ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Про регби и законы
В Москве глава Башкортостана Радий Хабиров встретился с руководителем Федерал...

Долгожданное новоселье
Глава региона Радий Хабиров провел совещание в формате «Строительный час», где...

Город труда
Столице Башкирии присвоено почетное международное звание «Город Трудовой Доб...

Храм искусств
В Затоне завершается строительство нового здания детской музыкальной школы № ...

В беде не оставим
Подъезд №1 дома по улице Пекинской, 16, где произошел хлопок  бытового газа, бу...

Новый взгляд на «Ватан»
Главное управление архитектуры и градостроительства администрации Уфы и Союз ...

Назовем именем Нуреева?
Глава Башкортостана Радий Хабиров на своей странице в соцсети объявил о провед...

И Райцес, и Бомарше
До 11 февраля в Уфе будет проходить ставший уже традиционным Театральный декадн...

Болеем за наших
Команда КВН из Башкирии «Лица республики» по итогам фестиваля «Кивин-2020» стала...

И мяч – в корзине



     №2 (219)
     Февраль 2020 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

ЗНАЙ НАШИХ!

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ОПРОС

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Спорт

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

Ситуация

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ВИЗИТЫ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

Лицо Уфы

УЧИТЕЛЬ ГОДА - 2020

75-летие победы

Дети войны

ВЫПУСКНИК-2020

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты








РУБРИКА "КУЛЬТПОХОД"

«Мы разобрали игру m-lle Жорж…»


«…как говорится, по ниточке, и вот, в коротких словах, в чем состоял весь механизм и вся ее характеристика. M-lle Жорж играла свои роли холодно, без всякого внутреннего чувства. George не обращала ни малейшего внимания на мысль автора, на общий лад (ensemble) пиесы и на тон реплики лица, ведущего с нею сцену; одним словом: она была одна на сцене, другие лица для нее не существовали. После этого можно ли назвать ее игру художественным воспроизведением личности представляемого лица?

Вот что писал Сергей Тимофеевич Аксаков о манере игры известной французской актрисы. В период своей жизни в Москве он стал одним из первых российских театральных критиков, что неудивительно - ведь театр Сергей Тимофеевич называл своим любимым искусством.
В Доме-музее Аксакова представлена выставка, посвященная этой стороне его литературного таланта.

Императорских - не критиковать
Надо заметить, что до середины 1820-х годов театральная критика находилась в России под строгим запретом. Актеры императорских театров считались «на службе у его величества», и потому не подлежали публичной критике ни их игра, ни репертуар. На сцене часто ставили пустяковые водевили и мелодрамы. Но с появлением критики на сцену стали пробивать себе дорогу новые, реалистические веяния. (Например, в 1831 году Александринский театр поставил комедию «Горе от ума».)
К концу десятилетия, когда цензурные ограничения стали ослабевать, Сергей Тимофеевич немедленно занялся столь интересовавшим его предметом. В 1825 году в «Вестнике Европы» публикуются его «Мысли и замечания о театре и театральном искусстве», а с 1828 по 1830 он становится постоянным театральным обозревателем «Московского вестника», по его инициативе при этом журнале выходит специальное «Драматическое добавление». Целый ряд статей опубликован и в других изданиях, причем большинство - анонимно или под псевдонимами (известно целых 22), поскольку до 1832 года он занимал должность цензора в Московском цензурном комитете. 

Звезда из крепостных
Аксаков давал точные, выверенные оценки актерам и спектаклям, понимал их роль в развитии русского театра. Благодаря ему мы знаем многое о первых великих актерах и нравах тогдашнего театрального мира. 
Вот что писал он, например, о Екатерине Семеновой и другом самородном таланте - ее партнере актере Алексее Яковлеве. 

«По идеалам того времени Екатерина Семенова была красавица. Ее уподобляли греческим богиням. Богатству ее артистического воображения, умению вживаться в изображение страстей, величавости поступи и жестов, неизменной ровности исполнения ролей при наличии пылкого темперамента удивлялись все современники. Знатные театралы, сидевшие в первых рядах кресел, неизменно выказывали ей свое благоволение, даже уважение. Это ей-то, актрисе из крепостных. 
Во всем она была противоположна Яковлеву. Если тот жил широко, не задумываясь ни о меблировке, ни об одежде, то квартира Семеновой была обставлена князем Гагариным. Роскошными были и наряды Семеновой. Даже на репетиции она приходила, увешанная жемчугами, в дорогой турецкой шали, со сверкающими бриллиантами кольцами.
Яковлев приближал к себе всех, кто попроще, победнее, повеселее. Неприятие Семеновой вряд ли было обусловлено его завистью к ней; не боялся он и потерять единодержавие на сцене. Он был достаточно ярок и талантлив, чтобы бояться успеха молодой партнерши. Но конфликт между Яковлевым и Семеновой был глубже. Даже в самых острых конфликтах чувства и долга, при самых трагических исходах сценические создания Семеновой были целостными, лишенными сложной двойственности, непонятности окружающим, столь характерными для героев Яковлева. Ее героини, как правило, восхищали, но не вызывали тех чувств у зрителей, которые заставляли зрителей плакать после спектаклей с участием Яковлева».

О Семеновой, правда, есть и другие мнения: настоящей актерской школы в то время еще не было, хорошего общего образования звезда из крепостных тоже не получила - и, привыкнув к восторгам публики, со временем перестала стремиться к совершенству. Как отмечал другой замечательный актер Яков Шушерин, «Семенова - такой талант, какого не бывало на русской сцене, да едва ли и будет», но те, кто пытался развивать ее талант, - например, переводчик «Илиады» Н. Гнедич - только портили его, обучая чисто внешним эффектам и декламации с подвываниями. (Кстати, Яков Шушерин был первым сторонником регулярных репетиций пьес с отсутствием посторонних лиц, а также «генеральных прогонов». В те времена это считали его странностями.) 
 В 1826 году Семенова ушла из театра и через год вышла замуж за своего давнего покровителя князя Гагарина. Тем не менее, покидая сцену, она оставила служебную записку в дирекцию императорских театров, где писала, что разница между ведущими и маленькими актерами слишком велика, что необходим ансамбль и что в театре «нужна должность, которая бы следила за этим».

Зачинатели реализма
Аксаков же одним из первых оценил талант и значение для русского театра Михаила Семеновича Щепкина и Павла Степановича Мочалова. В своих воспоминаниях он, естественно, не обходит их стороной. 
«Новая манера речи на сцене утверждалась прежде всего в творчестве великого актера, зачинателя реализма в русском театре М.С. Щепкина. Простая, «натуральная» игра на сцене и простая, натуральная речь… 
Талант Щепкина преимущественно состоит в чувствительности и огне. Его живость, умная веселость, юмор, его фигура, голос, слишком недостаточный, слабый для ролей драматических (ибо крик не голос), навели его на роли комических стариков – и слава богу! По неудобствам физическим едва ли бы Щепкин мог достигнуть такого высокого достоинства в драме, какого достиг в комедии.
Что стоило также выработать свое произношение до такой чистоты и ясности, что, несмотря на жидкий, трехнотный голос, шепот Щепкина был слышен во всем Большом Петровском театре?»
Напомним: Михаил Щепкин создал классические образы Фамусова и Городничего. 

«Мочалов был одарен великим талантом; но сам уже был неспособен к усовершенствованию своего таланта. Гром рукоплесканий и восторги публики совершенно его испортили. Мочалов был не довольно умен, не получил никакого образования, никогда не был в хорошем обществе, дичился и бегал его. Сначала он хаживал ко мне только рано по утрам, чтоб ни с кем у меня не встретиться. Мы читали с ним друг другу - то Пушкина, то Баратынского, то Козлова, который ему почему-то особенно нравился. Много говорили о театре, о сценических условиях, о той мере огня и чувства, которою владели славные актеры; но я видел, что несмотря на ответы Мочалова «да-с, точно так-с, совершенно справедливо-с» - слова мои отскакивали от него, как горох от стены. Один раз Мочалов пришел ко мне в таком виде, что я должен был вывести его насильно, и с тех пор он у меня в доме уже не бывал».  

Сергей Тимофеевич строг к артисту - возможно, за то, что тот не принял его наставничества. Тем не менее у Павла Мочалова была поразительная способность превращать даже обычную мелодраму в трагедию личности. Вершиной творчества Мочалова становится «Гамлет» в переводе Н.А. Полевого. Об этом спектакле написано множество статей - и достаточно сказать, что Гамлет в исполнении Мочалова был современником сидящих в зале людей.
Природный талант, по мнению С.Т. Аксакова, еще не гарантирует творческого успеха: совершенный художник тот, кто осознает себя жрецом в храме искусства, кто способен к саморазвитию заложенных природой способностей. Поэтому нет никаких сомнений в том, что Аксаков стоял у истоков русской театральной школы.

Екатерина КлимовиЧ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал 75-летие Победы Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг