ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Поддержать экономику
В Доме Госсобрания – Курултая РБ глава Башкортостана Рустэм Хамитов провел расширенное заседание правительства республики, посвященное итогам соц...

Уфимец на МАКС-2015
Девятиклассник лицея №60 Никита Берляков принял участие в Международном авиационно-космическом салоне МАКС-2015, который прошел в подмосковном Жу...

Белоснежные новоселы
В Саду имени Салавата Юлаева работники УКХиБ города установили новый арт-объект: скульптурная композиция, изображающая двух косуль, достигает 2,6...

В рабочем режиме
Подготовка к новому отопительному сезону в городе идет строго по графику. К середине августа отремонтировано 4 000  погонных метров тепловых...

Новый троллейбус

В МУЭТ своими силами собрали новый троллейбус. На это потребовалось примерно четыре месяца. С задачей справились 14  сотрудни...

Встретимся на «Студенческой»
Трамвайную остановку на пересечении улиц Мингажева и Революционной голосованием горожан решено переименовать в «Студенческую». 
Хо...

«Сборная Уфы» на «Первом»
Уфимские кавээнщики попали в полуфинал премьер-лиги Клуба веселых и находчивых на Первом канале. 
Ребята в марте этого года начали...

Подарили жизнь

В Уфе впервые прошла всероссийская акция «Музартерия» в поддержку донорского движения. 
Неравнодушные жители и гост...

«Операция Улыбка»
Благотворительная акция под таким названием проходит в Республиканской детской клинической больнице. 
В ее рамках проведен скринин...

Спиваков приглашает
18-20 сентября в Уфе, в ГКЗ «Башкортостан» пройдет Международный фестиваль «Владимир Спиваков приглашает». 
Он имеет обширную геог...

Квест по-китайски
В южной провинции Китая Гуанси подходят к концу съемки реалити-шоу «Супер-модель Азии-2015», в котором принимают участие представители из Башкорт...

«Ленты» со всего мира



     №09 (166)
     сентябрь 2015 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Императорский трон в Уфе


В газете «Уфимские губернские ведомости» от 18 февраля 1906 года была опубликована краткая историческая справка об императорском троне, который по указанию Сената повелевалось доставить из Уфы в Санкт-Петербург. 

2 апреля 1797 года Оренбургский гражданский губернатор князь Иван Михайлович Баратаев, чья резиденция находилась в Уфе, получил от генерал-прокурора князя Алексея Борисовича Куракина, предписание: «Его Императорское Величество Высочайше повелеть соизволил имеющийся в Оренбургской губернии, в доме генерал-губернатора (Уфимского и Симбирского), трон со всеми к оному принадлежащими вещами привезть в С.-Петербург. О сей высокомонаршей воле, сообщая вам милостивый государь мой, к зависящему со стороны вашей исполнению, покорнейше прошу приказать трон сей со всеми принадлежностями доставить прямо ко мне». 
Такого же содержания указание от генерал-прокурора Куракина поступило и Оренбургскому военному губернатору, барону Иосифу Андреевичу Игельстрому, имевшему свою резиденцию в Оренбурге. Игельстром обратился с просьбой «состоящий в Уфе, в доме генерал-губернатора, трон со всеми к нему принадлежащими вещами доставить с посланным нарочным в г. Оренбург, для дальнейшего его препровождения в С.-Петербург». В отношении военного губернатора говорилось также о том, чтобы трон был разобран со всевозможною осторожностью, в присутствии полковника Мансурова, чтобы была сделана опись всякой вещи, и уложен таким образом, чтобы «мог быть обезпечен в пути от всякого повреждения».
Баратаев, отвечая Игельстрому, писал, что уже сам имеет предписание от генерал-прокурора доставить трон прямо к нему и что посему он «почитает пересылку трона в Оренбург излишнею». Губернатор просил барона, чтобы последний поспешил его уведомить о способах, какие предполагаются к скорейшему отправлению трона из Оренбурга и для удобнейшего в пути предохранения. Военный губернатор ответил гражданскому от 21 мая 1797 года, таким образом «имею честь уведомить, что способы к отправлению в С.-Петербург трона имел я только те, чтобы доставить его на собственный счёт, определив к нему для обезпечения его в пути одного из казачьих здешних чиновников».
Баратаев, получив предписание о скорейшем доставлении в С.-Петербург хранящегося в Уфе трона, распорядился по сему случаю учинить розыски и изследования по всем присутственным местам и учреждениям; по наведённым тщательным справкам оказалось, что в уездном казначействе сохранялись принадлежащие трону «золотые часы и кисти». Они были представлены губернатору уездным казначеем Петром Протопоповым при рапорте, с приложением следующего 
реестра: «1) кистей десять; 2) шнура двадцать аршин; 3) широкого гасу в большом куске семьдесят четыре аршина с четвертью; 4) менее широкого в другом куске тридцать восемь аршин с половиною; 5) узкого в третьем куске десять аршин три четверти; 6) в бахроме одиннадцать аршин два вершка; 7) кресла вызолоченныя, обитыя малиновым бархатом, с золотым гасом, вензелем и гербом, при оных креслах подушка малинового бархата, с золотым гасом; 8) со столика покрывало бархатное с золотою бахромою».
Уфимский городничий, князь Иван Баратов, получил 14 мая 1797 года губернаторский ордер, коим предписывалось, чтобы трон под его непосредственным наблюдением был осторожно разобран, и всем разобранным частям его учинена была подробная опись, и чтобы они, упакованные и укупоренные в ящики, были представлены губернатору. Городничий, согласно ордеру, немедленно приступил к осторожной разборке трона; все разобранные отдельные части его были обложены писчею бумагою и пенькою, заделаны в деревянные из пилёного леса ящики, забитые гвоздями и перевязанные пеньковыми верёвками; самые же ящики были обтянуты рогожами и перевязаны мочальными верёвками.
Исполнив такое поручение, Баратов представил губернатору рапорт с приложением описи, в коей были перечислены все отдельные части «Высочайшего трона, приуготовля-
емого к отправлению в С.-Петербург: 1) Высочайший Ея Императорского Величества блаженныя и вечно достойныя памяти Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны портрет на полотне; 2) рамы вызолоченныя, с вензелем и гербом в четырех штуках, из коих на одной скипетр и держава; 3) балдахин резной, вызолоченный и внутри обитый малиновым бархатом с золотым гасом; 4) на балдахине сверху герб вызолоченный; 5) две вазы вызолоченныя; 6) кресла вызолоченныя, обитыя малиновым бархатом, с золотым гасом, вензелем и гербом, при оных креслах подушка малинового бархата с золотым гасом; 7) со столика покрывало бархотное с золотою бахромою».
Высочайший трон со всеми принадлежностями к нему поручено было сопровождать из Уфы до 
С.-Петербурга подпоручику Калинину, которому было дано особое путевое наставление. По расчёту Оренбургской казённой палаты Калинину было выдано прогонов на семь лошадей, считая от Уфы до Петербурга 1912 верст, – всего 350 руб. 16 коп. 28 мая 1797 года он отправился в путь, а 17 ноября того же года был снова уже в Уфе и представил губернатору письмо от Куракина и рапорт о том, что Высочайший трон Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны доставлен в С.-Петербург в сохранном виде и сдан по принадлежности.
У современного читателя невольно возникнет вопрос, каким образом трон императрицы Екатерины II оказался в Уфе? Безусловно, речь вовсе не идет о перемещении столицы Российской империи. Дело в том, что императорские троны имелись и в других городах. Всего же их в конце 70-х - начале 80-х годов XVIII века было не менее 19-ти. Именно такое количество наместничеств создали согласно административной реформе Екатерины Алексеевны. Учреждение системы наместничеств, провозглашенное правительством в 1775 году, децентрализовало управление страной. Для руководства губернаторами вводилась должность наместников, каждому из которых вверялись две соседние губернии. Уфимское было образовано именным императорским указом от 23 декабря 1781 года. Согласно этому законодательному акту правящему должность генерал-губернатора Уфимского и Симбирского И.Ф. Якоби было поручено произвести в апреле 1782 года административное разделение наместничества на две области – Уфимскую и Оренбургскую. Создание наместничества в Уфе отпраздновали с помпою. По улицам шествовали чиновники всех рангов, церкви правили торжественные богослужения, вечернее небо расцвечивали фейерверки, вспыхивала пушечная и ружейная пальба. На улицах расставили столы для угощений горожан с обильными закусками и значительным количеством вина, выставленного от казны. 
Где находилась резиденция наместника в Уфе? В мае 1759 года в результате попадания молнии полностью выгорел административный центр города вместе с кремлем. К 1762 году закончилось сооружение комплекса из трех домов: провинциальной канцелярии, архива и рентереи - хранилища казны. Вместе с тем, по данным уральского краеведа М. Сомова, действительное открытие наместничества произошло только в 1785 году, поскольку лишь к этому времени было закончено строительство зданий правления: «Открытие совершилось по сооружении домов наместнического и губернаторского. Первый выстроен был на месте нынешнего Архиерейского дома; второй же на прежней торговой площади, против старого собора. Оба дома были деревянные; но последний (губернаторский) в 1798 году сгорел вместе с купеческим гостиным двором. При наместническом доме были выстроены наместнические присутственные места, состо-
ящие из двух деревянных корпусов; один из них, помещавший наместническое управление, в 1794 тоже сгорел, а другой вместе с наместническим домом и со всеми службами в 1800 году при первом епископе Амвросие поступил в духовное ведомство. При губернаторском доме находились все уездные присутственные места, впоследствии тоже истреблённые пожаром». Но эти данные не согласуются ни сенатскими документами, ни с послужным списком И.Ф. Якоби. Дело в том, что уже в 1783 году Иван Варфоломеевич был перемещён на должность генерал-
губернатора Иркутского и Колыванского наместничеств.
Главным помещением дома являлся так называемый тронный зал. Воспоминая о тронных залах, существовавших в различных наместничествах, можно встретить в мему-
арах и записках многих губернских чиновников и путешественников конца XVIII века. Однако главное предназначение тронных мест современниками, как правило, не объяснялось. Они резонно полагали, что подобные вещи не требуют подробных описаний. Тем не менее местные краеведы очень четко описывают события, происходившие в в тронных залах наместнических правлений. Так, из сообщения летописца Перми Ф.А. Прядильщикова видно, что «генерал-губернаторы представляли лицо Государыни. И при торжественных приемах обращались к собравшимся от ступеней трона». 
О каком императорском троне идет речь? Следует отметить, что в России установление государственной символики происходило первоначально как формирование эмблемы верховой власти, использовались ее внешние признаки – корона и скипетр, трон и держава, сопряженные с личностью и особой государя. На первом этапе своего существования двуглавый орел воспринимался исключительно как «государева печать». Напротив, наместнические троны служили элементом присутствия императорской власти. Эту же функцию в XIX веке будет выполнять парадный ростовой портрет самодержца. Очевидно, что слову «наместник», происходящему от слова «место», в качестве символа наилучшим образом соответствует именно трон, а не скипетр или держава. Интересно, что еще в XVII-XVIII веках под наместниками подразумевали преемников и наследников. Важно подчеркнуть, что именно Екатерине II принадлежит идея совмещения тронного зала и официального портрета правящего императора. Е.Б. Болтунова обратила внимание на то, что именно она оформила тронный зал Большого дворца в Петергофе в виде портретной галереи. Это церемониальное помещение также было своего рода портретной - между окнами второго света были представлены портреты представителей династии Романовых, а над дверьми, которых в этом зале четыре, - парадные изображения Петра I, Екатерины I, Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны. Но главное - над троном в центре восточной стены был помещен парадный портрет Екатерины II в мундире полковника лейб-гвардии Семеновского полка. Сюжет, выбранный художником, более чем знаковый - шествие Екатерины во главе гвардейских полков из Петербурга в Петергоф после провозглашения ее императрицей. Таким образом, упомянутая выше идея легитимации власти посредством совмещения пространств зала династического портрета и тронной была дополнена принципом взаимозаменяемости в контексте императорского места государственной символики и образа конкретного монарха (в данном случае Екатерины II). 
При этом наместник сидел не на троне и даже не на его ступенях, а возле него и только в случае торжественных обращений и чтения указов вставал на нижнюю ступень тронного места. В.А. Потто детально описал церемониал официального приема кавказским наместником графом П.С. Потемкиным делегации шамхала тарковского в 1785 году: «Миновав длинную анфиладу комнат процессия вступила в залу, посреди которой величественно возвышался императорский трон. При ступенях трона на богатом кресле сидел наместник. Выслушав сидя приветственную речь от лица Бамата, он встал и со своего места указал рукой на большой портрет императрицы. После преклонения колен у ступеней трона послы громко и внятно произнесли присягу от лица своего владетеля».
В некоторых городах тронный зал представлял собой едва ли не единственное присутственное место, уцелевшее от общего разрушения и упадка. Как отмечает в своих воспоминаниях тамбовский краевед И.Д. Дубасов «Казенные строения походили на развалины, по улицам в дождливое время не было проезда. И только обширный генерал-губернаторский деревянный дворец, наполовину занятый многочисленными губернскими присутствиями, немного скрашивал скудную окраину города-деревни. Во дворце была просторная тронная зала с великолепным императорским троном».
А.Т. Болотов также оказался под сильным впечатлением от торжественного открытия Тульского наместничества, которое состоялось в зале генерал-губернаторского дворца: «Никогда еще Тула не видала в стенах своих столь великого множества и знатного, и средственного, и мелкого дворянства». Внимание Болотова было сосредоточено на «пышном и великолепном зрелище» открытия дворянского собрания. Оно происходило в самом вместительном зале, в котором был сооружен императорский трон под богатым балдахином, украшенный стоявшим на нем портретом императрицы во весь рост. Наместник обратился к присутствующим с краткой речью, которую присутствовавшие слушали стоя «с должным благоговением». После этого производились выборы губернского предводителя дворянства.
О тронном зале, существовавшем в Уфимском наместническом правлении,  написал краевед И.И. Меньшов. В своей исторической заметке, посвященной празднованию нового года в Уфе в XVII-XVIII веках, он дает интересные сведения о том, что тронная зала использовалась не только для официальных мероприятий. Описывая празднование нового года, он, в частности, отметил: «…между тем в 9 часу утра все чины наместнического управления, военные и гражданские чиновники собирались в доме наместника, на месте которого теперь находится архиерейский дом. Наместнический дом (тут же помещались уездные присутственные места) был деревянный, одноэтажный и состоял из 
3 корпусов, в одном из которых жил наместник. Все официальные собрания, обеды и балы происходили в «Тронной зале», так названной по находящемуся здесь портрету Императрицы Екатерины, над которым устроен был богатый балдахин. Здесь в тронной зале чины наместнического управления ожидали выхода наместника. Наместник, наконец, выходил, поздравлял и сам принимал поздравление, иногда говорил речь, как это сделал в торжество нового 1786 года барон Игельстром по случаю дворянских выборов, открытых в день нового года. Приняв поздравление, приглашал присутствующих в собор, куда вслед за ним все чины управления отправлялись слушать литургию и молебен. В тот же день в тронном зале бывал обеденный стол, а вечером – банкет, т. е. бал. – Между тем улицы освещались фонарями, плошками, горели смоляные бочки, и ёлки не убирались до следующего дня». Интересно, что И.И. Меньшов связывает название тронного зала с портретом императрицы, но не с самим троном, который по неизвестной причине не попал в это описание.
Как выглядело тронное место? Сравнение уфимского и пермского императорских тронов свидетельствует о незначительных различиях лишь в антураже трона. Кресло имело трехступенчатый пьедестал с балдахином и ростовым портретом. Но вот в уфимской описи отмечены «принадлежащие трону» золотые часы и две «вызолоченные вазы». В описи пермского трона отмечен только «рундук (постамент) о двух ступенях, обит малиновым бархатом», но ни о каких часах или вазах не упоминается. При этом неотъемлемым атрибутом считался серебряный сервиз на 60 персон, использованный на официальных обедах, даваемых наместником.
12 декабря 1797 года указом Павла I наместничества были упразднены, а тронные залы закрыты.   
Какова судьба имперских символов после повсеместного закрытия наместничеств? В.Н. Трапезников на основании архивных источников утверждает, что все эти предметы были затребованы в Петербург для уничтожения. В частности, казенный сервиз из Перми было приказано выслать на монетный двор для последующей «переделки» в деньги. 
Писатель Анри Труайя передает то настроение, которое овладело Павлом сразу после восшествия на престол: «Он стремился поскорей стереть память о ненавистном правлении своей матери и реанимировать вероломно преданные забвению политические идеи своего отца. Не обвиняя никого, он в то же время рассматривал себя не преемником Екатерины II, а мстителем за Петра III».


Булат АЗНАБАЕВ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг