ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

В помощь материнству и детству
На улице Авроры, 16 открылся Республиканский перинатальный центр. В торжественной ...

Ждут преобразования
2 декабря в Уфе открывается форум UrbanБайрам. В течение двух дней на площадке отеля S...

Бизнес-элита в Уфе
В столице республики стартовал Второй форум малого бизнеса стран ШОС и БРИКС, при...

Тон задает Затон
33 новых квартала появятся в жилом районе «Затон-Восточный». Этот проект станет од...

Получили «Орфея»
В Уфе во второй раз прошла церемония награждения по итогам Всероссийского конкур...

Мечтают жить дома
Создатели рубрики «У вас будет ребенок» программы «Пока все дома» вновь посетили ...

Город в миниатюре
Историко-культурный музей-заповедник «Древняя Уфа» объявил конкурс на разработк...

Вернулся в прошлое
Старинный дом №10 по улице Октябрьской революции, где размещается факультет башки...

Будущие лидеры
Три школьника представили Уфу на Всероссийском форуме «Будущие интеллектуальные...

На сцене - «Салават»
16 и 17 декабря Театр оперы и балета представит новую версию оперы Загира Исмагилов...

Стань Дедом Морозом
Уфимцев и гостей города приглашают на парад Дедов Морозов. Для этого достаточно о...

Не просто флешмоб
20 декабря пройдет танцевальный флешмоб «Уфа - самый танцевальный город России».
...


Две пятерки!
Хоккейный клуб «Салават Юлаев» отметил 55-летие.
Знаменательное событие команда...


Два мушкетера
Наши рапиристы стали победителями этапа Кубка мира в Токио.
В составе националь...


Ретрокалейдоскоп
90. 17 декабря 1926 г. началась Первая Всесоюзная перепись населения. В БАССР тогда жил...




     №12 (181)
     Декабрь 2016 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Уфимские новости конца 1796 - начала 1797 года


Привычное тяготение к круглым датам побудило обратиться к дневниковым записям последних трех месяцев 1796-го и первого месяца 1797 года.  
Конец 1796 года ознаменовался в России завершением тридцатилетней эпохи, которую в литературе принято называть «золотым веком» Екатерины Великой. Вот и губернский секретарь Михаил Ребелинский отметил в своем дневнике 21 ноября 1796 года: «День был пасмурный и теплый, в которой пополудни, в 3-м часу, получен манифест о кончине вечной славы достойной императрицы Екатерины II-й и о восшествии на престол императора Павла I-го, коему мы в сей же день и присягали». Таким образом, о смерти императрицы в Уфе узнали через только две недели. В своих воспоминаниях С.Т. Аксаков отмечает, что отнюдь не все скорбели о ее кончине. Один из самых уважаемых горожан, бывший депутат Уложенной комиссии Сергей Иванович Аничков, отличавшийся независимым характером и крутым нравом, демонстративно отказался присоединиться к всеобщему трауру. По словам С.Т. Аксакова,
«С. И. Аничков... не мог простить покойной государыне, зачем она распустила депутатов, собранных для совещания о законах, и говорил, что пора мужской руке взять скипетр власти». В высшем уфимском обществе были и другие «идейные противники» Екатерины II. Откровенно выражал недовольство императрицей оренбургский военный губернатор Сергей Кузьмич Вязмитинов. Современники сообщают, что он и его адъютанты приветствовали воцарение Павла I, рассчитывая при нем сделать карьеру. Современник записал: «Все были в негодовании на генерал-губернатора С.К. Вязмитинова, любимца Императора Павла, который публично показывал свою радость, велел целый день звонить в колокола, а вечером пригласил всех к себе на бал и ужин. Служащие чиновники, конечно, сочли своею обязанностью явиться на этот бал, но жёны их, возмущённые бестактным поступком Вязмитинова, долго совещались: ехать или не ехать? Наконец, как это всегда водится, решили, что не ехать нельзя. Однако же возвратившиеся оттуда рассказывали, что бал похож на похороны и что весел только генерал-губернатор и адъютанты». Действительно, с воцарением Павла Вязмитинов был отозван из Оренбурга и назначен сначала комендантом Петропавловской крепости, а затем и управляющим комиссариатским департаментом, заведовавшим снабжением российской армии.
Современники воспринимали начало правления Павла I как кардинальную перестройку, затронувшую все сферы государственной жизни: от внутренней политики до внешнеполитического курса. Автор дневника отмечает первые, казалось бы, очень незначительные изменения, проявившиеся в правительственном курсе уже в последний месяц правления Екатерины II. Под датой 18 октября 1796 года Михаил Ребелинский записал: «День был холоден и грязь замерзла, причем шел и снежок. Получен указ о непродавании в лавках рижскаго бальзаму». Следует пояснить, что этот битер в темных керамических бутылках, хорошо знакомый советскому человеку, стал популярен в России именно благодаря протекции Екатерины II. В Европе он был известен еще в середине 50-х годов XVIII века. Именно его Гете назвал «эликсиром молодости» и воспел в поэме Фауст. Началось все с того, что рижский аптекарь Абрахам Кунце на основании старинного рецепта водочного настоя целебных трав, относящегося к XVII веку, изготовил «чудо-бальзам», который под названием «Бальзам Кунце» был предложен в 1789 году в качестве лекарства русской императрице Екатерине II, страдавшей коликами. Оценив по достоинству целебные свойства препарата, Екатерина II даровала Кунце привилегию на его изготовление и продажу в Российской империи. Таким образом, этот напиток крепостью 16 градусов стоил значительно дешевле, чем привычные алкогольные напитки в российских питейных заведениях. Отмена аптечной привилегии, дарованной изготовителям рижского бальзама, отражала главный мотив всей политики Павла I - категорическое неприятие всего, что ассоциировалось с материнским правлением.
Впрочем, одно дело государственной важности, начатое Екатериной, все же предстояло довершить её нелюбимому сыну. Речь идет о браке старшей дочери Павла - Александре. В соответствии с матримониальными планами императрицы она должна была стать женой шведского короля Густава IV. При жизни Екатерины этот брак так и не был заключен. 29 октября 1796 года Ребелинский записал в своем дневнике: «День был тепел и солнечный, в которой новости слышны, что шведской король просил приданого за княжной Александрой Павловной - Лифляндию; но ему в том отказано потому, что российской двор давать оного не может, а дается ей один миллион триста тысяч рублев». Лифляндия - бывшая провинция Швеции, располагающаяся на берегу Рижского залива, отошла к России после Северной войны. Неизвестно, откуда Ребелинский взял эту версию неудачи брачного союза, но на деле ничего похожего на странный торг не было и не могло быть. Тем не менее следует отдать должное патриотическому посылу неизвестно кем выдуманного объяснения срыва династического брака. Документы же говорят о том, что когда утром 11 сентября 1796 года шведская и российская стороны собрались подписать брачный договор, то оказалось, что в нём нет статьи о свободе вероисповедания великой княжны. Эту статью исключил сам шведский король, не пожелавший иметь жену православного вероисповедания. Уговоры русских посланников ни к чему не привели: шведский король заперся в своей комнате. Императрица, придворные и Александра Павловна в наряде невесты ждали его более четырёх часов. После сообщения об окончательном отказе короля с Екатериной II случился легкий апоплексический удар, в конечном счете ускоривший ее кончину. Александра Павловна в слезах находилась в своей комнате. Собравшимся объявили, что помолвка отменяется из-за болезни короля. Таким образом, брак не состоялся по причине религиозного характера.
Однако Ребелинского живо интересовали не только новости из столиц. Все, что происходило в Оренбургской губернии и Уфе, так или иначе отражалось на страницах дневника. Так, в среду 22 октября 1796 года автор записал: «День был ведренной и солнечный. В ночь на сие число был пожар, от коего сгорел бывшей ханской двор». О каком ханском дворе в Уфе идет речь? Документы архива свидетельствуют, что с конца 1786 по 1800 год в Уфе располагалась резиденция отстраненного от правления хана Младшего жуза (орды) Нурали. Он был старшим сыном хана Абулхаира, которому в 30-е годы XVIII века удалось, правда, не без помощи башкир убедить своих подопечных добровольно принять российское подданство. Нурали был провозглашен правителем после гибели отца в 1748 году. В отличие от отца, сохранявшего самостоятельность в принятии решений, он всегда был активным сторонником интересов России. В 1755 году участвовал в подавлении башкирского восстания Батырши. В 1771 году по просьбе российских властей возглавил ополчение Младшего жуза, преследовавшего поволжских калмыков, бежавших из России в Джунгарию. Нурали стремился использовать российское подданство для усиления своего личного экономического и политического влияния в Казахстане. Старшины Младшего жуза не раз выражали недовольство им, писали на него жалобы в Петербург. Нурали сам неоднократно выходил с предложением к российским властям репрессивными мерами ослабить власть сильнейших казахских старшин. Его политика, опиравшаяся на поддержку оренбургской администрации, вызывала недовольство простого народа и явилась одной из причин освободительной борьбы казахов под предводительством батыра Срыма Датова (1783-1797). Будущий муфтий Мухаметжан Гусейнов, посланный из Уфы к хану Малой орды для выяснения обстановки, докладывал российским властям о совершенном бессилии Нурали и даже нежелании вмешиваться в дела, чтобы водворить спокойствие в степи. Срым Датов, будучи противником ханской власти, убедил большую часть казахских старшин в бесполезности дальнейшего существования ханов в Орде. Он же предлагает принести присягу на верность императрице. В апреле 1786 года Нурали был лишен власти и бежал в Оренбург. В июне того же 1786 года Екатерина II официально отстранила Нурали от власти. Нурали был вызван в Оренбург, а оттуда отправлен под конвоем в Уфу вместе с сыновьями, некоторыми из приближенных и многочисленными слугами. На Воскресенской улице (ныне Г. Тукаева) казахам был отдан целый квартал, состоящий из усадьбы с двумя большими деревянными домами, пристройками и службами. Российские власти выделяли значительные средства на содержание ханской семьи. В 1796 году эта сумма составила более 5000 рублей. Уфимским казакам приказано присматривать за каждым шагом хана и не выпускать его из города. У Нурали было 15 жен, 17 наложниц, а от них - 40 сыновей и 34 дочери. Премьер-майор Веллецкий 7 и 27 января 1790 года доносил занимавшему должность правителя Уфимского наместничества А.А. Пеутлингу, что «находящийся в городе Уфе киргиз-кайсакский Меньшей Орды Нурали-хан состоит больным подагрой». В 1790 году резиденцию Нурали охраняли 2 роты Пермского пехотного полка. Всего же свита и охрана состояли из 328 человек. Примечательно, что Нурали не снискал уважения и у местных татар и башкир. Когда в Уфе в 1790 году состоялись его похороны, уфимские мусульмане отказались участвовать в церемонии.

Продолжение читайте
в следующем номере.

Булат АЗНАБАЕВ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг