ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Общее дело
Глава Башкортостана Рустэм Хамитов проинспектировал строительство и реконструкцию объектов, которые будут задействованы во время проведения самми...

Иглинский лук. И не только
23 августа был дан старт сельскохозяйственным ярмаркам: торговля шла на шести площадках. 
Цены порадовали многих – уфимцы запасали...

«Молочный» день
30 августа на площади Ленина прошел IV Всероссийский фестиваль «Молочная страна». За время существования этот проект уже стал федеральным - тради...

Барьеры сняты

С 1 сентября дети с ограниченными возможностями будут посещать 17 городских школ.
В их числе Башкирский лицей №2, средни...

Сова поможет
В преддверии нового учебного года на улице 50 лет СССР, 48/1 установлен памятник сове. Автор скульптуры мудрой птицы - Ханиф Хабибрахманов.
...


Уфа - снова среди лучших
В республике подведены итоги конкурса «Лучшее муниципальное образование РБ».
Уфа одержала победу в трех из десяти номинаций, став «Лучш...

Химики и физики - в зоне доступа

Башкирский государственный университет стал одним из победителей конкурса РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований) на п...

Дома над Белой
В Архиерейке идет благоустройство частных домов. Так, в девяти строениях по улице Верхняя Аульная  отремонтируют кровлю, а в некоторых из ни...

Секреты «Чайки»

В ходе строительных работ на территории детского лагеря «Чайка» (Шафиева,1)  обнаружен археологический памятник - курган, пре...

УМПО - в лидерах!
ОАО «Уфимское моторостроительное производственное объединение» в восьмой раз признано лучшим российским экспортером в отрасли по итогам 2013 года...

Трактористы-фигуристы
Водители тракторов жилищных предприятий Уфы соревновались в конкурсе «Лучший работник ЖКХ РБ». 
Участникам пришлось решить тестовы...

Цветочный Арбат
На площади Салавата Юлаева прошел традиционный Фестиваль цветов. Каждый район традиционно постарался удивить горожан своими цветочными композиция...

Ключи для культуры
В нынешнем году
 на средства из республиканского бюджета приобретено 42 квартиры для работников культуры. 36 из них – для жителей ...

Хабенский ищет Маугли
В Уфе будут ставить детский музыкальный спектакль «Поколение 



     №09 (154)
     сентябрь 2014 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Служилые новокрещены и иноземцы (XVII- первая треть XVIII в.)


В исторической литературе данная группа населения специально не рассматривалась. Большинство исследователей ограничились общей формулировкой, согласно которой служилые люди имели нерусское происхождение и несли конную службу наравне с дворянами. Также указывается, что их социальный статус был временным, переходным. И.Д. Беляев отмечает, что они были на одинаковых почти правах с боярскими детьми, имели свои поместья, на время походов получали жалованье с ними наравне.

До 60-х годов XVII века служилые новокрещены и иноземцы составляли крайне незначительную часть Уфимского гарнизона. Тогда их численность не превышала 20 человек. Более половины (12) служили в толмачах у башкир, черемис, калмыков и татар, то есть скорее относились к ведомству приказного аппарата, нежели служилому населению. Следует уточнить, что толмачи не являлись переводчиками в прямом смысле слова. Они должны были приводить в соответствие правовые представления местного населения к требованиям законодательства. От них требовалось не только владение языком, но и знание всех тонкостей быта и традиций местного населения. Но не требовалось обязательного знания грамоты, поскольку в отличие от письменных переводчиков, они считались переводчиками устными.  
Толмачи, являвшиеся непосредственными проводниками российской власти для башкир, калмыков, марийцев и чувашей, назначались по выбору местного населения. Известны случаи, когда их отставка происходила по коллективным челобитным местного населения. В 1661 году по заявлению черемис (мари) Осинской дороги пушкарь К. Филатов был назначен черемисским толмачом, однако, уже на следующий год «от толмачества отставлен». В 1648 году били челом башкиры разных волостей, чтоб «на Уфе в толмачах быть» служилому новокрещену А.И. Сокурову. Его сын более 27 лет служил в толмачах у башкир Ногайской дороги. Каждые два года тарханы и башкиры просили продлить его полномочия. Карьера брата - И.А. Сокурова была менее успешной. В 1682 году он был назначен толмачом у башкир Казанской дороги, но уже через 4 года по их же челобитной было указано «за его воровство у башкирских дел быть не велено сослать в другой город». И.А. Сокурова отправили в Самару. В целом из этого рода Сокуровых, ставшего в начале XVIII века дворянским, вышло более 12 башкирских и черемисских толмачей. 
Обычно администрация назначала по одному толмачу на каждую дорогу Уфимского уезда. Однако в середине XVII века в Уфимской приказной избе появились толмачи, представлявшие интересы нерусского населения всех дорог Уфимского уезда. 
По-видимому, эта служба считалась доходной. Толмачи, как правило, участвовали в сборах ясака и других налогов, привлекались к ведению судебных процессов. А также разбирали жалобы и имели прямое отношение к составлению ясачных книг. 
В первой половине XVII века в служилые новокрещены и иноземцы записывали выходцев из ногаев, татар, чувашей, мордвы и марийцев. Не известно ни одного подтвержденного документами случая записи в данный список представителей башкир. Семейная легенда дворян Кадомцевых об их башкирском предке Кадоме, якобы крестившемся в Уфе в 1603 году, источниками не подтверждается. Согласно данным «Отводной книги по Уфе», их родоначальник – дворцовый крестьянин Шувалко основал починок, который впоследствии перерос в село Богородское, еще в конце XVI века. 
Почему же коренное население, в отличие от чуваш, мордвы и мари,  не писали в этот служилый список? Дело не в отсутствии годных для этой службы людей, как утверждал казанский историк В.Н. Витевский. Запись башкир в иноземный и новокрещенский список была нецелесообразна как с военной, так и с политической точки зрения. 
В.Н. Витевский не учел, что местные тарханы, так же, как и иноземцы, были записаны в уфимские десятни еще в 20-е годы XVII века. Они активно привлекались администрацией к полковой, станичной и дипломатической службе. Как служилые иноземцы и новокрещены, они считались не приборными, а служилыми людьми по отечеству, то есть юридически приравнивались к дворянам. 
Единственное отличие состояло в том, что они не награждались поместными и денежными окладами. Однако для башкир, жалованных царями вотчинным правом, поместная система была чуждым институтом как в хозяйственном, так и в социальном отношении. Вместе с тем привилегии, подтвержденные российским правительством, были хорошо известны всем народам бывшей Золотой Орды.
С середины XVII века в Уфе происходит резкий рост служилых иноземцев и новокрещен. Если в 40-50-е годы несли службу 48 человек, представлявших 23 иноземских и новокрещенских рода, то в конце XVII века уже 300 выходцев из 110 фамилий, по численности уступавшие только пешим стрельцам.
Чем объяснялся столь бурный рост? Главная причина заключалась в том, что в Уфимском уезде к тому времени был практически исчерпан резерв свободных земель, которые могли бы быть отведены служилым дворянам. Именно по этой причине рост данного контингента прекратился в 60-е годы XVII века. В отличие от дворян служилым новокрещенам и иноземцам поместное жалованье не гарантировалось. Им могли назначить хлебное вместо поместного оклада и даже перевести на «поденный корм» - на суточный продуктовый паек. Однако непритязательный материальный статус новокрещен и иноземцев не означал, что они уступали дворянам по другим параметрам. Они также несли конную службу, имели одинаковое с ними вооружение и вели свои родословные росписи. При этом имели одно важное преимущество: знали языки и обычаи местного населения.       
В конце XVII века более разнообразными стали источники комплектования этого служилого списка. В первой половине столетия из 48 служилых людей 21 записаны в службу из новокрещенских и иноземских семей. Только трое из них (Курчеевы) происходили из Польши. Все остальные были выходцами из поволжских народов. Интересно, что 20 человек были записаны  из дворцовых крестьян села Богородского и один (К. Колесников) из монастырского села Чесноковка. 
В конце XVII века 62 человека 
(11 родов) имели происхождение из дворцовых крестьян. Однако сословный статус большинства из них не всегда однозначен. К примеру, в 80-е годы в уфимской десятне были отмечены 11 служилых иноземцев Погорских. На разборе 1682 года всех их лишили денежного жалованья, поскольку были писаны из «низкого чина» - из дворцовых крестьян. В 1683 году К.И.Погорский подал челобитную в Приказ Казанского дворца, в которой указал, что дед его «…служил по Кадому в служилых новокрещенах, прозвище его Шувалко и из бедности после смерти отца его в немецком походе сошли Погорские в Уфу, где стали в крестьяне села Богородского, а про то сыскано в Приказе Казанского дворца кадомскими мурзами и служилыми татарами, что они деда его Кондратия Лаврентия Погорского знали, а всего тех Погорских с братьями и племянниками 11 человек». 
Служилые иноземцы Вавиловы в начале XVII века считались крестьянами села Богородского. Но в 1624 году В.Ф. Вавилов был записан по новокрещенскому списку. В своей челобитной он указал, что «в прошлых годах отец мой Яков служил по Кадому великому государю Михаилу Федоровичу и в прошлых годах приходили в Кадомский уезд ногайцы войной и в полон меня взяли, а он отец мой из Кадома приехал в Свияжск и служил всякие службы, а отцу моему оклад был 12 рублей, а из плену выехал я в Астрахань и в Уфе крестился». В 1616 году били на него челом «Каловские, будто он Вавила написан в стрельцы из крестьян и жалованье стрелецкое емлет против указу». Конфликт с Каловскими привел к разбирательству, в итоге которого В.Ф. Вавилов добился записи в служилые новокрещены. Таким образом, Вавиловы, Погорские и Черкашенины восстановили свой сословный статус только спустя 20-50 лет после переселения в Уфимский уезд. 
Таким образом, для того чтобы претендовать на место в служилом списке иноземцев и новокрещен, необходимо было иметь не только соответствующее происхождение, но и необходимый материальный уровень. Поэтому даже доказанное документами происхождение не бралось в расчет, если кто-то не мог приобрести за свой счет боевых коней, дорогое вооружение и обеспечить себя всем необходимым. 
 В ходе Смуты многие служилые люди по разным причинам лишились поместий и окладов и были вынуждены записаться в крестьяне.
Если в середине XVII века только один служилый новокрещен был записан из приборных служилых людей (Н. Лукьянов), то в конце столетия насчитывалось уже 68 выходцев из пушкарей, стрельцов и казаков, представлявших 26 родов. При этом в отношении 18 стрельцов и казаков, записанных по новокрещенскому и иноземному списку, было указано, что они пожалованы за службы, кровь и раны. А троим уфимским стрельцам удалось попасть в этот список благодаря служебному обмену. В 1648 году конные стрельцы К.К.Колесников и его сын Т.К. Колесников «сменились службой» с иноземцами «братьями Алешкой и Васькой Соминскими». Брат К.К. Колесникова – казак И.К. Колесников обменялся службой со служилым иноземцем Н.В. Немчиным. В своей челобитной Н.В. Немчин указал, что «служит он городовые службы по иноземному списку и стал беден и коньми опал (лишился боевых коней) и одолжал великими долгами и стало служить не в мочь, бил челом о смене службой иноземской с уфимского городу конным стрельцом Иваном Климентьевым сыном Колесниковым». 
В состав иноземного и новокрещенского списка в 60-80-е годы XVII века были включены и переселенные из Полоцка, Смоленска, Гродно, Дорогобужа шляхтичи. Как правило, эти польские дворяне (панцырные бояре) имели русское происхождение, но под польской властью за два-три поколения сменили не только одежду, но и религию, перейдя в католицизм. Однако держались его не твердо: по крайней мере, по возвращении Смоленска России при Алексее Михайловиче много пленных шляхтичей переходили в православие, имея в виду в перспективе государево жалованье.  
В 1697 году в Уфе служили 67 шляхтичей из 36 родов. Обращает внимание, что в числе местной шляхты оказалось 6 дорогобужских мещан, пожалованных такими же окладами, как и их более родовитые земляки. Несмотря на то, что переведенцы представляли различные города Речи Посполитой в уфимских списках, всех их причисляли к полоцкой шляхте. В течение второй половины XVII века ее представителей то включали в один список с служилыми иноземцами и новокрещенами, то писали в особую графу «полоцкая шляхта». 
Сословный статус шляхты имел существенные особенности, отличающие от других категорий служилых иноземцев. А. Лохвицкий, всесторонне исследовавший правовое положение польских пленных в России XV–XVII веков, указал на то, что обе стороны взаимно условились относительно содержания пленных. Дворяне в Польше и шляхта в России не содержались в тюрьмах и не заковывались в кандалы, не могли содержаться у частных лиц, считаясь государственными пленными. В случае согласия принять православие шляхтичи записывались в служилые люди по отечеству. Второй формой натурализации было добровольное вступление на службу и, наконец, желание остаться в России. Эта форма была определена законом 1509 года. Причем требовалось искреннее согласие остаться в России. Для удостоверения добровольности высказанного желания иногда посылались особые комиссии. 
Несмотря на отдаленность Уфы от центра государства, местная администрация строго придерживалась этих положений. В  фонде Уфимской приказной избы обнаружен документ, датированный 1682 годом, который зафиксировал список присланных в Уфу «на вечное жительство шляхтичей и иноземцов». Здесь, кроме обычной информации о прежнем месте службы в «Коруне польской», чине, служебном и семейном положении, содержатся анкетные данные, раскрывающие отношение пленных к принятию православия и к перспективе возвращения на родину. К 1682 году эти шляхтичи проживали в России почти 20 лет. Из 26 поляков 20 в России уже обзавелись семьями. Однако из 26 шляхтичей, служивших ранее в Смоленске, Минске, Юрьеве, Белой Церкви, Гродно и Липецке, 17 не собирались переходить в православие, несмотря на льготы и преимущества, которые давала перемена веры. Они заявили: «Буде де ево отпустят и он хочет ехать в Польскую землю». 
Учитывая эти настроения, администрация Приказа Казанского дворца не проявляла большого доверия к бывшим польским подданным. Их неохотно жаловали поместными окладами, очень долго не отводили земельных владений. В 60-80-е годы XVII века большинство присланных в Уфу поляков и литовцев довольствовалось ежедневно выдаваемыми «кормами» в размере от 3 до 10 копеек на человека. В этот период шляхтичи несли службу только в городе,  не посылались в проезжие станицы, поскольку дальние и многодневные конные выезды предполагали определенный уровень зажиточности и наличие собственного хозяйства. Власти предпочитали постепенно избавляться от шляхтичей. Их отправляли в Закамские пригороды, где положение мало чем отличалось от статуса приборных служилых людей. К началу XVIII века из 67 шляхтичей только пяти удалось попасть в дворянский список.
Карьера бывших дворцовых крестьян складывалась гораздо успешнее. К 1718 году все семьи иноземцев, взятых в службу из крестьян, имели своих представителей в двух дворянских ротах Уфы.
В 80-е годы XVII века в служилый иноземный список проникли и представители посадского населения Уфы. Многим из них было свойственно стремление выйти из своего сословия. Они старались устроить членов своих семей в служилые люди иноземного списка или, по крайней мере, в приказную избу в подьячие. Более состоятельным горожанам это удавалось сделать быстрее. К примеру, сравнительно зажиточный уфимский житель 
М.Л. Кинишемцов в 1647 году имел за собой деревню, где находилась его пивоварня. Ее мощность позволяла выполнять казенные заказы на производство 3000 ведер пива в год. На Кинишемцова работало пятеро гулящих людей. К 1660 году все его братья, сыновья и племянники числились в служилых иноземцах и новокрещенах.
В десятне 1682 года значилось 26 иноземцев, включенных в список из 7 уфимских посадских родов. Первыми записанными в иноземский список, были сыновья Михаила Рукавишникова, представлявшего посадское население Уфы на Земском соборе 1648 года. В числе других 314 делегатов собора он поставил свою подпись на столбце Соборного уложения. В отличие от него трое его сыновей, оказавшихся в иноземском списке, были грамотны. 
Определенную роль в формировании иноземного и новокрещенского списка сыграли выходцы из подьяческих родов. Согласно исследованию Н.Ф. Демидовой, по величине поместных и отчасти денежных окладов подьячие примыкали к городовым служилым людям от детей боярских и выше. 
Администрация Приказа Казанского дворца считала, что местные подьячие по сословному положению уступают не только городовым дворянам и детям боярским, но и служилым иноземцам и новокрещенам. В 1682 году А.А. Протопопов был отставлен от денежного жалованья под тем предлогом, что он записан в службу из подьяческих детей. При этом денежные и хлебные довольствия уфимских подьячих по величине приблизительно соответствовали окладам служилых иноземцев и новокрещен.
Выходцы из служилых новокрещен и иноземцев составляли сравнительно незначительную часть служилого списка. В окладном списке 1700 года были отмечены 54 служилых человека, представлявших 23 фамилии.
Стрельцов и казаков не писали в дворянский список, поэтому запись в служилые иноземцы была для них единственным путем повышения своего сословного статуса. Большинство из них были записаны только благодаря личным успехам в военной службе. 
В конце XVII столетия более 70%  служилых иноземцев и новокрещен составляли православные, по крайней мере, в третьем поколении. Следовательно, утверждение 
И.Д. Беляева об их переходном или временном статусе следует принять с определенными оговорками. Стрельцу или крестьянину попасть в данный список было проще, чем служилому иноземцу проникнуть в дворянский. К 1700 году только представителям 12-ти из 110 родов удалось стать дворянами. Все они, за исключением князей Ураковых, были пожалованы дворянством за конкретные службы.


Булат АЗНАБАЕВ



Комментариев: 0

Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг