ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

«Башнефть» - надежный актив
В  Москве в рамках XI Инвестиционного форума ВТБ Капитал «Россия зовёт!» сост...

Долгожданные ключи
Глава Башкортостана Радий Хабиров провел очередное совещание в формате «Строй...

Старт Восточному
20  января стартуют строительно-монтажные работы на  Восточном выезде. Про...

Елки позитива
В  преддверии Нового года в Уфе установили 19 праздничных елок, в том числе тр...

Вдоль по Трактовой
В  Уфе булыжная мостовая XVIII века по улице Трактовой получила статус объекта ...

Ждем Деда Мороза
20  декабря в ГКЗ «Башкортостан» состоится главная новогодняя елка. 
...

В гримерке Нуреева
Балетные туфли, репетиционная одежда, халат, палантин. В московском театре «Гел...

Под охраной государства
В  перечень объектов культурного наследия внесены старинные особняки в исто...

Вьетнамские гастроли
Государственный академический ансамбль народного танца им. Файзи Гаскарова га...

Победа принесла «золото»
Семен Елистратов завоевал третью золотую медаль Кубка мира в Канаде.



     №12 (217)
     Декабрь 2019 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЗНАЙ НАШИХ!

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Спорт

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ВИЗИТЫ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

Лицо Уфы








РУБРИКА "УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР"

Часовая болезнь


Когда-то в Швейцарии часы были единственным предметом роскоши, разрешенным суровой религией: «В каждых часах скрывается поучение», - считали кальвинисты. Вот почему именно там так мощно развилась эта индустрия (страна экспортирует часов и часовых инструментов на 38 млрд долл. в год). И сегодня есть люди, для которых часы - предмет гордости, произведения искусства, и дело вовсе не в дорогой отделке. А в чем же? Об этом мы беседуем с коллекционером Валерием Шатаевым.

В комнате, где мы находимся, раздаются давно забытые звуки: простой гулкий бой - «Бом! Бом!», курантный, или башенный - минимум двумя гонгами или колоколами («Бим-Бом!»), громкое «Ку-ку!» (для имитации голоса кукушки в механизме установлены два свистка) и даже бой лондонского Биг-Бена, или Вестминстерский. 

- Естественный вопрос - как вы увлеклись этой темой?
- Сначала была просто тяга к технике. Я приносил домой старые ламповые радиоприемники, разбирал, налаживал. Помнится, работал летом после девятого класса и купил себе колонки. А у приятеля был магнитофон, «Маяк-203», и мы отвечали за музыку на школьных вечерах. Став взрослым, трудился в разных местах, но работа всегда была связана с техникой, электроникой и электромеханикой. Обслуживал магнитные диски от ЭВМ (то, что сейчас называют жестким диском). Диски были огромные: это была советская ЕС ЭВМ - ею пользовались до появления первых персональных компьютеров. Эти машины занимали площадь целого зала, были на таких заводах, как РТИ, «Прогресс», фабрике «Мир»… И однажды я спросил более опытного специалиста: сравнимы ли эти механизмы по точности и сложности с часовыми? Он ответил: да, вполне.
А потом как-то познакомился с одним коллекционером. Среди прочих антикварных вещей у него были и часы - очень интересные, немецкие, послевоенных лет. Однако они были сломаны, и чинить никто не брался. Я их у него купил, принес домой, долго старался - и сделал.
- Как это удалось?
- Маятник в них висел на тончайшем волоске. И этот волосок был оборван. Я подобрал по размеру спираль от старого будильника, выровнял в ниточку, но она была очень толста, и я стачивал ее наждачной бумагой. Потом подбирал длину и толщину… Ну, в общем, я их победил - они стали ходить. После этого у меня будто крылья выросли за спиной! И началась самая настоящая часовая болезнь. Это когда человек получает удовольствие не только от владения разнообразными часами, а еще и от того, что он в них разбирается, налаживает, реставрирует. И, конечно же, любуется. 

- Расскажите какую-нибудь интересную историю приобретения.
- Вот эти настенные часы - конца XIX - начала XX века - мне предложил знакомый, который нашел их на помойке. Выходит из подъезда - и буквально возле мусорной камеры лежат часы. Старики уходят, а наследникам эти предметы не нужны. Они все аккуратно завернули, положили внутрь отломившуюся деталь - «Возьмите, кому нужно». 
И все-таки когда такие вещи выбрасывают, это печально. Ведь это же наша история. 
Я их, конечно, купил. Это изделие фирмы «Мозер». В них есть фишка: когда маятник качается, видно, как идет ходовое колесо и анкерная вилка его перебирает. Это называется «открытый анкерный ход». Сделано красиво, я все вычистил, отполировал. У других часов все это спрятано за циферблатом. 

- Так в чем же все-таки красота часов - если они не старинные, как эти, не заключены в резной деревянный корпус?
- Если у вас на руке механические часы - это маленькое техническое чудо, работу которого можно увидеть, в отличие от работы современных электронных механизмов.
Я вообще люблю красивые предметы. Когда-то давно мне попался журнал, я потом даже его выписывал - «Техническая эстетика». Мы с приятелем рассматривали иллюстрации, и там были очень красивые, например, нефтехимические установки. Не просто какие-то баки с трубами - трубы были красиво уложены. То же самое и с часами. Часы - яркий символ технической эстетики, я бы даже сказал, символ безупречности. Хорошие часы - это отполированные детали, винты, колеса, механизм, которым можно любоваться бесконечно… Хотя все это откроет и увидит только мастер. А есть часы, у которых и снизу стеклянная крышка. И можно рассмотреть уникальную отделку: идеальная обработка деталей, снятые фаски, что-то отполировано, что-то - сатинировано (придан матовый блеск). Можно снять с руки, перевернуть и рассматривать. Восхищаться уникальностью и совершенством исполнения.

- А в чем прогресс, современность? Еще во времена Петра I умели делать очень сложные механизмы - например, часы с танцующими фигурками…
- Подобные делают и сейчас. Что касается наручных, есть много незнакомых нам фирм, которые выпускают очень дорогие часы ограниченными сериями. Из известных - Patek Philippe, Vacheron Constantin. Дорогие часы отличаются суперотделкой, сложностью механизма и инновационными материалами. Уже есть керамические колеса. Есть детали, сделанные не на токарном станке, а лазерной резкой. Из усложнений встречаются, например, такие: часы, которые нужно заводить раз в семь суток. Есть часы с «вечным» календарем: допустим, вы сейчас купите часы, которые учитывают високосные годы - и они будут точно показывать дату 50 лет подряд. Еще одно усложнение: если нажать кнопку, они отобьют количество часов, четвертей и минут. Хотя можно просто посмотреть на циферблат. 
А кварцевые часы - электронные, где нет никакой механики - сейчас стали очень дешевы. Потому что наступила эра массового производства: то, что один раз изобретено, повторить и размножить - нет проблем. Сейчас проблема - ты только придумай что-нибудь новое и интересное. Как слоган в рекламе. А как и из чего это сделать - найдут.

- То есть коллекционировать электрические часы смысла нет?
- С массовым появлением электрических часов всем и каждому стало доступно очень точное время. Например, у меня есть электронно-механические часы «Луч». Они появились в начале 80-х (я как раз заканчивал школу) и стоили дорого - около 100 рублей. Их производили на Минском заводе «Луч», он и сейчас работает. Выпустили не очень много, так что теперь это раритет, и запчастей не найти. (Поэтому я покупаю любые старые часы: надеюсь добыть из них «донорскую» деталь.) У этого «Луча» секундная стрелочка не прыгает, как обычно, а идет плавно. Смотрятся еще не антикварно, но винтажно: видно, что это ОТТУДА, из той эпохи. Вот я как раз люблю такие старые часы, с историей. 

- У тех, кто любит хронометры, обычно есть предпочитаемые марки…
- Да. И известные марки - действительно шедевры дизайна. Вот, например, «Ролекс». Иногда смотришь на циферблат и думаешь: сделали бы вы это покороче, а это подлинней, а это поглубже... И вот если бы я взял и волшебным способом все исправил - наверное, получился бы «Ролекс». Настолько в нем все идеально рассчитано. Или «Картье» - изначально французская, сейчас швейцарская фирма. Их «фишка» - римские цифры, как бы выходящие из центра. У них много прямоугольных циферблатов. Словом, «Картье» узнаются сразу. Те же «Франк Мюллер» (тоже швейцарские) - очень красивые, и форма корпуса чаще не круглая, а «бочкой». Мне как раз больше нравятся такие формы - почти в одну линию с ремешком. Или Panerai - часы подводников, водолазов, у них тоже специфический, узнаваемый дизайн. Есть любители, которые носят только эту марку. 
Бывают часы брутальные: крупные, тяжелые, детали как будто рубленые. Будут вполне уместны, если вы едете на мотоцикле в кожаной куртке. 
Еще мне особенно нравятся изделия немецкой фирмы Junghans - Max Bill. Тоже очень «вкусные», но, конечно, дорогие. Немецкие часы вообще по дизайну отличаются от швейцарских, в них есть национальные нотки - некий минимализм. Макс Билл - художник, архитектор, дизайнер, представитель направления Bauhaus, где во главу угла ставилась функциональность. Но чистота и ясность линий и форм сложились в элегантность, востребованную до сих пор. Коллекция, созданная Максом Биллом, выпускалась с 1962 года, затем была снята с производства, а в 1990-х его возобновили. Теперь, например, выпускаются Max Bill Mega с задней крышкой, на которой изображена карта мира, а на ней - источники радиосигналов точного времени.
Словом, в хороших часах есть индивидуальность. Глядя на них, тот, кто разбирается, обязательно поймет, что за человек их носит.

- Так сколько же у вас часов? 
- Наручных - больше 20, среди них есть антикварные - начала XX века. Я их надеваю по настроению. Ну а карманных, настольных, настенных, напольных - под 100. Есть авиационные, корабельные хронометры. Я собираю свой воображаемый музей: можно прийти и посмотреть эволюцию часов. 

- А самые старые, самые редкие?
- Это небольшие настольные часы. Думал - конца XIX века. А потом я готовил их к выставке в Нестеровском музее. Они плохо ходили, я разобрал - и в процессе ремонта увидел на пружине нацарапанную дату: кажется, 1820 год. Ее поставил не изготовитель, а мастер, который их ремонтировал. То есть до этого они еще лет 10 могли ходить. 
Редкими же считаются антикварные часы, у которых все детали оригинальные - ничего не потеряно. Вот у тех, что знакомый нашел во дворе, даже ключ на месте, которым дверца открывается. А двух-трех мелких деталей не хватает. Придется сделать самому.
А еще я люблю старенький инструмент: вот, например, тисочки, в них можно зажать круглое сверлышко. Инструменты маленькие, но - глаза боятся, руки делают. И когда удается починить старинные часы, я чувствую себя таким творцом! 
Кстати, а вы знаете, что в музее Нестерова есть несколько очень интересных часов, в том числе карманные деревянные работы вятских мастеров Бронниковых? Одни из первых таких часов купил в 1837 году наследник престола - будущий Александр II. Столь миниатюрный и сложный механизм из дерева - чудо из чудес! Только пружина - металлическая. К сожалению, они уже не ходят. Таких часов в мире остались единицы. И мы можем гордиться, что в нашем музее они есть.

Екатерина КЛИМОВИЧ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг