого городка всадник в летнее время может добраться за 10 дней. В станицы служилых людей отправляли «в очередь». Вместо себя можно было послать брата, сына, племянника, даже не вверстанных в службу. Такая служба просуществовала в уезде гораздо дольше стрелецкой. Если старое уфимское войско уже в 1704 году было реорганизовано в Уфимский солдатский полк, то в проезжие станицы продолжали отправлять служилых людей вплоть до прибытия в Уфу администрации Оренбургской экспедиции в 1734 году. В отличие от классической станичной службы, на уфимских людей возлагались дополнительные задачи административного характера. Они должны были препятствовать незаконному переселению на данную территорию сходцев из других уездов государства. В наказах предписывалось не допускать казанским ясачным татарам и черемисам селиться в Уфимском уезде. Кроме того, они держали под контролем дороги, ведущие из Европейской части страны в Сибирь. Но главной целью станичной службы было своевременное оповещение городовых воевод о появлении военных сил противника. Удаленность Уфы от ближайших военных центров нередко приводила к тому, что местные станичники опаздывали с вестями. Случалось, что проезжих станиц и караулов не хватало даже на то, чтобы обезопасить саму Уфу от внезапного подступа неприятеля. Например, неожиданным стало появление весной 1682 года вблизи Уфы тридцатитысячного войска калмыков. Воевода А.М. Коркондинов не успел оповестить ближайшие города о нападении (об этом узнали в Казани двумя месяцами позже от крестьян). Не удалось эвакуировать в Уфу население ближайших пригородных сел и деревень.
Если станичники были обязаны постоянно находиться в движении, как отмечается в уставе 1623 года, «не сседая с коня», действовать скрытно, «осторожливо», то заставы или караулы учреждались как постоянные пункты в наиболее важных местах Уфимского уезда. Сюда посылали в основном дворян и пеших стрельцов. На заставах, как правило, требовалось круглогодичное военное присутствие. В Уфимском уезде они организовывались на реках Тулве, Таныше, Уране, Арсе и Байте.
Полковая служба для уфимских стрельцов была главной обязанностью, однако вплоть до середины XVII века уфимцы привлекались к участию в боевых действиях только на территории уезда. Более того, именно в Башкирию перебрасывались дополнительно войска из соседних Казанского и Сибирского уездов. Дело в том, что в 20-40-е годы XVII века российскому правительству пришлось решать проблему вторжения калмыков, которые претендовали на большую часть Уфимского уезда. Только к 50-м годам XVII века местной администрации удалось направить сотню конных стрельцов на войну против Речи Посполитой, а в 80-е годы уже более 200 уфимцев приняли участие в двух крымских походах.
Подводя итог краткому очерку, посвященному стрельцам, следует отметить, что в XVII веке именно они составляли не только самую значительную часть уфимского войска, но и основную часть населения города. Именно они закладывали традиции и нравы, формировали своеобразный облик и ритм жизни полиса XVII века.

Булат АЗНАБАЕВ



Комментариев: 0

Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг