ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Долгожданный выпускной
29 мая прозвенел Последний звонок, но праздник впервые прошел в онлайн-формате и...

Щит от COVID
Новый клинико-диагностический инфекционный центр, возведенный в рекордные сро...

Неделя на YouTube
В республике в онлайн-формате прошла Неделя предпринимательства. Организатора...

Дом-коммуна
Управление по государственной охране объектов культурного наследия Башкирии ...

Крематорий на Парижской
Управление коммунального хозяйства и благоустройства администрации Уфы ищет ...

Башни-близнецы
Начался капитальный ремонт домов на улице Первомайской, 26 и 27 – более известны...

Лебединая свадьба
В Саду Аксакова лебедю Кристи привезли новую невесту по имени Сима. Пара Кристи...

Губернатору Аксакову
Объявлен конкурс на лучший проект памятника первому уфимскому губернатору Гри...

Бах и Моцарт – онлайн
В период карантина музыканты Национального симфонического оркестра Башкортос...

#ДоброОбъединяет



     №6 (223)
     Июнь 2020 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

ЗНАЙ НАШИХ!

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ОПРОС

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Спорт

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

Ситуация

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ВИЗИТЫ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

Лицо Уфы

УЧИТЕЛЬ ГОДА - 2020

75-летие победы

Дети войны

ВЫПУСКНИК-2020

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Памятник с историей


(Окончание. Начало в майском номере)

Несколько слов о скульптурных объектах, мимо которых мы проходим едва ли не каждый день.
В 1993 году в пустовавших целых 80 лет нишах здания Театра оперы и балета в Уфе появились, наконец, выкованные из меди музы – «покровительница лирической поэзии и музыки Евтерпа и покровительница танцев Терпсихора». Их автор – Зильфат Рауфович Басыров. Впрочем, если присмотреться к «Евтерпе», то сразу бросится в глаза маска «с улыбкой», которая по традиции является атрибутом Талии, музы комедии и легкой поэзии. К чему бы это? А вы обратите внимание на капители колонн над парадным входом – там маски музы трагедии (причём попарно разные, хотя издали и похожие). Мало кто вообще знает, что капители с масками появились в 1956-м, когда в здании ещё работал коллектив Башкирского драмтеатра, отсюда, должно быть, и маски Мельпомены. Так что комедии явно не хватало, и Басыров всего лишь выступил продолжателем традиции, заложенной неизвестным (пока неизвестным?) скульптором из 1956-го. 
Грандиозные горельефы на зданиях УГНТУ и УГАТУ – «Строители» и «Покорители космоса» (Виктор Хусаинович Шарафутдинов, 1980-81) стали настолько привычными, что мы давно не воспринимаем их грандиозных масштабов. Сравниться с ними могут разве что мощные композиции в сквере З.Н. Нуриева на стене у Дома Республики (В.Х. Шарафутдинов, М.Н. Гульченко, Р.А. Петров, Ю.Ф. Солдатов) или на колоннах-пилонах здания Русского драмтеатра (Николай Андреевич Силис и Владимир Сергеевич Лемпорт. О них писала Рашида Краснова в № 6 журнала «Уфа» за 2006 г.).
Теперь поговорим о «беспокойных» памятниках, то есть о тех, которые (не по своей, конечно, воле) меняли места установки, иногда и не один раз. Большинство из уфимцев сразу вспомнит историю с памятником Александра Пушкина, «переезжавшим» два раза. Но он не один такой. В 1952 году на Случевской горе был открыт бюст Салавата Юлаева, автором которого стала Тамара Павловна Нечаева. Точно такой же вскоре появился в Малоязе, а чуть позже и в городе, носящем имя народного героя. Но после открытия в 1967 г. в Уфе конной скульптуры Салавата Юлаева* (скульптор Сосланбек Дафаевич Тавасиев), кому-то пришла в голову мысль, что садом Салавата надо назвать место у Телецентра, а тот, что с «висячим» мостом, переименовать – как раз подоспело 100-летие Н.К. Крупской. Дальше было много хуже. В «светлые» головы переименователей внедрилась сверхидея, что в саду Крупской памятнику Салавата (который и так уже немного передвинули, поменяв при этом первоначальный постамент) не место: известный всей стране бюст (в 1952-м вышла почтовая марка с его изображением) спрятали до поры в Летнем театре в парке Луначарского. И фактически о нём забыли. Немало лет прошло, прежде чем бюст обрёл новое место – в санатории «Янгантау».
Почти та же участь постигла ещё одну работу Нечаевой (и архитектора Н.И. Озёрной): бюст Ивана Якутова, установленный в 1952 г. на центральной аллее детского парка, в начале 60-х оказался перед воротами со стороны улицы Ленина. А в 1990-е гг. бюст «выселили» на одну из аллей парка (совсем недавно его место у входа в парк заняла работа Х. Галиуллина «Дом куницы», в свою очередь, «переехавшая» сюда с площади у Гостиного двора). Передвинули (и повернули) в 1977 г. памятник Маяковскому (о нём ниже), на новом месте оказался и установленный в 1970 г. перед зданием Статуправления памятник А.Д.Цюрупе (скульптор Владимир Исаакович 
Сычёв). Перенесли даже памятную стелу с места, где стоял родной дом С.Т. Аксакова в саду его имени (Ю.Ф. Солдатов, 1991), т.к. первоначальное место оказалось в глубине большого газона.
Некоторые памятники остаются вроде бы на месте, но меняются внешне. Широко известна история с первым памятником Ленину в одноимённом сквере, чуть меньше – с покраской или перекраской как бетонных, так и бронзовых скульптур: выкрашенный «серебрянкой» Пушкин стал чёрным, чугунный Салават Юлаев «покрылся» медной патиной, выкрашены чёрным девушки и рельефы на Монументе дружбы (скульпторы М.Ф. Бабурин и Г.П. Левицкая, архитекторы Е.И. Кутырев и Г.И. Гаврилов, 1965). Кстати, фотография, сделанная в середине 60-х Алексеем Бушкиным, подсказывает нам, что на монументе изменился не только цвет скульптур: в оформлении центрального рельефа (скульптор Галина Павловна Левицкая) кое-что утрачено. Это «кое-что» находится в одном из музеев города (кому интересно, может поискать).
Меняются даже мемориальные доски, причём нередко они становятся значительно лучше. Так произошло с досками, посвящёнными С.Т. Аксакову, на Доме-музее писателя 
(Т.П. Нечаева, 1991), Ф.И. Шаляпину, М.В. Нестерову (Владимир Геннадиевич Лобанов и Фирдант Салимьянович Нуриахметов, 2012).
В 1960-м на Комсомольской площади (ныне Ленина), напротив здания Горсовета был установлен гранитный памятник Ильичу. В основу его был заложен хорошо известный «яхромский» тип (установленный в середине 30-х в г. Яхроме Московской области). Правда, неизвестный скульптор (а может, его имя всё же можно установить, ведь работа серьёзная?) «вытащил» руку вождя из кармана, а потом и вовсе «отзеркалил» его фигуру и сделал ей подпор в виде модного тогда каменного уступа (как на памятнике Сталина работы Меркурова 1939 г.). Очень скоро в окружении появившихся высоких зданий памятник стал выглядеть маловатым, и руководство Башкирии попросило скульптора Михаила Фёдоровича Бабурина после возведения Монумента Дружбы поработать ещё и над памятником Ленина в Уфе. Новый бронзовый памятник открыли в ноябре 1967-го, а прежний – из гранита – «переехал» в Дёму.
Что касается памятника, установленного у дворца культуры «Химик» на улице Первомайской, то, скорее всего, неизвестный скульптор (например, им вполне мог быть уже знакомый нам по памятнику Н. Гастелло художник УМЗ А.И. Панов), взяв за основу модель Алексея Леонтьевича Котихина (впервые установленную во Владимире ещё в июле 1925 года и растиражированную по стране в десятках экземплярах), внёс в неё незначительные изменения (например, немного вывернул ладонь и сильно «оттопырил» палец «призывающей» руки, как на скульптуре, выполненной в том же 1925 г. Георгием Дмитриевичем Алексеевым). Благодаря такому вмешательству фигура Ленина получила дополнительную экспрессию. При возможностях наших промышленных гигантов отлить небольшую скульптуру проблемой не стало. Сплошные предположения и по вопросу времени установки памятника, на известном снимке этого места, сделанном во второй половине 60-х (троллейбусная линия уже есть, а здания 9-этажки с «Сакмаром» ещё нет), запечатлён как раз момент подготовки к его установке. Вот только в газете «Советская Башкирия» за 1967-69 гг. информации об этом я не встречал. 
Как же так – удивится кто-то – памятник вождю, а имя автора – загадка. Но в СССР в каждом селе был свой памятник Ленину, в городах их вообще никто просто не считал, в Уфе, например, только Ленин во весь рост был представлен не меньше чем в двадцати экземплярах – на площадях, в парках, перед заводоуправлениями и школами. Изучающие этот вопрос исследователи давно разбили все эти многочисленные статуи (в Советском Союзе их было около десяти тысяч!) по типам. 
Некое усовершенствование тиражного памятника вряд ли делает его уникальным, потому имя скульптора и не указывается (а вот имя архитектора, делавшего «привязку» объекта к местности зачастую, наоборот, почему-то подаётся как имя автора. Но это уже огрехи не архитекторов…). 
Широко известный «двойной» памятник под названием «Ленин и Сталин в Горках» создан в 1937-1938 гг. скульпторами Е.И. Белостоцким, Г.Л. Пивоваровым и Э.М. Фридманом. В Уфе (после 1956 года) таких было как минимум три – в ЦПКиО имени Матросова, в сквере у авиационного института (т.е. во дворе здания Ленина, 61) и в парке «Победа» на улице Хрущёва 
(40-летия Октября). Скорее всего, все они были установлены в конце 1940-х. Чуть реже в нашей стране встречались памятники под тем же названием, но со стоящим Сталиным, работы В.Б. Пинчука и Р.К. Таурита. В нашем городе таких, кажется, не было (разве что где-нибудь на закрытой территории завода). Зато можно уверенно говорить, что памятник генсеку перед конторой Уфимского моторного завода в Инорсе сделан неизвестным скульптором по образцу как раз творения Пинчука и Таурита: Иосиф Виссарионович показан без звезды Героя. 
Ну, а главный памятник вождю обосновался в 1949 году в сквере Сталина у Оперного театра, на том самом месте, где нынче фонтан «Семь девушек». Это была точная копия гранитной скульптуры 1939 года работы С.Д. Меркурова, стоявшей у Третьяковской галереи в Москве (у нас только постамент повыше и материал другой – железобетон). Такой же точно стоял и в Инорсе.
Поздней осенью 1961-го московский гранитный Сталин оказался в запасниках Третьяковки, а его копии по всей стране были разломаны и закопаны. В том числе и в Уфе. То же самое произошло с двойными памятниками вождям.
Осталось рассказать ещё о трёх интересных памятниках.
Начнём с газетного сообщения: «Начата установка памятника В.В. Маяковскому в сквере на углу улиц Цюрупы и Сталина. Этот сквер будет носить имя поэта и станет одним из красивых в Уфе». 
Если вы ждёте имя автора скульптуры, то напрасно – больше об этом памятнике газета ни в том октябре 1960-го, ни позже ничего не писала. Но откуда тогда взялось имя Кибальникова? Кто-то предположил, другие (в том числе и я) подхватили. Очень похожая скульптура в Самаре (развалившаяся и потому снесённая, сейчас памятник заметно другой) называется типовой. Правда, там она, в отличие от нашей, не бронзовая. Можно предположить, что 60 лет назад Башкирский обком или горком партии обязал некий уфимский (причём небедный!) завод установить фигуру пролетарского поэта, а тот (завод), не стал мелочиться, и заказал по готовому «садово-парковому» образцу бронзовую отливку (скорее, даже изготовил её своими силами). А мы-то думаем-гадаем… 
Впрочем, та же самая история произошла и с памятником председателю ВЦИК М.И. Калинину (открыт в 1973 г.). Кстати, Ю.А. Узиков в своей книге «Уфимских улиц имена» прямо называет эту скульптуру типовой.
Как бы нам ни хотелось, но придётся признать таковым и памятник Серго Орджоникидзе на улице Первомайской, хотя у него вроде бы и есть автор. Сведения, выдаваемые Интернетом, – вообще полная чушь, ведь памятник открыт не в 1955-м, а в 1968-м – 28 апреля того года об этом событии писала «Советская Башкирия»: «Когда упало полотно, укутывающее памятник, все увидели, словно живого, товарища Серго…». Имя скульптора в газете, кстати, не называется. Бездумно повторяемая многими фамилия скульптора или художника М.Е. Тоидзе не известна ни Всемирной сети, ни справочникам. Только админы ДубльГИС засомневались и написали: «Г.М. Тоидзе». Т.е. Георгий Моисеевич. А что, известный скульптор, к тому же брат Ираклия Тоидзе – автора самого известного плаката Великой Отечественной «Родина-мать зовёт»? Но после названного харьковскими краеведами и взятого, видимо, прямо с потолка имени – С. Тоидзе, как и озвученного «краеведами» местными, – М.Е. Тоидзе, уже как-то не верится.
Добыть изображение скульптуры Орджоникидзе работы Г.М. Тоидзе мне пока не удалось. Надеюсь, авторство его подтвердится. Достаточно легко вычислить, откуда взялась дата установки уфимского памятника Орджоникидзе – до недавнего времени точно такой же стоял перед тракторным заводом в Харькове – как говорится, один в один с нашим, именно он, кажется, и был датирован 1955 годом. Самое любопытное, что ещё один памятник-близнец товарища Серго имеется в Якутии. Его установили в 1957-м в одном из парков Якутска, но после создания дома-музея революционера перенесли в Покровск. Там, кстати, нарком, по всей видимости, отлит из бетона, что очень серьёзно подтверждает версию о «садово-парковом» происхождении данного произведения, но никак не умаляет его художественных достоинств. Получается, что уфимский памятник самый молодой. 
Благодаря В.Н. Буравцову нашёлся автор бюста 
А. Пушкина, установленного в 1949 г. в аллее у Оперного театра: оказывается, его мраморный прототип работы Владимира Николаевича Домогацкого появился ещё в 1937 г. на Спартаковской улице в Москве. А вот имена создателей памятников А.М. Горькому у 3-й гимназии и Л.Н. Толстому в Инорсе узнать вряд ли удастся. Достаточно уверенно можно предположить, что они установлены в 1958 году или чуть позже вместе со скульптурами Н.В. Гоголя у Драмтеатра (на улице Гоголя), Н.Г. Чернышевского напротив «Родины», А.П. Бородина в Пушкинской аллее и бюстом А.С. Пушкина во дворе на углу улиц Калинина и Толстого. Но если последние без должного ухода разрушились, были снесены и о них забыли (памятник Бородину, похоже, сломали ввиду недовольства публики её «художественным уровнем», об этом писала «Советская Башкирия» в октябре 1960 г.), то Алексей Максимович по-прежнему волнует краеведов (см. журнал «Уфа» № 2 за 2020 г.).
Видимо, в том же 1958-м появился на берегу Белой у Оренбургского моста бетонный Василий Иванович Чапаев: бурка, шашка, усы – ничего лишнего. Но и этот герой попал в историю: когда начали строить речной порт (но так и не завершили), Чапаев, по свидетельству очевидцев, то ли рухнул, то ли в яму провалился, как и некоторые соседние старые дома. Рассказывают, что упавший уфимский памятник впоследствии установили в Чишмах**.
Как видите, типовыми можно считать и очень интересные с художественной точки зрения скульптуры. Многие помнят не только девушек с веслом***, но и балерин, малышей с мячом, многочисленных пионеров – с книгами, барабанами, горнами и знамёнами, украшавших (именно так!) наши сады и скверы и словесно замордованных назойливыми «разрушителями легенд». Где, кто и когда их лепил, какой у них был «тираж», почему у типовых скульптур так много разновидностей – вопросов много, ответов пока нет. Этой интересной темой, насколько мне известно, пока в стране серьёзно никто не занимался, хотя практически в каждом городском и даже сельском парке полвека назад стояли неплохие, хотя и отлитые из бетона (часто их называют гипсовыми) изваяния. Может быть, однажды станут известны и имена их создателей.

* До появления этого памятника на высоком берегу Белой его уменьшенная копия устанавливалась на сельскохозяйственной выставке (позже парк Гафури) и у дома № 8 по проспекту Октября. Утверждают, что стоял он некоторое время и в конце улицы Карла Маркса.

** Точно такие же памятники были установлены в Чапаевске, Чебоксарах и Черногорске. Так что Чишмы - уже четвёртый населённый пункт со скульптурой Василия Ивановича, название которого начинается на букву «ч». 

*** Вера Даниловна Волошина, служившая Ивану Шадру моделью для самой первой скульптуры с таким названием, была комсоргом диверсионной группы, в которую входила Зоя Космодемьянская, и трагически погибла вместе с Зоей в один день. В 1994 г. В.Д. Волошиной присвоено звание Героя России.

Анатолий ЧЕЧУХА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

75-летие Победы Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг