ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Лидеры столицы
Раз в год промышленная карта Уфы концентрируется в одном месте - на традиционной выставке "Уфапромэкспо". В юбилейном пятом экспофоруме приняли участи...

Цветы памяти
В уфимском парке Победы 23 февраля минутой молчания почтили память погибших воинов. Ветераны, военнослужащие Уфимского гарнизона, родственники солдат ...

Дружеская встреча
Партнерские связи Башкортостана и Московской области в последние 10 лет строились в соответствии с Соглашением о торгово-экономическом, научно-техниче...

Салям, Астана!
В Астане прошли Дни промышленности Республики Башкортостан. Столица Казахстана встречала официальную делегацию нашей республики специализированной про...

Время сельчан
3 марта завершилась одна из крупнейших выставок года - Международная специализированная выставка "Агрокомплекс-2006". В ней приняли участие около 150 ...

Что пожнем?
Состояние озимых, многолетних и плодово-ягодных культур сегодня вызывает серьезную озабоченность российских специалистов сельского хозяйства. Коснулас...

Что ни год, то два миллиона
До 15 марта будут окончательно сформированы и найдут отражение в правительственном постановлении параметры реализации национального проекта "Доступное...

Чувствуйте себя как дома
В Октябрьском районе Уфы открылся дневной стационар - филиал 21-ой больницы. Здесь расположено пять общих палат и две палаты-люкс. Также к услугам пац...

Бизнесмены за партой
С 13 по 24 марта Уфимская биржа труда и Уфимский городской фонд развития и поддержки малого предпринимательства проводят курсы по основам предпринимат...

Мальчик, покоривший мир
В Уфе открылась выставка картин 13-летнего художника Ростислава Рудакова под названием "Линии мира". Работы мальчика-гения хранятся в частных коллекци...

Подарок классной маме
32000 учителей республики уже получили вознаграждение за выполнение функций классного руководителя. Это стало одним из этапов реализации приоритетного...

Гоша-гитарист
247 юных музыкантов из разных регионов России и зарубежья в течение пяти дней состязались в мастерстве игры на гитаре. В их числе на третьем междунаро...

Антигона надела джинсы
В учебном театре Уфимской государственной академии искусств состоялась премьера спектакля "Антигона". Знаменитое произведение французского драматурга ...

Сестры встретились в Москве
Союз женщин России отмечает свое 15-летие. Этой дате был посвящен пленум в Москве, собравший руководителей 76 региональных отделений Союза. Эта общест...

Увековеченная рубка
В Уфе открылся памятник морякам-подводникам. Он получил название "Славянка" и представляет собой капитанскую рубку военного подводного корабля. Мемори...

И умники, и умницы
Вопрос: "Какой актер пожаловался жене: "Волк перегрыз всю мою жизнь"? Время пошло". Быстрые секунды наперегонки побежали к гонгу, а высокие лбы знаток...

Счастливый билет
Многочисленные милицейские кордоны еле сдерживали поток желающих прорваться на концерт, посвященный Дню защитника отечества, в Городском доме культуры...

Кто кого перепел?
Более 50 молодых артистов приняли участие в Международном фестивале "Дуслык моно" в Нефтекамске. Это конкурсанты из 19 районов и городов Башкортостана...

Рыцари слова
В Уфе проходит второй открытый республиканский поэтический конкурс "Слово". Главная его цель - помочь не только молодым одаренным поэтам, но и професс...

Путин в башкирском кино?
Из тысячи претендентов всего лишь 12 уфимских студентов были допущены к курсам актерского мастерства, организованным киностудией "ВистаВижн" перед нач...




     №3 (52)
     Март 2006 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Бархатники - лапотники


Похищение девушки

В 1907-м Ильдерхан Кудашев вернулся после царской службы в родной Буздяк. Семья жила бедно, земли - всего ничего. Пошёл ямщиком на почту. Пять лет мотался и в жару, и в стужу из Буздяка в Уфу и обратно. Путь неблизкий, уставал Ильдерхан изрядно, но молодость и то, что татары называют "дэрт", то есть страстность натуры, взяли своё. Успел он заприметить на соседней улице юную голубоглазую красавицу Фатыму. Да и она в него влюбилась без памяти. Только оба знали, что не отдадут её родители за бедняка. И вот как-то на рассвете вышла Фатыма за околицу, тут на паре почтовых лошадей подкатил Ильдерхан, подхватил любимую, усадил рядом и помчался с ветерком в Уфу. Говорили, не обошлось в этом деле без участия брата Ильдерхана, Калимуллы. В городе похититель невесты снял комнату у каких-то знакомых и, оставив Фатыму на попечении добрых людей, вернулся домой, а в Буздяке плач стоит: у Мамлеевых дочь пропала!  Ильдерхан почти сразу признался в содеянном: жалко было смотреть на будущих родственников.  Но Фатыму привёз только через полгода, уже беременную. В 1913-м на свет появился Хусаин - плод этой романтической истории, потом и другие дети пошли. Чуть позже Ильдерхан с семьёй перебрался в Уфу, устроился опять же на почту. Остаётся добавить, что Калимулла женился на родной сестре Фатымы - Кариме.
Детство Хусаина прошло в небольшом доме на улице Гончарной, сохранившейся до наших дней, недалеко от Кресто-Воздвиженской церкви.
Сюда с железной дороги изредка долетали паровозные гудки, зовущие в другую, неведомую жизнь. Наработавшись, Фатыма любила посидеть на крыльце, на солнышке. Прохожим предлагала присесть, отдохнуть, а некоторым усталым путникам и перекусить, сама же внимательно выслушивала их бесхитростные рассказы, давала советы. Фатыма была не только мудрой, но и бесстрашной женщиной. В 1919-м прятала на Гончарной двух красноармейцев. Делала она это, по её собственным словам, не из идейных соображений, а ради того, чтобы не было кровопролития. "Мне без разницы, белые они или красные, - говорила Фатыма мужу и детям, - лишь бы живы остались".
Хусаину надолго запомнились те дни, проведённые рядом с матерью на тихой улице, которую во второй половине девятнадцатого века основали уфимские горшечники. К тому времени, как здесь поселились Кудашевы, яблоневые сады и кусты сирени во дворах буйно разрослись, потомки, утратив интерес к дедовскому и отцовскому ремеслу, не приносящему никакого дохода, большей частью служили на железной дороге. Взять, к примеру, соседа, помощника машиниста. Хусаин, затаив дыхание, смотрел, как тот уходит на работу: бушлат и штаны блестят от мазута, словно они сшиты из специального блестящего материала, в одной руке - железнодорожный, можно сказать, волшебный фонарь, в другой - деревянный сундучок с обедом. Да и еда там самая вкусная на свете. Наверняка ароматный ржаной хлеб, ломтики розового малороссийского сала, пупырчатый огурчик с грядки, яйца вкрутую...
Когда Хусаин подрос, сосед отвёз его в фабрично-заводское училище при паровозоремонтном заводе, где готовили помощников машинистов. Учёба давалась легко. Отвечая урок, Хусаин любил громко и чётко выговаривать слова, причём с пафосом. Учителя улыбались: "Ну ты артист…". Комсомольская ячейка решила рекомендовать его в самодеятельный башкирский театр рабочей молодёжи (БашТРАМ). Днём Хусаин продолжал ходить на занятия в ФЗУ, вечером отправлялся учиться на артиста.
В 1934 году новоиспечённый помощник машиниста отправился в свой самостоятельный рейс "Уфа-Кропачево". Но, как оказалось, этим первым рейсом и закончилась железнодорожная карьера Хусаина Кудашева. Едва успел он вернуться домой, как прибежали из ТРАМа: "Собирайся, сегодня на просмотр придёт сам Магадеев". После спектакля Макарим Магадеев, легендарный режиссёр Башкирского театра драмы, пригласил его работать к себе. Таким было начало творческого пути одного из корифеев башкирской сцены Хусаина Кудашева.
Как радовалась Фатыма за своего "князя"! Князьями она называла и мужа, и всех своих четверых сыновей. Не ради красного словца, а потому что так было на самом деле. И если кто-то смел сомневаться, она тут же вытаскивала из заветного сундучка, инкрустированного перламутровыми ромбиками, нужную бумагу: "Читайте". В 1933-м Ильдерхану для получения паспорта понадобилась метрическая справка, которую ему выдали в Центральном Духовном управлении мусульман Внутренней России и Сибири: "Дана сия справка в том, что, как видно из архивной метрической книги №11 за 1883 год, ведённой по 1-й мечети дер. Буздяковой Богадинской вол. Белебеевского уезда Уфимской губ., в отделе о родившихся в статье №15 7 октября 1883 года значится записанным "Ильдерхан" от родителей отца князя Асфандияра Мухамедшевича Кудашева и матери Бадрижямал..."
Когда Хусаин уходил в театр, мать говорила: "Наш султан во дворце". В её голосе звучало высочайшее уважение к кому-то или чему-то, может быть, к Магадееву, а, может к искусству, которым так был одержим её сын. В любом случае, она была права.

Молодые сердца

В один из летних дней 1932 года на скамеечке возле Дома крестьянина на улице Карла Маркса можно было увидеть хорошенькую, светловолосую девушку. Мест в гостинице не было, но администратор обещала устроить её на ночлег: "Не бойся, на улице не останешься". Шестнадцатилетняя Фарида только что приехала издалека, из Малояза, на какой-то нефтеналивной цистерне, её лёгкие, пушистые волосы пропахли бензином, а голубые глаза покраснели от дорожной пыли. Но она горела желанием учиться. Только вот где? Можно было бы поступить в медицинский техникум, там учились две её подруги, и туда советовал пойти главный врач сельской больницы Фауст Никифорович Миронов, которому нравилась эта расторопная ученица провизора. Фарида Камалетдинова родилась в бедной крестьянской семье. Отец, Мирсаяп, погиб в Гражданскую. Мать, Шакира, по давно существовавшей традиции вышла замуж за одного из братьев Мирсаяпа. Жить от этого стало не легче. В детстве Фарида за краюху хлеба и миску кислого молока нянчила детей у тех, кто был позажиточнее. И всё-таки она окончила четыре класса в Малоязе, а потом поступила в школу колхозной молодёжи в Лаклах, окончив которую, устроилась на работу в аптеку.
Переночевав в Доме крестьянина, Фарида отправилась в общежитие медтехникума, где ей разрешили немного пожить. Подруги, Минникамал и Минниямал, занимались в ТРАМе и все уши прожужжали ей о спектаклях и репетициях, о талантливом парне по имени Хусаин, который представлялся ей сказочно красивым и добрым. Сама Фарида замечательно пела и плясала, но, конечно, так, как это делали в Малоязе. Под влиянием всех этих разговоров она решила поступить на театральное отделение Башкирского техникума искусств. На экзаменах она показала все, на что была способна, и её приняли. Это было в конце августа. Сияющая от радости Фарида решила устроить себе маленький праздник. Завернув на базар, купила здоровенный, мясистый помидор и тут же съела. "Экзотический фрукт" она попробовала впервые в жизни, и он показался ей необыкновенно вкусным даже без соли.
После первого курса ей выдали платье, бельё и ботинки. Последние, правда, оказались на три размера больше, чем надо. Она пыталась их обменять в Гостинном дворе (именно так, на старинный лад, через два "н" писалось название), но тщетно. Так и пришлось донашивать до дыр, надевая под них толстые чулки и носки. Такова была "мода" тех голодных лет, и она не портила девушкам настроения и не убавляла комсомольского задора и энтузиазма.
Фарида подружилась с однокурсницей Рагидой Янбулатовой. Впоследствии Янбулатова  стала красой и гордостью башкирского театрального искусства, поэтом и переводчиком. Уже в юности она обнаруживала задатки необыкновенно гармоничной, творческой личности. К её мнению прислушивались и начинающие, и маститые артисты. Уфимцы, кто постарше, до сих пор помнят её пленительный - страстный и нежный - голос, десятки лет звучавший то со сцены, то по радио. Также она стала автором слов популярнейшей песни об Уфе, музыку к которой написал Хусаин Ахметов, а первым исполнителем  был Салих Хуснияров.
Рагида часто бывала в ТРАМе, играла в спектаклях, участвовала в их обсуждениях. Наутро, перед занятиями, встретившись с подругой (Фарида жила в общежитии, а Рагида у родственников), лукаво улыбаясь, говорила: "Тебе привет от одного хорошего человека". Фарида почему-то не ходила в ТРАМ, но догадывалась, что речь идёт о Хусаине Кудашеве, с которым Рагида была знакома давно, а в 1932-м они вместе ездили в Москву на фестиваль самодеятельных театров со спектаклем "Молодые сердца". В свою очередь, Хусаин и в шутку, и всерьёз ворчал на Рагиду за её пустые обещания познакомить с красивой девушкой Фаридой. В конце концов все привыкли к игре, затеянной Янбулатовой. Прощаясь с ней, Хусаин обычно передавал привет "прекрасной незнакомке", Фарида же весело напутствовала Рагиду, торопившуюся в ТРАМ: "Салям, сама знаешь кому".
Но встретились и познакомились они совершенно случайно и только спустя некоторое время "идентифицировали" друг друга. Едва успели пожениться в 1938-м, как Хусаин уехал учиться в Московскую консерваторию, на вокальное отделение - у него оказался превосходный баритон. Через год с грудным Рифкатом на руках туда же приехала поступать Фарида, не желающая отставать от мужа. Экзамены принимала профессор Мария Барсова, сестра знаменитой русской певицы, которой понравились вокальные данные молодой женщины из Башкирии. К сожалению, учиться Фарида не смогла: неокрепший малыш начал часто болеть. В консерватории сказали, чтобы она приехала через год, но к этому сроку, в 1940-м, родилась Флорида. Фариде пришлось поставить крест на учёбе.

Король в Дамаске

Оперная карьера Хусаина, окончившего консерваторию перед самой войной, была недолгой, хотя и яркой: спел Эскамильо в "Кармен", Сулеймана в "Аршин мал алан", Вагапа в "Карлугасе", Ахмета в "Хакмаре" и другие партии. Для всех был полной неожиданностью его резкий переход из оперного в драматический театр. Поползли слухи, что он потерял голос. Но на самом деле Хусаин пал жертвой небрежности и бестактности работников администрации театра. Долгое время он упрашивал их обновить ему костюм Эскамильо, в котором он действительно выглядел "бомжевато" по сравнению с другими персонажами спектакля. В конце концов ему выдали испанский плащ со множеством шнурков и заклёпок. Когда Кудашев, выйдя на сцену, решил перед своей арией как бы небрежно закинуть его на плечо, сложные завязки так затянули и сковали ему шею и грудь, что он не мог даже пошевелиться, а уж петь и подавно. Поднатужившись, он с силой разорвал дурацкую шнуровку и успел всё-таки закончить выступление. После спектакля он не знал - то ли ему плакать, то ли смеяться. Стыдно было прежде всего перед публикой. Раздосадованный и обиженный прежде всего на самого себя, он написал заявление об уходе.
Вся его дальнейшая жизнь была связана с БАТД, где он сыграл более 200 ролей. Классический репертуар ему давался легко, ведь многие свои роли он видел в Москве в исполнении лучших мастеров: Ильинского, Царёва, Пирогова. Был лично знаком с Любовью Орловой. К слову, в "Волге-Волге" он сыграл эпизодическую роль парня из хора. Позже снялся во "Всаднике на золотом коне".
Апогеем творчества стал образ короля Ягафара в драме Нажиба Асанбаева "Красный паша". В ноябре 1986 года Башдрамтеатр с двумя спектаклями - "Похищение девушки" и "Красный паша" - выехал на гастроли в Дамаск. После сыгранного на "бис" "Красного паши" Хусаина Ильдерхановича узнавали на улицах сирийской столицы. Журналистка популярной газеты, взявшая у него интервью, назвала Кудашева "султаном". Как в воду глядела Фатыма полвека назад! В этот день, 13 ноября, возбуждённый вниманием к своей персоне Хусаин Ильдерханович отправился в театр, где потрудился за рабочего сцены (людей из Уфы взяли считанное количество) и посмотрел "Похищение девушки", вернулся в отель, включил телевизор и … умер. Это был третий инфаркт. Нажиб Асанбаев, деливший с ним номер, сделал всё, что мог для его спасения. Увы. Народный артист РСФСР Хусаин Кудашев ушёл из жизни на гребне успеха, как и подобает настоящему королю театра. Его привезли в Уфу в цинковом гробу и похоронили на Старом мусульманском кладбище.
Фарида всю жизнь открыто восхищалась талантом мужа. Да и сама прожила интересную актёрскую жизнь, сыграв на сцене БАТД добрую сотню ролей. Она не боялась соперничать с примами - с той же Бикбулатовой или Янбулатовой. Играя с ними в очередь одну и ту же роль, не повторялась, не копировала, а привносила в образ краски из собственной палитры. "Иметь своё лицо" повелось у неё с самого начала, с 1940 года, когда театр начал подготовку "Отелло" для московского фестиваля, проведение которого было назначено на сентябрь 1941-го. Три Дездемоны - Бикбулатова, Янбулатова и Камалетдинова - были юны, очаровательны и в то же время разнились по характеру. Самой кокетливой и ребячливой была героиня Камалетдиновой. Но не удалось показать спектакль, война разрушила все планы...
После Гончарной большая семья Кудашевых - Ильдерхан, Фатыма, их сыновья, снохи и внуки жили на Гоголя, около тюрьмы. В 1944-м Хусаин и Фарида с Рифкатом, Флоридой и младшей Гульназ перебрались в одноэтажный деревянный дом на углу Аксакова и Пушкина, где одну из комнат занимала родная сестра Фатымы Маймуна Дулатова (Мамлеева) с дочерью Гайшой. Там освободилась довольно большая комната. Дом был старый, когда-то очень крепкий. Ветхая лестница вела на чердак. Весной подвал затапливало чуть ли не доверху, и там плавали ужасные усатые крысы. Парадный вход был со стороны улицы Пушкина, им пользовались лишь изредка - все ходили через калитку с Аксакова. В двух соседних комнатах жила Мария Мартирьевна, или, как называли её дети, тётя Муся - двоюродная сестра знаменитого физика-ядерщика Игоря Васильевича Курчатова. Она была единственной дочерью Мартирия Алексеевича Курчатова (родного брата Василия Алексеевича, отца учёного) и дворянки Анисьи Ивановны Поповой. До революции властная красавица Анисья Ивановна была владелицей этого самого дома. Ей приналежал и соседний двухэтажный дом на Аксакова, снесённый в 1973 году. (Скорее всего, здесь была целая усадьба Поповых-Курчатовых). Предположительно, в нём мог жить до войны и раньше Василий Алексеевич. Но совершенно точно, что в этом доме останавливался во время своих неоднократных приездов в Уфу Игорь Васильевич.
Известно, что в 80-е годы 19 века братья Курчатовы, приехавшие из своего родового гнезда - Сима, окончили Уфимское землемерное училище. В своё время Мартирий Алексеевич был заметной фигурой в Уфе. В 1911-м, а также в 1913-1916 годах был гласным городской думы, занимался реорганизацией медико-санитарного дела. В начале 20-х один знакомый предупредил, что на него заводится дело. Мартирий Алексеевич немедленно сжёг все бумаги, которые, на его взгляд, могли бы скомпрометировать его перед новой властью. И позже его не тронули, но теперь уже, вероятно, благодаря известности племянника. Впрочем, действия и поступки сильных мира сего часто необъяснимы и непредсказуемы, любой авторитет им нипочём. Вполне возможно, что Мартирию Алексеевичу просто повезло.

Хасан и Маруся

Кудашевы не застали Анисью Ивановну, она умерла в 1941-м. Мария Мартирьевна жила с отцом и сыном Олегом. Её первым мужем был Николай Еварестов, сын настоятеля Воскресенского кафедрального собора протоиерея, священномученика Евграфа Васильевича Еварестова. Муся и Николай считались прекрасной парой, поженились рано, оба были невероятно талантливы. Муся превосходно играла на фортепиано, рисовала, вышивала. У Николая обнаружился чудесный тенор, как говорили позже, "нисколько не хуже, чем у Козловского". Он ушёл с третьего курса Казанского медицинского института, чтобы профессионально заняться пением, а спустя некоторое время был принят в Большой, где блистательно спел ряд партий, в том числе в новаторской опере Сергея Прокофьева "Любовь к трём апельсинам". В 30-х солист главного театра страны Николай Еварестов (по некоторым данным, сценический псевдоним - Эварестов) был арестован по ложному доносу. Ему дали десять лет лагерей. Срок отбывал на Соловках. После освобождения жил в Москве, работал настройщиком музыкальных инструментов, пел в церкви. Часто бывал в Уфе. Умер в возрасте 92 лет.
С Мусей Николай расстался на заре своей певческой карьеры. По словам родственницы, Зои Ивановны Поповой, Муся преданно любила родителей и не могла их оставить.
Олег унаследовал от отца (да и от матери тоже) музыкальный талант и абсолютный слух. Как запомнил маленький Рифкат Кудашев, Олег - ему тогда было лет восемнадцать - часто играл на пианино, звуки музыки разносились по всему дому и поднимали настроение у его обитателей, уставших от войны. Тётя Муся - стройная, сероглазая, седоватая дама, в ушах у неё серёжки с кораллами, она всё время чем-то занята: то готовит, то стирает, то шьёт или мастерит кукол на заказ. Она со своим вторым мужем Шандором Иосифовичем Корой недавно вернулась из Толбазов, куда они были сосланы. Дядя Шандор, венгр по национальности, был военнопленным Первой мировой войны, после революции остался в России. Врач-эпидемиолог, он сначала работал в Республиканской ветеринарной бактериологической лаборатории, затем в Институте им. Мечникова и НИИ глазных болезней. Шандор Кора был страстным охотником и старался привить своё увлечение Олегу. Рифкат не раз видел у него фанерный ящик, обитый тёмной тканью, со стреляными гильзами.
Самыми любимыми соседями у Кудашевых были Акинфий Иванович Попов и его прелестная дочь Маруся. И у него, и у неё был одинаково тёплый, лучистый взгляд. Марусины серые глаза казались ещё больше из-за длинных, пушистых ресниц. Акинфий Иванович часто делал подарки младшим Кудашевым: то принесёт толстый альбом с рисунками, то старинные рождественские и пасхальные открытки, то детское ружьё, стреляющее горохом, то разноцветные шарики. Он был похож на доброго волшебника из сказки. Неутомимый труженик, он без устали возделывал сад возле дома, (точнее, то, что от него осталось), где росли громадные ивы, торн, рябина, липа, сирень и бузина. Тут же был разбит огород, устроен деревянный парник, накрытый мелкой сеткой, а на унавоженных грядках то тут, то там зеленели ядрёные огурчики. Акинфий Иванович, чувствовалось, давно привык на этом месте возиться с землёй - прожил в этом доме чуть ли не всю жизнь, он приходился родным братом бывшей хозяйке - Анисье Ивановне.
В одной из самых маленьких комнат, в центре которой стояла печка-буржуйка, жила эвакуированная киевлянка Мира Борисовна Бронштейн, заведующая библиотекой Украинской Академии наук. При эвакуации ей было поручено сопровождать научную библиотеку. Она поехала в Уфу с первым эшелоном. Второй, в котором ехали её дети, муж и родители, захватили фашисты. Всю семью закопали заживо. Об этом уже подросшим Рифкату и Флориде рассказала Фарида Мирсаяповна.
В 1946-м вернулся с Тихоокеанского флота дядя Хасан, сын Маймуны. Первым делом он угостил всех американской тушёнкой. Рифкату подарил морской ремень, флотские погоны и ленточку от бескозырки. Хасан Дулатов был весёлым, любил розыгрыши. Например, стучал в дверь и представлялся контролёром. Тогда было принято у электриков-контролёров приходить на дом и врасплох заставать жильцов, ворующих электроэнергию. Дядя Хасан решил таким образом напугать своих родственников. Он был очень симпатичный: светлоглазый, чернобровый крепыш. Понравились они с Марусей Поповой друг другу, но со свадьбой тянули целых 9 лет.

Окончание следует








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг