ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Драйвер для бизнеса
На V форум малого и среднего бизнеса регионов стран-участниц ШОС и БРИКС съехал...

Врачи - в дефиците
В БГМУ глава республики Радий Хабиров провел выездной «Здравчас», основным воп...

Инвестору в помощь
В Конгресс-холле «Торатау» состоялась выездная стратегическая сессия Федерал...

Смотри в оба
В  историческом центре Уфы и микрорайоне Инорс появятся видео-камеры с распо...

Науку - в жизнь
В  Уфе построят научно-образовательный центр и межвузовский студенческий ка...

Мастерские и Зал торжеств
В Уфе появится Центр современного искусства.
1,4 га земли за зданием музея ...

Новое слово о Мустае
12  октября в Москве состоится премьера документального фильма о Мустае Кари...

Передавая боевой дух
В  Санкт-Петербурге над памятником легендарному комдиву Минигали Шаймурато...

Праздник дружбы и фольклора
В Москве прошел федеральный оргкомитет Фольклориады-2020, которая пройдет с 18 ию...

Там чудеса, там леший бродит…
Театр кукол открыл свой сезон премьерой спектакля «Сказка о царе Салтане».


Мастер-класс от мастеров



     №10 (215)
     Октябрь 2019 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ВИЗИТЫ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ








РУБРИКА "СОБЫТИЕ МЕСЯЦА"

Поговори со мной, Мустай!


Накануне 100-летия народного поэта Мустая Карима, когда по всей республике уже прошли десятки самых разных встреч, фестивалей, конкурсов, премьерных показов фильмов и спектаклей, вдруг ловишь себя на мысли: планета Мустая до сих пор тобой не изучена и тайны ее не раскрыты. Вот ты берешь с полки томик его стихов, начинаешь читать - и вдруг тебя накрывает свежая волна эмоций, словно эти строчки поглощаешь в первый раз. А «Долгое-долгое детство» - тем паче, как путеводитель по разгадке жизненных перипетий, с годами привыкаешь всегда держать под рукой. 
О чем бы я хотела сегодня спросить Мустая Карима? Задалась я вопросом и отправилась к дочери писателя Альфие Каримовой, чтобы вместе «побеседовать» с ее великим отцом. 


Г.И. После ухода из жизни Мустая Карима как-то случилось, что вы стали и «главной» по его творчеству, и «главной» в большой семье Каримовых. Отец с вами об этом говорил, давал ли наставления?
А.К. Нет. Прямых разговоров на эту тему мы оба избегали. А сейчас я уверена, что папа многое предвидел и очень деликатно давал мне подсказки на будущее. Удивительно, но связь с ним я чувствую постоянно. Бывает, с вечера долго не могу уснуть из-за нерешенных вопросов, перебираю все в голове, думая, как следует поступить. А наутро просыпаюсь с готовым решением: словно отец мне подсказывает верный ход. 
Конечно, я никогда не предполагала, что стану «главной», но так случилось. Старший брат всегда жил погруженным в литературу, в творчество, работал неспешно, любил поразмыслить, порассуждать. Его роль в подготовке полного собрания сочинений Мустая Карима огромна, без него я не смогла бы все сделать. Но в последние годы Ильгиз болел, ему все сложнее давалась работа. Тем не менее мы справились. С уходом брата я вынуждена была еще больше мобилизоваться, ведь до 
100-летнего юбилея Мустая Карима оставались считанные месяцы, чтобы все задуманное завершить. 
Как-то незаметно для самой я из младшей дочери и сестренки превратилась в старшую, ответственную не только за творческое наследие отца, но и сохранение традиций нашей семьи. 
В ночь, когда не стало Ильгиза, я не находила себе места и достала томик папиных стихов. Хотите верьте - хотите нет, открыла сразу на 251-й странице стихотворение, посвященное Ильгизу:
Что день, что ветер - небо все угрюмей…/Туман сгустился. Небосвод угас./Холодный дождь несет в себе безумье/И до костей пронизывает нас./
Земле подобно, души наши стынут/В тумане дней…/Что делать нам теперь?!/
Надеяться ль, что испытанья минут?/Искать ли выход? Молча ли терпеть?/….
И так далее. Еще четыре четверостишья, в точности передающие мое состояние в те часы. Откуда отец это знал?! Мне нестерпимо захотелось с ним обсудить, задать много деликатных вопросов, касающихся нашего узкого семейного круга. Но увы…

Г.И. Наверное, Мустафа Сафич предчувствовал некий трагизм, болезнь Ильгиза. Еще лет двадцать назад случился откровенный разговор: мои вопросы о сыне сделали лицо Мустая Карима строгим, он сказал тогда, что Ильгиз литературно одарен, очень честен, но его перфекционизм и некая писательская леность не позволяют ему в полной мере раскрыться. А когда я спросила о дочери, Мустай-агай засиял: «Она у нас везучая! Удачу всем приносит». И стихотворение, посвященное вам, действительно проливает свет на многие вещи. 
И смерть моя твой голос услыхала/И отступила, вняв твоей мольбе…/
…Хоть лет с тех пор немало миновало - /Я все живу-/ благодаря тебе./
Как он вам его преподнес?
А.К. Вручая отпечатанный на машинке текст, отец сказал мне: «Ты знаешь, я за него брался несколько раз. И каждый раз вспоминал свое отчаянное состояние на поле боя, погибших однополчан, письма, которые нам приходилось сочинять родным погибшего товарища… Но вот собрался с духом и написал! Живи долго, кызым…»

Г.И. А о других своих каких-то душевных переживаниях рассказывал?
А.К. С уходом мамы он немного замкнулся в себе. Переживал, но меня берег и эмоционально тяжелых разговоров не заводил. А раньше, конечно, с мамой часто делился, вместе они обсуждали всякие моменты: она доводила до него отклики читателей, мнения коллег-писателей, ведь у писательских жен существовал как бы свой негласный клуб. 
И с Ильгизом, конечно, отец обсуждал многие произведения, которые брат переводил. Помню интересную деталь. Ильгизу говорил, что много читает, а это для писателя чревато тем, что подсознание накапливает чужие обороты речи, штампы, а каждый творец должен стремиться сохранить свой почерк, свою индивидуальность. 

Г.И. Какая интересная мысль! А вам он такие советы не давал?
А.К. Нет. Я же не писатель. Мне с детства родители советовали много читать, потом я освоила методику скорочтения - она помогает мне и поныне. Возвращаясь из Москвы, где отец непременно встречался с друзьями-писателями, участвовал в заседаниях Союза писателей, он всегда делился переполнявшими его впечатлениями, радостью от новых полученных книг, статей. Но с приходом перестройки настроения в обществе менялись, Мустай Карим болезненно переживал крах большой страны, связей между писателями из разных республик. Недавно вспомнились вдруг слова отца: «Альфия, времена стремительно меняются и люди меняются. Излишняя открытость тебя может подвести». Очень верный совет, - как я теперь понимаю. И по этому поводу у отца есть великолепные строчки:
Я умному тайну открыл./Доверил ему свои боли, /И тут же по собственной воле/ Он в сына меня превратил./
Я глупому тайну открыл,/Доверил я глупому тайну,/И он меня сразу случайно,/Невольно в раба превратил./

Г.И. Мустай Карим  всегда точно улавливал настроения людей, собравшихся на встречу, часто менялся заранее спланированный сценарий, отступали от официальных речей, говорили просто по душам. Помните тот случай: придя к заключенным, поэт несколько минут подыскивал подходящее слово для приветствия.
А.К. Да, известная история! Тогда, увидев молодые лица, отец улыбнулся и сказал: «Здравствуйте, веселые ребята!». Чем сразу же создал доброжелательную атмосферу. 
Отец всегда оставался дипломатом и умел сдерживать свои эмоции. Помню, как на дне рождения Олега мы объявили родителям о своем решении пожениться. Мама не скрывала радости, а папа стал серьезным и задумчивым. Они оба одобряли мой выбор, любили Олега, но отец о чем-то тогда задумался. О чем? Я бы хотела сейчас  у него спросить.

Г.И. Дочь, говорят, всегда отцам жалко замуж отдавать, каким бы хорошим ни был зять. Наверное, переживал о том, как сложится ваша судьба, ведь жизнь - карусель, как написал Мустай в одном из стихотворений.
А.К. Да, есть такое стихотворение. Помню, как отец его читал вслух с некоторой хитринкой в глазах. А заканчивается оно так:
Ведь не все, как хочется, устроено:/Карусель на хитрости построена./
Стоп! Земля!.. Все остальное - мелочи:/Мальчик, дай скорее руку девочке/
И держи!.. Пускай вам в счастье верится!../Шар земной все вертится и вертится…/
Ты смотри держи ее, не выпусти!/Шар земной построен ведь на хитрости…/

Г.И. Мустафа Сафич, как никто другой, чувствовал эпоху и общество. С болью говоря о происходящих в стране переменах, он отмечал: «Последние пятнадцать лет нас отучили от мысли, что чужого горя не бывает. Сейчас в таких случаях говорят: слава богу - не у нас! Так мы теряем чувство сострадания».
А.К. Да, именно так он говорил. А еще у него есть такие жгучие строчки о временах перестройки:
Мы в черноте погрязли…И едва ли/Нас в будущем сумеют обелить…/О, только бы наследники не стали/На нас - былых - свои грехи валить…

Г.И. В этих строчках, конечно же, звучит и боль, и тревога, и предчувствие недобрых перемен…
Зато стихи, написанные в 60-70-е годы прошлого столетия, полны светлых надежд и оптимизма. Много строк он посвятил дороге, вкладывая в них философский смысл, в том числе и своего жизненного пути, и опыт всего человечества. Мне нравится стихотворение 1963 года, оно заканчивается афористично:
«Я путь определяю не по звездам,/А - как по звездам - по глазам людей,/
По радостным, печальным и серьезным…/
Гляжу в глаза, чтобы с пути не сбиться,/Чтоб в песне не солгать, не ошибиться./
А.К. Мне тоже эти строчки нравятся. Отец прошел весь свой путь совестливым человеком: боязнь переступить грань дозволенного в нем всегда присутствовала. А мерилом чести он еще на фронте выбрал спасение боевых товарищей как альтернативу предательству - с этим высоким стандартом человечности и прожил. 

Г.И. Одно дело - война, другое - мирская суета. Здесь, пожалуй, есть над чем размышлять и спорить. Мне бы в этой связи хотелось спросить у него насчет «Помилования»: вроде бы в повести описаны драматические события войны, через личную трагедию влюбленных - лейтенанта Любомира Зуха и девушки-сироты Марии Терезы - прослеживается на самом деле вселенская беда, исходящая от бюрократии и формализма, из-за которой и в мирное время страдали миллионы людей. Произведение написано в середине 80-х - в период застоя, как назвали его историки. Не кажется ли вам, что Мустай Карим обратился к этой теме, не только желая поведать читателям правду о войне, но и стремясь показать человеческие слабости, когда личная обида, боль измены жены подтолкнула капитана Казарина к скоропалительным действиям - настрочить рапорт на провинившегося Зуха. Одна случайность породила другую - и понеслось!.. Не дождавшись приказа о помиловании, Любомира расстреляли. Жутко. На мой взгляд, Мустай Карим оставил нам «Помилование» как завещание-напоминание вовсе не для войны, а для борьбы со своими пороками в мирное время. 
А.К. «Помилование» - и мое одно из самых любимых произведений отца. Сколько раз ни читала бы - плачу. И на спектакле в Русском драмтеатре вместе с залом не могу сдержать слез. Кстати сказать, постановка Михаила Рабиновича, воссозданная в прошлом году уже с новым актерским составом, - одна из самых лучших. 
После той премьеры Тимербулат и предложил издать повесть в подарочном варианте на хорошей бумаге с иллюстрациями.

Г.И. По-моему, все книги, вышедшие под патронатом Фонда Мустая Карима, благодаря внуку Тимербулату одна лучше другой. «Помилование» превосходно издано, уникальная вещь «Интервью, которого не было» по праву получила Гран-при на книжной выставке-ярмарке на Красной площади еще год назад. 
Тимербулат - достойный внук великого деда. Именно учрежденный им Фонд уже несколько лет поддерживает десятки самых разных проектов в области литературы, искусства, образования. Надо честно признать, что без участия Фонда многочисленные фестивали, конкурсы, акции просто не состоялись бы.
А.К. Да, это так. Я, безусловно, горжусь успехами сына, думаю, что и отец был бы доволен внуком. Конечно, мне об этом тоже хотелось у Мустая спросить, но увы. Но я счастлива, что папа сыграл огромную роль в формировании Тимербулата. А буквально в последние месяцы он говорил: «Ты не переживай, Тимербулат станет тебе опорой. Он - парень крепкий, не подведет». 

Г.И. Вот видите - еще одно предсказание! Как жаль, что мало видеозаписей бесед с Мустаем сохранилось - многие его телевизионные интервью, репортажи с его участием исчезли, говорят, из-за несовершенства аналогового оборудования?
А.К. К сожалению, так. А в семье тоже не было привычки записывать что-то на видеомагнитофон. Помню, делал как-то такую попытку племянник, но отец его остановил: «Я же не Мао, чтобы речи мои записывать».

Г.И. Конечно, не диктатор Мао, а Мустай Карим, которого хочется слушать, лицезреть и читать! Сегодня в республике нет равновеликого ему писателя, поэта, кто обладал бы таким же авторитетом в обществе и народной любовью. «Мустай Карим - явление, которое случается в литературе раз в сто лет», - слова Равиля Бикбая абсолютно справедливы. Еще и по этой причине очень важно доносить до людей мустаевские идеи и мысли…
А мне хотелось бы у него сегодня спросить о нынешней власти. 
А.К. При жизни ему часто задавали такие вопросы. Но он о власти говорил не только в своих интервью, но и в произведениях. Практически каждая премьера спектакля по его пьесам создавала некий переполох у начальников: строились догадки - кого из власти предержащих Мустай хотел «продернуть». Так было и с пьесой «Коня диктатору», «Пеший Махмут», «Не бросай огонь, Прометей!». Сегодня мне было бы интересно поговорить с отцом на эту тему. Спустя годы по-иному воспринимаю эти пьесы: сопоставляя события тех лет, когда они были написаны, невольно возникают аналогии с личностями во власти. 
По большому счету, феномен Мустая Карима кроется в его внутренней свободе. Он всегда призывал нас с братом бороться с раболепием. И часто говорил, и в публичном интервью как-то сказал: «Одни - рабы от богатства, другие - рабы от карьеры и стяжательства». И всегда нас от этого предостерегал!

Г.И. Как же сегодня это актуально звучит! Казалось бы, Зевс - владыка, и Прометей под его властью. Но мустаевский герой силен своим свободным духом, а потому побеждает власть. Уверена, живи Мустай сегодня - появились бы новые пьесы о сегодняшнем дне, будоражащие общество, включая власть. 
А.К. А мне кажется, что и ранее написанные им вещи по сей день звучат с особой остротой, они не потеряли своей актуальности, приобрели лишь новые окраски, созвучные времени. «Минувшему я шлю благословение…» - эти строчки всегда со мной, словно знак одобрения, силы. 

Г.И. А меня мотивирует данный как-то Мустаем Каримом секрет творчества: «Чем больше человек работает, тем больше тайн ремесла ему открывается». И чем основательнее читатель углубляется в творчество писателя, тем больше мустаевской мудрости извлекает для себя.
А.К. Именно поэтому я часто встречаюсь с детьми и молодежью, наш Фонд поддерживает конкурсы, присуждает гранты студентам, чтобы пробудить тягу к литературе и драматургии.

Г.И. Спасибо за беседу!








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Наш на все 100 Городская среда Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг