ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Уфа - теперь с Уставом
2005-й стал для нашей столицы поистине годом перемен. Состоялась первая сессия Совета Городского округа город Уфа Республики Башкортостан I созыва. По...

Дворцовая интрига
Подведение итогов конкурса "Столичный дворец культуры - 2005" началось с интриги. После долгих споров статуэтку победителя было решено... оставить в а...

Предприятия, на старт!
Главой администрации столицы подписано постановление об организации конкурса на звание "Лучшее промышленное предприятие Уфы". До 10 апреля предприятия...

Наша Фарида Кудашева
85-й день рождения отметила в декабре популярная татарская и башкирская певица Фарида Кудашева. "Каждая песня Кудашевой стала поистине народной. Сдела...

Ветер удачи
Студентка Уфимской государственной академии искусств имени Загира Исмагилова Лилия Халикова признана лучшей на IV Открытом республиканском конкурсе во...

Жить стало веселее
23 декабря во Дворце культуры "Юбилейный" состоялась финальная игра Республиканской суперлиги КВН. В игре приняли участие пять команд - победители пол...

Тепло дома твоего
Управление образования администрации Уфы провело во Дворце детского творчества имени В.М.Комарова городскую родительскую конференцию "Тепло дома твоег...

Тет-а-тет: кисть и саксофон
В ДК "Юбилейный" состоялось выступление знаменитого саксофониста Алексея Козлова и его группы "Арсенал". Во втором отделении концерта прозвучали компо...

Единороссы в Белорецке...
В Белорецке по инициативе актива Башкортостанского регионального отделения партии "Единая Россия во главе с лидером, депутатом Госдумы Мансуром Аюповы...

...и в Сибае
В рамках Дней "Единой России" в столице Башкирского Зауралья - городе Сибае - прошел Деловой форум "Развитие социально ориентированного бизнеса в Башк...

Самая ответственная профессия
В конце декабря энергетики отмечали свой профессиональный праздник. В этот день высокое признание заслуг получили передовые работники "Теплоцентрали",...

Попутчикам дешевле
В Уфе появились счастливые попутчики. Эти люди перестали ездить на работу в душных маршрутках. Они пользуются услугами бесплатного такси. Уфимские поп...

Даёшь чистоту!
Новый способ борьбы с теми, кто мусорит, придумали в Демском районе. В местном парке на деревьях развесили поучительные таблички. Смысл высказываний п...

Отчёт "гаскаровцев"
В Уфе прошли выступления Государственного академического ансамбля народного танца имени Файзи Гаскарова. Артисты представили уфимцам новую программу "...

"Ядкару" - 25
В Башкирской государственной филармонии состоялся концерт, посвященный 25-летию фольклорно-эстрадной группы "Ядкар". Юбилей творческой деятельности ко...

Пончики от Хануки
25 декабря уфимские евреи, равно как и евреи всего мира, встретили наступление Хануки. Праздник чуда, радости и света приходит с появлением темноты, о...

"Вьюговей" - при любой погоде
Новогодний фестиваль "Вьюговей-2006", начавшийся в конце декабря, будет проходить в ледовых городках Уфы до 16 января. В рамках этого праздника состоя...

Триптих памяти
Известная художница Башкортостана Лейсан Рахматуллина заняла второе место на конкурсе "Осенняя выставка акваживописи" в Москве. Смотр акварелистов Рос...

Памяти Гафури
В Уфе состоялась Российская научно-практическая конференция "Взаимопонимание культур и проблемы национальной идентичности", приуроченная к 125-летию М...

Башкирам всего мира
Академия наук Республики Башкортостан станет разработчиком государственной программы "Башкиры Российской Федерации". Она выиграла конкурс, проведенный...

Этноконференция
В Уфе состоялась межрегиональная научно-практическая конференция "Межнациональные отношения в полиэтническом регионе: проблемы и пути их решения". Она...

Чемпионы в смокингах
"Бал чемпионов" больше походил на закрытие олимпийских игр. Поздравления сменялись выступлениями певцов и танцоров. Гимнастки шелестя лентами выстраив...




     №1 (50)
     Январь 2006 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Шум ветра в тростнике


"Каждый народ убежден,
что его собственные обычаи
и образ жизни некоторым образом наилучшие".
Геродот

Первая экспедиция

В 1959-м она поехала в Уфу на разведку, рассчитывая через год поступить в аспирантуру. Рекомендацию в Стерлитамакском пединституте почему-то написали на имя знаменитого лингвиста Джалиля Киекбаева. Профессор назначил ей встречу в университете. На маленьком, звонком трамвайчике она проехала по улице Ленина до кольца. Времени было достаточно, и она отправилась пешком на Фрунзе, мимо сквера Сталина, где еще стоял памятник вождю, и оперного театра, дальше по Пушкинской аллее. Шум и многолюдье не пугали её. Два года назад она, отличница и комсомолка, побывала в самой Москве, на Всемирном фестивале молодёжи и студентов, была участницей грандиозного представления в Лужниках. Ярких впечатлений было столько, что не спалось ночами, как перед госэкзаменами, которые она только что по-снайперски отстреляла. Фануза чувствовала лёгкую усталость, но встречные не замечали этого, они видели перед собой лишь миниатюрную, смуглую девушку в модной юбке "колоколом" и туфельках 35-го размера. Да уж, она не выглядела по-деревенски здоровой и краснощёкой. Хотя сельский воздух и окрасил слегка её щёчки нежным румянцем. Аитбай-агай и Минисара-апай холили и лелеяли единственную дочь, не позволяли заниматься тяжёлой работой, хотя Фануза всегда старалась по мере сил помогать стареющим родителям.
На улице Карла Маркса девушка подошла к красивому старинному особняку. Её внимание привлекла вывеска "Президиум Башкирского филиала Академии наук СССР". Само слово - Академия - вызывало лёгкий озноб, звучало как имя далёкой, недосягаемой планеты.
Киекбаева она разыскала на кафедре языкознания. Тот, с удивлением оглядев её с ног до головы, решил уточнить: "Ты ведь из Мурадыма?". Внимательно выслушав, вздохнул: "Опоздала ты, у меня уже мест нет. Приезжай на будущий год. Правда, слышал я, Кирею Мэргэну нужна женщина. Попытай счастья". Почему известному учёному и писателю, заведующему сектором фольклора Института истории, языка и литературы понадобилась именно женщина, она узнала чуть позже. В тот же день Кирей Мэргэн ("в миру" Ахняф Нуреевич Киреев) сказал: "Мы вас возьмём". Фануза растерялась, стала что-то лепетать о Мурадымовской школе, гражданском долге и своем очень недолгом директорстве. Ахняф Нуреевич самолично, чуть ли не за руку, отвёл  в Минпрос и быстро уладил все  дела. Так что из Старо-Мурадымова Фануза уезжала с лёгким сердцем - никого не обманула, не предала. Все знают: она едет учиться, школа же остается в надёжных руках.
Год занятий пролетел быстро, и летом 1960-го с группой аспирантов во главе с Ахняфом Нуреевичем она очутилась в Оренбургской области в составе фольклорной экспедиции. Тот июнь запомнился ей на всю жизнь. За месяц объехали тридцать деревень, собрали богатейший материал, познакомились с уникальными людьми - информаторами, сумевшими сохранить в своей памяти множество легенд, песен и преданий, передаваемых из поколения в поколение, от бабушек внукам, из уст в уста. Как выяснила для себя Фануза, быть собирателем нелегко. Нужно разговорить человека, прежде чем он согласится выложить перед тобой свои сокровища. Каждый раз, перед тем как отправиться к какой-нибудь старушке, девушка волновалась: "А вдруг она все-таки не захочет ничего рассказывать?". Ахняф Нуреевич подбадривал: "Как раз тебе она все расскажет, ведь собирателям-женщинам доверяют больше". Так вот почему в прошлом году её сразу приняли, а не потому, что она такая способная! Фануза хотела было обидеться на своего научного руководителя, но раздумала. Ведь это он открыл перед ней такие возможности для самоутверждения! По сути, изменил её судьбу.
В экспедициях Кирей Мэргэн облачался в длиннополый штормовой плащ, перекидывал через грудь планшетку, очки в элегантной оправе довершали образ. Выглядел как-то по-западному. Ребята по-доброму посмеивались: "Шеф у нас - как пленный немецкий офицер, волею судеб занесенный в оренбургские степи". Действительно, и внешность, и манеры у него были европейские. И этот высокообразованный, галантный, уже немолодой человек, в прошлом фронтовик, военный корреспондент "Комсомольской правды", научил Фанузу любить эту работу, не оставлять без внимания любую мелочь, незначительную фразу, необычные на слух слова.
Однажды "чужеземный" лоск мгновенно слетел с него вместе со скинутым брезентовым плащом, когда он увидел в каком-то доме крохотную тальяночку, которую хозяева решили показать учёным из Уфы. Ахняф Нуреевич кинулся к ней, бережно взял в руки и принялся с дотошностью разглядывать реликвию. Кто-то решил опробовать инструмент и заиграл "Салимэкэй", по праву считающуюся образцом лирической народной песни. Она о любви башкирской девушки, тонким бровям которой завидует даже лунный полумесяц, а прекрасные волосы её перебирает ветер, и нигде в мире больше нет такой красавицы.
Сама Фануза в те годы пела песни, которые слышала с детства в Мурадыме - "Караван-сарай" и "Ерян-кашка". Поднаторев на поприще фольклористики, поездив по аулам, она  с годами значительно расширила свой репертуар. Голос у нее великолепный. Я слышала её на каких-то академических юбилеях. Её пение захватывало учёных мужей настолько, что большое, шумное застолье надолго затихало, словно все остальное после песни Фанузы уже не представляло никакой ценности. Вообще, Институт истории, языка и литературы всегда славился голосистыми докторами и кандидатами наук. Превосходно пела известный языковед, доктор филологических наук Сария Миржанова. Однажды Фанузе довелось услышать в её исполнении "Гильмиязу" - историю девушки, похищенной и увезённой на чужбину. Сложить такую песню о раздирающей душу тоске по родине могла лишь сама Гильмияза - по преданию, она была сэсэном.

Пророчество Габдуллы

Вернувшись в Уфу, члены экспедиции принялись за обработку материалов. Час ученичества продолжался. Вечером собирались на прослушивание записей у Ахняфа Нуреевича в знаменитом доме на Октябрьской Революции, 9, в котором жили композиторы, артисты, учёные, писатели и музыканты. Фанузу и других аспирантов всегда ждал вкусный, сытный ужин, приготовленный приветливой Магафирой Гибадулловной. Кирей Мэргэн обожал жену. Она с пониманием относилась к этим посиделкам с молодёжью, которые иногда длились до утра. Приходил частенько композитор Хусаин Ахметов, лучший ценитель песенного фольклора. Он мог рассказать историю любой народной песни. Обсуждали, спорили, пели. Как-то среди ночи на пороге появился живший по соседству с Киреевыми Назар Наджми. "Ну, разве тут уснешь, когда звучат такие песни!" - с улыбкой промолвил поэт и просидел с ними до рассвета.
Материалы экспедиции уместились в два огромных тома. И так после каждой поездки. Потом все они легли в основу свода "Башкирское народное творчество".
В 1961-м пришла телеграмма от Минисары-апай. Умер 80-летний отец. Пока добиралась до Старо-Мурадымова, плача, перебирала в памяти всё, связанное с родителями и родным аулом. Трудная была жизнь у матери и отца. У каждого была первая семья, дети. Овдовели, поженились. Из 12 детей Аитбая и Минисары, которая дважды рожала близнецов, выжила только Фануза. Она родилась тёмной февральской ночью 1936-го. И потому, по словам Фанузы, её цвет - чёрный. Когда рождался чёрный ягнёнок, отец говорил: "Это Фанузе", если вылупливался чёрный гусенок (чёрной башкиры называют тёмно-серую птицу), тоже: "Фанузе". Они дали себе зарок: до тех пор, пока дочери не исполнится десять, каждый год в день её рождения - 7 февраля - преподносить бедному и праведному человеку хаер (милостыню) в виде чёрной овцы. Есть предание "Кара-кусюк тауы - гора Чёрного Щенка". У одного богатого башкира каждый год рождались и умирали дети. Однажды родился у него черноволосый сын, и он решил назвать его дурным именем - Кара-кусюк, чтобы отвлечь от него злых духов…
Пророчества начались на следующий день после её появления на свет. Минисара сказала: "Иди, Аитбай, приведи уважаемого человека. Муллу в Мурадыме сейчас днём с огнём не сыщешь. Позови директора школы товарища Арсланова. Ведь надо посоветоваться насчёт имени для нашей дочери. Нужно дать ей такое имя, чтобы она не умерла, как остальные наши дети". Привёл Аитбай директора школы. Тот спрашивает: "Как вы хотите назвать?" - "Киньябике (то есть "последняя")". Арсланов возмутился: "Зачем такой красавице старушечье имя? Вон, какой у нее лоб большой. Учёная будет. Назовите-ка  вы её Фанузой (по словарю башкирских имён - "светило").
С тех пор чуть что - Аитбай-агай бегом за Арслановым. Стоит только захворать Фанузе, услышит она, как мать посылает отца за директором, температура тут же спадает. Чудеса. Когда Фануза пошла в школу, Арсланов вышел на пенсию и переехал в Толбазы, но об успехах "крестницы" был наслышан. Училась Фануза блестяще - как-никак "светило"! А стремление к учёбе заложили мать с отцом.
Фануза купалась в родительской любви и была счастлива в Старо-Мурадымове. Этот аул, что в Аургазинском районе, основали, по некоторым предположениям, в шестнадцатом веке башкиры племени Мин, о которых упомянул в своей "Истории Оренбургской" Пётр Иванович Рычков. В середине
18 века русский учёный встретился со  старшиной минских башкир Муллакаевым, который пересказал ему содержание рукописи, принадлежавшей минцам и сгоревшей во время восстания 1734 года. В ней описывалась территория нынешней Уфы времен правления ногайских ханов. Само существование рукописи свидетельствует о том, что минские башкиры были людьми грамотными и "продвинутыми". По преданию, именно они в числе первых отправились к Белому царю просить российского подданства. Иван Грозный облагодетельствовал их - обложив ясаком, сохранил вотчинные права. Так образовалась обширная Минская область, состоявшая из 12 родовых подразделений. Об этом пишет в своей работе "Древние предания у башкирцев Чубиминской волости" наш земляк, краевед первой половины 19 века Василий Степанович Юматов. Там же он объясняет название - Мин. При ногайцах предки минцев поставляли на войну 1000 сайдаков, то есть вооруженных людей. "Мен" по-башкирски - тысяча.
В древности при знакомстве башкиры спрашивали друг у друга: "Какое Ваше дерево? Какая Ваша птица?" Предки Фанузы отвечали: "Вяз. Беркут". Они были меркет-минцами. "Меркет" - беркут.
По шежэре, первыми поселенцами Старо-Мурадымова были Мурадым Саитмамбетов и его младшие братья Исмагил и Киньякай. Тогда здесь были непроходимые леса, каменистые горы. Жили они сначала в пещерах. Одна называлась Дунгурдаук (Гулкая). Бросишь камень - гулом отдается. Пещеры Кулсура и Еркупер напоминали внутри жилой дом. В них во время вражеских набегов прятались меркет-минцы. История Старо-Мурадымова вошла в сборник "Предания и легенды" многотомника "Башкирское народное творчество" на русском языке.
Минисара в последние годы особенно часто напоминала Фанузе об её корнях: "Ты выросла под сенью вяза и крылом беркута, и они всегда защитят тебя от жизненных невзгод, избавят от одиночества".
Спустя восемь месяцев ей снова пришлось отправиться в Мурадым. Мама умерла. В который раз Фануза подивилась её интуиции. Минисара чувствовала приближение конца, поэтому пыталась как-то предостеречь её от грядущего сиротства.
В Уфе, среди чужих, пусть даже добрых и отзывчивых людей, в академическом общежитии горе переживалось сильнее. Хотелось уехать куда-нибудь далеко-далеко. Поэтому, схватив "горящую" путёвку, она поехала в Карпаты, где и свела её судьба с будущим мужем.

По следам духовных сокровищ

После года пылкой переписки молодой человек из Мурманска Михаил Васильевич Созинов приехал навестить любимую девушку и остался в Уфе навсегда. Ещё через год родилась первая дочь Ирина. Прямо в роддоме Фануза узнала, что ей дали двухкомнатную квартиру на Блюхера. Это был неожиданный подарок. Академия позаботилась о ней. Все остальные бытовые проблемы, а они были у большинства советских людей - вечная нехватка того, другого, третьего, очереди за продуктами - казались преодолимыми. Особенно с таким мужем, как Михаил. Единственное, мало времени оставалось на диссертацию. В институте занималась плановой работой. Но она выбрала для себя главное на ближайшие годы - дочь. Пока Ирина не подрастёт и не окрепнет, сказала она себе и Михаилу, о защите не может быть и речи. Тему она выбрала еще в аспирантуре. Сидели они как-то с Киреевым в его кабинете, заходит писатель Шакир Насыров, известный "прикольщик" (в свое время работал в журнале "Хэнэк", писал фельетоны и юмористические рассказы). Услышав, что Кирей Мэргэн предлагает Фанузе тему "Свадебный плач невесты", Насыров укоризненно взглянул на друга: "Ты это серьёзно? Разве можно ребенку давать такую печальную тему?". Остановились на "Афористических жанрах башкирского фольклора". В 1971-м состоялась защита. Позже под редакцией Кирея Мэргэна вышла её монография "Слово народное" на эту же тему.  "Именно переводя пословицы и поговорки, я понял смысл расхожего выражения "Думаю одно, делаю другое, подразумеваю третье". Как это соответствовало данному жанру! - писал в одной из статей Газим Шафиков, неоднократно работавший с Надршиной в качестве переводчика. - Попробуй сказать на другом языке то, что по смыслу заложено в оригинале. Идти по пути калькирования - значило бы сотворить нелепость, пародию. Осознал я это с помощью Фанузы Аитбаевны, которая поняла хитрую суть и пленительное коварство жанра… Она сама великолепно владеет и башкирским, и русским. В Стерлитамакском педучилище и затем в пединституте она училась на русском отделении".
Действительно, ей очень пригодились знания, которыми с ней щедро делились стерлитамакские преподаватели, особенно в педучилище, где был очень сильный коллектив. Замечательными были уроки литературы Зори Моисеевны Минц. Великолепные учителя были и в Мурадымовской школе: башкирский язык вел Амерхан Исхакович Кильдин, историю - Акбике Ибрагимовна Ильясова, русский язык - Александра Петровна Шишко, математику - Бике Хусаиновна Мурзабаева.
В 1986-м вышла в свет её новая монография "Память народная" - о жанрах башкирской несказочной прозы. Потом появились подготовленные ею академические издания. Особенно высоко были оценены тома, вошедшие в свод "Башкирское народное творчество" на башкирском языке: "Загадки", "Пословицы и поговорки", "Предания и легенды".
В 1985-м в книжных магазинах появилась её книга "Башкирские предания и легенды" на русском языке. Она шла нарасхват. В мгновение ока разошлось сувенирное издание "Золотой ларец". В 80-х фольклористы республики приступили к изданию двенадцатитомника "Башкирское народное творчество" на русском языке. Фануза Аитбаевна вошла в редколлегию. Два тома из этой серии "Предания и легенды" и "Пословицы, поговорки, приметы, загадки" - плод её усилий. В моей семье именно второй том, с преданиями и легендами, зачитан до дыр. Одни космогонические легенды чего стоят! Например, пятна на Луне - это будто бы вечно гоняющийся за косулями волк, но он их никогда не настигнет, потому что еще на Земле один мудрый старик связал косуль спинами друг к другу, чтобы они могли скакать по очереди. Удивительны топонимические предания. Оказывается, название косогора Турат (Гнедой конь) в Хайбуллинском районе произошло оттого, что там похоронен мифический крылатый конь Тулпар. В этот же том вошли предания о Крестьянской войне 1773-1775 годов, о Салавате Юлаеве. По словам Фанузы Аитбаевны, они исторически достоверны и большей частью подтверждаются архивными  документами.
Надршина считается знатоком народной песни. До сих пор многие помнят её авторскую передачу "История песен - история народа", которую показывали по Башкирскому телевидению в 1984-1990 годах. Если бы тогда существовало понятие рейтинга, эта программа могла бы устойчиво занимать самую верхнюю строчку. Даже специалисты удивлялись познаниям Надршиной. Например, они не предполагали, что песня "Урал" может иметь столько вариантов, а "Журавлиная песнь" и "Воронёнок" так тесно связаны с древнейшими верованиями и обычаями. Они только ахали, когда Надршина приводила тексты затерянных шедевров, считавшихся окончательно утраченными. Откуда всё это? Конечно, из экспедиций. Она старалась не пропустить ни одной ежегодной поездки по Башкирии или по Оренбургской, Курганской, Челябинской и Свердловской областям. Всюду незабываемые встречи с сэсэнами и кураистами.
В 1984-м группа учёных из ИИЯЛ приехала в Баймакский район. Остановились в Темясово. Фануза Аитбаевна решила добраться до 2-го Иткулово, ей давно хотелось познакомиться с известным кураистом Каримом Дияровым. К ней присоединилась Розалия Султангареева. Вдвоем они разыскали дом, но кураиста не оказалось дома - поехал зубы лечить. Решили дождаться. Вернулся Карим-агай поздно вечером. Всю ночь записывали его песни и даже руководство "Как строить юрту". Играть на курае он не мог из-за зуба. Рано  утром женщины проснулись при звуках курая. "А как же зуб?" - всполошились гостьи. Фарзана, жена Диярова, раскрыла "страшную" тайну. Оказывается, Карим-агай спозаранку каким-то образом спилил ту часть зуба, которая мешала играть. Ну, не мог он допустить, чтобы они уехали несолоно хлебавши. По сценарию Надршиной телевизионщики сняли киноочерк о Диярове.
В начале 90-х она приступила к работе над документальным двухсерийным фильмом "По следам духовных сокровищ". Три года не вылезала из Кыпсак-Аскарово Альшеевского района, большого старинного села, раскинувшегося в живописнейших местах, на берегу Дёмы. По преданию, ему не меньше пятисот лет. Конечно, здесь было что собирать фольклористу, и в будущем фильме могли быть представлены все жанры. В первый же приезд женщина по имени Минзиган Гайсина спела песню. Мелодия красивая, правда, слова самые обыкновенные. А она вдруг говорит: "Извини, туганым (дорогая), запамятовала я, ведь у этой мелодии есть свои собственные слова. Вспомню - спою. Да и название вылетело из головы!". Фануза Аитбаевна первый вариант в Уфе напела Назифе Кадыровой, и та даже выступила с ним на каких-то концертах. Только через три года Минзиган-апай вспомнила, что песня называется "Кыпсак-тархан" (тархан - представитель высшего сословия у башкир) и посвящена она человеку, основавшему деревню. И ещё она восстановила в памяти два куплета.

Звенящий журавль

"За неделю до съёмок собрала всех своих певуний (называть их информаторами язык не поворачивается) в клубе, провела репетицию, - рассказывает Фануза Аитбаевна. - Возвращаюсь в назначенное время из Уфы со съёмочной группой. Как и договаривались, в самом красивом доме аула, у Валимы, накрыт стол для чая: мёд, варенье, пироги, баурсак. Все женщины нарядные, в ярких одеждах, улыбающиеся. Объявляю "прогон". Всё шло как по маслу. Одна спела баит о пропавшем на войне сыне, другая - озон-кюй, её сменила исполнительница мунажатов и так далее. Гляжу на них, моих красавиц, и чуть не плачу. Сколько они пережили всего за свою жизнь - раскулачивание, репрессии, войну, унесшую жизни их мужей, сыновей и братьев, а потом послевоенную разруху. Тем не менее, сумели сохранить умение радоваться жизни и свои любимые песни. Говорю оператору Фанису Валееву: "Мы готовы". А он: "Всё, Фануза Аитбаевна, дубля не нужно, отснято. Всё просто великолепно".
Фильм удался, его хвалили. По её собственному признанию, она настолько сроднилась с жителями Кыпсак-Аскарово, что порой казалось, будто она всю жизнь здесь прожила.
В 1995-м ко Всемирному курултаю башкир вышел сборник Фанузы Надршиной "Песни моего народа" - на башкирском, русском, английском языках. С тех пор это её фирменный знак. В 1997-м издательство "Китап" выпустило книгу "Башкирские народные песни и песни-предания" - снова на трёх языках, к тому же неутомимая  Надршина к каждой песне "прицепила" один куплет на латинице. Опять же трехязычными вышли в свет "Башкирские народные предания и легенды" и эпос "Урал-батыр". Сейчас готовится к выпуску такой же двухтомник "Салават Юлаев в башкирском фольклоре".
Всего в послужном списке главного научного сотрудника ИИЯЛ УНЦ РАН, заслуженного деятеля науки РБ, лауреата Государственной премии РБ им. Салавата Юлаева (звания она была удостоена в числе других своих коллег за свод "Башкирское народное творчество"), доктора филологических наук Фанузы Надршиной свыше 200 научных трудов, из них 20 книг. Так маленькая девушка из Старо-Мурадымова оправдала свое имя, став светилом науки.  "В науке ведь как - если не работаешь, дальше не идёшь. Я всегда дорожила тем, что работаю в Академии наук. Это было для меня самым главным, - говорит Фануза Аитбаевна. - Никогда не гонялась за степенями и званиями. Уже сама работа делает меня счастливой".
Дочь Ирина тоже пошла в науку, она кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Института биохимии и генетики. Младшая, Элла, только что закончила аспирантуру, специалист по английскому языку. Старшая внучка Индира учится в медуниверситете. Есть еще маленькая - школьница Инна.
В 1994 году Надршина приняла участие в Международном симпозиуме "Центральная Азия. Каспий" в Эдинбурге в Великобритании. Прежде чем приступить к докладу, предложила послушать одну из древнейших на земле песен и включила магнитофонную запись. Впервые за четыреста лет существования Эдинбургского университета, старые стены внимали гимну башкирского народа "Урал". Она рассказала его историю, потом перешла к преданию о журавлях, к кураю. Кураем заинтересовались, подходили, расспрашивали. Жаль, время выступления было регламентировано, иначе можно было бы рассказать, как однажды в экспедиции в Давлекановском районе, очутившись на горе, с которой было хорошо видно Асылыкуль, она вдруг услышала тихие звуки курая. Оглянулась - никого, кроме попутчиков. Потом увидела невдалеке заросли курая. Подошла ближе: тростинки стояли сухие и твёрдые, словно стеклянные. День был ветреный, вот они и заиграли сами по себе.  "То был не человеческий голос, не рожок, не гусли, а что-то похожее на шум ветра в тростнике, если бы тростник мог звенеть, как стекло или струны", - так написал о курае Алексей Константинович Толстой. Красиво и как-то по-японски.
К предстоящему юбилею поэт Ирек Киньябулатов посвятил ей стихотворение, сравнив её со "звенящей журавушкой". Он просто знает, что любимая легенда Надршиной - "Журавлиная песнь", о которой упоминал в своих записках еще в начале X века арабский путешественник ибн-Фадлан. Более ста лет назад русский этнограф и фольклорист Сергей Гаврилович Рыбаков записал один из вариантов этой легенды: "Когда-то особенные журавли ходили по горам, некоторые из них играли голосом, а другие плясали… Башкиры говорили ещё, что народ не любит слушать эту песню, потому что где упомянутые журавли играли эту песню, там была война и засуха".
Сэсэн Гульнур Мамлеева из аула Кускарово Абзелиловского района рассказала Фанузе Аитбаевне о том, что в старину в юго-восточной Башкирии существовал ритуальный танец "Сынрау торна" ("Звенящий журавль", или "Журавлиная песнь"). Как правило, мужчины исполняли его при виде какой-либо угрозы или опасности. По словам Мамлеевой, танец возродился во время Великой Отечественной войны. Вернувшиеся с фронта односельчане говорили, что они исполняли его перед боями. И ведь действительно помогало! Но в мирное время лучше не тревожить дух этих птиц.

Журнал "Уфа" // Рашида Краснова








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг