ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

И плавание, и борьба
В Тольятти глава Башкортостана Радий Хабиров выступил на заседании Совета при ...

Вторая жизнь «Чайки»
«Как и обещал, я остановил издевательство над Башкирским речным пароходством, ...

Мостов – 40, дорог – 45 км
Дорожный фонд Башкортостана на 2020 год составил 19,1 млрд рублей, в том числе 1,8 мл...

Будущее науки
25 молодых ученых, работающих над инновационными проектами в различных отрасля...

Будущее науки
25 молодых ученых, работающих над инновационными проектами в различных отрасля...

Улица «золотого» тренера
Глава Башкортостана Радий Хабиров пообещал ускорить процесс присвоения одной ...

Ильдар Абдразаков: «Служу Башкортостану!»
В рамках III Международного музыкального фестиваля Ильдара Абдразакова состоял...

«Под знаком воинской славы»
Выставка с таким названием, приуроченная к 75-летию Победы в Великой Отечествен...

Юбилейные издания книг Мустая Карима поступили в продажу
«Радость нашего дома» и «1



     №3 (220)
     Март 2020 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

ЗНАЙ НАШИХ!

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ОПРОС

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Спорт

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

Ситуация

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ВИЗИТЫ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

Лицо Уфы

УЧИТЕЛЬ ГОДА - 2020

75-летие победы

Дети войны

ВЫПУСКНИК-2020

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты








РУБРИКА "КУЛЬТПОХОД"

Олег Касимов: «Джаз - территория свободы»


Нашего собеседника уфимским любителям музыки представлять не надо. Возглавив в 2006 году эстрадно-джазовый оркестр Государственной филармонии имени Хусаина Ахметова, он превратил его в один из наиболее ярких коллективов страны. И сегодня мы с ним совершим небольшое путешествие в страну джаза.

– С чего начался ваш личный путь в нее? Как вы вдруг осознали, что понимаете язык джаза?
– Это было достаточно давно. Первые мои шаги в музыке были вообще связаны не с джазом. Я играл в школьной группе, но все ребята из нее имели музыкальное образование, а я – нет. И тогда пошел в музыкальное училище, где мой педагог ставил мне пластинки с оркестром Гленна Миллера. Затем я уже в институте стал учиться играть на кларнете и саксофоне.
– Но сам момент, когда в вашей голове включился джаз, вы запомнили?
– Вот как раз в институте я играл по нотам диксиленда – это и стиль джаза, и вид джаз-оркестра, зародившийся в Новом Орлеане. Это были расписанные соло, старые тетрадки, по многу раз переписанные. А оригиналы были взяты с Ленинградского диксиленда. А потом мы создали самодеятельный биг-бенд, где уже я мог применить эти наработки. Позже уехал в Казанскую консерваторию, где тоже собрали джазовый состав. Вот так понемногу-понемногу… В принципе, для джаза это характерно: в него начинаешь входить постепенно.
– Тем более что территория жанра достаточно обширна. Здесь  присутствует и абстрактно-математический джаз, который стороннему слушателю покажется лишь нагромождением малогармоничных звуков, и классический диксиленд, би-боп, теа-джаз, свинг, соул, фьюжн… Как музыканты не теряются в этих направлениях?
– Да, чем больше джазовый музыкант погружается в материал, тем сильнее его тянет на то, что в нашем мире называется «собачатиной» – такая импровизация вне гармонических рамок и темпа. Еще это направление называют фри-джаз. Он действительно зачастую похож на звуковые интерпретации математическо-логических формул. Это, конечно, иной уровень пилотажа, но он требует почти профессионально подготовленного слушателя. Он довольно сильно распространен в европейских странах. Но в основном мы любим джазовый стандарт за его вокал и мелодизм.
– А как вы определяете направление музыки, которую играет эстрадно-джазовый оркестр БГФ? Это так называемый hot-jazz? Диксиленд?
– Все же нет, на диксиленде был построен более ранний джаз. Его играли сравнительно небольшие группы. В нем обязательно присутствует мелодизм и два-три инструмента обыгрывают основной мотив. А потом появились биг-бенды, породившие уже совершенно иной подход. На период их популярности как раз пришлась золотая эра свинга. Если же говорить о нас, мы, конечно, очень много играем традиционного джаза – хотя бы потому, что у него есть свой стабильный и благодарный слушатель. Но нам больше нравится сопровождать авторские программы приглашенных исполнителей. Это стимулирует развитие оркестра, позволяет не отрываться от современного развития джаза.
– Очень многие люди относятся к джазу как к чему-то искусственному, музыке не для всех. Можете им дать несколько простых советов, помогающих понять этот жанр?
– Я бы посоветовал прежде всего слушать эту музыку живьем, посещать лайв-концерты. Вот конкретно мне импонирует в ней то, что очень многое рождается прямо на сцене. Даже в малых составах на концертах обычно прописана лишь основная форма, а про большие составы я вообще молчу: каждый концерт уникален и неповторим. В то же время в популярной эстрадной музыке мы зачастую видим, как исполнители работают под «минусовки», просто штампуя под копирку один концерт за другим. В джазе же, особенно когда играют музыканты высшей лиги, все рождается прямо на глазах зрителя. Поэтому люди, которые ходят на наши концерты, прежде всего, хотят увидеть это – рождение музыки. Ну и, конечно, их привлекают известные имена, знакомые песни, получающие новые аранжировки.
– Хорошо, чем отличается джаз от современной популярной музыки, стало понятно, а вот где водораздел, отграничивающий его от классической музыки? Ведь и там, и там концерты даются вживую?
– Приходя на классический концерт, ты уже заранее знаешь, что ты услышишь именно то, что когда-то написал композитор. Конечно, что-то зависит от исполнительского мастерства, но никакого отхода от канона быть не может. Разве что исполнитель где-то не дотянет до идеала. И тогда в публике пойдут разговоры, что пианист N на этот раз не дотянул, не хватило мастерства или сказалась усталость. Но сам идеал уже отлит в нотах, он неизменен. Ну а джаз, как я уже и говорил, всегда построен на импровизации. Конечно, есть стандарты, есть квадраты, по которым развивается мелодия – но все это только скелет будущей музыки: главное в джазе скрывается именно в деталях. А они, в свою очередь, рождаются уже в момент исполнения.
– То есть джаз – территория музыкальной свободы?
– Да, и чем выше уровень музыканта, тем этой свободы больше. Но чтобы ее достичь, необходима обширная практика. Непрактикующий музыкант не сможет играть джаз. Он может выучить какое-нибудь соло, может даже виртуозно его сыграть, но сам язык музыки для него останется непонятен. Особенно это сказывается, когда ты начинаешь играть с приглашенными звездами. Каждый раз это происходит как экзамен на понимание языка и законов жанра.
– В начале апреля Уфу вновь посетит уже полюбившаяся горожанам «Розовая пантера». Кого на этот раз уфимцы смогут увидеть на сцене филармонии? И каким образом обычно проходит на фестиваль отбор музыкантов из лонг-листа?
– Чтобы показать как можно больше граней джаза, мы всегда стараемся приглашать исполнителей, работающих в разных манерах. Понятно, что каждый раз всплывают различные объективные и субъективные причины, но основной принцип – разнообразие. И эта весна не станет исключением. Вот Сибель Кёсе представляет традиционный джаз в очень хорошем исполнении с биг-бендом. Квинтет Murmullo – уже совсем другое направление, тяготеющее именно к европейскому джазу. Американка Мэри МакБрайд со своим вокалом уже более близка к рок-н-роллу. Она будет выступать в первый день фестиваля. Причем она едет со своей командой, а это всегда интересно. С ней будет пять музыкантов и наш оркестр. Также в этот день выступит Ирина Остин со своим составом. Чем, собственно, и интересен наш фестиваль уфимским любителям джаза – тем, что за один концертный день можно увидеть сразу три концерта. Причем все за один билет. А то я как-то в Набережных Челнах видел, как на фестивале в один день выступал коллектив тремя составами, и на каждый состав продавались отдельные билеты. Вот у нас такого нет. Фрэнк МакКомб тоже в мире джаза по праву считается топовым музыкантом. В пресс-релизе даже написано, что он поет, как Стиви Уандер, а играет, как Херби Хэнкок. Причем он играет скорее фьюжн и фанк.
– В России довольно часто объявляют о создании того или иного джазового фестиваля, но проходит год-два, и они растворяются. Международный джазовый фестиваль «Розовая пантера» собирает своих поклонников уже в 24-й раз. В чем причина долголетия?
– Во-первых, как я уже и говорил, в стилевом разнообразии программы. Кто-то придет, к примеру, на Murmullo, но затем останется послушать других исполнителей. Так увеличивается аудитория. Во-вторых, должна присутствовать какая-то интрига. В-третьих, фестиваль должен проходить на хорошем организаторском уровне. И тут надо учесть, что «Розовая пантера» проходит без каких-либо особых дотаций со стороны государства. И все же у фестиваля большой кредит доверия со стороны зрителей. Ведь старт продаж билетов на «Розовую пантеру» начинается задолго до того, как становится известен список хедлайнеров. И тем не менее они успешно распродаются. То есть мы выживаем на огромной народной любви.
И именно благодаря ей фестиваль значительно вырос из местечкового мероприятия родом из 90-х годов в нечто статусное. Имена его участников не нуждаются в рекомендациях – это ведущие российские джазмены: Георгий Гаранян, Игорь Бутман, Даниил Крамер, Алексей Козлов, Григорий Файн, Анатолий Кролл. Это и гости из разных стран: Рэй Блу, Грегори Портер, Билл Нилли, Шарон Кларк, Бьянка Моралес, Джон Маршалл, Текора Роджерс… Перечислять имена можно долго, и каждое вызывает в памяти яркие музыкальные сюжеты.
– Помните, у «Арсенала» (под управлением Алексея Козлова) был такой альбом в стиле фьюжн – «Второе дыхание»? Как вы полагаете, джазу стоит надеяться на то, что у него откроется второе дыхание?
– Дело в том, что все должно продаваться. А сейчас вообще гастрольную деятельность устраивать крайне тяжело. К примеру, нам очень часто присылают свои «демки» различные коллективы. И даже часто бывает: я понимаю, что они действительно хорошо играют, но никому не известны и продать их концерты здесь, в Уфе, мне будет очень тяжело, почти невозможно. В то же время, если приедут афроамериканцы даже среднего исполнительского уровня, реализовать билеты на их концерт будет намного проще. Вот в этом, пожалуй, и кроется главная причина, почему сегодня даже хорошим провинциальным музыкальным коллективам сложно выбраться на уровень узнаваемости. И в этом плане нашему коллективу все же повезло. У нас есть свой благодарный слушатель, и мы всякий раз с определенным нетерпением ждем встречи с ним. Выходим на сцену, раздаются первые звуки, и мы вместе со зрителями начинаем заново творить музыку.  

Екатерина КЛИМОВИЧ.








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал 75-летие Победы Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг