ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

В приоритете - здоровье
В  Доме Республики врио главы РБ Радий Хабиров провел очередной «Здравчас» с...

«Мы вас не подведем»
заверил Радий Хабиров президента Международного совета организаций фольклорн...

Переходим на цифру
Врио главы Башкортостана Радий Хабиров встретился с руководителем Федерально...

«Салют» возродится
На базе санатория «Салют» появится современный реабилитационный центр для дет...

Первый в республике
В лицее №60 на базе музея создается новая экспозиция по военной истории России X...

Наследие сохраним
Утверждена концепция археологического парка «Древняя Уфа». Постановление под...

Априори – Диляра!
Обладательница премий «Дебют-2016», «Золотая маска», «Онегин» Диляра Идрисова от...

Журавлиная песнь Терегулова
В Театре оперы и балета прошел вечер памяти заслуженного артиста РФ, народного ...

Мустай в Алма-Ате
Именем Мустая Карима названа улица в южной столице Казахастана.



     №2 (207)
     Февраль 2019 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ВИЗИТЫ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Истоки советского краеведения в Башкирии


Институт истории, языка и литературы Уфимского федерального исследовательского центра РАН является правопреемником Общества по изучению Башкирии. О нем до сего времени не написано специальных исследований, мы мало знаем о его деятельности, членах, структуре и финансировании. Первоначально эта общественная структура называлась «Общество по изучению быта, культуры и истории Башкирии». Оно было создано в феврале 1922 г. в Стерлитамаке постановлением ЦИК АСРБ и изначально было сформировано при народном комиссариате просвещения. В сентябре 1922 г. его объединили с Обществом по изучению Южного Урала и переименовали в Общество по изучению Башкирии, и той же осенью  перевели в Уфу.

Исследователи истории башкирской науки сравнительно мало обращались к изучению трудов по фольклористике и этнографии, созданных в рамках деятельности общества. Вместе с тем именно эта негосударственная форма организации науки в Башкортостане, существовавшая всего 10 лет, внесла значительный вклад в изучение башкирского фольклора и этнографии. Достаточно назвать имена Мухаметши Абдрахмановича Бурангулова и Сергея Ивановича Руденко, которые заложили фундамент для последующего развития гуманитарной науки в Башкортостане.
Чем был обусловлен общественный характер краеведения в Башкирии? Большинство историков считает, что негосударственный характер организации науки в национальных регионах объясняется отсутствием среди национальной интеллигенции специалистов по естественнонаучным направлениям. Тем не менее краеведческие общества в первой половине 20-х гг. возникают в России повсеместно, независимо от национального или конфессионального состава населения региона. К примеру, одна из самых известных краеведческих организаций возникла в Ленинграде, который не мог пожаловаться на недостаток специалистов-естественников. Причина общественного интереса к краеведению в 20-е гг. была связана с изменением политического курса советского правительства.   
Вместе с тем в каждом конкретном регионе краеведение  отличалось своеобразием организационных форм, восходящим к дореволюционному прошлому. К примеру, общество по изучению вотской культуры было создано не в Удмуртии, а в Москве осенью 1922 года удмуртами, обучавшимися в московских вузах. Общество татароведения возникает в 1923 году  на базе общества востоковедения при Восточной академии. Научно-исследовательское общество «Саха кэскилэ» («Будущее якутов») было создано в 1925 г. в качестве филиала общества по изучению Урала, Сибири и Дальнего Востока.
 Как отмечает С.О. Шмитт,  в 20-е гг. XX в. краеведение переживало расцвет. Этот период «можно назвать «золотым десятилетием» развития нашего краеведения - его признавали тогда «массовым научно-культурным достижением»», оно было возведено в ранг государственной политики. Число «организованных» краеведов составляло около 68 тысяч человек. Руководящим органом российских краеведов было Центральное бюро краеведения, сначала при Российской Академии наук, а затем при Главнауке Наркомпроса РСФСР. После II Всероссийской конференции по краеведению, проведенной в декабре 1924 г., ЦБК отделилось от Академии наук и превратилось в самостоятельный орган, находившийся в ведении Главнауки Наркомпроса. С 1924 г. в Главнауке начались разговоры о том, что центр краеведения должен быть один - в Москве, однако эти планы еще долго оставались нереализованными. В 1930 г. ЦБК координировало деятельность более чем 2,3 тысяч краеведческих организаций и экскурсионных станций, под его руководством проходили Всероссийские краеведческие конференции и конкурсы, разрабатывались образовательные программы. 
До конца 20-х гг. советское государство в целом относилось к работе краеведческих обществ вполне благожелательно. Краеведы организовывали свою деятельность в соответствии с циркуляром НКВД №158 от 30 мая 1923 года «О порядке утверждения научных, литературных и научно-художественных обществ, не преследующих цели извлечения прибылей», согласно которому они регистрировались в местных органах советской власти, а точнее, в Административных отделах исполкомов - что было еще относительно мягким вариантом контроля.
Чем был обусловлен подобный интерес молодого советского государства к общественному движению краеведов? Следует обратить внимание на совпадение хронологических рамок Новой экономической политики и краеведческого движения. В ходе Гражданской войны и проведения политики военного коммунизма революционная власть потеряла значительную часть своей социальной опоры, и для дальнейшего ее удержания ей потребовалась поддержка значительной части общества. Обращение советской власти к широкому слою провинциальной земской интеллигенции с целью привлечения ее к исследованию хозяйственно-экономического потенциала регионов являлось одной из форм социального контракта, характерного для России периода НЭП.    
Создавая на местах общественные исследовательские структуры, советская власть фактически признавалась в неспособности организовать собственными силами важнейшее для государства дело - изучение природного, экономического и социального потенциала провинции. До революции с аналогичными задачами справлялись земские организации. Дореволюционные краеведческие общества существовали во многом благодаря поддержке местных земств. Однако возрождая краеведческие общества, молодое государство стремилось возобновить только те направления деятельности земств, которые невозможно было возложить на местные советы. Проблема заключалась и в том, что квалифицированные кадры ученых в регионах в большинстве своем не склонны были сотрудничать с органами власти. А сами местные советы не имели организационных форм, которые могли бы направить исследовательскую работу ученых-краеведов. Создание краеведческих обществ устраивало всех. Власти получили возможность на договорных коммерческих условиях направлять исследовательскую деятельность в общем-то чуждых для них представителей дореволюционной интеллигенции, а сами ученые-краеведы получили организационные формы, формально независимые от государства.  
Следует отметить и еще одно обстоятельство. У дореволюционного земского краеведения накопился огромный методический опыт проведения экспедиционных хозяйственных обследований. О том, что краеведческие общества были призваны возродить лучшие традиции земских исследований, говорят и их первые программные публикации. В первом номере «Башкирского краеведческого сборника» был опубликован доклад выдающегося ученого-биогеографа Александра Куприяновича Носкова «Задачи краеведения (К вопросу о научном изучении Башкирии)». Автор доклада неоднократно указал на то, что наиболее ценные исследования по изучению Башкирии проводились под руководством Уфимского губернского земства. После него, пишет Носков, остался огромный материал по климатологии, по описанию сельскохозяйственных угодий, проектов проведения железных дорог, кустарных промыслов, добывающей промышленности, статистики медицинской, школьной и т.д. Мимо этих работ не может пройти ни один краевед. Носков неоднократно цитирует «План Уфимского губернского земства по организации опытного хозяйства», принятый на 38 губернском собрании 1912 г. Методология и основные направления исследовательской работы Уфимского земства не потеряли своей актуальности и в условиях советской власти. По существу, ученый призывает подчинить краеведческую работу целям хозяйственно-экономического развития региона, что до революции являлось одной из главных задач земских организаций. Вместе с тем в своих исследовательских проектах земские организации никогда не выходили за рамки социальных и хозяйственных вопросов. Земства не интересовались фольклорными и этнографическими вопросами. А краеведческие общества с самого начала своего создания заявили о задачах историко-культурного характера. Например, в первом пункте  «Положения» о создании Общества по изучению Башкирии было заявлено об изучении Башкирии в культурно-историческом отношении. Не менее важной задачей являлась подготовка исследовательских кадров из представителей нерусских народов. Один из лидеров башкирских краеведов Шариф Хамидуллович Сюнчелей в статье «Наши задачи» подчеркнул, что приоритетом является выращивание научных кадров из среды молодежи коренной нации. Автор отмечает, что изучение даже народности, населяющей БАССР, - башкир (коренных жителей) как производственной силы занимает большой интерес.  
В руководстве краеведческим движением в 20-е гг. были такие представители, которые были убеждены в том, что краеведы не должны сводить свою деятельность к изучению только экономического потенциала региона. Один из руководителей ленинградского краеведения Н.П. Анцифиров вспоминал: «Мы ведь так верили в нужность своего дела, в его патриотический смысл, так любили наше дело! Мы боролись с московским ЦКБ, которое стремилось свести краеведение с его широкими задачами лишь к «производственному краеведению», исключающему из своей программы изучение прошлого края. Мы, ленинградцы, выдвигали тезис: край нужно изучать не краешком, а целокупно». Однако такое стремление краеведческих структур натолкнулось на жесткую позицию советских властей. Новая экономическая политика не предполагала никакого отступления в идеологической сфере. Любые исторические исследования, пусть даже краеведческого характера, квалифицировались властями как средство политической пропаганды. До определенного времени краеведам было разрешено проводить этнографические исследования: в 20-е гг. у многих представителей марксистской теории еще сохранялись прежние представления об этнографии как науке, изучающей  народы бесписьменные, находящиеся на ранних ступенях социально-экономического развития. Она противопоставлялась истории, которая считалась наукой, изучающей «исторические» народы, оставившие после себя письменные источники. Этнографии же отводилась роль науки о «неисторических» народах. С точки зрения идеологов советского марксизма башкиры, как многие тюркские народы, считались народом, не имевшим до революции как своей письменности, так и государственности. Следовательно, история могла быть у Башкирии, но не у башкирского народа. В значительной степени этим фактом объясняется то обстоятельство, что в 20-е гг. дореволюционная российская этнографическая школа не только не была подвергнута реорганизации, но, напротив, усилила свои позиции за счет поддержки советского государства. Дореволюционная российская школа этнографии не уступала европейской этнографической науке, а в разработке некоторых вопросов превосходила. Достаточно назвать имя создателя теории этноса Сергея Михайловича Широкогорова. Расцвет российской этнографии в 20-е гг. был обусловлен отсутствием идеологического давления со стороны советских властей и сохранением традиций и научных кадров дореволюционной науки. В 1927-1928 гг. экономико-хозяйственное исследование регионов вытесняется историко-
этнографическими работами. В отчете о деятельности Общества по изучению Башкирии за 1929 г. написано, что принятие нового устава должно изменить основное направление исследований. До 1929 г. общество занималось по преимуществу изучением истории, этнографии, языка, литературы, главным образом, башкирского населения. Согласно новому уставу краеведы поставили своей целью всестороннее изучение Башкирии в культурно-историческом и экономическом отношении. Стремление к ограничению этнографических исследований в пользу расширения народно-хозяйственной проблематики становится главной причиной кризиса российского краеведения в конце 20-х гг. В конечном счете, краеведческие общества начинают обвинять в описании пережитков в быту, намеренно игнорируя успехи советской власти. В 1932 г. краеведение было объявлено враждебной наукой, «под флагом сохранения старины» проповедовавшей «идеологию идеализации помещичье-буржуазного строя».
Именно этнографы стали одними из главных жертв репрессий, обрушившихся на краеведческие общества в конце 20-гг. Формальным предлогом для уничтожения краеведческих организаций становится их отказ от содействия в вывозе культурных ценностей. Государство потребовало от краеведов активно содействовать вывозу за границу «археологических, ботанических, зоологических, минералогических, этнографических и иных коллекций». Давалось разъяснение, что государственная структура «Новоэкспорт» обязуется 10% от денег, вырученных от продажи отечественных памятников истории и культуры, возвращать заготовителям  на приобретение оборудования и инструментов.

Булат АЗНАБАЕВ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Выборы 2019 Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг