ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Старт дан
На  XIX Петербургском экономическом форуме главы трех регионов (Башкортостана, Татарстана и Оренбургской области) подписали Соглашение о сот...

Безопасность проверена
В преддверии проведения международных саммитов ШОС и БРИКС в Уфе  усилены меры безопасности.
Об этом заявил председатель Националь...

Душа и лицо города
Так  в МУП «Горзеленхоз» называют  цветы. Их начинают высаживать на едва прогретые скупым весенним солнцем склоны и клумбы. Одними из п...

Ночь. Улица. Фонарь.
Вечернюю Уфу невозможно представить  без уютного и яркого освещения. А светодиодные светильники, внедряемые в рамках  программы модернизации...

Сезон в разгаре
Ремонты домов, фасадов, кровель, восстановление памятников архитектуры - все надо успеть за короткое лето. На 322 фасадах зданий, включенных в городск...

Мишки на «Ufa-city»
На фасаде автосервиса  по улице Менделеева, 162 а, рядом с гостиницей «Ufa-city»,  появилось оригинальное  граффити. На этот раз &...

Инновации «Уфаводоканала»
Начата масштабная реконструкция  водопроводно-канализационного хозяйства города.
Установками ультрафиолетового обеззараживания вод...

Эколидеры
Среди 87 городов России Уфа уверенно держит лидерство по работе над улучшением качества городской среды. Большой вклад в борьбу  за экологич...

Диплом от БРИКС
БашГУ вошел в состав участников сетевого университета БРИКС. 
Подготовлены три образовательные программы, которые будут реализовыв...

Лекарства на экспорт
На  предприятии «Фармстандарт-Уфавита»  совместно с компанией «Johnson and Johnson» налажен выпуск препарата велкейд.
Также и...

Тысяча рук за дружбу
Процесс южноафриканского вызывания дождя, элементы бразильского карнавала, фрагмент узбекского свадебного обряда, китайский женский танец «Тысячи...

Фитнес на Зорге
Одному из крупнейших спортивных оздоровительных комплексов -  «Zorge fitness» - исполнился год.  Он  возведен благодаря участию ин...

Салям, друзья!

-К нам из Китая приехали восемь девочек из малообеспеченных семей, - говорит президент Благотворительного образовательного фонда «...

Шульган-Таш еще удивит
В Бурзянском районе прошел международный  симпозиум «Древние святилища: археология, ритуал, мифология». 
Место проведения выб...

Не только Нестеров и Бурлюк
В Башкирском государственном художественном музее им. М. В. Нестерова  проходит выставка «Образ Востока в произведениях русской живописи пер...

В объективе - сабантуй
В Национальном музее проходит фотовыставка «Летопись. Башкортостан. 25». 



     №07 (164)
     июль 2015 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Дипмиссия Уфы


Фамилия Гладышевых и сегодня довольно распространена среди уфимцев. Но мало кто знает о дипломатической миссии Д.В. Гладышева в Казахстан и Хиву в 40-е годы XVIII века. И мы решили о ней рассказать. Возможно, кто-то из однофамильцев знает и ведет свою родословную  и готов поделиться с нами уникальными историческими фактами – будем за них признательны…
В XVII веке правители Уфы относились к узкому привилегированному слою городовых воевод, которым вменялось в обязанность вести дипломатические переговоры и даже принимать в российское подданство соседние народы и государства. Так, уже в 20-е годы XVII века Уфа становится главным центром русско-калмыцких отношений. Именно в Уфе в 1620 году послы от наиболее влиятельных калмыцких лидеров принесли формальную присягу русскому правительству, признав себя подданными царя. 

Впрочем, Уфа играла заметную роль и в отношениях с ногайскими правителями, казахскими ханами и сибирскими кучумовичами. В конце XVIII века Уфа на короткий срок стала резиденцией казахского хана. В 1786 году в связи с недовольством родовых лидеров политикой хана Нуралы он был отозван из Младшего жуза императрицей Екатериной II в Уфу, где умер спустя четыре года. В Уфе вместе с ним жили 17 жен, 15 наложниц, от которых у него было 40 сыновей и 34 дочери. 
Приобретенный опыт знания посольских обычаев, как тогда называли дипломатический этикет, накапливался уфимцами десятилетиями, передаваясь от поколения к поколению. В XVII-XVIII веках вполне распространенным явлением для наших дворян было знание языков и традиций среднеазиатских народов, граница с которыми оставалась открытой вплоть до создания Оренбургской пограничной линии. К числу уфимских семей, сыгравших заметную роль в развитии добрососедских отношений России с казахами, узбеками и каракалпаками, принадлежит дворянский род Гладышевых.
Местная  ветвь этой фамилии ведет свое происхождение от Гордея Ивановича, который еще в 1603 году получил поместную землю под Уфой на реке Белой на Шугуровой дороге. В 1635 году он вместе со всеми служилыми людьми участвовал в кровопролитном сражении в верховьях реки Уфы с калмыками, которых возглавляли  царевичи Аблай и Тевкель. Гладышев получил в этом походе смертельную рану. В 1637 году его имение унаследовали пятеро сыновей: Артемий, Никита, Семен, Иван (большой) и Иван (меньшой). 
Артемий Гордеевич был одним из первых уфимских дворян, кому было поручено возглавить посольскую миссию к лидеру калмыков Далаю в 1630 году. Уфимец убедил калмыков заключить мирное соглашение. Сын Артемия Гладышева – Дмитрий, в 1682 году был направлен уфимским воеводой к казахам сразу после подавления башкирского восстания во главе с Сеитом. В челобитной Дмитрия сообщается, что он заключил договор. В результате этих переговоров казахские лидеры направили своих посланников в Москву, сопровождать которых было поручено именно ему.
Его тезка и внучатый племянник – Дмитрий Васильевич родился в 1691 году. По наследству ему досталось крошечное поместье с 8 душами крестьян мужского пола на озере Ашкадан. Дмитрий женился в 26 лет на дочери дворянина Михаила Тарбеева – Анне, которая получила в приданое от отца семью крепостных крестьян.
Интересно то, что служить Гладышев начал задолго до женитьбы. Уже в 1707 году, в возрасте 16 лет, Дмитрия Васильевича записали  в первую дворянскую роту, куда обычно брали только недорослей из местных служилых родов. Пребывание в ротах имело свои преимущества. Дмитрий находился рядом с многочисленной родней и соседями, к тому же по службе не приходилось удаляться от родной деревни. Тем не менее быстро сделать успешную карьеру в подразделении, где состояли одни дворяне, было почти невозможно. Достаточно отметить, что за 28 лет в Уфе Дмитрий дослужился только до чина вахмистра, что соответствует нынешнему званию старшины. 
Приезд в 1735 году в Уфу начальника Оренбургской экспедиции 
И. К. Кирилова коренным образом изменил жизнь всех местных служилых людей. Из дворян, казаков и иноземцев Кирилов спешно сформировал новые полки, что привело к быстрому производству всех уфимских унтер-офицеров и обер-офицеров в следующие чины. В итоге 
44-летний Дмитрий Васильевич получил свой первый офицерский чин – прапорщика. С этого момента закончилась спокойная жизнь гарнизона. Почти всех строевых служащих дворян собрали в Оренбургский драгунский полк, которому предстояло сыграть одну из главных ролей в драматических событиях самого кровавого башкирского восстания 1735-1740 годов. 
После первых открытых столкновений с регулярными войсками лидеры восставших башкир решили перейти к тактике партизанской войны, главная задача которой заключалась в том, чтобы отрезать их от продовольственного снабжения. В итоге уже зимой 1736 года умерло от голода и обморожения несколько сот солдат и драгун. Прапорщику 
Д. В. Гладышеву было приказано любой ценой доставить хлебные обозы из Сибири для снабжения войск экспедиции. Вплоть до 1739 года Гладышев эскортировал хлебные караваны до Оренбурга, был несколько раз ранен и даже побывал в плену. 
В 1739 году глава оренбургской комиссии В.Н. Татищев отозвал его из армии для выполнения дипломатических поручений в казахских степях. Дмитрий Васильевич хорошо знал обычаи и язык казахов, но главное - в ходе восстания Гладышев показал себя как искусный переговорщик, способный найти компромисс даже в самых конфликтных ситуациях. Впоследствии эти качества не раз спасали ему жизнь. 
В Самаре, где находился в 1740 году штаб Оренбургской экспедиции, Гладышева быстро произвели в поручики и осенью того же года направили с особой миссией к берегам Аральского моря. В его команду вошли геодезист прапорщик Муравин, инженерный надзиратель Назимов, переводчик Арсланов и несколько яицких казаков. Экспедиция должна была определить место для строительства города близ устья Сыр-Дарьи. На постройке города настаивал сам хан Абулхаир. Главе миссии было поручено вести ежедневный журнал, куда предписывалось вносить любую информацию, полученную в ходе выполнения работ. В результате этой поездки российское правительство было вынуждено отказаться от планов основания города на берегу Аральского моря. 
В своем отчете Гладышев указал на то, что при отсутствии леса и пашни строить город на прибрежных пустынных песках невозможно. Но главная и крайне неприятная для правительства информация заключалась в том, что российское подданство казахов имело номинальный характер. В своем рапорте Гладышев отметил, что «Абулхаир-хана все тамошние народы, что надлежит к пользе российской, ни в чем не слушают». Более того, сам хан отказался выдать властям одного из вождей башкирского восстания Карасакала. Фактически отчет поручика подверг основательному сомнению заслуги своего предшественника – Алексея Тевкелева, который в 1733 году рапортовал в Сенат о том, что ему удалось склонить под российскую державу всех казахов Младшего жуза. Впрочем, у Гладышева были свои счеты к Тевкелеву. Еще на пути к ханской ставке на русскую миссию напали казахи. Они ограбили послов и забрали у Гладышева двух человек в качестве выкупа, сославшись на то, что Тевкелев в свое время убил их родственника, который вознамерился украсть у российского посланника лошадей. Самого Дмитрия Васильевича грабители «связав, били, ножем резали и шпагу отимали, говоря, что ты-де вор еще жив». Следует отметить, что на востоке русским послам не гарантировалось сохранение собственности, свободы, здоровья или жизни. 
Так, хивинская экспедиция 1717 года под командованием А. Бековича-Черкасского, направленная Петром I к устью Аму-Дарьи, была уничтожена ханом во время мирных переговоров. Интересно, что именно Гладышеву удалось подтвердить слух о том, что некоторым участникам отряда А. Бековича-Черкасского удалось уцелеть. Они занимались очисткой каналов около города Хивы. Миссия Гладышева была прервана наступлением войск персидского шаха Надира, которые внезапно атаковали хивинские владения. По просьбе хана Абулхаира участнику экспедиции Гладышева – прапорщику Ивану Муравину пришлось даже от имени российского правительства вступить в переговоры с Надир-шахом для того, чтобы уговорить его не нападать на Хиву.  
Несмотря на то, что Гладышев отказался от идеи строительства города на Аральском море, миссию 1740 года нельзя считать неудачной. Тогда же Гладышевым и Муравиным была составлена «Новая ландкарта тракта от Оренбурга до Хивы», в которой впервые были показаны контуры Аральского моря и описано население этого района. Как отмечает казахстанский историк Н.Г. Аполлова, этой картой пользовались почти целое столетие. Она  интересна полнотой и детальностью отражения физических, этнографических и военных элементов; ценность ее повышается, что она впервые очень точно и подробно отображала чужеземную приграничную территорию.  В Англии карта была опубликована на 100 лет раньше, чем в России. Еще в 1753 году прежний глава Оренбургской комиссии В.Н. Татищев подарил один из рукописных вариантов находившемуся в 1743 году в России английскому купцу Генвею, а точнее, историографу торговой компании Джона Эльтона, который воспользовался случаем и напечатал ее в Лондоне. Необходимо отметить, что эта компания работала на Каспийском море одновременно с экспедицией Гладышева на Аральском море. 
Спасаясь от стремительного продвижения персидских войск Надир-шаха, команда Гладышева оказалась на территории каракалпаков, которые изъявили свое желание стать подданными России. Сообщив об этом властям, Дмитрий Васильевич не предполагал, что ему же придется отправляться в приаральские степи для принятия каракалпаков в российское подданство. В соответствии с инструкцией Оренбургской комиссии в августе 1741 года поручик Д.В. Гладышев вновь направился на юго-восток. Вместе с ним находился предприимчивый и энергичный английский купец Роман (Реональд) Гок, сведения которого по его возвращении явились весьма полезными. Для перевода документов 
Д.В. Гладышев взял с собой толмача Мансура Дельного. На этот раз главная задача миссии была успешно решена. В своем обращении к императрице Елизавете Петровне главы каракалпацких родов сообщали, что «мы нижней каракалпацкой народ четыре сана, то есть сорок тысячь, со всею морскою волостию в подданство пришли и присланных Дмитрея Гладышева да Мансура Дельного в том не ослушались и поверили». Примечательно, что представители каракалпаки особо подчеркнули бескорыстный характер своего волеизъявления стать российскими подданными: «А понеже вышеупомянутой полковник Тевкелев, когда приезжал в киргиз-кайсацкую орду для приведения к присяге Абулхаир хана и киргиз-кайсаков со многими подарками, почему де они и пришли в подданство, а к нам предреченной порутчик Гладышев приехал хотя без всего, но мы, ревнуя ея императорскому величеству, по чистой нашей совести в подданство ея императорского величества, так как верноподданным рабом подлежит, пришли». 
За эту поездку Гладышев получил звание капитана, в котором оставался вплоть до своей смерти. В материалах III ревизской переписи в Уфимской провинции отмечена деревня Гладышева с 4 душами крепостных крестьян по Сибирской дороге, «которая раньше была за капитаном Дмитрием Васильевым сыном Гладышевым, а ныне за его сыном казанского драгунского полку подпрапорщик Федор Дмитриевым сыном Гладышевым». Весьма показательно, что единственному сыну нашего дипломата досталось имение, которое в два раза было меньше того, что унаследовал в свое время отец. Провинциальные дворяне XVIII века не умели, а может быть, и не стремились обращать свои заслуги в награды, имения, чины и деньги. 
Вместе с тем в своих рапортах Дмитрий Васильевич настойчиво просил правительство найти денежные средства на выкуп российских пленных, томившихся в неволе. Он, в частности, писал: «понеже как в киргис-кайсаках, так и в каракалпаках и в протчих ордах имеется российских пленников множественное число, а оных орд жители издревле привыкли тех пленных более продавать и на выкуп, а не даром отдавать. И ежели рассуждено будет оных оттуда на выкуп брать, то б помянутому порутчику князю Уракову определено было на каждой год как для выкупа оных пленных, так и ради содержания себя и для награждения апробованных в верности паче других киргисцов до тысячи рублев держать».


Булат АЗНАБАЕВ



Комментариев: 0

Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook