ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Главная дата
11 октября – День Республики. В соответствии с Указом главы Башкортостана разрабо...

Рейтинг - стабильный
Международное рейтинговое агентство Standard & Poor`s подтвердило долгосрочный креди...

Город для детей
В Уфе прошел Всероссийский форум «Мегаполис. Территория детства».
В течение дву...


День Интернета
Форум-выставка IT-проектов «Интернет – драйвер развития экономики» прошел в Уфе.

Все - на уборку
До 20 октября в столице республики продолжается месячник по благоустройству. Колл...

К 110-летию «Галии»
Столица Башкортостана готовится принять видных исламоведов, религиозных и общес...

Для детворы Инорса
В Инорсе после капитального ремонта открыт филиал детской поликлиники №4.
Тепер...


Награда из Дании
Директор Уфимского научно-исследовательского института глазных болезней Мухарр...

Форум сэсэнов
23-24 октября в Уфе пройдет Всероссийский фестиваль сказителей (сэсэнов).
В Респуб...


К сезону готовы
Популярный роман Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза», получивший в 2015 году пр...

Сюрприз от Григоровича
В конце октября на сцене Театра о
перы и балета состоится премьера одной из самы...


Не хуже, чем в Рио
Почетную грамоту приняла из рук Владимира Путина заслуженный мастер спорта Росси...

Удачный дебют
В Чикаго на аэродроме «SkydiveChicago» прошел ежегодный чемпионат мира по парашютному с...




     №10 (179)
     Октябрь 2016 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье








РУБРИКА "ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ"

Фантазия богаче опыта



Про таких обычно говорят:  родился везунчиком. Да и как можно назвать молодого человека 31 года от роду, сыгравшего в театре и в кино роли, о которых иные маститые актеры мечтают всю жизнь?
Высокий, статный, с редко встречающейся сегодня мужской харизмой, он напоминает былинного богатыря Илью Муромца, до поры до времени не подозревающего о своей силушке. Так и наш герой в один прекрасный день вдруг ощутил свое предназначение и решил идти в артисты.
Разрешите представить гостя журнала - актера Театра имени Евг. Вахтангова Артура Иванова.


- Обычно люди бредят актерской профессией с детства, проявляют себя уже в школе, а потом штурмуют  ВГИКи и  ГИТИСы.  Когда вы поняли, что хотите стать артистом?
- Собственно никаких предпосылок не было. Родители мои были далеки от театра. Хотя … Мама по образованию медик, проработавшая много лет в госпитале имени Бурденко,  в свое время поступила  в Щукинское училище.  Но ее брат решил, что ей лучше этим не заниматься. Видимо, у него сложились какие-то стереотипы по поводу жизни актеров и особенно актрис. Думаю, из нее получилась бы прекрасная актриса, потому что она очень обаятельная, красивая, артистичная, музыкальная. Я рос с мамой, бабушкой и дедом, который и  стал для меня  настоящим отцом.  Хорошими оценками родных не баловал, как говорится, двойки, тройки и колы – все приятели мои. Дружил с плохишами, но отпетым хулиганом не был. В нужный момент включал мозги, чтобы маму не огорчать.  Никаких иллюзий относительно своих способностей не питал и после
9 класса поступил в училище на автомеханика. Играл на гитаре, очевидно, сказались гены отца – военного музыканта, и даже сыграл в детском мюзикле, но все это на дилетантском уровне. Не более. Душой компании тоже не был.  И никто не говорил: да тебе, брат, в артисты надо подаваться!
- А сегодня вы поддерживаете отношения со своими одноклассниками? Как сложилась их жизнь?
- Про отличников ничего не могу сказать, мы и тогда и сейчас не пересекались.  Из «хорошистов» один работает в прокуратуре,  девушка – в нефтяной компании.  Мои же  школьные друзья  по странному совпадению стали поварами.
- В учебе с неба звезд не хватали, о сцене не помышляли. Может быть, пришли однажды в театр и..?
- Первый раз увидел спектакль, когда мне было 15-16 лет, кажется,  мама повела меня во МХАТ. Но сознательно пришел в театр,  когда учился на подготовительных курсах в Щуке. Атмосфера Вахтанговского театра пришлась мне по душе. Для меня очень важен микроклимат. Что касается внезапного порыва идти в актеры… Сам момент принятия решения словно стерся из памяти, а жизнь с этого времени  началась с белого листа.  Есть вещи, которые происходят потому, что так должно быть. Не могу сказать, что плыву по течению, но если что-то случается и нет возможности повлиять на это, то тут только два пути: либо принимать, либо уходить.
- Вашего отставного гусара из «Евгения Онегина» невозможно не заметить. Строки Пушкина прозвучали свежо и неожиданно, благодаря  по-новому расставленным акцентам и паузам.  Как вы готовитесь к роли?
-  Больше полагаюсь на фантазию, интуицию. Я чувствую своего героя, но почему он такой – объяснить не могу. Происходит на интуитивном, животном уровне. Представляю, как действовал бы, если был бы на месте этого персонажа. Возможно, это происходит от того, что мало читал, да и вообще неважно образован. В школе «Онегина» не читал и другую классику тоже. Вообще не люблю  каноническое прочтение стиха. Вот Василий Семенович Лановой прекрасно читает Пушкина. Но это его Пушкин,  он у каждого свой. Я люблю держать паузу, и за это мне часто достается от коллег.
Относительно моего персонажа – гусара в отставке, которого зрители называют рассказчиком. Я ввелся уже в готовый спектакль, став третьим исполнителем после Симонова и Вдовиченкова. Здесь уже был определенный рисунок, и я ему следовал. Гусар искренне влюблен в Татьяну и наблюдает за событиями со стороны. Человек, у которого могло случиться, но не случилось.
- Не все принимают эксперименты Римаса Туминаса. Как вы относитесь к вольной интерпретации классики?
- За меня ответил Сергей Васильевич Маковецкий: никто же не отнимает у вас возможность прочтения книги. У режиссера  есть свое понимание, иначе театр не существовал бы.  Я с ним согласен: литература всегда богаче, чем спектакль. Мне, например, нравится, что Онегин вспоминает о событиях, корит себя, его сарказм вполне обоснован… Вообще многие вещи Туминаса  сначала воспринимаются в штыки. Например, его «Горе от ума», поставленное в «Современнике». Всех возмущала сцена, когда герои, прижимаясь к огромной печи задней частью тела (скажем так), охают. Вспоминаю  свои детские ощущения, как делал то же самое, набегавшись на морозе. Мне кажется, что Туминас сделал это очень по-русски. Или в «Онегине» девкам рубят косы – все как в жизни. Сцена Астрова с Еленой в «Дяде Ване». Конечно, в ремарках нет того, что происходит. Но в тексте есть все.
- Одна из больших удач – роль  генерала Григория Чарноты в «Беге». Критики очень высоко оценили вашу игру. Не страшно было браться за работу, не преследовала ли  вас тень Михаила Ульянова?
- Конечно, избавиться от ощущения, которое производит фильм, очень сложно.  Михаил Александрович Ульянов – великий актер. Я преклоняюсь перед его талантом и личностью и считаю, что его исполнение  хрестоматийно. Но изначально у нас не было распределения ролей. Мы просто собирались и читали. Я читал и за Хлудова, и за Голубкова. Читал даже за Люську!  Такова специфика работы Юрия Николаевича Бутусова. Он работает очень своеобразно. Не так, как остальные режиссеры. Конечно, я думал, что, скорее всего, репетировать роль Чарноты буду я. Но изначально  не знал, так что трепета или сомнений по поводу Михаила Александровича не было.
  - Чарнота -  очень русский герой, хотя по происхождению запорожский казак. Что значит русский человек в вашем понимании?
- Он из когорты Мити Карамазова и Парфена Рогожина. Мне посчастливилось сыграть и того, и другого. «Широк русский человек, я бы сузил». Это чистая правда. Одним словом, его не определишь. Неуловимый. Когда мы снимали «Тихий Дон» в тех местах, где происходили события в романе, то общались с местными казаками, которые не считают себя русскими, но и их черты  вписываются в национальный характер. Мой дед по отцу – татарин.  Что-то и мне досталось от него и в каких-то ролях прорывается наружу.
- Многие актеры переносят  подсмотренные в жизни наблюдения на сцену.  Используете ли вы  их в своей практике?
-  Конечно, это не правило, но иногда всплывает. Такое впечатление произвел на меня  эпизод в документальном фильме о футболистах. Там есть момент, когда шестилетний мальчишка видит своего кумира, легендарного игрока. От смущения он сначала топчется на месте, а потом кланяется ему в ноги. Это было так трогательно и одновременно забавно, что  смеялся и плакал одновременно. Такое запечатленное состояние может пригодиться в работе. Но вообще-то в жизни я достаточно сдержан. Эмоционально меня трогают не какие-то памятники истории, дела давно минувших дней,  а березка за окном, девочка с лошадкой.
- В 24 года вы сыграли Астрова в «Дяде Ване», и вам безоговорочно поверил зритель. Как вам это удалось?
- Мне просто повезло.   Володя Вдовиченков  уехал на съемки,  и меня попросили почитать за него на репетиции. И я играл потом два-три года роль. Спектакль подарил мне опыт, дал много в смысле понимания себя и принятия себя.  Актерам, которые уже много лет на сцене, уже и играть ничего не надо, они проживают на сцене то, что уже перечувствовали в жизни. В моем случае все по-другому: фантазия оказалась богаче опыта.  Мне дали эту роль авансом. И я рад, что не подвел.
- Молодым вахтанговцам есть у кого учиться:  Этуш, Лановой, Маковецкий, Максакова, Купченко, Симонов… Как строятся взаимоотношения с корифеями?
- По-разному. Важно  не то,  что он – мэтр, а какой  человек.
Когда ты уже несколько лет работаешь с актерами, которых раньше видел в кино, а теперь наяву, то воспринимаешь их немного по-другому. Например, до прихода в театр Сергей Васильевич Маковецкий был для меня неким фантазийным персонажем. Теперь же  приобрел более земные черты.  Неформальное общение, конечно, влияет на восприятие, но я по-прежнему отношусь к своим коллегам с пиететом.
- Актерская профессия  требует больших душевных, а порой и физических затрат.  Но успех, признание компенсирует все. Что для вас – наивысшая похвала?
- Когда тебя отмечают именитые коллеги, всегда приятно, это придает сил и уверенности. Но когда твою игру оценили люди, которые видят всю изнанку сцены изо дня в день, это дорого стоит. Как-то после одного из спектаклей  монтировщик сцены сделал комплимент: «Классно играешь!». Так приятно стало.
- Не могу не спросить вас об участии в киноленте «Тихий Дон» Сергея Урсуляка. Отношение к сериалу разное, полярно противоположное. Но вашего Петра Мелехова называют несомненной удачей. Вы проходили пробы?
-  С самой первой нашей встречи с Сергеем Владимировичем  в его кабинете до последнего дня съемок мне с ним было очень интересно. Поначалу  не понимал, что происходит. Конечно, был рад и даже счастлив. Но все равно ждал какого-то подвоха. Потому что не было никаких проб. Мы просто поговорили, затем что-то почитали. Он мне сказал: «Ничего не играй, просто читай!» Потом пришли еще люди, мы прочитали две-три серии. А через месяц мне позвонили и сказали, что я утвержден на роль.
- Вас часто приглашают играть исторических персонажей. А вы из какого времени?
- Мне кажется, из 60-х годов прошлого века.  К этому времени можно относиться по-разному. Моя мама, например, вспоминает его с ностальгией. А Юрий Петрович Любимов его ненавидел. Все индивидуально, зависит от того, где и в какой семье ты жил. Но мне хочется думать, что там была какая-то сермяжная правда, люди были честнее. Человеку свойственно вспоминать только хорошее.  В детстве я ездил в деревню, и она запечатлелась в моем представлении: дом, гора, поле. Тянуло увидеть все снова, и я поехал. Но оказалось, что на этом месте теперь охотничьи угодья, а деревню сровняли с землей. Сначала очень расстроился, а потом подумал: хорошо. Опасно возвращаться в мир, который в твоем воображении уже стал идеальным.
- Задумывались о том, что будет с вами лет через 25?
-  Мне кажется, я буду иметь отношение к своему родному училищу. Буду преподавать. Мне интересно помогать, подсказывать начинающим. Режиссером, по крайней мере, сейчас себя не вижу. А по жизни – как у всех: загородный дом, семья, дети.
- Театр много гастролирует. Как вам уфимская публика?
- Порадовала теплым приемом. Внимательной тишиной зала, когда слышно не только каждое слово, но и малейший шорох. В основном везде реагируют одинаково, человеческие отношения понятны всем.  Где-то принимают сдержанно. Играем как-то «Онегина», и в тех местах, где обычно смеются, тишина. Но когда закрылся занавес – шквал аплодисментов. Запомнились гастроли в Тбилиси. У всей труппы, даже у наших корифеев, был шок. Такие зрительские эмоции, что просто энергией сносило со сцены.
- Удалось ли что-то увидеть в Уфе?
- Да, нас возили на экскурсию по городу. Побывали на месте, где зародилась ваша столица, рядом с Гостиным двором и у памятника Салавату Юлаеву. Но больше всего поразили виды, открывающиеся с горы. Когда приезжаешь в новый город, вглядываешься в лица. Мне было интересно, признают ли во мне местного жителя, как никак по деду – татарин. Не признали, но очень удивили тем, что мое имя – одно из самых распространенных в вашей республике.

Светлана ЯНОВА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг