ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Елки готовы, городки на подходе
В столице республики установлены новогодние ели и начинается строительство ледовых городков на площадях города. На Советской площади разместилась зеле...

"Вьюговей-2007"
В декабре в Уфе стартует традиционный фестиваль "Вьюговей-2007". В его рамках состоятся "Новогодние потешки" - конкурс театрализованных праздничных пр...

Дави на газ!
В Башкортостане этой зимой пройдет чемпионат мира по мотогонкам на льду, считающимся едва ли не национальным достоянием республики. В настоящее время ...

Медали для мам
Медали "Материнская слава" женщинам, родившим и воспитавшим пять и более детей, вручил в канун Дня матери Президент Башкортостана Муртаза Рахимов. Гер...

Самый читающий
На выставке "Пресса-2007" Башкортостану присвоили звание самого просвещенного региона России. Наша республика - лидер среди субъектов России по числу ...

Будут подарки
Общественный фонд развития города при поддержке Администрации столицы провел традиционную акцию "Письмо Деду Морозу".
Девчонки и мальчишки писали ...


Полезная СРеДа
II фестиваль социальной рекламы "Городская СРеДа", прошедший в Уфе, порадовал возросшим уровнем исполнения проектов, качеством и количеством работ.<...

Квартира участковому
В ноябре были подведены итоги седьмого городского конкурса "Лучший участковый года". Призы и на этот раз были нешуточные: за третье место - 25 тысяч р...

Премировали за учебу
В Уфе состоялась церемония вручения премий главы администрации ГО город Уфа в области науки и техники. Претендентов на премию выбирали на протяжении в...

А что в тарелке?
В столовых школ Уфы проходит городской смотр-конкурс "На лучшую организацию питания учащихся общеобразовательных школ в 2006-2007 учебном году".
П...


Рубль в копилку
В Москве, в пресс-центре ИТАР-ТАСС, состоялась пресс-конференция, на которой были оглашены победители V Всероссийского конкурса экономического развити...

Удостоен ордена
В Башкирском государственном театре оперы и балета прошло торжественное собрание, посвященное празднованию 165-летия Сбербанка России.
По традиции...


С днём рождения, театр
Государственный академический русский драматический театр Башкортостана отметил 145-летие в большом кругу друзей.
- Этот театр будет отмечать не о...


Акмулле посвящается
14 декабря исполняется 175 лет со дня рождения поэта-гуманиста и просветителя Мифтахетдина Акмуллы.
Откроет праздничную программу
14 декабря ...


Пишите письма
С 1 декабря нынешнего года изменились тарифы на универсальные услуги связи (пересылка карточек, писем, бандеролей), предоставляемые ФГУП "Почта России...

A PROPOS (между прочим),
145 лет назад, в 1861 году, "усердием" жены тогдашнего губернатора Софьи Аксаковой в саду на улице Садовой открылось первое в Уфе здание постоянного т...

Куница подросла
19 ноября во Дворце культуры химиков состоялся финал I открытого конкурса эстрадной песни "Белая куница". Имя фестиваля уже знакомо уфимцам - в прошло...




     №12 (61)
     декабрь 2006 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Прекрасная Прасковья


Два с половиной месяца братья Корины жили у Алексея Максимовича Горького в Сорренто. Здесь П.Д.Корин написал с него портрет.
М.В.Нестеров радовался путешествию и работе братьев Кориных за границей. Он всегда был в курсе их дел, изредка от обоих получал письма, отвечал на них, главное, к нему приходили Прасковья Тихоновна и Татьяна Александровна - невеста, впоследствии жена Александра Дмитриевича, и рассказывали о делах братьев, показывали полученные от них рисунки, фотографии и открытки. Когда Прасковья Тихоновна показала Михаилу Васильевичу письмо Павла Дмитриевича от 24 февраля, в котором последний сообщил ей об удачном завершении начального этапа работы над портретом Горького, то, как вспоминала Прасковья Тихоновна, Нестеров был очень доволен и радовался вместе с ней. Он сказал: "Их путешествием, их успехами я живу". Тогда же Михаил Васильевич подарил ей свой этюд - рука держит букет цветов. Подпись на этюде гласила: "Другу моего друга - Паше Кориной. Нестеров".
В феврале 1934 года на Малой Пироговской улице (дом 16) недалеко от Новодевичьего монастыря была построена мастерская с квартирой при ней, и супруги Корины переехали туда со всеми картинами, книгами и гипсовыми слепками.
В 1935 году А.М.Горький устроил вторую поездку Павлу Дмитриевичу за границу. Путешествие по Германии, Франции, Англии и Италии, новые впечатления от живописи прошлого, знакомство с современным искусством Запада оказались чрезвычайно полезными для дальнейшей работы художника.
Тревожные месяцы конца 30-х годов
После смерти Горького в прессе появились статьи, перечеркивающие творчество Корина. Многие стали избегать Павла Дмитриевича. В годы всенародного осуждения "врагов народа" появление в центральной прессе подобных статей о художнике не могло не вызвать такую реакцию.
Прасковья Тихоновна вспоминала: "За этюды заплачено, и выходит, что их надо сдать во "Всекохудожник". Павел Дмитриевич надеялся продолжить работу над картиной, этюды эти могли ему еще понадобиться. Боялся, что если их возьмут, то могут и уничтожить. Он согласился вернуть деньги, чтобы оставить этюды за собой. <...> Павел Дмитриевич выплачивал эти деньги в течение последующих двадцати лет. В дальнейшем, когда писал портреты, этюды, пейзажи - все они шли за долги".
В 1937 году в Третьяковской галерее из экспозиции были сняты все картины Павла Дмитриевича, включая портрет Горького. Теперь не могло быть речи о продолжении работы над большой картиной "Русь уходящая", которая - это предвещали этюды - могла стать крупнейшим явлением в отечественной живописи.
В довершение всего, в конце 1938 года из Фрунзенского райсовета к Кориным пришло известие о том, что в пятидневный срок они будут выселены из квартиры и мастерской. Павел Дмитриевич обратился за защитой к писателю Алексею Николаевичу Толстому, с которым братья Корины познакомились в 1932 году в Сорренто. Толстой позвонил руководителям райсовета, вел с ними громкий разговор, возбужденно говорил, что он как депутат не позволит этого сделать, употреблял крепкие русские слова... Отстоял, Корины остались в доме.
К счастью, вскоре обстановка изменилась. В мае 1939 года Павел Дмитриевич получил заказ от Комитета по делам искусств на портрет актера МХАТ Леонидова. Работа удалась.
После удачного завершения портрета Леонидова Павел Дмитриевич решил написать портрет своего учителя и друга, замечательного живописца Нестерова. Прасковья Тихоновна вспоминала: "Однажды, будучи у Нестерова, Павел Дмитриевич сделал рисунок во время оживленного разговора Михаила Васильевича с друзьями. Увлеченный беседой, Нестеров, сидя боком в кресле и обращаясь к собеседнику, порывисто жестикулировал. Подметив удачную позу, Корин начал рисовать в профиль. После этого состоялось около сорока сеансов.
В один из праздничных дней, когда у Нестерова собрались гости, Корин показал портрет. Полное одобрение. В нем видели остроту и темперамент Нестерова, узнавали характерный жест, стремительность поворота к собеседнику, свободную, непринужденную позу. Павел Дмитриевич был доволен, радовался, что успешно завершена давно задуманная, сложная работа. Самому Михаилу Васильевичу портрет также очень понравился".
После портретов Леонидова и Нестерова в начале 1940 года П.Д.Корин написал портрет А.Н.Толстого. В том же 1940 году Павел Дмитриевич принялся за портрет Н.А.Пешковой, к работе над которым готовился много лет. Корины были очень дружны с этой обаятельной женщиной. Надежда Алексеевна нашла в Корине ценителя ее художественного дарования - под его руководством Пешкова с увлечением занималась живописью. В 1937 году она написала портрет с Прасковьи Тихоновны в чувашском наряде, хранящийся ныне в Чебоксарах в Чувашском государственном художественном музее. Портрет приобретен у Марфы Максимовны - дочери Н.А.Пешковой - в 1976 году.
П.Д.Корин рисовал Пешкову множество раз. От рисунка к рисунку приближался художник к той композиции, которая легла в основу прекрасного портрета Н.А.Пешковой. "В темном платье, с книгой в руке она сидит, закинув ногу на ногу, в старинном кресле с резными золочеными ручками. Взгляд ее задумчив и грустен - вся непростая ее судьба читается в этом взгляде", - так описал портрет С.Н.Разгонов. Если не считать этюдов монахинь к "Руси уходящей", это единственный женский портрет Корина - самый лиричный, и в то же время романтичный, светлый по строю чувств, по изысканности цвета и светотени.
Следующие два портрета, написанные Кориным, - портреты актера В.И.Качалова и пианиста и педагога К.Н.Игумнова. Музыка в жизни Корина была той творческой стихией, в которой художник находил вдохновение, созвучные своей работе мотивы. Во время работы он ставил в мастерской пластинки с записями Бетховена, Моцарта, Глинки, Чайковского. Или просил Прасковью Тихоновну играть ему на фисгармонии, которая стоит в гостиной коринского дома. В "зелёной комнате" этого дома находится рояль. На нем играли гости Кориных: пианистка и педагог М.В.Юдина (1899-1970), пианист С.Т.Рихтер (1915-1997) и другие знаменитости.
Военные годы
В войну Корины, как и Нестеровы, жили в Москве. В одну из бомбежек во всем доме вылетели стекла - фугасная бомба упала где-то совсем рядом. В мастерской окна пришлось заделать картоном взамен стекол. Павлу Дмитриевичу предложили все его картины вывезти в подвал Третьяковской галереи. Так - в хранилищах - все и оставалось вплоть до 1944 года, когда в опустевших залах Третьяковской галереи, эвакуированной в Новосибирск, открылась выставка работ Павла Корина.
Первая военная зима для Кориных, как и для всех, кто оставался в Москве, была тяжелой. Жили голодно. В холодной мастерской Павел Дмитриевич почти не писал. Весной Кориных пригласили на производство реставрационных работ в Большом театре. Случалось, зажигательные бомбы пробивали крышу, застревали в деревянных конструкциях чердака. Столетнее сухое дерево мгновенно вспыхивало. По крыше театра барабанили осколки разорвавшихся зенитных снарядов. Для производства реставрационных работ прибыла бригада художников во главе с П.Д.Кориным. Трудились по 10-12 часов в день. В состав бригады входили Прасковья Тихоновна, двое братьев Павла Дмитриевича - Александр и Михаил, Степан, Сергей и Екатерина Чураковы и другие художники и специалисты. Скудный рацион питания, изнурительная работа живописцев, случалось, приводили к тому, что люди падали на площадке в обморок. Тем не менее, художники выполнили все реставрационные работы плафона потолка и муз за 240 дней.
Летом 1942 года в приволжских степях началась великая битва. В эти дни Корина пригласили в Комитет по делам искусств и предложили написать историческую композицию "Александр Невский". Павел Дмитриевич согласился. Прототипом А.Невского ему послужил Ф.И.Шаляпин, которого знал много лет и в последний раз виделся с ним в Париже в 1935 году. "Федора Ивановича я запомнил этаким русским молодцем, статным, сильным, красивым, - вспоминал Корин. - И когда начал писать Невского, приду в мастерскую, пластинку Шаляпина поставлю - и весь он передо мной - высокий, могучий, лицо открытое, взгляд смелый. Так и писал у себя на Пироговке портрет воина с помощью Федора Ивановича".
В феврале 1944 года при въезде в освобожденный от гитлеровцев разрушенный Новгород была установлена огромная копия коринского произведения, зримо воплощавшего слова: "Кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет!"
В военные годы одной из больших потерь Кориных была смерть М.В.Нестерова. Мало кто в жизни был так дорог сердцу Павла Дмитриевича и так духовно близок, как Михаил Васильевич. Тридцать лет их соединяла трогательная дружба, свидетелями которой на долгие годы остались три прекрасных портрета: два нестеровских и один коринский. С начала тридцатых годов М.В.Нестеров работал над литературными портретами своих современников. Постепенно складывалась книга "Давние дни". Изданная Третьяковской галереей в 1942 году в количестве всего 2600 экземпляров, книга разошлась быстро и стала вскоре библиографической редкостью. В обстановке войны Михаил Васильевич встретил свой очередной юбилей: ему исполнилось 80 лет. 30 мая 1942 года в Центральном Доме работников искусств состоялось торжественное заседание, посвященное юбиляру. Последнее письмо Нестерова, включенное в книгу "Письма", адресовано П.Д. Корину. Оно написано 10 октября, за неделю до кончины Михаила Васильевича.
Труды П.Д. Корина последних лет
В послевоенные годы и до конца жизни П.Д. Корин продолжал работу над портретами выдающихся деятелей своей Родины. Он решил начать прежде всего с портрета маршала Г.К. Жукова, служившего в то время в Германии.
20 января 1946 года в Третьяковской галерее открылась выставка. Портрет Жукова имел большой успех. В следующие годы были написаны портреты маршалов Рыбалко, Толбухина, Говорова, генерал-полковника Штеменко. В 1947 году Корин написал портрет скульптора Сергея Тимофеевича Коненкова, вернувшегося в 1945 году в СССР из США, где он находился около
20 лет.
Корин подчеркивал, что по мере своих возможностей ему хочется воспевать человеческий дух, и он ищет в жизни людей, в которых сильно духовное содержание, и пишет их. Таких же одухотворенных, с возвышенными чертами личностей, беззаветно преданных своему делу, богатырей творческого духа, как
С.Т. Коненков, нашел Корин и в лице театрального режиссера и актера Рубена Симонова и живописца Мартироса Сарьяна. На Всемирной выставке, проходившей в Брюсселе в 1958 году, за портрет Сарьяна Корин получил золотую медаль. К той же категории людей - богатырей творческого духа - Павел Дмитриевич относил "Кукрыниксов": М.В.Куприянова, И.Н.Крылова и Н.А.Соколова - творческий коллектив сатириков, графиков и живописцев, своих современников.
В 1961 году, в конце июля, Павел Дмитриевич и Прасковья Тихоновна поехали в Рим в командировку. Они пробыли там два с половиной месяца. Познакомились с известным итальянским художником и графиком Ренато Гуттузо. В первый же день, во время приема в нашем посольстве П.Д.Корин предложил художнику, который ему очень понравился, написать его портрет. Как вспоминала Прасковья Тихоновна, Гуттузо на следующий же день назначил сеанс в своей мастерской.
Работа Корина над портретами современников - Сарьяна, Симонова, Кукрыниксов и Р.Гуттузо - была высоко оценена общественностью и правительством страны. В 1963 году Павлу Дмитриевичу была присуждена Ленинская премия за эти портреты. Годом раньше ему было присвоено звание народного художника СССР.
Большое место в творчестве П.Д. Корина 1951-1952 годов занимает его работа над созданием мозаичных панно для станций Московского метрополитена "Комсомольская-кольцевая", "Арбатская", "Новослободская". Архитектура вестибюля станции метро "Смоленская" была отмечена премией Госстроя РСФСР.
С 1932 года Корин возглавил реставрационную мастерскую Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, где работал до 1959 года. В этой же мастерской Прасковья Тихоновна проработала двадцать лет.
Павел Дмитриевич не считал работу реставратора главным делом своей жизни, однако считал себя обязанным вернуть к жизни творения любимых мастеров и сохранить замечательные произведения искусства для будущих поколений. В этом благородном деле первыми помощниками Корина были Прасковья Тихоновна и его ученик, также художник-реставратор Степан Чураков (1909-1985), заведовавший той же реставрационной мастерской после своего учителя.
Наиболее ответственной и трудоемкой для Кориных была работа, связанная с реставрацией картин Дрезденской галереи, которые перед окончанием войны немцы по частям спрятали в пригородных монастырях и замках, сырых штольнях и тоннеле. Оказалось, что многие картины галереи пострадали очень серьезно. От сырости лак разложился, побелел, были вздутия грунта с красочным слоем и даже небольшие трещины. Все картины Корин просматривал и решал, что делать. Прасковья Тихоновна вела подробную документацию. Документы велись на каждую картину с тщательным описанием их состояния начиная с момента поступления до момента завершения реставрации.
Когда картины просохли, "стабилизировались", вспоминала Прасковья Тихоновна, Павел Дмитриевич сам начинал укреплять вздутия грунта с живописью, затем под его наблюдением она и другие реставраторы музея продолжали укреплять их сантиметр за сантиметром, чтобы ни одна крошка авторской живописи не была утеряна и ни один сантиметр новой краски не был положен на авторскую живопись, только в местах утрат делалась ретушь. Десять лет боролся за жизнь картин, берег их Павел Корин с другими сотрудниками мастерской. Это был настоящий подвиг во имя культуры.
В 1955 году Советское правительство передало галерею Германской Демократической Республике. Даже самые пристрастные специалисты могли убедиться в высоком искусстве наших реставраторов. В одном немецком журнале особо подчеркивалась блестящая реставрация "Динария Кесаря" Тициана и "Вирсавии" Рубенса, причем последняя "реставрирована столь хорошо, что она предстает перед нами с чудесной свежестью".
Заметное место в творческой жизни П.Д. Корина занимает древнерусское искусство. Начиная с середины 40-х годов, он приступил к коллекционированию икон и старинных рукописей с миниатюрами. В это дело он вовлек и Прасковью Тихоновну. В их коллекции оказалось до 200 единиц хранения. Каждый из экспонатов, отысканных и в необходимых случаях восстановленных кропотливым, настойчивым трудом Павла Дмитриевича и Прасковьи Тихоновны, уникален и бесценен. Уже в преклонном возрасте Павел Дмитриевич предложил Прасковье Тихоновне всю коллекцию икон передать государству: "Ни одной вещи никому не уступай, какие бы деньги ни предлагали. Все отдай государству, потому что это и память народа, и его искусство, и его история".
Наиболее значительным событием последних лет жизни П.Д. Корина стала персональная выставка его картин в Нью-Йорке, организованная в мае
1965 года братьями Армандом и Виктором Хаммерами. Выставка была устроена в галерее Виктора Хаммера, в его антикварном магазине. Кориных встретили тепло, все было хорошо организовано. По рассказам Прасковьи Тихоновны, до открытия выставки они поспешили осмотреть музеи Нью-Йорка. В первую очередь поехали в Метрополитен-музей. Здесь Павел Дмитриевич испытал восторг от скульптуры Бурделя "Геракл". Также очень понравился ему автопортрет Рембрандта.
Вечером следующего дня Виктор Хаммер открыл выставку. В зале было много нарядно одетых американцев, здесь были также сотрудники из нашего посольства и ООН во главе с постоянным представителем Н.Т. Федоренко. Начались восторги американской публики. Постоянно щелкали фотоаппараты. Без конца подходили к Павлу Дмитриевичу пожать руку, у него брали автографы, интервью для радио и телевидения. На следующий день 50 миллионов телезрителей "посетили" "Хаммер Гэлери", чтобы ознакомиться с работами Корина. "Нью-Йорк геральд трибюн" писала: "Драматические портреты и фигурные композиции, выполненные в большом стиле оперы "Борис Годунов" 73-летним Павлом Кориным, - одна из самых очаровательных выставок в городе". Из журнала "Америкэн": "Павел Корин, патриарх советских художников, устроил выставку у Хаммера. Поражает его виртуозная техника в огромном портрете Максима Горького. Поражают глубина, сила цвета в реалистических портретах".
Среди многочисленных посетителей выставки был и Давид Давидович Бурлюк (1882-1967). Павел Дмитриевич знал его еще по Училищу живописи, ваяния и зодчества. Будучи на выставке Корина, Бурлюк много хорошего говорил о работах Павла Дмитриевича; перед уходом с выставки пригласил Кориных к себе в гости.
О посещении 18 мая 1965 года семьи Бурлюка в дневниковых записях Корина читаем:
"Сегодня утром поехали к Д.Д. Бурлюку. Живет он приблизительно в 160 километрах от Нью-Йорка. Домик окружен небольшим леском. У дома встретила нас жена - Мария Никифоровна, потом вышел Бурлюк, согбенный, высохший старик, ему 83 года. Я был поражен его видом. Помню его в Училище живописи, ваяния и зодчества в 1912-13 гг., это высокий, грузный человек, похожий на Пьера Безухова. Взгляд умный, открытый, голова ясная, память поразительная, он мне очень понравился. Жена -добрая, хорошая, болезненная старуха. Сыновья живут отдельно. Домик двух-этажный, весь завешан картинами, главным образом самого хозяина, есть и другие художники. Внизу, в небольшой комнате, у него мастерская, где он пишет сейчас букет цветов. Сели за деревянный стол, сбитый из толстых досок, чай пили, закусывали. Долго и очень хорошо беседовали, вспоминали Маяковского, Ларионова, Каменского и др., Училище живописи в Москве".
Виктор Хаммер устроил Кориным поездку в Вашингтон. Посетили Национальную галерею, советское посольство, где состоялась встреча с его сотрудниками. Там Павел Дмитриевич заметил, что в столовой у посла среди полотен русских художников висит картина Нестерова, которая плохо натянута, в сборках. Он предложил привести ее в порядок. Реставратор Астафьев тут же вытащил гвозди, перетянул холст, поправил колки.
"По приезде в Нью-Йорк, утром пошли в свою выставку, - писала в своих воспоминаниях Прасковья Тихоновна. - Хаммеровский служащий, встречая нас, мотает головой и восхищенно говорит: "Оу! Так много, так много народу было в пятницу и субботу. По 2,5 тысячи в день. Нельзя было пройти!.." Партию монографий "Художник Павел Корин" привезли из Москвы в Америку с большим опозданием, в последние дни выставки. Ее быстро разбирали в магазине недалеко от галереи, запыхавшись, прибегали за автографами".
Хранитель Дома-музея П.Д.Корина
"Дом Корина" - так называют жители Палеха большой деревянный дом, в котором в 1892 году родился, провел детство и до своей смерти в 1967 году периодически жил и работал Павел Дмитриевич Корин. Он вместе с братьями сохранил этот дом в неприкосновенности, сохранил обстановку и вещи, которыми пользовались его предки, мечтая в последние годы жизни организовать в нем музей и подарить его землякам. К сожалению, свою мечту Павлу Корину осуществить не удалось. Ее исполнили уже после его смерти вдова художника, Прасковья Тихоновна, и младший брат Александр Дмитриевич. Они в 1973 году передали этот дом государству. В декабре 1974 года открыт мемориальный музей, являющийся одним из отделов Государственного музея палехского искусства.
В доме шесть комнат. Они украшены работами восьми поколений Кориных. Пять комнат сохранили мемориальный облик. В одной устроена документальная экспозиция, рассказывающая о предках, о жизненном и творческом пути Павла Дмитриевича. В этом доме находятся его подлинные произведения, поступившие из собрания П.Т. Кориной. Палехские иконы в доме-музее - это лишь малая часть богатейшего собрания древнерусской живописи Кориных. Остальная часть его передана Государственной Третьяковской галерее. Все иконы были укреплены и отреставрированы Павлом Дмитриевичем и Прасковьей Тихоновной.
В 1967 году общественность Палеха в последний раз при жизни художника праздновала его юбилей - 75-летие. Павел Дмитриевич с женой были в Палехе. В Государственном музее палехского искусства была развернута выставка работ юбиляра в фоторепродукциях.
Павел Дмитриевич скончался 22 ноября 1967 года в Москве. Отпевали его в Успенском храме Новодевичьего монастыря. Панихиду, в которой приняли участие несколько архиереев, возглавил давний друг усопшего митрополит Извеков (с 1971 года патриарх Московский и Всея Руси Пимен). Похоронили Павла Дмитриевича на Новодевичьем кладбище.
Пережив своего мужа, Прасковья Тихоновна, как и ее воспитательница Великая княгиня Елизавета Федоровна, явила пример благородного вдовьего подвига. Уже через неделю после смерти художника в Москве в его доме-мастерской была начата работа по созданию музея, и с июня 1971 года он открыт для посетителей. Главным хранителем музея до самой своей кончины 20 октября 1992 года была Прасковья Тихоновна. В основу экспозиции Дома-музея П.Д. Корина легли завещанная народу самим художником его коллекция древнерусской живописи и собрание икон. В течение многих лет, до самой смерти Прасковьи Тихоновны, друзья Кориных регулярно собирались в Доме-музее в дни рождения и смерти Павла Дмитриевича.
Искусствовед Вадим Валентинович Нарциссов, хорошо знавший семью Кориных, считает, что "главный жизненный подвиг Прасковьи Тихоновны состоял в том, что ей удалось на доброе десятилетие, как минимум, продлить жизнь своего супруга - могикана русской живописи Павла Дмитриевича Корина. Вот когда понадобились Прасковье Тихоновне ее первоначальное "обительское" образование, навыки медицинской сестры и опытнейшего фармацевта! Минимум четырежды - после каждого очередного инфаркта - она вновь и вновь возвращала супруга к жизни..."
После похорон мужа Прасковья Тихоновна стала ревностной прихожанкой Успенского храма Новодевичьего монастыря. Глубоко уважаемая виднейшими иерархами Русской Православной Церкви, клиром и прихожанами Успенского храма, Прасковья Тихоновна нашла еще одно место для своей духовной жизни. Обладая безукоризненным музыкальным слухом и сохранив до глубокой старости удивительно красивый голос, она стала желанной певчей в левом хоре собора. Так, уже на закате жизни последняя воспитанница Марфо-Мариинской обители милосердия Прасковья Тихоновна Корина вновь переживала радость непосредственного участия в православном богослужении. Вновь, как 70-80 лет назад, храм оглашался ее сильным и чистым, почти мальчишеским, голосом.
В 1990 году П.Т. Корину навестила Л.П. Миллер - автор книги о Великой княгине. В книге она пишет, что в период уничтожения культовых сооружений Покровский храм Обители "не был разрушен только благодаря заступничеству художника Павла Дмитриевича Корина и его супруги Параскевы Тихоновны, бывшей воспитанницы Марфо-Мариинской обители". Возрождение Обители началось с 1990 года, когда на ее территории был открыт памятник Великой княгине Елизавете Федоровне (автор - народный художник России скульптор Вячеслав Клыков).
Ведущая рубрики Рашида Краснова

Алексей Кондратьев



Комментариев: 0

Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook