ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Мы – в «Сколково»
Глава Башкортостана Рустэм Хамитов посетил Инновационный центр «Сколково» в Москве. В состав его участников уже вошли 1070 технологических старта...

Повысили рейтинг
В Санк-Петербурге обнародован интегральный рейтинг 100 крупнейших городов России за 2014 год, в котором Уфа улучшила свою позицию и поднялась с в...

Школьное ноу-хау

В СОШ №159 прошло заседание, где были рассмотрены проблемы электронного образования. Учебное заведение современного формата облада...

В духе ислама
В Уфе прошла восьмая международная конференция, посвященная вопросам исламского образования. В обсуждениях принимали участие представители десятк...

Попали в Топ-500
Уфимские гимназии №№3, 39 и 93, лицеи №№123 и 153 отмечены среди лучших школ России. 
Московский центр непрерывного математическог...

Без очередей
В Нагаево появился детский сад на 160 мест.
Жители его ждали давно. Двухэтажное кирпичное здание спроектировал институт «Тектоника». Зд...

Грант от Мустая

Фонд народного поэта и писателя Мустая Карима учредил гранты для студентов факультета башкирской филологии и журналистики БашГУ, к...

Два тура на «5»
Преподаватель математики лицея №58 Рима Ронжина стала лауреатом всероссийского конкурса «Учитель года». 
Она успешно прошла два ту...

Стоп, лихачи!
Вблизи школ, выходящих фасадом на проезжую часть, появились светящиеся дорожные знаки. 
Односекционные светофоры типа Т7 уже стоят...

Чтобы помнили
В музее-заповеднике «Древняя Уфа» открылась очередная выставка, посвященная украшениям и предметам быта, обнаруженным в ходе раскопок памятника а...

«Сладкий» музей

В Национальном музее республики открылась выставка из шоколада, один из экземпляров которой – панорама Уфы.
Двухметровая...

Марш народов

В День народного единства, 4 ноября, в столице пройдет костюмированный марш-парад представителей народов республики.
На ...

Напишите Деду Морозу
Юные жители Уфы от 3 до 13 лет снова имеют возможность написать письмо Деду Морозу.
Он ждет от ребят рассказов о том, какие хорошие пос...

«Страсти по клавиру»
1 ноября стартует Международный органный фестиваль, который пройдет в Башгосфилармонии. 
Слушателей ждут пять вечеров с участием и...

Мировые звезды споют детям

18 ноября в Уфе состоится большой концерт «Дмитрий Хворостовский и друзья – детям». В концерте выступит и лучший бас мира Ильдар А...

И два дня к отпуску
В Уфе активно внедряется Всероссийский физкультурно-спортивный комплекс «Готов к труду и обороне». 
В 2016 году нормы сдачи вводят...

Чемпион из Демы




     №11 (168)
     ноябрь 2015 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье








РУБРИКА "ЛЕГЕНДЫ УФЫ"

На другом краю земли


Наш факультет иностранных языков Башгосуниверситета имени 40-летия Октября занимал отдельное от остальных учебных корпусов здание почти в самом начале улицы Коммунистической. Тогда мало кого интересовала история Уфы вне связи с революционными событиями и строительством социализма, тем более отдельных ее домов. Мы знали, правда, что здесь была некогда вторая женская гимназия, удивлялись толщине стен и внушительным окнам актового зала, а на черной лестнице, куда мы тайком бегали на переменках с сигаретой, нас, помнится, интриговала маленькая железная дверь, ведущая в недра чердака… 

Но впечатления эти скользили как-то мимо сознания, и мы искренно считали, вслед за преподавателем научного атеизма (который, к слову, в последние годы стал рьяным поборником сохранения архитектурных памятников), что уфимская старина особого интереса не представляет, надо все снести и построить на освободившемся месте нечто, достойное звания столицы БАССР. Эпоха «хрущевок» тогда уже кончилась, началось строительство девятиэтажек, тоже довольно заурядных.  
Училась с нами Оля Тверитинова – очень милая, добросовестная девочка, пела хорошо в студенческой самодеятельности. Ее семья жила в закоулках дворов по улице Крупской в большой темноватой квартире. Несколько раз я была у нее в гостях и обратила внимание на фотографию молодой счастливой пары в бархатной, порыжевшей от времени рамочке, стоявшей на крышке пианино. 
- Это мои дедушка и бабушка, - сказала Оля, - Анна Николаевна и Павел Михайлович. Дедушку не застала, а бабушка нянчилась со мной, колыбельные пела, сказки рассказывала, но больше всего любила слушать ее истории о том, как она была маленькой, как росла, заканчивала ту же гимназию, где мы учимся сейчас, и как они познакомились с дедушкой. 
Оля достала старинный альбом с декадентскими лилиями на обложке и стала показывать семейные снимки. Вот прабабушка Вера Феофановна с черной наколкой на седых волосах, вот Нюточка в крестильной рубашке и пухлыми голыми ножками, она же в гимназическом платье с пушистой русой косой или в форме сестры милосердия: белый плат с крестом, белый передник, темное гладкое платье… Дедушкины фотографии мне не запомнились, кроме той, что на пианино, да еще одной, где он запечатлен сильно постаревшим, в скромной толстовке совслужащего.    
Романтическая история знакомства Нюты Олюниной и Павла Михайловича Тверитинова потом долго мне вспоминалась. Я даже всплакнула от полноты чувств, едучи домой в переполненном трамвае по длинному-предлинному проспекту Октября.
…Что такое счастье? Каждый человек стремится к нему, и у каждого оно свое. Нюта мечтала о счастье, сидя еще на школьной скамье. Вершиной для нее было получить отличный балл, потом аттестат с хорошими отметками. Фантазировала, как будет кружиться в вальсе на выпускном балу в новом бледно-розовом платье, затканном мелкими букетиками маргариток, и с ниткой жемчуга en pendant, которую обещала подарить маменька к окончанию гимназии. 
Получен заветный аттестат, надо помогать старушке-матери. Той уже сорок пять исполнилось, и пенсия за мужа, мелкого чиновника, совсем крохотная. Хорошо хоть домик свой, не надо скитаться по квартирам. Нюта бегала по урокам и весь заработок отдавала матушке. Невелики доходы, но все легче: дров прикупили, обновили крышу, занавески новые в гостиной повесили. А главное, Нюта записалась на курсы милосердных сестер. Многому успела научиться. В бесплатной больнице, где курсистки дежурили по очереди, больные ее любили, доктор хвалил за легкую руку и внимательность. Она быстро привыкла к чистоте и порядку, норовила чаще открывать форточки в доме и вытирать пыль. 
Только Вера Феофановна частенько сетовала. 
- Зачем ты, Нюточка, утруждаешься так? - повторяла она, гладя пушистые волосы своей дочери. - Бросила бы эти курсы, не то изведешься вся! Устаешь очень.
- Нельзя, маменька-голубушка, - отмахивалась Нюта и принималась весело живописать свои мечты. - Уроки не вечны. Изучу медицинское дело, и заживем мы с тобой любо-дорого. 
Так тянулись дни за днями, месяц за месяцем. Дальше отличного диплома да хорошего казенного места Нюта не заглядывала.
 В начале 1904 года на Дальнем Востоке разразилась военная гроза. Через всю Россию ехали на фронт солдаты в зеленых и серых вагонах. Вслед за ними отправились на поля сражений врачи, сестры милосердия, санитары.
Анна Николаевна записалась в один из первых отрядов, где ее охотно приняли, так как делу она была обучена и от знакомого по больнице доктора позаботилась представить  положительные отзывы. Матери до поры до времени не сказала ни слова. Лишь накануне объявила, что уезжает санитарным поездом. Они сидели рядышком на старом диване. Нюта тихонько гладила мать по руке и ласково повторяла: 
- Прости, маменька, я боялась расстроить тебя, боялась твоих уговоров, боялась, что сама передумаю.
- Нюточка, а как же я? 
- Буду писать тебе очень часто. Ничего со мною плохого не случится, я знаю это, чувствую. А вдруг счастье мне в руки упадет? - улыбнулась девушка. - Я давно о нем мечтала, да что-то за хлопотами совсем забыла. 
- Ну, спаси тебя Господь! А когда уезжаешь?
- Завтра. Весь наш отряд едет.
Утром Анна Николаевна с благословения матери вместе с другими сестрами села в поезд, который и умчал их на Дальний Восток. Провожали их на уфимском вокзале торжественно, добрых речей много сказали, оркестр вольной пожарной дружины играл новомодный вальс «Амурские волны» и «Боже, Царя храни». Вера Феофановна по просьбе дочки осталась дома. Нюта храбрилась изо всех сил. Ни в какое счастье она не верила.
Гроза военной непогоды разыгрывалась. Тяжко приходилось всем, кровь лилась рекой. Анна Николаевна иногда ночами не спала, выхаживая раненых, помогала при операциях, стала умелой хирургической сестрой. Во время отступления под Мукденом отряд, в котором находилась сестра Олюнина, отходил одним из последних, подбирая раненых.
Как писал потом в своих воспоминаниях генерал Деникин: «Одни части пробивались с боем, сохраняя порядок, другие, расстроенные, дезориентированные, - сновали по полю взад и вперед, натыкаясь на огонь японцев. Отдельные люди, то собираясь в группы, то вновь разбегаясь, беспомощно искали выхода из мертвой петли. А все поле, насколько видно глазу, усеяно было мчавшимися в разных направлениях повозками обоза, лазаретными фургонами, лошадьми без всадников, брошенными ящиками и грудами развороченного валявшегося багажа. Первый раз за время войны я видел панику».
Во время переправы через реку Хуньхэ в густых зарослях камыша Олюнина заметила вдруг лежавшего без сознания офицера. Бледное лицо было обращено к высокому небу, раскинутые руки цеплялись за траву, грудь была залита кровью, губы беззвучно шевелились. Анна Николаевна склонилась над раненым, нащупала пульс и почувствовала слабое его биение. 
- Жив, слава Богу! - прошептала она, сноровисто накладывая повязку, и насильно влила сквозь сжатые зубы несколько капель воды.
- Пить! - прошептал раненый, открывая глаза, и чуть заметный румянец показался на его щеках.
Анна Николаевна приставила к губам офицера фляжку с водой, которую он жадно глотал. 
- Где я? - спросил он, наконец, у сестры.
- У своих! Вы ранены, надо идти. Попробуйте встать. Можете? 
- Могу, только… Оставьте меня. Есть другие раненые, которых еще можно спасти. К черту… Как больно!
- Нет, нет! Вставайте же. Тут брод. За рекой есть носилки.
Медленно, осторожно плелись они под грохот рвущихся снарядов и свист пуль. Офицер грузно оперся Анне Николаевне на плечо, а та обхватила его за талию.
До санитарного отряда оставалось несколько шагов, но Олюнина чувствовала, что  раненый теряет силы и вот-вот может упасть. 
- Носилки! Скорее! - крикнула она.
Подбежали санитары и подхватили вновь потерявшего сознание офицера.
Прошло несколько месяцев. Поручик Тверитинов настолько поправился, что мог сидеть и вставать, хотя и с трудом. Анна Николаевна каждую свободную минуту старалась побыть с ним. Вечерами они подолгу разговаривали. С волнением расспрашивал Павел Михайлович свою спасительницу о том, как она нашла его в зарослях и почти вынесла на себе с поля боя, и не уставал повторять слова благодарности. 
И как радостно было обнаружить, что они, оказывается, оба из Уфы. Наперебой вспоминали молодые люди Видинеевский сад, каток на льду зимнего озера и музыку, плывшую над садом, в густевших сумерках, ярмарочное веселье возле Гостиного двора, Случевскую гору и зеленое раздолье Цыганской поляны. 
- Как же мы раньше не познакомились? - недоумевал Павел Михайлович. – Это просто чудо: вдруг встретиться на другом краю земли. 
Анна Николаевна молчала, но невысказанные слова толкались в сердце девушки, словно птенцы в гнезде, просились наружу и больно царапались. Помогала шутка. Анна Николаевна величала его «мой спасенный», он откликался - «моя спасительница». И как приятно было слышать «моя» и говорить «мой»!
Был пасмурный вечер. Тверитинов полулежал на подушке, около него на табурете примостилась Анна Николаевна с шитьем. Вдруг в палату бегом ворвалась одна из сестер.
- Мир, мир, господа! - кричала она. - Вот телеграмма. Уполномоченные уже встретились и ведут переговоры.
Больные оживились и стали просить сестру показать им телеграмму.
- Как я рада за вас, - сказала Олюнина, поправляя подушку.
- А я за вас!
- Почему?
- Оба вернемся домой и… Теперь мы свободны. Что если мы бы лишили свободы друг друга? 
- Что вы, что вы! - Анна Николаевна даже руками взмахнула. 
- Нет, в самом деле? Скажите, моя спасительница, вы согласны?
- Да, - ответила, покраснев, сестра Олюнина и подумала: «Вот оно, счастье, пришло. И как? В муках и радости». 
Тверитинов быстро поправлялся и через несколько дней, выйдя из госпиталя, подал рапорт начальству о разрешении жениться на сестре милосердия Олюниной, причем оговорился, что свадьба должна состояться, когда будет заключен мир.
Русско-японская война закончилась 5 сентября 1905 года. Наконец, наступил этот день, когда телеграф оповестил по всему свету, что условия мирного договора подписаны в Портсмуте. 
Через два дня в походной церкви Тверитинов и Олюнина обвенчались. Фата, украшавшая головку невесты, была сшита из кружевной скатерки и накрахмалена руками ее товарок. Бутоньерка жениха собрана из скромных полевых цветов.
Они вернулись в Уфу и поселились в доме старушки Олюниной. Анна Николаевна всю жизнь проработала в больнице. Павел Михайлович, выйдя в отставку по ранению, служил в земской управе. После революции они никуда не двигались, стойко переносили все трудности и повторяли как заклинание: «Зато мы вместе!».


Анна МАСЛОВА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info «Сообщество» в Уфе

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг