ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА




     №1 (194)
     Январь 2018 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

БУДНИ МЭРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

КОНКУРС «ЗОЛОТОЙ КУРАЙ»

IT-ЭКСПЕРТ

ГОД СЕМЬИ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

На рубежах большой страны


Как башкирские тарханы и уфимские дворяне охраняли границу в XVII веке

Весной 2018 года Пограничные войска России отметят 100-летний юбилей. В преддверии этой даты хочется рассказать о том, как охраняли границу Уфимского уезда дворяне и башкиры в XVII веке. 

До создания Оренбургской губернии в 1744 году наша провинция считалась пограничной. В Московском государстве XV-XVII веков служба по охране границ называлась станичной и сторожевой, появление и совершенствование которой происходило по мере ослабления влияния Золотой Орды, усиления Московского государства, укрепления его экономической и военной мощи, роста территории, обострения отношений с соседями. Первоначально эта служба осуществлялась на наиболее вероятных путях вторжения крупных сил ордынцев и на основных торговых маршрутах. К середине XVI века под контроль были взяты все степные дороги, по которым неприятель ходил на Русь. Великие князья и их воеводы теперь имели возможность заблаговременно, за две недели и более до выхода главных ордынских сил к основному оборонительному русскому рубежу, получать от сторожей и станичников информацию о готовящихся вторжениях. По мере объединения под властью великого князя практически всех княжеств Северо-Восточной Руси началось активное продвижение в степь русского населения и государственной администрации. Усложнение задач охраны южных рубежей, увеличение численности привлекаемых для этого войск потребовало более четкой регламентации всей сторожевой и станичной службы. 
Первым шагом в этом направлении явилось учреждение должности главного начальника. 21 января 1571 года Иван Грозный приказал «боярину своему, князю Михаилу Ивановичу Воротынскому, ведати станицы и сторожи и всякие свои государевы полские службы». 16 февраля 1571 года Боярской думой был принят «Приговор о станичной и сторожевой службе», законодательно определивший цели, задачи и организационную структуру сторожевой и станичной службы, принципы и способы ее несения, права и обязанности должностных лиц. Помимо задачи охраны границы ставилась задача ее защиты от вторжения незначительных сил кочевников, в то время как остальные сторожа и станичники обязаны были действовать скрытно и осторожно, не позволяя противнику обнаружить себя. При обнаружении противника к воеводам в ближайшие города, а также к соседним станицам и сторожам отправлялись гонцы с докладами. Остальные сторожа или станичники, заехав в тыл врага, по сакмам (путям кочевников) и станам скрытно вели его разведку. Через каждые два-три дня к воеводе направлялся очередной гонец с собранными сведениями. Широко разветвленная система станиц и сторож, их глубокое эшелонирование, сочетание подвижных и неподвижных форм ведения разведки и наблюдения позволили создать эффективную систему охраны южных и юго-восточных рубежей. С незначительными изменениями она просуществовала до времен царствования Петра I, когда началось строительство пограничных крепостей и укрепленных линий.
Тем не менее, когда в 1571 году правительство создавало всероссийскую систему охраны границы, левобережье Волги в нее не включили. Закамская линия крепостей, возведение которой началось только в середине XVII века, располагалась на границе Уфимского и Казанского уездов. Таким образом, вся территория Башкирии оказалась за пределами надежно защищенной территории. Охрана и защита границы Уфимского уезда обеспечивалась только силами местных служилых людей и башкир. Именно по этой причине крепость жила в обстановке постоянной угрозы, и уфимцам крепко наказывалось жить с «великим береженьем, чтоб на Уфе на городе и остроге в день и ночь караулы беспрестанны».
Как была организована станичная служба XVII века? Следует отметить, что без участия башкирских тарханов она теряла всякий смысл. Башкиры выступали в качестве проводников, знавших не только указанные маршруты, но и вероятные пути движения противника. Они были обязаны предотвращать конфликты, возникавшие между русскими станичниками и местным нерусским населением, которое отнюдь не всегда мирно встречало служилых людей. Официально башкирских станичников называли «вожами». Первые вожи из башкир зафиксированы самым древним источником по истории Уфы - «Отводной книгой по Уфе». Еще в 1592 году вожи Шугур Кокузов и Игилик Земанов вместе с другими служилыми людьми получили наделы в северной части нынешнего города. Однако подобные земельные дачи были исключением для служилых башкир. Если дворяне за службу получали поместные и денежные оклады, то башкирские тарханы имели лишь одну гарантированную привилегию - освобождение от ясачной подати и ямской повинности. В отличие от обычных ясачных башкир они, как и русские дворяне, несли личную службу российскому государству. Их послужные списки хранились в Уфимской приказной избе вместе с дворянскими грамотами. В Русском государстве XVI-XVII веков представители благородного сословия отличались от низов еще и тем, что на первых не распространялась круговая порука. К примеру, за бегство со службы стрельца отвечал весь десяток, к которому он был приписан. Башкирские тарханы за любые преступления несли только персональную ответственность.
Как же была организована станичная служба в Уфе? В начале марта каждого года в Уфу съезжались дворяне и башкирские тарханы. Устав 1571 года предусматривал явку служилого человека с необходимым количеством вооружения, двух лошадей на человека и продовольствия на весь срок пограничной службы. Служилые люди, не явившиеся на службу, записывались в станичные книги как «нетчики». Злостным уклонистам грозила потеря имения или даже ссылка в Сибирь. От станичной службы освобождались только дворяне, отставленные «за старостью и увечьями». В какие места Уфимского уезда направлялись станицы? На протяжении XVII века существовало два основных направления - западное (граница Казанского уезда) и южное (реки Яик и устье Сакмары). Так, в наказе (инструкции) от 25 марта 1643 года дворянам Федору Ивановичу Каловскому да Ивану Никитину Каловскому было указано ехать в проезжую станицу на Яик, на Сакмарское устье в проезжую станицу с калмыцким толмачом Тимофеем Малаем и четырьмя башкирскими тарханами.
Однако по мере необходимости уфимские станицы могли посылаться и в восточном направлении - по Сибирской дороге. Так, в 1684 году станичники были посланы в Зауралье «для проведовывания вестей о приходе калмыцких воинских людей».
Возникает вопрос: как уфимские власти контролировали прохождение маршрута проезжими станицами? Ведь договорившись между собой, те могли бы вместо далекой и опасной командировки отправиться в чью-нибудь поместную деревню и весело провести время. Однако администрация быстро нашла простое и эффективное решение. Был использован старый принцип эстафетной почты. При отправке на службу вручалась специальная грамота с печатью, которую по прибытии в конечную точку маршрута надлежало «для подлинного своего доезду в приметном месте положить, где можно». Если следующей весной служилые люди, отправленные по тому же маршруту, указанную грамоту не находили, то станичникам грозило наказание.
В случае обнаружения неприятеля служилые люди обязывались посылать в город вести с подробным описанием количества противника, его вооружения, намерений, скорости передвижения и удаленности от ближайшей крепости. В отличие от классической станичной службы, на уфимских станичников возлагались и дополнительные задачи. Как отмечает А.А Преображенский, с учреждением официального тракта в Сибирь от Соли Камской на Верхотурье правительство из фискальных соображений стремилось запретить другие пути за Урал, в том числе и старую Казанскую дорогу, которая проходила через Уфу. Однако ею продолжали пользоваться русские переселенцы.
Большинство местных станиц посылались именно на Казанскую дорогу. Направление было приоритетным еще и вследствие усиления потока бежавших из Казанского уезда ясачных людей. Для многих из них убежищем от налогового гнета стал Уфимский уезд. Это беспокоило власти, и в наказах станичникам предписывалось не допускать казанским ясачным татарам и марийцам селиться в Уфимском уезде. Но все же главной задачей станичной службы было своевременное оповещение городовых воевод о появлении военных сил противника. 
Обширность уезда и удаленность Уфы от ближайших военных центров нередко приводили к тому, что уфимские станичники часто опаздывали с вестями. Впрочем, власти не воспринимали эти случаи как серьезную провинность, хотя по уставу за опоздание «вестей о приходе воинских людей и учиненные от них разоренье» виновникам грозила смертная казнь. Например, в 1676 году башкиры Казанской дороги напали на Закамские крепости и «учинили там большое разоренье». Воевода Венедикт Хитрово, получив вести от станиц о приближении противника, не дал о том знать в Казань. Тем не менее Казанский дворец только погрозил ему опалой и даже не снял его. Возможно,  смягчению наказания способствовала  грамота, в которой Хитрово писал в Москву, что «Уфа город дальний, а если давать прогонных для единой посылки в Казань с Уфы и тем бы твоей  Великого Государя казне учинилась великая убыль». Далее воевода отмечает, что хотя уфимские станицы и доезжают до тех урочищ, но закамские города находятся в ведении казанских, а не уфимских властей. Очень часто случалось так, что наличных сил и средств не хватало даже на то, чтобы обезопасить саму Уфу от внезапного подступа неприятеля. Так, совершенно неожиданным было появление весной 1682 года вблизи города тридцатитысячного войска калмыков. Воевода  Александр Коркондинов не успел не только оповестить ближайшие города об осаде (об этом узнали  в Казани двумя месяцами позже от крестьян), но даже эвакуировать население ближайших сел и деревень. Поэтому нередко станичники только проверяли сведения о приходе противника, полученные от местных жителей.  
Если они все время должны были находиться в движении, как отмечается в уставе,  «не сседая с коня», действовать скрытно, «осторожливо», то заставы учреждались как постоянные пункты по стратегическим направлениям Уфимского уезда. Здесь требовалось круглогодичное военное присутствие. На заставщиков возлагались не только задачи обнаружения противника, но и охрана и доставка собранного в ближайших волостях ясака. В Уфимском уезде такие заставы были на реках Тулве, Таныше, Уране, Арсе и Байте. Поскольку заставным головам приходилось иметь дело с большим количеством собранного ясака, то служба считалась весьма выгодной. Судя по челобитным, назначение на заставы считалось пожалованием, а не очередной службой. Злоупотребления уфимцев, находившихся на заставах, часто вызывали жалобы местного населения. В 1692 году марийцы и мордва всех 4 дорог Уфимского уезда били властям челом, чтоб «детям боярским и дворянам никому из них на заставах быть не велено, чтоб им от тех посыльных людей нигде бою и грабежу не было».
Впрочем, заставы были не только в глубине башкирских волостей, но и на основных трактах, проходящих через Уфу. Здесь компетенция заставных голов могла варьироваться в зависимости от конкретной обстановки. В наказе М.А. Лопатину в 1671 году предписывалось: «Стоять на Казанской дороге и смотреть на крепко проезжающих людей, которые едут в город Уфу расспрашивать всячески которых городов и для чего и откуда едут и да будет сыщется по расспросным речам хотя малым чем к воровству причастны к Стеньке Разина и тех людей расспросные речи немедля присыхать на Уфу со стрельцами, а самому беречься накрепко, чтоб проезжающие люди объезжими дорогами в город Уфу не езжали». 
В отличие от юга страны, где станичная служба была налажена еще в 70-е годы XVI века, в Уфимском уезде ее организация имела определенную специфику. В районе Белгородской или Воронежской черты за передвижениями кочевников следили станицы по 4-7 человек, очень редко из 10 служилых людей. В Уфимском уезде нередко проезжие станицы состояли из 40 - 100 человек. Если на юге станичникам категорически запрещалось не только вступать в бой с противником, но даже обнаруживать себя, то уфимским предоставлялось право самостоятельно принимать решения тактического характера. Например, в 1633 году отряд уфимских дво-рян и конных стрельцов, бывший в проезжих станицах на Сибирской дороге, вступил в бой с передовым отрядом калмыков. Однако их не только не наказали за этот бой, но, напротив, пожаловали денежными придачами по 1 рублю к окладу. При этом только пожалованных дворян было 15 человек, но в этой станице были и дворяне, которые оказались не столь удачливы в сражении, были там и конные стрельцы, иноземцы и новокрещены.
В отличие от Сибири, местным служилым людям не запрещалось во время сбора ясака провозить свои товары, которые могли обмениваться на меха или даваться в долг башкирам. Более того, уфимские и самарские служилые люди в конце XVII века, отправляясь на станичную службу, брали с собой товары для торговли с местным населением. 
В.П. Загоровский отметил, что станичная служба на юге страны считалась настолько ответственной, что постепенно сложился принцип, по которому на нее определяли только служилых людей по отечеству. В Уфимском уезде такой практики не существовало. Конные стрельцы и казаки посылались наравне с дворянами. Однако из Казани в проезжие станицы служилых иноземцев и конных стрельцов, по-видимому, не посылали. В наказе казанским воеводам Г.И. Морозову и И.А. Хилкову от 1649 года предписывалось «…посылать в станицах детей боярских и татар и с ним вожжей». В наказе казанским воеводам М.Л. Плещееву и В.Л. Пушевникову от 1677 года Приказ Казанского дворца предписывал воеводам «о конных стрельцах …рассмотреть какая за ними в Казани служба и можно без тех конных стрельцов в Казани быть или не можно. И будет не можно и для чего». Тем не менее из Закамских крепостей в 80-е годы XVII века в приграничные башкирские волости отправляли в проезжие станицы даже пеших стрельцов. В 1682 году шешминский голова Григорий Змеев «посылал из Старого Шешминска в проезжую станицу 50 стрельцов».  
Очень важным является другое замечание В.П. Загоровского о том, что деятельность станичников была профессиональной, а их служба была видом постоянной службы, как и стрелецкая или пушкарская. Анализ челобитных уфимских дворян показывает, что среди них получение регулярного денежного жалованья непосредственно связывалось с участием в станичной службе. Например, в 1678 году уфимский дворянин Алексей Курчеев сообщал в приказ Казанского дворца о том, что «…послан в отъезжие станицы, а нашего жалования дано только 2 рубля, а остальные 6 рублей не выдано, а тем, кто с ним в той станице были, дано им сполна, а ему не выдано за умалением денежной казны». Другой уфимец Семен Пекарский в 1660 году бил челом на Ивана Лопатина за то, что тот, получая денежное жалованье, «в степь в отъезжие караулы не езжал».
В Уфимском уезде станичная служба считалась настолько тяжелой и затратной, что в 1690 году  конных стрельцов и казаков освободили от строительных работ - «городовых и острожных поделок… для дальной их службы и отъезжих их караулов».  
Опоздание на станичную службу каралось довольно крупным для XVII века штрафом - по 50 копеек в день, в то время как годовое жалованье дворяне получали по 7-8 рублей. В «Боярском приговоре о станичной и сторожевой службе» 1571 года было указано: «…которые сторожа на сторожах лишние дни за сроком перестоят, а их товарищи на смену в те дни к ним не приедут, то брать первым на последних по полуполтине на человека на день». 
Самая дальняя станица в XVII веке, отмеченная в документах Уфимской приказной избы, доезжала до Яицкого городка. В 1730 году камерир Ф.И. Жилин отметил, что от Уфы до Яицкого казачьего городка верховой ездой летней порой дней 10. Таким образом, уфимские дворяне и казаки свое  денежное жалованье  отрабатывали с избытком.
Если здешние воеводы до мелочей контролировали полковую службу, то станичная служба осуществлялась практически без вмешательства со стороны администрации. Так, в станицы служилых людей отправляли не по выбору воевод, а «в очередь». Вместо себя можно было послать брата, сына, племянника, даже не записанных в службу. На деле очередность службы не имела значения. Решающую роль в ее определении играли дворянские окладчики, т.е. выбранные ответственные лица. Окладчики вели учет очередности станичников. От их показаний на разборах зависело назначение или лишение денежного жалованья. Иногда они злоупотребляли, освобождая от станичной службы представителей наиболее влиятельных городских родов. 
Станичная служба просуществовала в Уфимском уезде гораздо дольше стрелецкого войска. Если старое уфимское войско уже в 1704 году было реорганизовано в солдатский полк, то в проезжие станицы продолжали отправлять служилых людей вплоть до прибытия в Уфу администрации Оренбургской экспедиции. Фактически в 1704 - 1711 годах в Уфе было ликвидировано одно только стрелецкое войско. В нем местная администрация не нуждалась, потому что пешие стрельцы, в отличие от стрельцов закамских крепостей, в станичную службу не посылались. А конных стрельцов просто переименовали в городовых казаков, подчинив их атаману. Все остальные структурные части уфимского войска образца середины XVII века просуществовали вплоть до 1735 года. Это - две дворянские сотни, сто служилых иноземцев и новокрещен и триста казаков. 
Впрочем, опыт охраны степной границы на Оренбургской линии показал, что традиционная для России система станичных разъездов и караулов образца XVII века была гораздо эффективнее и дешевле использования на пограничной службе регулярных армейских частей, размещенных на всем протяжении южной границы.

Булат АЗНАБАЕВ

Булат АЗНАБАЕВ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг