ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

УГНТУ - путёвка в жизнь
28 ноября Уфимский государственный нефтяной технический университет отметил свое 60-летие. В юбилейном году открыты после реконструкции второй и восьм...

Помочь интернатам и детским домам
Вопрос улучшения материально-технической базы государственных специальных (коррекционных) образовательных учреждений, школ-интернатов и детских домов ...

Большая «СемьЯ»
29 ноября наконец-то распахнул свои двери Торгово-развлекательный комплекс «СемьЯ». Это самый большой центр торговли и развлечений в столице республик...

Работа без ЧП
21 декабря отмечается День энергетика. Жители Башкортостана привыкли к тому, что энергетики работают, как часы, и никогда не подводят свою республику....

Главная ёлка
На Президентскую новогоднюю елку, которая пройдет 23 декабря в «Конгресс-холле», будут приглашены отличники учебы, победители предметных олимпиад и сп...

Театральным гурманам
Этот год для Башкирского государственного театра оперы и балета особенный - 14 декабря исполнится 70 лет, как театр распахнул свои двери зрителям.
...


Хрустальные трели
8-9 декабря в ДК «Нефтяник» состоится гала-концерт телевизионного конкурса-фестиваля эстрадной песни «Хрустальный соловей - 2008».
Мы увидим и услы...


Лекало для счастья
Девятый по счету Форум Моды «Евро-Уфа-Азия», состоявшийся в Городском дворце культуры, завершился красочным гала-показом. Уфимские дизайнеры и текстил...

«Вьюговей-2009»
С 26 по 31 декабря в Уфе пройдет ежегодный фестиваль «Вьюговей-2009» - на нем каждый район представит свое видение празднования Нового года на свежем ...

Успешный ноябрь
Ноябрь стал богатым на награды для уфимской пловчихи, участницы Олимпийских игр в Пекине Ксении Москвиной. В Волгограде на Кубке России по плаванию на...

Литовец в ауте
Уфимец Венер Галиев впервые стал чемпионом мира по боевому самбо в Санкт-Петербурге. В весовой категории до 74 кг лейтенант милиции, инспектор полка Д...




     №12 (85)
     декабрь 2008 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Царственный Арслан


Мальчик из Ассов
Поезд ныряет в тоннель... всего минутка кромешной тьмы, и вот перед нами - райское место. Вокруг - покрытые берёзами и елями горы, склоны их усыпаны тысячами и миллионами красных капель ягод земляники, а у подножий гор вы обязательно найдёте ключи с целебной (не хуже чем в Баден-Бадене!) водой. В самом селе стоят дышащие стариной дома: окна их украшены резьбой, на подоконниках за стёклами разливается алая герань. А петухи, важно вышагивающие по улице, и вовсе горят всеми цветами радуги. Сегодня Ассы - одно из известнейших мест отдыха. Туда ведут отличные дороги: за несколько часов можно добраться до Белорецка или Уфы. А когда-то…
Те лето и осень были для России не самым счастливым временем. Если предыдущий год земледельцев не порадовал, то в 1921-м не осталось зерна даже на семена! Засуха уничтожила всё! Свою отрицательную роль сыграла и проводившаяся продразвёрстка (лишь накануне - весной всё того же 1921-го её отменил Х съезд РКП(б), объявивший о введении в стране новой экономической политики). Были созданы комиссии помощи голодающим, Башкирская республика и Уфимская губерния были включены в государственный план борьбы с голодом. Комиссия, обследовавшая кантоны Башкирии, сделала следующий вывод: «Положение Башкирской республики тяжёлое, её нужно считать голодающей: своими средствами, без помощи центра, она из положения не выйдет. Необходимо срочно прийти на помощь детям Башреспублики, положение которых крайне тяжёлое ввиду полного отсутствия продовольственного наличия». Но подобных регионов в стране оказалось целых двенадцать. И тогда на весь мир прозвучало обращение Максима Горького «Ко всем честным людям», в котором было прямо сказано, что без помощи других стран в России начнётся массовая гибель населения.
Одним из организаторов помощи голодающим России выступил знаменитый норвежский исследователь Арктики Фритьоф Нансен. Но Европа ещё сама не восстановилась после войны. Чтобы ускорить получение продовольствия и спасти людей, правительство РСФСР пошло на некоторые политические уступки, которых потребовали практичные, мягко говоря, американцы.
Как пишет Энциклопедический словарь, в связи с голодом в Поволжье в 1921 году на территории нашей страны была разрешена деятельность Американской администрации помощи (American Relief Administration - АРА). Да и во всех учебниках истории говорится главным образом про голод в Поволжье. А про голод в Башкирии - почти ничего. Возможно только потому, что людей в Поволжье проживало гораздо больше, и их беда оказалась более заметной. Так вот, на территории Малой Башкирии и Уфимской губернии эта самая АРА обеспечивала питанием около одного миллиона только детей.
Так устроен мир, что в различных катаклизмах - природных и рукотворных - в первую очередь страдают старики и дети. Мальчик из Ассов, которому отец при рождении дал гордое имя Арслан (на башкирском и других тюркских языках - «лев, царь зверей»), в ту страшную пору лишился всего. Совсем недавно он помогал отцу в работе - рядом с ним выжигал древесину на уголь для отправки на металлургический завод. У них был конь, на котором маленький Арслан поднимался в горы, где его друзьями становились только бесконечное небо да вольный ветер.
Но когда еды совсем не стало, коня забили на мясо. Если мамы Арслан лишился рано - она умерла при рождении его младшей сестры, то отца забрал голод. Осиротевших детей со всего села собрали в одной избе, чтобы легче было за ними ухаживать. Днём голодные ребятишки ходили по лесу в поисках чего-нибудь съестного. Вечером все ложились спать прямо на пол, утром некоторые уже не просыпались.
Чуть не каждый день из деревни в сторону кладбища отправлялась гружёная телега. На ней те, кто уже не встанет никогда. У одного из домов телегу останавливала молодая женщина и приподнимала рогожу, ища кого-то взглядом. Не находила, что-то шептала и возвращалась в дом. Это была старшая сестра Арслана Сабиля. Четырнадцати лет её выдали замуж. После смерти матери на её попечении и так оставалась маленькая сестра, теперь вот ещё и брат добавился. А Сабиля хоть и была женой муллы, вряд ли в те кошмарные времена имела дома разносолы, и всеми силами она пыталась урвать какие-то крохи со стола, прятала их в фартуке, чтобы потом тайно передать братику. И молилась, чтобы он выжил.
В горном районе голод усугублялся и тем, что добраться сюда можно было только на гужевом транспорте. В распутицу же дороги становились непроходными. Да и лошадей, по понятной причине, не осталось. Где-то на «большой земле» умирающих от голода ждали привезённые американцами продукты, где-то их могли ещё спасти. А здесь царила безысходность…
При первой же возможности детей переправили в Серменево. Там рядом Белорецк, дорога, река Белая. Там - жизнь.
Не любил Арслан Котлоахметович рассказывать о своём детстве. Лишь постоянное чувство голода, сопровождавшее его с тех давних времён, само говорило о том времени. Всё и так было понятно, без слов.
Артист на ступенях
Все в детстве мечтают кем-то стать. Сегодня многие хотят «записаться» в банкиры, на худой конец, в предприниматели. А, например, в 1960-е советские мальчишки едва ли не поголовно были уверены, что станут космонавтами. Точно так же, как в 1930-е их ровесники грезили полярными походами, зимовкой на льдине, встречами с белыми медведями. Воспитанник же Серменевского детского дома Арслан Мубаряков хотел стать красным командиром. Но до исполнения его мечты было далековато, и пока он активно участвовал во всех мероприятиях - декламировал стихи Маяковского и Демьяна Бедного, читал отрывки из Серафимовича, Горького, Фадеева. Слушатели аплодировали: им нравился мощный голос чтеца, его гордая поза. Выступающий убеждал их, заставляя быть соучастниками действия. На талантливого юношу обратили внимание. Неудивительно поэтому, что девятнадцатилетний Мубаряков получил направление на учёбу в Уфу, в Башкирский техникум искусств.
Парадоксальное, на нынешний взгляд, сочетание этих слов - «техникум» и «искусство», появилось на вывеске здания на Большой Ильинской (Фрунзе) улице в 1926-м, при своём основании в начале 1920-х это учебное заведение было названо Музыкальным техникумом. Каждое время даёт свои имена и термины, ныне слово «техникум» не в фаворе, всё больше колледжи да лицеи. Только ведь не это главное. Основа любого учебного заведения - преподаватели. Ну и, конечно, сами студенты. Мубарякову в этом смысле повезло дважды. Но начну с того, что на экзамены, как и во многих похожих на эту историях, он опоздал. Его всё-таки прослушали, вот только не смог растерянный юноша показать свой талант. Вышел он из техникума, сел на ступени и крепко пригорюнился: денег на обратную дорогу нет, да и ехать некуда - не в детский же дом возвращаться.
В таком невесёлом состоянии и увидел его блестящий выпускник техникума, молодой танцор Файзи Гаскаров. Как-то сразу нашли они общий язык, и, хотя Файзи был младше Арслана, именно он смог оценить тяжёлое положение своего нового приятеля. Гаскарову пришлась затратить немало усилий, чтобы убедить руководство техникума в необходимости принятия Мубарякова. Много позже основоположник сценического танцевального искусства нашей республики с восторгом наблюдал за работой своего «протеже» в театре, подмечая те или иные движения, пластические особенности набирающего мощь артиста. Порою даже заимствуя их для постановки своих танцев. Да и Мубаряков всегда с интересом следил за творчеством Файзи Адгамовича, ведь истинные мастера никогда не замыкаются в себе, зависть существует не для них: они знают, что в первую очередь надо «иметь своё лицо» и «уметь любить искусство в себе». И никак иначе!
Молодой человек попал в класс самого В.Г. Муртазина-Иманского, человека, в высшей степени интересного. В юности Валиулла Гайназарович сотрудничал с различными частными труппами и антрепризами (то есть театральными предприятиями), потом появился «Театр Муртазина-Иманского». А в 1919 году Муртазин-Иманский сформировал самую первую труппу Башкирского театра, ставшего позднее Башкирским академическим театром драмы. Театра, на сцене которого вскоре начнёт блистать Арслан Мубаряков и который станет для него судьбой.
В 1931-м уже сам Муртазин-Иманский рекомендовал Мубарякова на должность главного режиссёра создаваемого межрайонного передвижного Башкирского драмтеатра. В труппу нового театра вошёл почти весь выпуск театрального отделения техникума. Появление театра подобного рода было обусловлено тем, что в те годы на создание культурных учреждений в отдельных населённых пунктах просто не нашлось бы средств. Постановление Совнаркома Башкирии вероятно основывалось на предложении Муртазина-Иманского, имевшего огромный опыт работы в мобильных труппах - как дореволюционных, так и времён Гражданской войны.
Новый театр обосновывается в Баймаке. Там и произошла встреча Мубарякова с горным инженером Тагиром Валеевым. Уроженец Тарказов Белебеевского уезда Тагир мечтал стать учителем. Вернувшийся из армии отец его (он служил денщиком офицера) объяснил сыну, что в жизни чего-то может добиться лишь человек с образованием. Около года Тагир проучился на учительских курсах, но вмешалась проза жизни: был арестован муж сестры. Валееву подсказали, что скоро могут прийти и за ним, потому он не стал ждать, сел в поезд и вместе с приятелем уехал. В Москву. Чуть ли не в первый вечер после приезда попали на встречу с Владимиром Маяковским. Потом оборотистые парнишки записались на приём к Н.К. Крупской. И рассказали ей, что… хотят учиться. Получили направление в Горный институт и отбыли в Свердловск. Через несколько лет новоиспечённый горный маркшейдер (специалист по геодезической съёмке горных разработок) вернулся в родную Башкирию.
Советский инженер начала 30-х - это уже по определению уважаемый человек, можно сказать, элита. А если учесть, что сферой деятельности Тагира Мухамадиевича были золотомедные рудники, точнее залежи золота, то надо понимать, какое внимание в период индустриализации страны уделялось подобным ему людям. В маленьком Баймаке, где все друг друга знали и круг общения интеллигенции был достаточно узок, эти два молодых человека сошлись очень быстро. Частенько вместе отдыхали, Валеев обязательно присутствовал на всех премьерах Мубарякова.
Дружба эта продлится сорок пять лет, до самой смерти Арслана Котлоахметовича. Тагир Мухамадиевич продолжал все эти годы ходить на спектакли друга - только уже с супругой. Предпочитал, как это повелось с молодых лет, премьеры. Сидя в уютной квартире Валеева, Мубаряков частенько вспоминал молодые годы, как, смеясь, именовал своего товарища «царём Кащеем» (над златом ведь «чахнет»!). Но настоящим царём тогда был сам Арслан Котлоахметович: его авторитет был неоспорим, его обожали зрители, перед ним иногда робели высокие руководители. И даже милиционеры на улице порой отдавали ему честь.
А когда-то он поразил своей игрой самого классика - кинорежиссёра. Того, что первым экранизировал «Войну и мир», «Отца Сергия», «Пиковую даму», а чуть позже снял «Сорок первый» и вошедшую в советскую киноклассику «Бесприданницу». Речь о Якове Протазанове.
Два памятника
Дело было так. Когда было принято решение об экранизации романа Степана Злобина «Салават Юлаев», на главную роль был утверждён ученик самого Мейерхольда Л.Н. Свердлин. Великолепно исполненные роли достаточно красноречиво говорят о тогдашнем амплуа актёра: рыбак Юсуф, японский полковник Усижима. В годы войны к ним добавился образ монгольского вождя Сухэ Батора и самая, пожалуй, популярная роль Льва Наумовича - Ходжи Насреддина. Можно было смело утверждать, что и фильм о легендарном герое башкирского народа со Свердлиным будет иметь громадный успех. С такой уверенностью Яков Александрович Протазанов приехал в Уфу для отбора актёров на роли второго плана. Его пригласили на спектакль Башкирского драматического театра. Файзи Гаскаров вспоминал, что, увидев на сцене Мубарякова, маститый режиссёр едва ли не сразу воскликнул: «Так вот же Салават!»
Всё сошлось - и возраст, и опыт в роли Салавата (в театре тогда шли спектакли о Салавате двух или трёх авторов). А главное, в отличие от Свердлина, отобранного в первую очередь по типажу, Салават в исполнении Мубарякова действительно мог сразу убедить, что перед нами - настоящий батыр, истинный народный вождь.
На экраны страны фильм вышел в грозном 1941 году. И с тех самых пор образ Салавата в народном сознании частенько переплетался с киноролью Мубарякова. И никого эта замена не смущала: актёр был настолько убедителен в своей игре, что не позволял нисколько усомниться, что его герой был каким-то иным, хотя бы в чём-то от него отличался. И не беда, что лет через сорок выяснилось, что Салават был значительно моложе да и ростом поменьше.
 Когда Т.П. Нечаевой был поручен заказ на бюст Салавата, она невольно уже держала в подсознании созданный Мубаряковым образ, и как бы случайно его черты отразились в работе скульптора. Тамара Павловна рассказывала Гюлли Арслановне - дочери артиста:
- Показываю бюст комиссии, а они: «Так это же Мубаряков!». «Нет», - отвечаю. А они уверенно: «Салават не такой был!». «А какой же?» - говорю.
Ответа, конечно же, не последовало, потому что лучше того, что показал Мубаряков, быть, наверное, и не могло.
Отлитый в бронзе бюст воина и поэта, в котором явственно проступали черты Арслана Котлоахметовича, в 1950-е - 1960-е годы украшал сад имени Салавата. И исчез оттуда самым непостижимым образом: кто-то решил, что с открытием в районе Телецентра памятника работы С. Тавасиева, бюст Салавата городу уже не нужен. А потом памятник и вовсе на некоторое время затерялся, к счастью, не навсегда.
История эта имела продолжение через много лет. Уже после смерти Арслана Котлоахметовича Нечаевой заказали для создававшегося в Ассах музея скульптуру самого Мубарякова. И вновь в мастерской стали появляться советчики, которые знали, что Тамара Павловна делает не совсем то, но, как делать правильно, они опять же сказать не могли. «Мне никто не может помешать! - горячилась Нечаева. - Я его так вижу! Главное в нём не фотографическое сходство, а непокорённый дух!» Скульптура уже была сделана в пластилине, когда Тамара Павловна внезапно угодила в больницу. Её повезли на операцию, а она прямо с каталки кричит: «Только моего Мубарякова никому не отдавайте!». Не отдали: после больницы Нечаева завершила работу над бюстом, а потом ещё и сама ездила в Ассы, чтобы выбрать для памятника подходящее место.
…В 1934-м, отслужив в Красной армии, - о детской мечте стать командиром он давно забыл - Мубаряков возвращается в Уфу, на сцену знакомого ему ещё с конца 1920-х годов Башдрамтеатра (в ту пору он именовался 1-м Башкирским государственным театром драмы), куда его, своего техникумовского ученика, пригласил легендарный режиссёр Макарим Магадеев. Коллектив театра занимал здание Аксаковского народного дома, принявшего в свои гостеприимные стены ещё Русский театр драмы и Кукольный театр Марии Елгаштиной. Кроме этого, семьдесят лет назад, в 1938 году, там же обосновался и только что созданный Театр оперы и балета.
А в другом красивом здании на той же улице, там, где сейчас Авиационный техникум, существовал ещё один уфимский театр. В отличие от перечисленных, работали в нём не профессиональные артисты, а тянущаяся к искусству молодёжь. Он так и назывался - Театр рабочей молодёжи, или просто ТРАМ. Такие коллективы существовали в конце 1920-х - первой половине 1930-х едва ли не во всех городах СССР. Уровень игры самодеятельных артистов часто был очень высок, поэтому позже многие из них, как, например, знаменитый московский «Ленком», стали профессиональными.
Уфимский ТРАМ ставил и драматические, и музыкальные спектакли. Видя неподдельное увлечение и талант любителей, им с удовольствием стали помогать профессионалы. Артистов ТРАМа иногда приглашали и на сцену драмтеатра, правда обычно лишь для участия в массовке.
Захаживавший на репетиции ТРАМа Мубаряков давно обратил внимание на худенькую девушку с красивым, прямо-таки пленительным голосом. Учащаяся Башкирского техникума искусств Рагида Янбулатова чуть ли не с самого приезда в Уфу выделялась среди однокурсниц удивительным сочетанием таланта и природного обаяния. Ей не было и семнадцати, когда её включили в состав группы ТРАМа для выступления в Москве. А ещё девушка писала стихи. Словом, Арслан был пленён. Но Мубаряков не был бы Мубаряковым, если бы начал ухаживания с приглашения на прогулку. Под луной. Нет, он устроил целое действо, о котором долго помнили в Башкирской драме. Да и зрители, кое-что понимавшие в игре актёра, с восторгом приняли блестящую импровизацию влюблённого. Мубаряков тогда играл одну из главных ролей. Янбулатова же была скромным участником массовой сцены и, стоя за кулисами, ждала своего выхода. Идущий на сцену Мубаряков как всегда неподражаемо и изящно взял руку девушки в свою и вдруг быстро снял её колечко и натянул себе на палец.
Когда на сцену в свою очередь вышла смущённая Рагида, Мубаряков стал как бы параллельно вести сразу два спектакля: один для зрителей, а второй для Рагиды. Произнося реплики своего героя, он одновременно то и дело поворачивался в сторону Янбулатовой, иногда поднимая руку и демонстрируя возлюбленной колечко.
Всё, конечно, завершилось свадьбой. В последующем, когда Янбулатова уже стала актрисой Театра драмы, зрители с удовольствием наблюдали за дуэтом этих молодых, но стремительно набиравших популярность исполнителей. Красивая пара была одинаково великолепна как в комедийных постановках, так и в трагедиях; «Отелло» (где они играли главные роли), например, в начале 1941-го готовили для конкурсного показа в Москве. И Мубарякова, и Янбулатову стали приглашать на радио, о них узнали во всех уголках Башкирии.
Часто так случается, что в театральной семье актёрами или режиссёрами становятся и дети. Вот и Гюлли, и Салават Мубаряковы связали свою жизнь с театром. Ничего удивительного в этом нет. Другое дело, что далеко не каждая артистическая семья может похвастаться высшими почётными званиями. Ещё в 1955 году, после проведения в Москве Дней литературы и искусства Башкирии, Арслану Котлоахметовичу было присвоено звание народного артиста СССР, а Янбулатовой дали звание заслуженной артистки РСФСР. А в 1990 году народной артисткой страны стала Гюлли Мубарякова, впрочем, это увлекательная тема для отдельного повествования.
Лет сорок - пятьдесят назад «широкие народные массы» узнавали об артисте только в том случае, если он исполнял роль Ленина. Такая уж была идеологическая установка. Мубарякову доверяли все самые ответственные роли, в том числе Ленина и Сталина, но вовсе не обязательно именно они становились самыми сложными, совсем не они вызывали наибольшее удовлетворение от игры. Хотя и сегодня вызывает удивление, как актёр смог сыграть столь разные по характеру роли, ведь реальные прототипы - вожди - невообразимо сильно отличались друг от друга. Жаль, что не осталось кинокадров с этих спектаклей, они могли бы стать великолепным образцом искусства перевоплощения. Есть только записи радиопостановок.
…С конца 1950-х Мубаряков отказался от всех руководящих постов в театре - а в разное время он был художественным руководителем, главным режиссёром, директором - и, как и в юности, очень много времени стал уделять постановке спектаклей на самых разных сценах - от профессиональных городских театров до сцен сельских клубов. А летом он обязательно уезжал в родную деревню, где вновь, как в далёком детстве, садился верхом на коня и мчался, вдыхая вольный ветер гор, неповторимый запах трав, и вновь радуясь своей земле - своей родине, вскормившей его и вдохнувшей в него талант.

Анатолий Черкалихин








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг