ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Стратегический Съезд
21 ноября в Санкт-Петербурге состоится XI Съезд Всероссийской политической партии «Единая Россия». Делегацию Башкортостана возглавит член Высшего сове...

Выставка вам в помощь
С 22 по 24 октя
бря на ипподроме «Акбузат» прошла XIII выставка-ярмарка «Недвижимость. Осень - 2009». На торжественной церемонии открытия форума пе...


«Китапу» - 90
В октябре Башкирское издательство «Китап» имени Зайнаб Биишевой отметило 90-летие со дня образования.
На торжество в Башкирском государственном ака...


На святом пути
27 ноября начнется празднование Курбан-байрама, оно продлится три дня. В течение всего этого времени мусульмане будут просить у своих близких прощения...

В небе - наши
Уфимское моторостроительное производственное объединение заключило договор с ОАО «Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение» на ...

Учёные за партой
11-12 ноября на базе Уфимского государственного нефтяного технического университета пройдут «Дни магистрантов и аспирантов Республики Башкортостан». И...

Дело молодое
Семьи Иртугановых, Шемагоновых, Пусковит, Морозовых, Гузаировых, Шайхутдиновых и Ахметгалиевых станут участниками финала городского конкурса «Молодая ...

Поэтика и экспрессия
С 16 октября по 10 ноября галерея «Мирас» представляет выставку живописи Расиха Ахметвалиева «EXPRESSION POETIQUE».
Представленная здесь поэтика пр...


Белый танец Кунички
С 21 по 23 ноября в Уфе пройдет V открытый городской конкурс эстрадной песни «Белая куница». Учредитель конкурса - администрация Уфы, а его организато...

На конвейере инноваций
В финале всероссийского конкурса «Лидер XXI века», который пройдет в ноябре в Ярославле, примут участие и представители Башкортостана - победители рег...

Оценят ум
В 2009 году Башкортостан занял 11-е место в рейтинге регионов Российской Федерации по числу победителей и призеров всероссийской олимпиады школьников ...

Полезная СРеДА
Фестиваль социальной рекламы «Городская СРеДа» (Социальной РЕкламе - ДА!), в котором наша редакция ежегодно не без успеха принимает участие, уже успел...

Ретро-новости
90 лет. В ноябре 1919 г. в бывшем особняке лесопромышленника Лаптева на Гоголевской улице размещена привезённая из Москвы коллекция живописи, подаренн...




     №11 (96)
     ноябрь 2009 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Сто лет спустя


После войны Евгений запатентовал способ перекачки аэрированного цемента и создал компанию «Aerocem». И в дальнейшем у него было много патентов. Дела шли успешно, благодаря чему все мы получили хорошее образование, а семья ни в чём не нуждалась. В 1950-х он вернулся к занятиям живописью и ежегодно выставлялся в Париже. К слову, там отец познакомился с замечательными русскими художниками-эмигрантами Наталией Гончаровой и Михаилом Ларионовым. Их картины давно были известны парижанам, но сами они жили  более чем скромно. Тогда их работы можно было купить недорого, сегодня они стоят безумных денег. (Евгений Молло вошёл в историю изобразительного искусства как русский художник. - Авт.). Примерно тогда же он занялся коллекционированием антиквариата времён Российской империи и русских военных атрибутов. После кончины нашей мамы у него началась болезнь Альцгеймера. Умер он 24 февраля 1985 года, похоронен рядом с Эллой в русском секторе Западного лондонского кладбища».
Чего мы не знали
Можно было, конечно, догадаться, что Евгений переписывался с Василием Поносовым. В то время из Лондона в Уфу приходили посылки с маслом, кофе, шоколадом и валютой. Оказывается, после эвакуации армии Врангеля, в которой служил Василий, он отсидел несколько лет в Орловской тюрьме.
Владимир же, прежде чем попасть во Владивосток, а оттуда в Харбин, был юнкером и прошёл весь путь отступления армии Колчака от Волги до Байкала, за что ему был пожалован орден «За Великий Сибирский поход» первой степени (терновый серебряный венок с золотым мечом на Георгиевской ленте). Удостоверение и сам знак отличия по завещанию Владимира после его смерти были переданы Евгению.
Увлечение отца военной атрибутикой сильно повлияло на выбор профессии сыновей. Джон и Эндрю стали художниками кино. Борис, по словам Эндрю, - единственный человек в семье, имеющий академическое образование. Хотел стать врачом. Когда учился в Кембридже, увлёкся химией. В итоге в 1950-е оказался в создаваемом тогда «National Army Museum», где долгие годы трудился и заместителем директора, и хранителем архивов. Оттуда вышел на пенсию. У него есть дочь Южени.
О братьях Эндрю говорит с большой охотой и любовью: «Джон всегда тяготел к художественному творчеству. Сначала работал на отца, но, видимо, ему стало скучно, и в виде дополнительного занятия он начал рисовать вывески для пабов и иллюстрации в журналах. Я же в это время снимал любительский фильм, был влюблён в кино и вскоре получил работу ассистента режиссёра известной кинокомпании «Woodfall Films», где тон задавали драматург Джон Осборн и режиссёр Тони Ричардсон. Эти выдающиеся люди запустили в производство ленту «Атака лёгкой кавалерии» про Крымскую войну. Но мне хотелось делать что-нибудь своё, и я предложил вместо себя кандидатуру Джона. Потом он стал консультантом по военной униформе в фильме «Николай и Александра», после чего его попросили разработать костюмы для фильма «Звёздные войны». За эту работу он получил своего первого Оскара. Второго ему вручили за «Ганди». После этого Джон работал в фильмах с участием Клинта Иствуда. Сейчас он тоже на пенсии. У него сын Томас и двое внуков.
Моему же сыну Александру, - добавляет Эндрю, - сорок три, второму, Николаю, сорок два. Я - дед очаровательной внучки Лили. Должен сказать, что моя поездка в Уфу - сюрприз для братьев. Они ещё ничего не знают, но, думаю, что очень обрадуются».
Любительский фильм, о котором упоминал Эндрю, благодаря его участию нашёл поддержку продюсеров и вышел на экраны под названием «Это случилось здесь». Многими фильм был оценён очень высоко и даже был показан на Каннском фестивале.
Гость из прошлого
Эндрю приехал в Уфу впервые, но кое-что из истории нашего города ему известно даже лучше, чем самим уфимцам. Впрочем, что ж тут удивляться, ведь у него масса дореволюционных снимков, на паспарту которых такие знакомые любителям старины фамилии, как О.Ф. Герман и И.К. Волков. Так что некоторым образом история - и он сам.
За время своего визита гость побывал и в бывшем Видинеевском (ныне Аксаковском) саде, и возле бывшей Мариинской гимназии, и на Сергиевском кладбище. Могилу погибшего ещё в 1918 году Бориса Молло мы, конечно, не нашли, но Эндрю и Чандре понравилось, что кладбище сохранилось и там поддерживается сносный порядок.
Но сначала в окружении новых уфимских друзей он попал в родные места своей бабушки - на улицу Дорофеева (бывший Георгиевский переулок). Когда Эндрю увидел, что рядом с современными зданиями сохранились и деревянные дома, пришёл просто в восторг: едва ли не возле каждого домика, вовсе не обязательно изысканного в плане архитектурном, он останавливался и начинал фотографировать. Запросто заходил Молло и во дворы. А как ещё иначе может вести себя человек, едва ли не с малых лет выступавший консультантом западных фильмов именно по послереволюционному периоду России.
После перехода через овраг у Спасской церкви стало понятно, что Эндрю заметно подустал. Он и Чандра присели на скамеечку. Пришлось корректировать планы экскурсий. Тем не менее, сообщение о том, что в пяти минутах вниз по улице находится родной дом его отца, Молло-сына, конечно, зацепило, и он воспрял духом. Нет, стен стоящего рядом с пожарной каланчой дома он гладить не стал, не возникло у него и желания попасть внутрь. Ведь отец никогда не рассказывал ему об особняке на Большой Казанской (ныне улица Октябрьской революции, 67): Евгению не было и пяти лет, когда семья перебралась на Александровскую...
 Этот дом на улице Карла Маркса в статьях историков и краеведов так и именуется - особняк Е.А. Поносовой-Молло. Экспозицию разместившегося в нём Музея археологии и этнографии Эндрю рассматривал с большим интересом, но всё время оглядывался по сторонам. И только после осмотра известных всему миру золотых оленей из Филипповских курганов, он задал наконец вопрос о фотоснимке, на котором запечатлены Елена Александровна, Евгений и Борис Молло. Когда же ему показали место, где те сфотографировались сто лет назад, он с заметным волнением встал туда и грустно улыбнулся в нацеленные на него объективы.
На следующий день состоялась встреча с Тамарой Ильиничной Ситниковой (Фукаловой), с рассказа которой когда-то и началось распутывание былин и небылиц, связанных с уфимской фамилией Поносовых-Молло. Как родного обняла Тамара Ильинична гостя: хоть и с большими оговорками, но всё же двоюродный брат. Необыкновенно тёплой была эта встреча, с блинами, грибами. Главное - Ситникова узнала, что её сводный брат Василий Васильевич на войне вовсе не погиб, ведь в 1947 году он прислал дяде в Англию свою фотографию. Что с лётчиком Василием Барсовым (Поносовым) было дальше, пока остаётся загадкой.
Зыбкая память
«В двадцати девяти верстах от Уфы по казанскому тракту, на юго-запад, на небольшой речке Узе, впадающей в чудную реку Дёму, окружённая богатым чернолесьем лежала татарская деревушка Узы-тамак, называемая русскими Алкино, по фамилии помещика; в роскошной долине в живописном беспорядке теснилась эта деревушка на подошве горы Байрамтау, защищавшей её с севера; на запад возвышалась другая гора, Зеинтау, а на юго-восток текла речка Уза, покрытая мелким лесом; цветущие поляны дышали благовонием трав и цветов, а леса из дуба, липы, ильмы, клёну и всяких других пород чернолесья, разрежая воздух, сообщали ему живительную силу», - так писал об этом дивном уголке Башкирии С.Т. Аксаков. Историю этой деревни можно отсчитывать с 1790 года, когда стряпчий Уфимского верхнего земского суда мурза Юсуп Алкин купил у башкир Чуби-Минской области Ногайской дороги земли по рекам Дёме и Узе.
Евгений Молло рассказывал сыновьям о том, что его мать владела большим домом в районе Алкина. А ещё отец вспоминал о кумысолечебнице на Дёмской даче. Не удивительно потому, что Эндрю захотел побывать в тех краях.
Поехали мы, не имея никакого плана. Но что-то вело внука Елены Александровны по родной земле его бабушки. Во всяком случае, изумительная, едва ли не летняя погода «опустила занавес» только после отъезда Эндрю из Уфы. На верный след навёл всё тот же кумыс, которым поили два с лишним века назад мать С.Т. Аксакова, а с 1927 года - ребятишек, отдыхавших в здешнем детском санатории. И, конечно, вместительный, украшенный резьбой барский дом как нельзя лучше подошёл для этих целей. А что такой был, мы узнали из привезённых Молло фотоснимков.
Сегодня санаторий размещается в красивом современном здании. Нашему приезду удивлены, но безусловно рады. За кумысом главный врач Ш.Г. Фазлыахметов рассказывает, что в истории лечебницы существует много «белых пятен»: много известно о госпитале в годы войны, о дальнейших годах, но что здесь было в 1920-е и раньше - сплошная загадка. Пока мы рассматриваем фотографии 1980-х, работницы санатория внимательно изучают семейный фотоальбом Молло со снимками 1910-х годов. Вдруг одна из них говорит, что узнаёт часть старого дома - там была столовая, а над ней - библиотека.
Выходим на территорию, нам показывают, где стоял снесённый всего лет десять назад помещичий дом. Теперь на его месте дивная лужайка. Нас окружают молодые дубки и деревья, которые помнят начало прошлого века. А целительный воздух - не надышишься - бодрит и как бы подтверждает, что мы на верном пути. За нами стайками бегают любопытные девчонки и мальчишки, пытаются что-то спросить Эндрю на английском. Молло улыбается, он доволен, хотя ничего конкретного мы вроде бы ещё не обнаружили.
Боясь потерять нащупанную нить связи с былым, спешим к старожилке этих мест. Но воздух Алкина сыграл с нами милую шутку: 90-летняя бабушка повесила на калитку замок, что, по словам подошедшего почтальона, означает: хозяйка ушла не в магазин, а куда-то уехала надолго - по делам!
Больше для самоуспокоения направляемся к озеру, лежащему за железной дорогой. Чуть в стороне пожилой мужчина копает картошку. Подходим, спрашиваем об озере. И как бы попутно задаём вопрос о санатории.
- Так ведь здесь земли Поносихи были, - вдруг сражает нас своим ответом огородник.
Впечатление: эврика, нашли! Лишь Эндрю выглядит несколько растерянным. Когда же спустились к озеру, он и вовсе притих. Доставал то одну фотографию, то другую. Вот его отец мальчишкой сидит рядом с братом в купальне, вот они плывут на лодке. Молло почти с недоумением переводил взгляд со снимков на озеро, которое за долгое время практически не изменилось: всё так же в зеркале воды отражается лазурь неба, всё те же деревья налезают на воду с берегов. И, кажется, в прибрежных липах прячется сам дух той давней жизни, и вот-вот появится лодка с Женей, Борей и их матерью.
Сколько раз бывал он в Москве и Петербурге, со столькими людьми встречался, не подозревая о том, что главное место для него именно здесь. И вот этот безукоризненный англичанин, стоя у безымянного озера в глубине России, где когда-то мальчишкой бегал его отец, плавал, купался, пил кумыс и скакал на лошадях, возможно, впервые осознал, что он ведь ещё и Андрей Евгеньевич и что эти благословенные места для него тоже родные.

Рашида Краснова, Анатолий Чечуха








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг