ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Елки готовы, городки на подходе
В столице республики установлены новогодние ели и начинается строительство ледовых городков на площадях города. На Советской площади разместилась зеле...

"Вьюговей-2007"
В декабре в Уфе стартует традиционный фестиваль "Вьюговей-2007". В его рамках состоятся "Новогодние потешки" - конкурс театрализованных праздничных пр...

Дави на газ!
В Башкортостане этой зимой пройдет чемпионат мира по мотогонкам на льду, считающимся едва ли не национальным достоянием республики. В настоящее время ...

Медали для мам
Медали "Материнская слава" женщинам, родившим и воспитавшим пять и более детей, вручил в канун Дня матери Президент Башкортостана Муртаза Рахимов. Гер...

Самый читающий
На выставке "Пресса-2007" Башкортостану присвоили звание самого просвещенного региона России. Наша республика - лидер среди субъектов России по числу ...

Будут подарки
Общественный фонд развития города при поддержке Администрации столицы провел традиционную акцию "Письмо Деду Морозу".
Девчонки и мальчишки писали ...


Полезная СРеДа
II фестиваль социальной рекламы "Городская СРеДа", прошедший в Уфе, порадовал возросшим уровнем исполнения проектов, качеством и количеством работ.<...

Квартира участковому
В ноябре были подведены итоги седьмого городского конкурса "Лучший участковый года". Призы и на этот раз были нешуточные: за третье место - 25 тысяч р...

Премировали за учебу
В Уфе состоялась церемония вручения премий главы администрации ГО город Уфа в области науки и техники. Претендентов на премию выбирали на протяжении в...

А что в тарелке?
В столовых школ Уфы проходит городской смотр-конкурс "На лучшую организацию питания учащихся общеобразовательных школ в 2006-2007 учебном году".
П...


Рубль в копилку
В Москве, в пресс-центре ИТАР-ТАСС, состоялась пресс-конференция, на которой были оглашены победители V Всероссийского конкурса экономического развити...

Удостоен ордена
В Башкирском государственном театре оперы и балета прошло торжественное собрание, посвященное празднованию 165-летия Сбербанка России.
По традиции...


С днём рождения, театр
Государственный академический русский драматический театр Башкортостана отметил 145-летие в большом кругу друзей.
- Этот театр будет отмечать не о...


Акмулле посвящается
14 декабря исполняется 175 лет со дня рождения поэта-гуманиста и просветителя Мифтахетдина Акмуллы.
Откроет праздничную программу
14 декабря ...


Пишите письма
С 1 декабря нынешнего года изменились тарифы на универсальные услуги связи (пересылка карточек, писем, бандеролей), предоставляемые ФГУП "Почта России...

A PROPOS (между прочим),
145 лет назад, в 1861 году, "усердием" жены тогдашнего губернатора Софьи Аксаковой в саду на улице Садовой открылось первое в Уфе здание постоянного т...

Куница подросла
19 ноября во Дворце культуры химиков состоялся финал I открытого конкурса эстрадной песни "Белая куница". Имя фестиваля уже знакомо уфимцам - в прошло...




     №12 (61)
     декабрь 2006 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Золотой песок


Все, что говорил Калинович на лекциях, притягивало Яшу как магнитом. Шел 17-й год Советской власти. Профессура была старая - часть ее придерживалась монархических настроений, другие просто не разделяли взглядов новой власти. Калинович был особенным. Поражала его способность увязывать свои научные взгляды с повседневной жизнью, от студентов он требовал лаконичности и последовательности во всем. Вот один из его советов: "Никогда не спешите, а научитесь работать так быстро, как этого требуют обстоятельства. Вы как будущий филолог должны понимать, что понятия "скорость" и "быстрота" - не только слова. Эти категории являются частью мироздания. Все процессы в мире происходят по определенным законам мироздания с постепенным извечным темпом движения, в строгой последовательности, в строгом чередовании всех событий во времени и пространстве, не меняющихся никогда".
Большое внимание Михаил Яковлевич уделял кружку по общему языкознанию, где каждому нужно было письменно разбирать какое-либо художественное произведение. В 1932-м на литературном небосклоне засияло имя Леонида Леонова. Яша выбрал две его книги - "Соть" и "Скутаревский". Анализ занял около двух месяцев работы. Получилась целая общая тетрадь. Когда Калинович читал, то и дело высказывал замечания. Яша уже почти расстроился, но вдруг слышит: "У вас очень хорошо написаны страницы о ландшафтах… Написано, я бы сказал, профессионально, откуда у вас такое знание ландшафтов? Вы что, все это списали?" - "Нет, Михаил Яковлевич, я окончил садово-огородную профшколу". - "О, отчего же вы никогда не рассказывали? Это очень интересно… Декоративное садоводство - это великое достижение культуры".
Действительно, Гельблу учился в профшколе при Уманьском сельскохозяйственном политехникуме в поместье генерала Потоцкого, принимавшего участие в восстании Костюшко, после чего все его имения отошли к казне. Яша получил агрономическое и искусствоведческое образование. Хотел всюду разводить сады общего пользования. Сегодня эта профессия называется "ландшафтный дизайнер". К слову, Умань издавна славится дендрарием "Софиевка" - памятником садово-паркового искусства XVIII-XIX веков.
На втором курсе эти интереснейшие занятия прекратились. Столицу из Харькова перевели в Киев, а многие учебные заведения переехали в Харьков. УИЛО превратился в Харьковский институт иностранных языков. Калинович приезжал читать спецкурсы. Институт Яша окончил в 1936-м, но за два года до этого произошло событие, сыгравшее важную роль в его судьбе.
В 1934 году был убит австрийский федеральный канцлер Дольфус. Его сторонники получили приют в Харькове, где их обеспечили жильем и работой, выделили здание под клуб. Понадобились переводчики. В институте набрали группу, в которую попал и Яша. В этой работе он показал себя с лучшей стороны. Может быть, поэтому его распределили в престижное место - Одесский немецкий педагогический институт, в нем учились только дети немцев, живших в колониях на территории Одессы и близлежащих областей. Вначале он вел занятия на рабфаке, через полгода получил часы в самом институте, а чуть позже Яков Гельблу стал аспирантом этого вуза. Украинские власти по каким-то политическим соображениям превратили Немецкий институт в обычный педагогический иностранных языков. Тогда он добился перевода в аспирантуру Киевского университета. Там отправился к Калиновичу проситься к нему на кафедру. Места не оказалось, пришлось идти к другому профессору. Перед самой войной Гельблу получил справку (по совету того же Калиновича) об окончании аспирантуры без защиты диссертации. Она здорово пригодилась потом, когда выяснилось, что университетские архивы утрачены, и для того, чтобы восстановиться, требовались показания свидетелей. Учитель, как всегда, оказался прав.

После нападения гитлеровской Германии на Польшу аспирантов призвали в армию. Яша попал в войска связи. Его и других ребят готовили к особой работе. Восточные районы Польши вошли в состав СССР. Проводились так называемые специальные мероприятия, к участию в них в качестве переводчиков привлекались молодые специалисты вроде Гельблу. Он уже был в звании лейтенанта, на немецком говорил свободно (впоследствии освоил семь диалектов), а со времен Ладыжина неплохо изъяснялся на идиш, польском и украинском. Таких полиглотов должны были ценить высоко, особенно в 1939-м, когда с запада пошли - из огня да в полымя - вереницы депортированных поляков, западных украинцев, белорусов и молдаван. Яша, как и другие его товарищи, стал невольным свидетелем процесса советизации со всеми присущими ему перегибами. Как пишет Александр Солженицын, "потекли оттуда потоки "социальной профилактики" - в северную ссылку, в среднеазиатскую…"
На финской Гельблу служил переводчиком, в Великую Отечественную воевал в частях НКВД, тоже числился переводчиком. Но Мирра, попавшая в эвакуацию в Среднюю Азию, и Рахиль с Ефимом, нашедшие временное пристанище в Челябинской области, были уверены, что их Яша выполняет еще какие-то серьезные поручения командования. Иначе как еще можно было объяснить отсутствие писем до полугода? Просто так, без особой на то причины, не стал бы молчать - для этого он был слишком аккуратным и ответственным, да и после гибели отца, не успевшего выехать с оккупированной территории (ему было поручено вывезти имущество предприятия), Яша чувствовал себя главой семьи и беспокоился об ее благополучии. А его награды - медаль "За боевые заслуги", орден Красной Звезды и два ордена Отечественной войны I степени - позволяют думать, что Гельблу был не простым толмачом. По словам сестры, он не любил распространяться о войне и каких-то своих заслугах. Им пришлось пережить потерю Ефима. После военной школы младший брат ждал отправки на фронт. Вероятно, у него было какое-то недоброе предчувствие. Яша получил от него письмо, в котором была фраза, пронзившая душу: "Больше мы с тобой не увидимся". И канул он в вечность.
До 1947-го Яша находился в Восточной Германии. Рахиль и Мирра ждали его в Киеве. Жилья не было. В 1951-м Мирра окончила техникум связи, получила направление в Уфу, на РВ-1 - радиостанцию имени Коминтерна, которая по-прежнему считалась самой мощной в Европе. Отсюда, с правого берега Уфимки, начиная с 1941-го, разносились по объятым войной землям волнующие позывные: "Говорит Москва!" На некоторое время Тужиловка стала центром вселенской связи. Сама студия находилась на пятом этаже Уфимского главпочтамта, там сидели дикторы, вещавшие на 18 языках мира. После войны радиостанция продолжала наращивать мощность. К концу 60-х она была полностью начинена новой аппаратурой.
В 1952-м семья воссоединилась. Рахиль, Яков и Мирра по-своему были счастливы в девятиметровой комнате дома барачного типа возле радиостанции. Яков с трудом добился увольнения с военной службы. Уже давно он мечтал о преподавательской работе и занятиях наукой. Его взяли старшим преподавателем в пединститут им. Тимирязева. Со временем он возглавил там кафедру немецкого языка, а в 1957-м, когда институт был преобразован в Башгосуниверситет, его назначили деканом факультета иностранных языков. Защитил диссертацию, ему присвоили звание заслуженного учителя Башкирии. Сказать, что он воспитал для республики несколько поколений высококлассных учителей немецкого - это значит ничего не сказать. По словам одной из его учениц - ныне заведующей кафедрой иностранных языков естественных факультетов БГУ Ренаты Ивановны Виноградовой, Гельблу готовил учеников, подобных себе, - любящих учить и учиться, и делал это превосходно. Это, несомненно, была школа Калиновича. Особое значение придавал он начальному периоду обучения языку, который больше связан с усидчивостью и способностью запоминать. Об этом ему еще говорил Калинович, остававшийся его "нравственным руководителем всю жизнь". Стоило Якову Иосифовичу увидеть, что студент выкладывается и проявляет любовь к языку, он тут же начинал ему помогать, направлять. "Он руководил моей дипломной работой (в то время она была сродни диссертации), способствовал поступлению в аспирантуру Московского института имени Мориса Тореза, - рассказывает Рената Ивановна. - Потом помог поехать на стажировку в Германию. И так он относился ко всем своим студентам, если они отличались усердием и целеустремленностью. Был очень требовательным, а к лодырям - беспощадным".

Сегодня почти во всех вузах Уфы (и не только) заведующими кафедр немецкого языка трудятся ученики Гельблу. Калинович был бы доволен им. Думаю, Яков Иосифович мысленно часто к нему обращался. Написал о нем воспоминания - искренние и обстоятельные. Единственное, о чем сожалел, - о своих погибших архивах, о пропавших в войну семейных фотографиях и коллекции марок, которые начал собирать еще в детстве. В связи с этим филателистическая тема была для него закрыта долгие годы. Но однажды, читая книгу о бывшем министре иностранных дел Советского Союза Литвинове, наткнулся на любопытный факт. Во время войны Литвинова назначили послом в США. Зная о том, что Рузвельт - страстный филателист, в советском правительстве приготовили ему в подарок альбом с марками, который Литвинов должен был вручить президенту при своей аккредитации. Одна марка в кляссере особенно обрадовала Рузвельта - он тут же предложил Литвинову обращаться к нему по имени, что аналогично русскому "ты". Марка 1935 года из серии "Спасение челюскинцев" с изображением летчика Леваневского, на первый взгляд, была обыкновенной. Но только наметанный глаз опытного собирателя мог узреть ее истинную прелесть, что крылась в изъянах: во-первых, на ней красными буквами была сделана надпечатка, во-вторых, в названии "Сан-Франциско" буква "Ф" была строчной, а в-третьих, она вообще была напечатана "вверх ногами". Дело в том, что таким "бракованным" маркам цены нет. По легенде, ее выбрал для презента сам Сталин, а изъяли марку у известного московского коллекционера, между прочим, бывшего жителя Уфы.
Эта история заставила его вернуться к любимому увлечению. Правда, теперь он собирал конверты. Весной нынешнего года, незадолго до своей кончины, он подарил свою коллекцию, насчитывающую более семи тысяч почтовых конвертов, музею связи ОАО "Башинформсвязь", где его давно считали своим внештатным сотрудником. Немало идей вложил он в появление художественных маркированных конвертов с иллюстрациями на башкирские темы.
Была еще одна сторона его жизни, и, быть может, самая главная. В конце 40-х он решил перечитать работу Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства". Одну и ту же книгу можно читать по-разному. Гельблу нашел в ней то, что хотел, - сведения о неком ученом, написавшем о языке кечуа и обнаружившем в нем немецкое слово "марка". Через несколько лет, уже будучи опытным германистом, столкнулся с еще одним таким совпадением. Тогда и решил пуститься в дальние странствия.

Впервые он возник передо мной в начале октября 1992 года. В редакции готовили страницу, посвященную дню открытия Америки: первая экспедиция Колумба высадилась на Сан-Сальвадоре 12 октября 1492 года. Шутка ли - 500 лет! И вот приходит человек… Нет, скорее приземляется - легкий, воздушный, улыбчивый, своим парением над реальностью напоминающий шагаловских героев, - и начинает говорить, что "открытия" Америки, собственно, и не было. Во-первых, наукой доказано, что с этим континентом европейцы имели контакты задолго до Колумба; во-вторых, жители Старого света увидели страну, во многих регионах которой процветала высокая культура. Что же это было - встреча двух миров или уничтожение индейских цивилизаций? Или создание нового мира с самобытной культурой? Эти вопросы вызвали дискуссию на межгосударственном уровне. В итоге мировое сообщество решило не праздновать 500-летие, а обойтись международными конференциями под девизом "Встреча двух миров". Тогда Яков Иосифович подготовил первую брошюру с результатами своих исследований, посвященных истории доколумбовых цивилизаций и происхождению инков.
Империю инков населяли десятки племен. Наиболее крупными были кечуа и аймара. Язык кечуа был общегосударственным, но, по свидетельству Гарсиласо де ла Вега, автора книги "Подлинные комментарии инков", вышедшей в 1609 году в Лиссабоне, еще раньше инки пользовались своей "особой" лексикой, у них был "собственный язык, на котором они говорили между собой: ибо его не понимали остальные индейцы и им не было дозволено изучать его, поскольку он был божественным языком…" Во второй половине XIX века немецкие ученые Миддендорф и фон Чуди специально занимались "особым" языком инков, но подтвердить Вегу не смогли. Фон Чуди посчитал, что если такой язык и был, то он полностью растворился в кечуа. В XX веке пришли к выводу: достоверных свидетельств об этом древнем языке не обнаружено. Конечно, можно было еще попытаться в языке кечуа найти следы неведомого словаря. Так и поступил Гельблу. Игра стоила свеч. Ведь в случае удачи можно было надеяться на получение ответа еще на один не менее спорный вопрос - кто такие были инки?
Для лингво-исторического анализа он выбрал слова, наиболее важные, на его взгляд, для общественной жизни империи инков, те, что укоренились в языке кечуа: наименование самой династии - "инка", название человека как существа мыслящего, - "руна", мужчины - "кари", святыни - "вака", сельской общины - "марка". Оказалось, все эти слова немецкого происхождения, и в кечуа они вошли безо всяких нарушений основных фонетических законов того времени. Получалось, что инки - представители некоего германского племени, каким-то образом попавшие на американский континент примерно в X или XI веке, если не раньше.
Разумеется, Гельблу предвидел критику и нарекания в свой адрес и заявления о том, что его гипотеза - всего-навсего ряд случайных совпадений. Нападок он ожидал прежде всего от изоляционистов, убежденных, что омывающие Америку два океана совершенно изолировали Новый свет от Старого до 1492 года. Их противники, диффузионисты, верят в единую для всех цивилизаций колыбель и предлагают различные гипотезы доколумбовых плаваний в Америку.
"Наука располагает точными данными, что в течение веков к европейскому побережью Атлантики прибивало течением всякого рода плавательные средства с неведомыми людьми, - рассуждал Яков Иосифович. - Никто не исключает, что и в обратном направлении Атлантику могла пересечь группа людей - целенаправленно или случайно. Большинство ученых считают, что могло быть два пути: северное экваториальное течение, которое могло донести европейцев до Вест-Индских островов, и южное экваториальное - вдоль берегов Северной Бразилии. Мне самому близка вторая версия: группа людей, говорившая на одном из германских диалектов, обогнула Северную Бразилию и дошла до устья Амазонки. Только так можно было добраться до Андского нагорья и приблизиться к озеру Титикака".

Когда мы увиделись в 1997-м, ему было уже 86, он выпустил еще несколько брошюр под общим названием "Инки: лингво-исторический анализ". В общей сложности он расшифровал около двухсот индоевропейских корней и несколько мифов о первых инках. Если вначале он писал, что язык инков - один из немецких диалектов, то теперь стал более конкретным: "Особый" язык существовал - это нижненемецкий диалект саксов со словарными вкраплениями других индоевропейских языков". Казалось бы, на этом можно было бы остановиться. Но вдруг выясняется, что некоторые дешифрованные им лексемы не укладываются в индоевропейские нормы. Оказывается, в кечуа есть пласт неиндоевропейской лексики. Это заставило его расширить и углубить поиски.
В сентябре 2000-го он прислал новую книжечку с разгаданными словами, как всегда сопроводив ее письмом: "Я вышел, так сказать, на "финишную прямую". Сумел доказать, что через лексические заимствования можно определить влияние одной культуры на другую. В частности, исчезнувшая в Средние века великая тюркская культура повлияла на становление германской (немецкой) культуры. Как пример - анализ слова "туом". Зафиксированное в языке нижнеленских племен полторы тысячи лет назад, принесенное гуннами в Европу, оно легло в основу многих юридических терминов средневековой Германии и заняло такое важное место в словообразовательном процессе, что превратилось в один из самых активных суффиксов. Или тюркское слово "кун" (род), лежащее в основе лексемы "кунинг", современное "кэнинг" - король и так далее.
Германские диалекты заимствовали из древнетюркского языка слова, которых им не хватало для обозначения новых понятий, принесенных с собой тюрками. Этим также подтверждается постулат Льва Гумилева, что "социальная организация кочевых племен была выше, чем у оседлых сообществ".
"Финишная прямая" длилась почти шесть лет. Свои путешествия он перенес с берегов Амазонки в Евразию. Вслед за Гумилевым, считавшим, что образование тюркской державы "стало в какой-то мере переломным моментом в истории человечества, потому что до сих пор средиземноморская и дальневосточная культуры были разобщены, хотя и знали о существовании друг друга"; вдогонку за Туром Хейердалом, доказавшим вклад викингов в освоение восточного побережья Америки и утверждавшим, что маршрут через пролив Дейвиса - это реальный путь из Европы в Северную Америку, который не раз совершали потомки какого-то восточного племени, оказавшегося в Скандинавии. Ну и, конечно, не мог не увлечь его современный российский ученый-географ Мурад Аджи.
Ох уж этот Аджи! Его книги о древних тюрках проглатываются публикой с не меньшей жадностью, чем романы Зюскинда и Коэльо. Его удивительная способность легко и непринужденно перемещаться по кипчакской Великой степи ввергли в тревогу и смятение строгую академическую науку. Ведь что он говорит: "Язык кипчаков… был родным для сербов и хорватов, для болгар, украинцев, казаков, венгров и чехов". Далеко не весь перечень народов, когда-то говоривших на тюркском языке. Есть чему ужасаться и возмущаться. Всю жизнь нас учили одному, а тут такое… В лучшем случае об этом возмутителе исторического спокойствия могут сказать так, как выразился один уважаемый ученый-лингвист: "Аджи не специалист в области языкознания, поэтому бояться ему нечего, мы же по рукам и ногам связаны догмами".
Гельблу писал в одной своей статье: "С появлением работ Мурада Аджи и Абрара Каримуллина диффузионисты приобрели стройную систему доказательств того, что до Колумба в Америку попали представители германизированных тюркских племен". Он и сам внес лепту в эту систему - раскодировал целый ряд тюркизмов из лексики германских племен.

У этой гипотезы много противников. Было бы странно, если бы было иначе. Ломоносов предупреждал кого-то: "Не торопитесь порицать гипотезы". "Можно не соглашаться, спорить, - говорит доцент кафедры иностранных языков естественных факультетов БГУ Николай Егорович Шонин, тоже ученик Гельблу, - но никто не может отрицать методологической ценности исследований Якова Иосифовича, его умения работать с языковым материалом".
Язык он сравнивал с золотым песком, где каждое слово - крупица полновесного золота. "Язык могуч своей цепкой памятью о прошлом, своей неповторимой лаконичностью и точностью, своим постоянством и жестокой правдивостью…"
Обо всем этом он размышлял, странствуя по древним мирам и перебирая золотой песок времени, не выходя из своей квартиры в "хрущевке" на проспекте Октября, окруженный любимыми книгами и заботой сестры Мирры.
У него была возможность совершить настоящее путешествие на родину инков - лет пять назад пришло приглашение из немецкого колледжа в Эквадоре.
"Я бы с радостью полетел, - сказал он, - да крылья уже не те".

Рашида Краснова



Комментариев: 1

2009-06-22 11:29:45 Эдуард Гельблу (E-mail: ed_m_coll@yahoo.com)
Очень интересная статья, да еще об однофамильце.



Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг