ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Достойная победа
Рустэм Хамитов, выдвинутый избирательным объединением «Башкортостанское региональное отделение Всероссийской политической партии «Единая Россия» ...

Инвестиции в ЖКХ
На XIII Международном инвестиционном форуме «Сочи-2014» с участием премьер-министра РФ Дмитрия Медведева в рамках дискуссии «ЖКХ России: новые ус...

С высоты птичьего полета

В  парке имени Мажита Гафури состоялась торжественная церемония открытия колеса обозрения.

Мэр...

Китай становится ближе

В рамках визита делегации администрации Уфы в Китайскую Народную Республику подписан протокол о намерениях по развитию сотруднич...

Мэр - за Совет

На Общественном совете по сохранению культурного наследия и памятников архитектуры глава администрации Уфы Ирек Ялалов поддержал...

Молоко от нэнейки

В Уфе на улице Революционной, 70/1 открылся первый фирменный магазин «Продукт Башкортостана».

Товары...

Молодым в Уфу - дорога

7-10 октября Уфа станет центром инноваций и науки на пространстве ШОС. На форум молодых ученых-инноваторов прибудут представител...

На Вологодской - новоселье!

В Калининском районе после масштабного капитального ремонта, который продолжался почти год, распахнул свои двери филиал детской ...

К нам едет Спиваков

Приезд маэстро в Уфу - всегда знаменательное событие. На этот раз он выступит 14 октября в Колонном зале Минсельхоза на вечере, ...

Курбан-байрам

4 октября мусульмане Башкортостана отметят один из главных праздников ислама - Курбан-байрам, или Ид аль-Адха, праздник жертвопр...

«Муслим-сити» - наш бренд

Получено разрешение на планировку и межевание территории площадью 20 га в районе улиц Юлаева - Мингажева - Коммунистической - Бе...

Под овации москвичей

Впервые в московском Концертном зале имени П.И. Чайковского с большим успехом прошел сольный концерт уфимского фольклорног...

За фасады - на все четыре стороны

С каждым днем преображается фасад дома №21 по улице Ленина. Торцевая стена стала простором для воплощения еще одной задумки учас...

Праздник книгочеев

В Городском Дворце культуры подвели итоги конкурса «Лето и книга», который уже двадцатый год подряд проводит Централизованная си...

По скале за золотом

На первенстве мира по скалолазанию, которое прошло в Новой Каледонии (административная единица Франции в Тихом океане), золотую ...

Ретрокалейдоскоп

140. 9 октября 1874 г. учрежден Всемирный почтовый союз.

100. В октябре 1914 г. в ходе Первой мировой...




     №10 (155)
     октябрь 2014 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Служилые новокрещены и иноземцы Уфы (XVII- первой трети XVIII вв.)


На современной карте Башкортостана можно без труда найти деревни, основанные служилыми новокрещенами и иноземцами Уфы XVII века. Это Атаевка, Ветошниково, Вавилово, Жуково, Касимовка, Кадомцево, Курчеево, Сипайлово и другие. Их могло быть гораздо больше, ведь только в конце XVII века в городе несли службу более 200 этих служилых людей.

(Окончание. Начало в №9)

Иноземцы и новокрещены в большей степени, нежели дворяне, являлись жителями Уфы. Согласно данным Ландратской переписи 1718 года, в Уфимском уезде насчитывалось всего 25 дворов служилых иноземцев и новокрещен, которые проживали в деревнях. В Уфе за иноземцами и новокрещенами числился 141 двор. Местные дворяне имели только 15 дворов, тогда как в Уфимском уезде им принадлежало 95 поместных деревень. Таким образом, уфимские дворяне, уступая по численности иноземцам и новокрещенам, превосходили их многократно по количеству принадлежащих им населенных пунктов. 
В отличие от дворян иноземцы не стремились приобретать недвижимость, их занятие земледелием никогда не имело большого значения для уезда. В конце царствования Алексея Михайловича в среднем на одного служилого человека приходилось 7 десятин земли, включая пастбищные и сенокосные угодья. Этого явно не хватало даже для прокормления средней семьи. Нелюбовь уфимских иноземцев к земледелию вполне можно понять, если рассмотреть правовой статус их поместной собственности. Дело в том, что дети этих служилых людей, в отличие от сверстников из дворянских семей, не считались недорослями, т.е. потенциальными служилыми людьми, готовыми заменить своих отцов. Отпрыски иноземцев рассматривались уфимской администрацией как «гулящие люди», которым владеть жалованной поместной землей не полагалось. По мере необходимости их переводили в стрельцы, подьячие или даже приписывали к посадским людям.
В этой ситуации быстро находились осведомленные дворяне-уфимцы, которые, написав челобитную о незаконном владении поместьем в Москву, сами начинали претендовать на данную собственность.  К примеру, в 1634 году на поместье Г.И. Вавилова бил челом стрелецкий голова М.И. Каловский. В челобитной он писал, что «тот Гаврила верстан из новокрещенских детей в пешие стрельцы и емлет за то государево денежное и хлебное жалование, а поместьем владеть ему по государеву указу не велено». Подобная уязвимость поместной собственности вынуждала иноземцев и новокрещен заменять положенный им поместный оклад хлебным жалованием, который устанавливался из расчета на 1 рубль денежного жалования 1 четверть ржи и 
1 четверть овса (фураж). (Четверть – мера зерна, составляла 8 пудов или 128 килограмм). Обычно денежный оклад служилого человека колебался от 7 до 12 рублей в год. Денежное жалование выдавалось служилым людям крайне нерегулярно, поскольку оно рассматривалось государством и обществом не в качестве современной заработной платы, а лишь как пособие для поддержания боеготовности.  Таким образом, общий годовой оклад жалования служилого иноземца и новокрещена составлял от 900 кг до 1500 килограмм, что гарантировало минимальный прожиточный минимум семье от 3 до 5 человек. Настоящий достаток служилые иноземцы и новокрещены приобретали в других сферах хозяйственной деятельности. Как оказалось, каждый род этих служилых людей специализировался на каком-либо виде промысла или ремесла. Достаточно показательна тяжба, длившаяся почти 40 лет между уфимскими воеводами, с одной стороны, и игуменом Успенского монастыря И. Соколовым, с другой. В 1667 г. монастырь потребовал возврата в крестьянское тягло в принадлежавшую ему деревню Чесноковку бывших крестьян Колесниковых. Претензии игумена не вызывали сомнений, поскольку переписные книги Уфимского уезда, действительно, содержали сведения о крестьянах Колесниковых. В 1651 г. К.И.Колесников с 4 сыновьями «вышел на Уфу поверставшись в иноземный список». Впрочем, здесь игумен И. Соколов ошибался, так как сначала Колесников был записан в пушкари, а лишь через 
7 лет поверстан по иноземному списку . Тем не менее Колесниковы самовольно покинули тягло, и по закону должны были быть возвращены в Чесноковку и соответствующим образом наказаны. Уфимские же власти были обязаны всемерно способствовать соблюдению законодательства. Но администрация повела себя совсем иным образом, отказавшись возвращать иноземцев в тягло. Уверенность игумена базировалась на вполне серьезных документах,  но нельзя было сбрасывать со счетов и дотошность бюрократов. Подьячие не обнаружили, что в переписных книгах под данными о дворе К.И.Колесникова «руки не приложено...». Кстати, ни один из крестьян этого села тоже не прикладывал рук, однако только в отношении Колесниковых это обстоятельство приобрело решающее значение. Для воеводы мелкое нарушение формуляра переписи стало достаточным основанием для прекращения тяжбы. Упорство администрации, доходящее до нарушения закона, становится понятным, если рассмотреть подробнее другие документы, касающиеся и службы уфимских иноземцев Колесниковых. Они, оказывается, были очень полезными для городского хозяйства людьми. 
Помимо службы Колесниковы были лучшими специалистами по сооружению мельниц и довольно состоятельными хозяевами. Только с 1651 по 1692 гг. ими было построено не менее 7 городских мельниц, перешедших затем в собственность казны. При этом все строительство велось средствами самих Колесниковых. 
В 1651 г. воевода Д. Долгоруков велел служилому иноземцу К.А.Колесникову «поставить мельницу на речке Камышенке и досмотреть 10 лет, и он Кандратий ту мельницу построил, а по его сказке Кандратья стала ему та мельница в 200 рублев». По тем временам это цена табуна лошадей в 100 голов. 
Именно служилые иноземцы проявляли наибольшую деловую активность. В XVII веке наш город представлял собой военно-административный центр, поэтому здесь очень туго водворялось торгово-промышленное население. Попытка принудительного переселения посадского люда в Уфу не увенчалась успехом. В наказе воеводе Ф.И.Сомову 1664 года отмечено по этому поводу: «Да ведомо Великому Государю, что уфимские жилецкие посадские люди, сбежав с Уфы, живут в Казанском уезде в разных местах».
Не имея жизнеспособного посада, уфимская администрация не стала полагаться на частную инициативу гражданского населения, используя для хозяйственных нужд города и края тех же служилых людей, на которых она опиралась в военных  вопросах. При этом хозяйственные поручения рассматривались как полноценная государева служба со всеми атрибутами полковой или станичной. Это было вполне оправдано еще потому, что большинство из этих, на первый взгляд, выгодных дел в Уфимском уезде были убыточны и трудоемки. Иноземский род Кинищемцовых также имеет в качестве своего основателя казенного работного человека Ивана, которому в 1641 г. было поручено «на Уфе поварню поставить пиво варить про государев обиход». В 1669 г. тем же Колесниковым по указу воеводы «велено пиво сварить в два года 5 тысяч ведер». В 1672 г. по указу уфимского воеводы служилый иноземец Б.Мысовский «ездил вверх по Белой реке приискивать соляные рассолы и ключи». Найдя их, Мысовский через год  получил указание строить варницы, которые были ему предоставлены в оброк на 5 лет. Именно иноземцы и новокрещены строят в Уфе административные здания и церкви. В 1667 году служилый новокрещен И.Павлов подал челобитную, в которой просил освободить его от походной службы на время «покамест он церковь свершит». 
Впрочем, иноземцы удовлетворяли и самые мелкие бытовые  нужды горожан. Василий Черкашенин знал стекольное дело, в 1673 г. именно ему было поручено застеклить новое здание воеводской избы. Семен Булатов зарабатывал тем, что «шил портища (одежду) на продажу». А в 1699 г. уфимский пушкарь Федор Дементьев «отделил своего сына» служилому иноземцу Захарию Уржумцеву в «наученье серебреному ремеслу на 10 лет». Иноземцы Быковы специализировались на изготовлении больших речных судов – стругов и лодок-романовок. В середине XVII века в Уфе производством пороха занимался селитренный мастер, служилый иноземец Никита Волченок. 
Практически вся оптовая и розничная торговля находилась в руках иноземцев. Последнюю четверть XVII в. из 38 обнаруженных нами уфимских лавок 28 принадлежали именно им. Только 8 оказались в собственности посадских людей, и двумя владели стрельцы. Многие иноземцы нажили немалые средства исключительно на торговых операциях.
На что тратили свои полученные доходы служилые люди? Следует отметить, что до военных реформ Петра I все они, кроме стрельцов и пушкарей, сами должны были заботиться не только о обеспечении себя необходимым вооружением и экипировкой. Эти расходы были значительными даже по меркам столичных дворян. На ежегодном смотре, кроме двух боевых коней, служилые люди новокрещенского и иноземеского списка должны были продемонстрировать полный комплект вооружения конного воина. В 1699 г. вдова служилого человека иноземного списка 
Г. Мостафы «отдала за долг мужа за 140 рублей пансырь да мисюрка, наколенники железныя, седло калмыцкое оправлено серебром, три сабли булатные, в том числе у одной сабли крыж и бряцала серебряные, пищаль и пистоля турской работы».  За эти деньги в конце XVII века вполне возможно было приобрести небольшую деревеньку с 5-6 дворами крепостных крестьян.
В целом же уровень материального обеспечения служилых иноземцев и новокрещен был сопоставим с дворянским. В материалах крепостных книг Уфимской провинциальной канцелярии начала XVIII века зафиксировано несколько духовных памятей (завещаний), которые представляют интерес не только с точки зрения достатка, но и в плане классификации имущества самими завещателями. Приведем одну из подобных грамот, которую составил иноземец Ф.В. Кулаков, принадлежавший к средним слоям служилого населения. «Во имя отца и сына и святого духа в нынешнем, в 1701 году, я раб божий Филат Васильев, сын Кулаков, бывший служилый иноземец в целом своем умом и разумом пишу сию духовную в том, как господь по душу мою сошлет, после смерти своей приказываю зятю своему Дмитрию Яковлеву сыну Антропову образ Воскресения Христова в окладе, да коня в восемь рублей, да дочери своей Анне, его жене, благословляю образ Свято Успения пресвятой Богородицы в окладе, да две лошади, корову да лавку на Верхнем базаре подле кремля близ Рождественского монастыря на один замок, а другую лавку на Нижнем базаре большую на один же замок, которая  на брусу с бывшим моим братом с Иваном Кулаковым, да третью лавку на том де Нижнем базаре, что слывет Харитоновская, да внучатом своим, внуку Михайлу Дмитриеву, сыну Антропову, образа Чудотворные в окладе, внучке Анне Дмитриевой дочери образ Казанской Богородицы в окладе да корову да дочери моей Анне два меденника, два блюда оловянных, да две братины медных, да мелочи оловянной на 
15 рублей, да ему же зятю Дмитрию с женой и детьми на дворовое строение 10 рублей, да внучке своей вместо платья на 10 рублей, да отцу своему духовному Прокофию Михайлову приказываю на поминовение души своей шуба лап лисьих крыта лавданом, да лошадь, а по смерти душу свою приказываю поминать и о душе своей всякое спасение строить сыну своему богом данным Илье Петрову Калмыку, а на поминовение души своей на Сорокоустье по всем церквам 100 рублей денег, а остальное, что за духовной останется Божии иконы и лавки и дворовые и лавочные места и лавочная всякая мелочь всякой посуды и платьем и огородными местами и крепостями и кабалами владеть ему же Илье, а зятю моему Дмитрию и дочери и внучатам ни до чего, что против духовной дела нет, а которые были у меня кабальные наемные и тех всех отпустить». Обратим внимание на то, что в перечислении имущества служилого иноземца на первом месте стоят чудотворные образа, в то время, как распределение денежных сумм делается в последнюю очередь. Только очень набожный человек мог отписать на поминовение своей души сумму, едва ли не превосходящую совокупную стоимость всего завещанного родственникам имущества.  
В своей предпринимательской деятельности служилые люди не всегда использовали законные методы. В конце XVII - начале XVIII вв. самым состоятельным представителем служилых иноземцев стал М.Г.Жуков. Сначала подьячий приказной избы, затем служилый человек иноземского списка к 1699 г. он уже фигурирует в документах в чине поручика иноземного и новокрещенского списка. Впечатляют масштабы его ростовщических операций. Поручик иноземцев М.Г. Жуков отмечен в 136 сделках. С 1702 по 1736 год им было выдано на различных условиях 12404 рубля. Общая сумма всех кредитов, выданных в этот период в Уфе, составляла 47023 рубля. Таким образом, М.Г. Жуковым было роздано в долг более 25% всех средств, обращающихся в ростовщических операциях. В 1724 году дворянские роты Уфы были вынуждены взять у него кредит под залог жалования 100 рублей. Он являлся владельцем 6 городских лавок, кроме того, его торговые агенты ездят не только по всей Башкирии, но и отправляют товар на Макарьевскую ярмарку. Однако вскоре администрации удалось выявить истинные источники капиталов М.Г. Жукова. На следствии 1738 г. стало известно, что «оный Жуков многие башкирские дворы разорял, бив челом в долгах непосильных на 100, 300 и 600 рублей и тех башкирцев целые волости разорял и крепости объявлял татарским письмом написанные, а кто писал, не написано, а вместо заемщиков тамги прикладывали такие же плуты и ровне тому явились у Жукова крепости в 300 рублев и хотя написаны и тамги приложены, но свидетели его подчиненные, а он противу указу крепости вымучивал». Суд постановил распродать на публичном торге все имущество М.Г. Жукова, куда вошли 
2 принадлежавшие ему деревни с 36 душами мужского пола и 800 десятинами земли. Просидев в уфимской тюрьме один год, 
70-летний поручик был передан родственникам. 
Судя по уголовным делам, сохранившимся в архиве Уфимской приказной избы, местные судебные власти с поразительной терпимостью относились к преступлениям служилых иноземцев. Например, в 1667 году было разоблачено казнокрадство выходца из полоцкой шляхты А.М. Халецкого. В течение нескольких лет он «обманом» получал хлебное жалование, однако администрация лишь потребовала вернуть хлеб обратно в казну «…а наказанье ему чинить не ведено для того, что он иноземец». В более серьезном преступлении был обвинен в 1641 году уфимский служилый новокрещен Н.И. Уржумцев. Все началось с доноса на Уржумцева его же крепостного П. Остратова, который сообщил властям о «государевом деле». Н. Уржумцев был обвинен в том, что, выпивая с уфимским дворянином К. Голубцовым в его доме, «молвил про великого государя Алексея Михайловича непригожие слова». Началось следствие с применением пыток, в ходе которого Уржумцев сознался в убийстве своего родного брата, тело которого не могли обнаружить 11 лет. Несмотря на признание своей вины, Н.И. Уржумцев не был не только осужден, но даже не был отстранен от службы в новокрещенском списке. Единственным наказанием стала конфискация поместья. В процессе расследования дела случился пожар, в огне которого сгорели все дела приказной избы: «…да в прошлом 1642 году в уфимский пожар съезжая изба сгорела и в пожар многие дела погорели». Тем не менее уже после этого служилый город и городское духовенство подтвердили оба обвинения. По статьям Соборного Уложения охаивание царской фамилии считалось одним из тяжких преступлений, спасти от смертной казни можно было лишь путем полного оправдания обвиняемого.
Подводя итог краткому очерку о служилых иноземцах и новокрещенах Уфы, отметим, что именно эти горожане представляли собой постоянный контингент населения XVII – начала XVIII веков. В отличие от стрельцов и посадских людей, которым была свойственна текучесть, иноземцы и новокрещены демонстрируют редкую для этого века оседлость. Многими поколениями они проживают в одних и тех же дворах, наследуя от отцов ремесленные и торговые промыслы. На практике эти служилые люди показали себя неплохими предпринимателями: именно они строили мельницы и церкви, делали порох, заводили солеваренные промыслы, варили пиво, шили одежду и т.д. Едва ли уездный центр мог нормально функционировать без их промысловой и ремесленной деятельности.


Булат АЗНАБАЕВ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг