ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Парламенту - 10 лет
Исполнилось 10 лет парламенту республики - Государственному Собранию - Курултаю Башкортостана.
На торжественном заседании спикеру республиканского ...


Орден Невского
За вклад в обеспечение национальной безопасности Президент Башкортостана Муртаза Рахимов награжден орденом Александра Невского первой степени.
Высо...


На ринге государевы слуги
В Уфе продолжается Спартакиада на Кубок Администрации Президента Башкортостана, посвященная 60-летию Победы.
Участие в ней принимают работники госу...


Настоящий полковник
Новым начальником криминальной милиции Управления внутренних дел столицы республики назначен полковник Андрей Авдеев.
Возглавлять борьбу с криминал...


В Питере наши министры
Официальная делегация нашей республики, в составе которой был и мэр Уфы Павел Качкаев, побывала в Санкт-Петербурге, где посетила Представительство рес...

...и художники
Весьма символично, что в этот же день в Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии открылась передвижная выставка "Урал" Российской Акаде...

Форум нефтегазопромышленников
Совсем немного времени осталось до того момента, как Уфа будет встречать участников VI Конгресса нефтегазопромышленников России и XIII Международной в...

Победитель из глубинки
В Уфе завершился Межрегиональный конкурс "Учитель года башкирского языка и литературы-2005".
Учителем года башкирского языка и литературы назван Га...


Гости с Родины
Премьер-министр Правительства Башкортостана Рафаэль Байдавлетов и другие официальные лица республики побывали с деловым визитом в Калининградской обла...

Награды фронтовикам
В феврале Указом президента России учреждена юбилейная медаль "60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." Во всех районах Уфы - в мест...

Ветеранам - бесплатно!
В преддверии празднования юбилея Великой Победы в Башкирской государственной филармонии 1 апреля стартовала суперакция.
Всем ветеранам войны и труд...


Ищем по науке
К 60-летию Победы Министерство образования Республики Башкортостан совместно с общественной организацией "Фонд поисковых отрядов РБ" ведет активную ра...

Плати налоги и живи спокойно
В апреле на финишную прямую выходит декларационная кампания. Не позднее 30-го числа необходимо представить декларацию в налоговые органы. В то же врем...

Гибкая коммуналка
Работники торговли, бытового обслуживания населения и ЖКХ отметили свой профессиональный праздник.
В торжественном собрании принял участие Президен...


Ошеломительные сестры
В Уфимском государственном татарском театре "Нур" прошла премьера спектакля "Три сестры. Годы спустя..." по мотивам пьесы Чехова.
От классика режис...


День Культуры
Мало кто знает, что День Культуры ежегодно проводится 15 апреля. А появилась эта традиция в 1935 году, когда был подписан первый международно-правовой...

Возвращение
Работа реставратора сродни труду ювелира: на реставрацию лишь одного произведения могут уйти годы. Об этом можно было судить по выставке спасенных и о...

Праздник балета
Одно из значимых явлений на культурной карте России минувшего месяца - XI Нуреевский фестиваль.
Гала-концерт, ознаменовавший последний день "праздн...


Лавина рока
Для всех, кто любит рок - отличная новость. 3 апреля в бывшем ДК имени Калинина дает старт фестиваль рока "Лавина-2005", посвященный Году профилактики...

В тройке лидеров
Команда нашей республики среди 44 российских регионов завоевала третье общекомандное место в финале II Всероссийских зимних сельских спортивных игр, п...

Самый престижный титул
Сбылись прогнозы специалистов: Николай Красников, уверенно проведя последние два этапа 40-го личного чемпионата мира по мотогонкам на льду, завоевал з...

Кушаем уши Амана
С вечера 24 марта (15 адара по древнееврейскому календарю) евреи в течение недели отмечали праздник Пурим.
История этого шумного праздника ведется ...


Солнце, лыжи и костер
В марте состоялся слет по лыжному многоборью среди учащихся школ Орджоникидзевского района. Это мероприятие стало первой важной проверкой для Центра п...

Зажгитесь,волшебные звездочки!
В апреле в Уфе стартует фестиваль художественной самодеятельности "Волшебные звездочки" ("Серле йондоззар"). Для участия в нем соберутся самые талантл...

Детская олимпиада
В Деме соревновались самые маленькие - воспитанники 12 детских садов. Команды "Снеговик", "Снежинка", "Колокольчик" и другие собрались на территории д...

"Шаяниум" собирает залы
Состоялся финал конкурса веселых и находчивых "Шаяниум".
Уже в четвертый раз комитет по молодежной политике и управление образования администрации ...


между прочим
185 лет назад, в апреле 1820 года, было принято решение о прокладке от Спасской церкви нового проезда через три оврага. Появившуюся через два года нов...




     №4 (41)
     Апрель 2005 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Народный профессор


"Я век себе по росту подбирал"
               Арсений Тарковский



Бич окраин

Звание "почётный гражданин" появилось в России в 1832 году. Оно давало его носителям почти те же привилегии, что имели дворяне, за исключением права владеть крепостными. Например, в 1900 году в Уфе почётными гражданами были купцы Блохины, В.И.Видинеев, В.Е.Поносов, Ф.Е.Чижов. Все они остались в истории города как люди, много сделавшие для развития образования, здравоохранения, культуры и как щедрые благотворители.
В 1969 году в Уфимском горсовете возникла идея возобновить это звание на новой основе. Первым Почётным гражданином города Уфы советского времени стал профессор-офтальмолог Габдулла Хабирович Кудояров, к тому времени уже имевший звания заслуженного деятеля науки, заслуженного врача РСФСР. Доктор медицинских наук жил тогда в уютной квартире, занимавшей весь второй этаж старинного деревянного дома на Гоголя. Главным удобством была изумительная печь: для прогрева помещения хватало всего нескольких поленьев. То была настоящая квартира профессора старой закалки, каким и был выходец из крестьянской семьи села Аблаево Белебеевского уезда. С детства  не привыкший к роскоши, коммунальные удобства врач Кудояров никогда не считал предметом первой необходимости. "Зачем мне ваши удобства", - говорил он, отправляясь на охоту в лес возле обожаемой им деревни Бурный Поток недалеко от Дюртюлей. Не думал он о них в предвоенные годы, когда был командиром "летучих" отрядов по борьбе с трахомой в отдалённых районах республики. А после войны ему приходилось летать в самом прямом смысле: зимой в некоторые деревни можно было попасть только с воздуха на воздушном "ишаке"
По-2. Так что Кудояров вполне был доволен своими жилищными условиями.
Другое дело, в жилье нуждались многие работники Института глазных болезней, в котором Кудояров, несмотря на то, что вышел на пенсию, продолжал работать. За них, пользуясь своими званиями и авторитетом, Габдулла Хабирович хлопотал неустанно.
Уфимская офтальмологическая школа была основана больше ста лет назад. 26 февраля 1903 года "Уфимские губернские ведомости" сообщили: "В г. Уфе, на углу Уфимской и Суворовской улиц (Чернышевского и Крупской, дом снесён в 2004 году - А.Ч.) открылась бесплатная амбулаторная глазная больница с четырьмя кроватями". Вся история нашей офтальмологии, как, впрочем, и всей дореволюционной земской медицины, строилась на подвижничестве. К примеру, одна из первых окулистов города Анна Андреевна Мейер за четыре года прооперировала почти триста больных катарактой, сделала 240 операций при завороте век, вызванном трахомой. Слепота, вызванная трахомой, в те годы не была чем-то необычным. Вид больного трахомой страшен: глаза слезятся, заплывают гноем, веки заворачиваются внутрь, появляются страшные рубцы. Потом - слепота. Заболевание инфекционное, и там, где не пользовались мылом, отдельными полотенцами и не меняли постельное бельё, люди заражались друг от друга. Словом, это был бич окраин большой страны.
В самом начале 1920-х годов, когда основными врагами новой власти являлись тиф и голод, было не до трахомы. Но уфимская глазная больница продолжала своё нелегкое дело. В 1924 году она уже занимала большой кирпичный двухэтажный особняк на Пушкинской (ныне Пушкина, 99). Коллектив, возглавляемый Григорием Филипповичем Лужинским, одновременно мог принять на лечение пятьдесят больных. А 23 сентября 1926 года на базе глазной больницы был основан научно-исследовательский трахоматозный институт. О той роли, которая отводилась ему, можно судить по тому, что при содействии наркома здравоохранения Башкирской АССР Гумера Галимовича Куватова оборудование для института было закуплено в Германии. Инициатором создания трахоматозного института и его первым руководителем был профессор 1-го Московского медицинского института Виктор Петрович Одинцов (1876-1938). Его имя занесено в Советскую энциклопедию. Там сказано, что он был основателем научной школы, автором учебного руководства по глазным болезням. Родился в Уфе, в семье купца, учился в Уфимской мужской гимназии (в бывшем здании гимназии - нынешнем медуниверситете - висит его портрет), затем - в Московском и Мюнхенском университетах, работал в Уфимской губернии земским врачом.

В семинарии

Пришёл в новый институт и 27-летний Габдулла Кудояров. К этому времени за его плечами была учительская семинария и педиатрический факультет Пермского университета. Он хотел продолжать заниматься с детьми. Но жизнь поменяла все планы.
В Уфу он приехал с женой и только что родившимся сыном Радамесом. Имя сына Кудояровых всегда вызывало вопросы любопытных: почему именно герой Верди? Но был ли вообще ответ? Возможно, молодым родителям просто понравилось звучное имя воина из оперы "Аида"? Познакомились Габдулла и Тайфа в Перми, где молодой учитель и одновременно студент университета Кудояров заведовал детским домом. Дочь купца работала там воспитателем. Габдуллу тянуло к работе с детьми, перед его глазами всегда стоял пример его любимого учителя Джихангира Киряева из начального народного училища. Ещё будучи мальчиком, он подражал ему, повторяя любимые слова педагога: "Стало быть. Внимание. Послушайте. Хорошо:". Если учёбу в медресе с его теснотой, духотой и адским шумом Габдулла Хабирович называл грустным периодом своей жизни, то три года, проведённые в училище, он всегда вспоминал с благодарностью.
В семье Кудояровых строго соблюдались религиозные установки: пятикратный намаз, безусловное соблюдение уразы. И необходимость учиться: даже во времена разгула атеизма коммунист Кудояров не скрывал, что дорогу к знаниям ему указал пророк Мухаммад: "Верующий мусульманин обязан изучать науки". В пять лет мальчик начал читать. Вскоре он уже цитировал многие главы Корана наизусть. Прекрасная память вообще была свойственна Кудояровым: двоюродный брат Габдуллы Фазильян читал по памяти весь Коран (незаурядные способности его так и не были реализованы: в годы репрессий Фазильян, служивший муллой, был раскулачен и выслан из родной деревни).
Уже в медресе Габдулла получал только отличные оценки. Четырёхлетний курс начального училища он осилил за три года, получив первую в жизни награду за свой труд - похвальный лист. Он бережно будет хранить его и через много лет, когда наград у него будет не счесть.
Из училища в родном селе Габдулла вынес воспоминание о портретах всех российских императоров, развешенных на стенах класса, и желание стать учителем. Он отправил письмо в Белебеевскую учительскую семинарию и получил приглашение от директора явиться. Надо было ехать по железной дороге, а до станции Чишмы шагать да шагать - пятьдесят вёрст. Рвущийся к своей мечте Габдулла преодолел этот путь пешком. За день! После этого дорога до Белебея показалась ему пустяком. Образование абитуриента не вполне соответствовало требованиям семинарии, но директору Любимову решительный мальчишка в лаптях, войлочной шапчонке, брюках и тужурке понравился. Он увидел в его глазах неукротимое желание учиться и решил принять в семинарию: "Вы, я думаю, успешно будете учиться и станете учителем".
Но в Белебей Кудояров больше не поехал: он получил известие об открытии педагогических курсов для мусульман в Уфе. Большой город тянул его, как магнит, он понимал, что только там сможет достичь многого. В Уфе остановился в ночлежке Терегулова на углу Малой Казанской и Александровской (Свердлова и К.Маркса), напротив мануфактурного магазина Шамгулова и братьев Каримовых (ныне ЦУМ). Сдал документы в отдел народного просвещения губернской земской управы и целыми днями бродил по городу, восхищённо озираясь по сторонам.
Экзамены проходили в помещении фельдшерско-акушерской школы на Приютской (ныне Кирова). Сначала - сочинение на вечную тему всех школяров: "Как я провёл лето". Затем ещё два испытания. И - о радость! - его приняли. Мечта стать учителем уже не кажется далёкой. Радостный Габдулла идёт вверх по Приютской под колокольный звон стоящей на горе Александровской церкви. И вдруг юноша, воспитанный в семье с глубокими мусульманскими корнями, чувствует, как у него исчезает недоверие к православию - ведь колокола бьют в его честь!
На первом уроке крестьянский сын с восторгом смотрел на форменный костюм учителя географии, восхищался его речью. Очаровал его и преподаватель физики и химии. Даже математик понравился Габдулле, несмотря на то, что все эти сложения и умножения несколько самоуверенный будущий учитель считал достаточно скучной наукой. Позже будут вечерние бдения над обожаемыми Кудояровым химическими и физическими опытами ("Ну, детки, вы увлеклись, пора прекратить - 11 часов", - говорил тогда учитель), заучивание наизусть целых глав из "Евгения Онегина", литературные вечера, спектакли.
Может, действительно на курсах собрался цвет уфимской педагогики того времени? Или просто наивный восторг Габдуллы прощал учителям огрехи в их работе? Скорее, первое. Как можно было не любить уроки словесности, дававшиеся отставным гвардейским офицером Андреем Викторовичем Пономарёвым, дикция которого наводила на мысль, что ему вполне по силам и театральная сцена. Самое удивительное - учитель свободно говорил и на татарском. А ведь большинство учащихся составляли татары и башкиры.
Татарский язык преподавал сам Галимджан Ибрагимов. Все сорок человек в классе, раскрыв рты, слушали блестящего оратора, который густо замешивал свою речь и на запрещённой к преподаванию истории тюркских народов.
А на пороге стоял будоражащий и трагический 1917-й. Митинги, демонстрации. И разруха, голод. Уфа переходила из рук в руки. Учёба затянулась. Лишь в 1921-м Кудояров получает, наконец, звание учителя.

Ликвидатор

Не сразу свежеиспечённый научный сотрудник трахоматозного института Кудояров осознал ту задачу, к выполнению которой его подключили. Если вспышки других инфекций можно было "потушить" силами противоэпидемических отрядов, то к трахоме подобные методы не могли быть применены, так как заболеваемость была массовой, в отдельных районах трахомой страдали до трети населения, некоторые сёла были поражены полностью. Много времени сотрудники института проводили в командировках, ночные дежурства возле тяжёлых больных были обычным делом. Но специалистов не хватало. И в 1936 году в Уфимском медицинском институте, открытом всего два года назад, появилась кафедра глазных болезней.
К тому времени Кудояров закончил аспирантуру в Казани и начал обретать имя в офтальмологии. По-прежнему он подолгу пропадал в командировках. Всё чаще Тайфа стала жаловаться, что ей тяжело одной с двумя детьми - в 1935 году у Радамеса появилась сестрёнка, которой родители дали красивое арабское имя Ляйля. В 1937-м Габдуллу Хабировича пригласили на преподавательскую работу в мединститут. Он вновь вернулся к профессии, которую продолжал считать для себя в жизни основной. Вспоминая любимых учителей, свои собственные лекции он сопровождал многочисленными экскурсами в историю, подбодряя студентов, любил цитировать Пушкина. И в то же время призывал их быть предельно конкретными, учил тщательно обдумывать каждый шаг, ведь любая ошибка врача может оказаться роковой для пациента. Одним из главнейших принципов в работе хирурга он считал несуетный трезвый расчёт. "Голова должна идти впереди рук", - любил повторять он. Не прекращал и практической работы с больными: в октябре 1940 года на всю страну прозвучало по радио сообщение, что в глубинке, в Уфе успешно прошла операция на роговой оболочке глаз - доцент Кудояров вернул зрение женщине после многих лет слепоты.
А потом была война, Кудояров - в первых рядах добровольцев. Он работал в госпиталях на Дальнем Востоке. Случалось ему обследовать и заключённых в лагерях, которыми были богаты те края. В 43-м его отозвали: вновь подняла голову трахома. После войны Кудоярова назначают директором трахоматозного института, а значит, и ответственным за состояние борьбы с опасным заболеванием. Он чувствовал эту ответственность всегда, даже на отдыхе. Выезжая на охоту или в родное село, Кудояров брал с собой инструменты. Ведь он знал, что к нему обязательно кто-нибудь обратится за помощью: слава народного доктора давно закрепилась за ним. Люди уважительно называли его профессором. Даже коллеги. Даже тогда, когда официально у него ещё не было этого звания.
Старые специалисты постепенно отходили от дел, многие хорошие врачи сгинули в период репрессий. Продолжались гонения на генетику, неожиданно всплыло и получило широкий размах дело кремлёвских врачей. К руководству медициной зачастую приходили люди, считавшие основным принципом работы проведение партийной линии. Но болезни были вне политики: бактерии и вирусы никак не хотели подчиняться партийному руководству. Мало что изменила и смерть Сталина. Страх продолжал витать над страной.
Министром здравоохранения РСФСР тогда была М.Д.Ковригина. В Минздраве её за глаза называли Хозяйкой. После разноса из её кабинета мужчины выходили с мокрыми спинами. Случилось попасть в подобную ситуацию и директору Уфимского трахоматозного института. Вызвали его как-то в Москву "на ковёр". Друг и единомышленник Кудоярова профессор Ф.Ф.Сысоев, сопровождавший его в этой поездке, умолял Габдуллу Хабировича не возражать начальству или хотя бы вежливо ответить так, чтобы вообще унести из кабинета ноги. И вот они у самой Хозяйки. Строго взглянув на посетителей, Мария Дмитриевна не терпящим возражений голосом объявила, что руководство приняло решение о ликвидации трахомы в три года, и предложила поставить свои подписи в знак согласия. Кудояров, поражённый такой бесцеремонностью, неожиданно, может, даже для самого себя, вдруг возразил: "А, знаете, профессор Макмиллан...
(при этих словах у министерши удивлённо вытянулось лицо), да, известнейший трахоматолог...", - и Кудояров стал говорить о каких-то индексах и эпидемиологической среде. Увлекшись, упомянул ещё об одном американском учёном, с которым в те годы состоял в переписке. Обалдевшая Ковригина слушала его ещё секунд тридцать, а потом сорвалась в крик: "Какой Макмиллан! Это ещё что такое! - и как стукнет кулаком по столу. - Подписывайте немедленно!" Кудояров опять за своё: дескать, десять бед - один ответ. Неизвестно, чем бы всё закончилось, но вмешался случай - могучее орудие провидения: на столе зазвонил телефон-вертушка. Громким голосом кто-то стал отчитывать теперь уже саму хозяйку кабинета. Она как-то сразу сникла . Сысоев жестами предложил Кудоярову удалиться. Распалённый Габдулла Хабирович не обратил на него внимания. Тогда Фома Фомич, чтобы остудить пыл друга, внятно произнёс по-татарски: "Бетте, житте, киттек (хватит, довольно, пошли)". Только тогда Кудояров стал нерешительно пятиться. Ковригина, оглянувшись, махнула рукой: мол, идите.
Позже Габдулла Хабирович спросил приятеля:
- Ты что всё в окно-то пялился?
- Да смотрел - когда "воронок" подъедет.
Отдавая должное Ковригиной, надо сказать, что разговор больших последствий не имел - уфимские гости отделались выговорами. Позже эта самая Ковригина, став союзным министром, смело урезала немыслимые расходы кремлёвской больницы. А ещё она одной из первых подняла вопросы экологии: летом 1958 года Ковригина организовала научную экспедицию на Кавказ с целью проверки воздуха, почвы и продуктов питания на радиоактивность. Хотя, на взгляд тогдашних учёных, обнаруженный в воздухе стронций явной опасности не представлял, Брежнев, курировавший в то время ВПК, на своем кавказском отдыхе поставил точку и перебазировался в Крым. В 1959-м Хрущёв Ковригину с поста министра снял.
Вскоре после визита в Москву Кудояров, став заведующим кафедрой глазных болезней, оставил пост директора. А в 1961 году ему, как одному из главных организаторов победы над трахомой, вручают орден Ленина. И это при том, что с момента скандала в министерском кабинете прошло значительно больше трёх лет. Успел приобщиться к уничтожению вековой болезни и сын Радамес. Окончив лечебный факультет, он попал в институт отца. Ездил по районам. В начале 70-х работал вместе со Святославом Фёдоровым. Защитил докторскую диссертацию.
А вот Кудояров-старший смог вплотную заняться докторской, лишь когда ему было под шестьдесят: раньше было не до неё, да и чем-то второстепенным считал это дело Габдулла Хабирович, разработки которого были основой программы ликвидации трахомы в Башкирии, других регионах страны. За рубежом они используются и сегодня. Так что школа Кудоярова хорошо известна во всём мире.
Отдельно можно говорить о таланте Габдуллы Хабировича как диагноста. Одним из самых ярких был такой случай. Молодой женщине объявили, что её крохе грозит слепота. Обезумевшая мать пробивается к Кудоярову. Профессор занят - готовится к операции. Но к малышке подходит. Приподнимает ей веко. И: усмехается: "У вас прекрасная, здоровая дочь". Потом долго костерит врачей: "Разве можно такое говорить кормящей матери!" А когда приятель из оперного театра посетовал на то, что дочь заставляют носить очки, Кудояров пригласил девушку к себе: "Читать без очков можешь?" И, получив утвердительный ответ, заметил: "Вот и читай. А близорукость сама пройдёт. С возрастом". Остаётся лишь добавить, что та девочка давно на пенсии, а очки так и не носит - нет необходимости.
Многим вернул зрение уфимский офтальмолог. А вот сам на старости лет почти ослеп. Уже за восемьдесят ему было, когда он решил написать воспоминания о своей жизни. Почти не надеясь на глаза, крупными буквами, иногда налезающими друг на друга, писал он о том, как родители брали его, пятилетнего, с собой в поле, о голоде 1912 года, о весёлом сабантуе в родном селе. О том, что в Аблаево был всего один пьяница, и мулла на проповедях постоянно вспоминал его. И ещё много о чём писал бывший мальчик в лаптях, ставший благодаря своему таланту и настойчивости основателем целой научной школы.

Журнал "Уфа" // Анатолий ЧЕРКАЛИХИН,Рашида КРАСНОВА



Комментариев: 0

Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook