ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Поддержать имидж региона
«В 2015-м республика продемонстрировала хорошие макро-экономические показатели...

С шанхайским духом
В Уфе прошел Евразийский гуманистический форум, посвященный вопросам воспитан...

Поспешите к Кыш Бабаю
Башкирский Дед Мороз примет гостей в своей резиденции у деревни Урман-Бишкадак...

Рождественские встречи
7 января, в Рождество Христово, уфимцев и гостей приглашают на праздничные меро...

Новогодние гулянья
На площади Ленина проходит Рождественская ярмарка. На одной площадке работают зо...

Ежегодно - 200 тысяч!
На УМПО присудили ежегодную премию им. Ферина в 200 тысяч рублей «За создание и в...

Подарок от маэстро
Воспитанница музыкального колледжа Анастасия Мамяшева за свои большие успехи ...

«Зимняя Уфа»
Дом-музей Ленина представляет «Зимнюю Уфу». Выставку изобразительного и декор...

Вторая школа
В Нагаево вскоре появится четырехэтажная школа на 825 мест. 
Пока в посел...

Вас согреют «Крещенские морозы»
С 21 по 23 января Бирск примет ежегодный республиканский фестиваль эстрадной пес...

Забавы + спорт
В Калининском районе к четырем детским городкам в Шакше и Максимовке добавилас...

Кто из хозяев лучше?
По восемь уфимских подъездов, домов и дворов стали финалистами в борьбе за зван...

Отдаю на клюшку пас
И днем, и вечером на хоккейной коробке по улице Комсомольской, 79 не смолкает шум...

Награды за смелость
На торжественной линейке десятиклассник башкирской гимназии №20 Рамиль Асылгу...

Ночь Урал-батыра



     №01 (170)
     январь 2016 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье








РУБРИКА "ЛЕГЕНДЫ УФЫ"

Волчий час


В детстве мне, как всем, наверное, читались сказки о глуповатом куме волке, которого безнаказанно дурачит рыжая Патрикеевна, и пелась колыбельная песенка про серого волчка под ракитовым кустом. Но обманутый недотепа заставлял смеяться, а волчок навевал мысли всего лишь о детской игрушке. Не вызвала страхов, только сочувствие, и встреча с затурканным цирковым волком. Худой, облезлый, низко наклонив лобастую голову и опустив хвост, он деловито трусил по барьеру, не обращая внимания ни на зрителей, ни на хлопки шамберьера за спиной. Один круг, второй - и зверь метнулся за кулисы. Давно это было, еще в шапито, что стояло направо от входа в парк Матросова, в окружении клумб со сладко пахнущей резедой и яркими, будто маслом смазанными, цветами портулака.

Но вскоре случился разговор с соседским дедушкой Иваном Евдокимовичем Неделиным, который заставил меня, городского ребенка, понять, каким этот хищник может быть опасным, сильным и беспощадным. По словам Ивана Евдокимовича, дело было с его старшим братом Тимофеем. Потом я не раз пересказывала эту историю подружкам, расцвечивая ее новыми подробностями, так что теперь, по прошествии многих лет, боюсь,  уже не отделить правду от вымысла. Подозреваю, что Иван Евдокимович тоже добавил от себя немало ярких штрихов к рассказу.
…В господской конторе небольшой пригородной деревушки Ольховки, лежавшей чуть в стороне от Оренбургского тракта на Уфу, сидели трое: управляющий винокуренным заводиком Егор Антонович Семыкин, высокий, нескладный, рыжеватый, с вечно удивленными неопределенного цвета глазами, Алексей Степанович Звонцов, сын богатого уфимского торговца зерном, приезжавший подписать кондиции на поставку ржи и ячменя, и Тимоша Неделин, которому в то время едва минуло двенадцать лет. На столе красовались ведерный самовар, бутылка «беленькой» собственного производства, баранки, варенье из ранеток хвостиками вверх, щедро нарезанные ломти домашней колбасы и свежего пеклеванного хлеба.
- Вот ты, Алексей Степаныч, спрашиваешь, отколь название у наших мест такое, хотя, правду сказать, ольхи тут близко не водится. И очень просто. У прежнего-то барина фамилия была, прямо сказать, не авантажная - Олухов. Он и придумал ее сменить на благородное прозвание. Стал писаться Ольховым. Деревеньку свою так нарек. С тех пор и пошло…
- Вели-ка лучше, Егор Антонович, мою лошадку закладывать. Темнеть скоро начнет, а до Уфы конец неблизкий. После договорим.
- Выпей со мной на посошок, чего ее жалеть, злодейку, своя - не купленная. Больно хороша, сама в горло льется!
- Уволь, Егор Антонович, и тебе не советую: не ровен час до беды доведет. А нам в дорогу пора!           
Семыкин, топоча глубокими кожаными калошами, вывалился за дверь, а Алексей Степанович оборотился к Тимоше:
- Давай, брат, собираться. Небось, родители тебя заждались на праздники. 
Надо сказать, что на дворе была самая глухая зимняя пора. Год катился к концу, и уже в три часа пополудни начинало смеркаться, а к шести вечера ни зги не видать. Алексей Степанович обещал Неделиным прихватить их старшенького из Ольховки, где Тимофей приучался к конторскому делу, и доставить прямо к порогу родного дома. 
- Может, кучера с тобою посадить? - спросил вернувшийся Егор Антонович.
- Полно, чего человека зря гонять, - возразил Звонцов. - Бурка - конек ходкий, вмиг до города домчит.
- А вдруг волчий час придет? - боязливо проговорил управляющий. - Сам знаешь, каково тогда с серыми столкнуться.
- Не спорь, Егор Антонович, нам вдвоем с Тимофеем свет Евдокимычем сподручнее от всяких волков убечь.
Во дворе их уже дожидался Бурка, запряженный в легкую кошевку, где лежали приготовленные овчинные тулупы и сыромятный плетеный кнут.
- С Богом! - весело крикнул Звонцов. - Прощевай, Егор Антонович. После праздников жди опять в гости.
Бурка плавно стронул с места санки и, звеня колокольцами, резво припустил по наезженной колее. 
- Дяденька Алексей Степаныч, а зачем у него красные тряпицы к дуге привешены? И к гриве, и к хвосту? 
- Чтоб волчар отпугивать, коли насмелятся выйти. Не слыхать, чтоб они в здешних местах сильно баловали, но так уж у нас, торговых людей, издавна заведено. Да еще, сказывают, есть у волка на носу хитрое пятно. Ежели туда кнутом щелкнуть, вмиг охолонет да заречется наперед людей стращать.  
Тимоша взбодрился, повеселел. Красив молодой купец: смелый, веселый, темно-зеленая бекеша ладно облегает широкие плечи, сильная рука в нагольной рукавице уверенно держит вожжи. С ним не страшно в дальней дороге. Истинный витязь! Вот бы таким вырасти, подумал мальчик, чтобы никого не бояться, даже серых разбойников в волчий час.  
Стояла тихая, морозная погода. Близился вечер, воздух потемнел, но от белого нетронутого снега по обе стороны дороги казалось почти светло. Тимоша поднял воротник тулупа, забрался глубже под теплую полсть и поджал под себя ноги в валенках. Звонцов ободряюще покрикивал на Бурку, кнут отчетливо хлопал в воздухе, заливались колокольчики на разные голоса.
Вдруг Тимоша дернул Звонцова за полу тулупа:
- Гляньте, дяденька, что такое? Обозу быть не должно, там и пути нету!
Наперерез саням двигались гуськом несколько темных фигур.
- Матерь Божья, серые это - волк с волчихой, да, похоже, переярки прошлогоднего помету! Вот тебе и волчий час! И ведь стрельнуть нечем, кроме как кнутом.
Умница Бурка тоже заметил непрошеную напасть и наддал скорости.
- Держись крепче, Тимофей! Эк, заносит кошевку-то! Н-но, Бурка, не выдавай!  
Волки прибавили шагу. Теперь они неслышной побежкой неслись обочь дороги. Блестели клыки в приоткрытой пасти, нестерпимой зеленью горели глаза.
Передний из волков изловчился схватить коня, но тот дико заржал, вскинул задом, и волк, перелетев через голову Бурки, упал прямо под его копыта. Подковы прошлись по волчьей голове, брюху, а что не успел разбить Бурка, доделали стальные подрезы на полозьях саней. Волк остался лежать на дороге бесформенной черной кучей. Звери сгрудились вокруг убитого сотоварища, и через несколько минут от него остались клочья шерсти да пятна крови.
Обезумевший Бурка мчался вперед, Сани прыгали на ухабах, вот-вот выбросят в снег. Тимофей зажмурился от ужаса. В самом деле, на повороте санки раскатились, ударились о сугроб, их мотнуло в другую сторону, и Бурка заступил постромку.
- Скидывай тулуп, бежим! - закричал Звонцов. Тимошку он буквально вытряхнул из тулупа, как котенка, и потащил за собой к видневшемуся поблизости стогу сена. Сам он давно зашвырнул свой тулуп и бежал налегке с кнутом в руке, единственным их оружием. 
- Лезь скорее, хватайся за слегу! Сейчас подмогну!
Звонцов взмахнул кнутом и ухитрился захлестнуть торчавшую наверху стога оконечность стожара, центрального шеста, вокруг которого навивают сено. И вовремя. Волки снова устремились в погоню. Тимоша ухватился за один конец кнута, Звонцов за другой. Цепляясь ногами за слегу, они ползли выше и выше.
- Ничего, малец, здесь они нас не достанут! - выдохнул Алексей Степанович.
Тут один из волков подскочил и цапнул его за ногу. Брыкнув ногой, чуть не съехав вниз, Звонцов сумел-таки удержаться. Но валенок достался волкам на съедение. 
Они добрались до верхушки стожара, примостились на сене. Звонцов на Тимошином конце кнута свернул петлю, чтобы мальчику легче было держаться. Заметнее стал пробирать холод.
- Дяденька Алексей Степаныч, как же вы без валенка? Ведь закоченеете!
- Что валенок, мил друг, была бы голова цела! Цепляйся крепче, да не спи, не то замерзнешь! Что мне тогда с тобой делать прикажешь? А я рукавицу сейчас приспособлю заместо валенка, и ладно будет!
Так и пробыли они на стогу до свету. Уже утром, убедившись, что волки ушли, наши воители сторожко спустились вниз. Алексей Степанович подобрал ошметки своего валенка, кое-как прикрутил их к ноге ситцевым платком и довольно притопнул.
- Вишь, Тимофей, и рукавицу я ловко пристроил, и кнут сгодился. Жаль, волк не подошел близко, чтоб по носу его щелкнуть, а за хвост ловить не с руки.
Тимоша невольно улыбнулся. Ладони ныли, саднило горло. Морозом прихватило, видать, за долгую ночь. Но это пустяки! Вон, Алексей Степаныч, даже без валенка не пропал. Они двинулись в путь.
За поворотом обнаружились санки с оборванными постромками, разбитым хомутом. Бурки не было. 
- Уволокли, видать, в распадок. Эх, добрый был конек! Понятливый, сам дорогу домой лучше хозяина знал. 
Звонцов перестал балагурить и зашагал быстрее. Вскоре их нагнал попутный обоз с дровами и довез до нижней торговой площади. У знакомого сапожника Звонцов переобулся, посулив расплатиться позднее, кликнул извозчика, и они покатили по Большой Казанской.
- Вот, Марья Гавриловна, Евдоким Терентьевич, доставил вам сына. Чаем с малиной не забудьте напоить и водкой растереть хорошенько. Да отложите расспросы на потом, как отоспится всласть.
С тем и уехал. Тимоша простудился сильненько, две недели провалялся в горячке. «Была бы голова цела!» - невольно всплывали в памяти слова Алексея Степаныча, хорошего человека. Только став взрослее, Тимофей узнал, как сильно занедужил тогда сам Звонцов, и в полной мере оценил его самоотверженность и готовность помочь.
Медленно тянулись дни выздоровления. Мать хлопотала, старалась накормить повкуснее, пекла любимые пышки на меду. Отец нарочно ходил на ярмарку и принес красный пугач с золотыми блямбами, о котором Тимоша мечтал с самой весны. Ничто не радовало. Мальчик томился, не сознавая, что скучает о старшем друге. Родным он ничего не стал говорить. Как передать цепенящий страх, сковывающую тяжесть тулупа, скользкость мерзлого сена и холод, который стал донимать их к утру. До слез было жалко Бурку. Но и плакать он не мог. Разве витязи плачут?
В один прекрасный, нет, грустный, нет, как оказалось, прекрасный день раздался стук в дверь, и Тимоша услышал знакомый голос.
- Где тут наш болящий? А подать сюда Ляпкина-Тяпкина-Царапкина…
Алексей Степанович явился! Тимошу словно ветром сдуло с постели. В одной рубашонке он бросился в сенцы и повис на шее у долгожданного гостя. 
- Кто хворать изволит? - Звонцов шагнул в комнату, опустил мальчика на кровать и засмеялся. - Силушки поднакопил, чуть меня не придушил. А я к тебе с гостинцами и новостями. Вот держи пряники, орехи, яблочек крымских тебе принес. Новости? Расскажу непременно! Открываю я намедни газету «Уфимские губернские ведомости», знаешь такую, и вижу объявление: «Полицейский надзиратель 1 части разыскивает хозяев пригульного жеребца: масти бурой, грива на правую сторону, на лбу белая звездочка, на левой ноге белый чулок, левое же ухо порото, 6 лет». Как есть Бурка! Я скорей в участок. Бурка меня там встречает. А уж отощал, грива в колтунах, колено порезано, Но жив-здоров, чертяка, ничего с ним не стряслось. Корочкой его соленой угостил и домой отвел. Нечего пригульным прикидываться. Я говорил, что он дорогу всегда найдет. Ведь к дому шел, когда его поймали. Ты смотри: и серого супостата одолел, и остатнюю стаю опередил, и в город добрался. Богатырский конек! Под стать молодому витязю вроде тебя!
«Как он догадался?» - удивился Тимоша и… зарылся лицом в подушку.

Анна МАСЛОВА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг