ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Нефть - как символ
Глава Башкортостана Радий Хабиров встретился с руководителями малых нефтяных ...

Чей лед победил?
Определились победители новогоднего конкурса «Уфа праздничная» на лучшее офо...

Школа Монсона
Именитый боец смешанных единоборств из США Джефф Монсон открыл в Уфе школу по д...

Мы в «ЮНЕСКО»
Уфа может войти в «Сеть творческих городов» ЮНЕСКО.
Это поможет сделать г...

Мустай для всех
Книга «100 стихотворений» Мустая Карима,  по мнению Ассоциации книгоиздателе...

Обновление Русдрама
Русский драмтеатр ждет масштабная реконструкция.



     №2 (231)
     Февраль 2021 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

ЗНАЙ НАШИХ!

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ИТОГИ ГОДА

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ОПРОС

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Спорт

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

Ситуация

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

УЧИТЕЛЬ ГОДА

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ВИЗИТЫ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

Лицо Уфы

УЧИТЕЛЬ ГОДА - 2020

75-летие победы

Дети войны

ВЫПУСКНИК-2020

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты

МУЗЫКАЛЬНАЯ ВОЛНА

Нам 20

Маршруты мэра








РУБРИКА "Нам 20"

«Алла бирса, все наладится!»


Интервью о жизни, семье и творчестве актера Башдрамы народного артиста РБ и РФ Хурматуллы Утяшева было опубликовано в февральском номере за 2002 год журнала «Уфа». Спустя почти два десятилетия мы вновь напросились к нему в гости, чтобы узнать, какие перемены произошли за это время.

Как оказалось, Хурматулла Газзалеевич бережно хранит все вышедшие о нем публикации, читает наше издание и особенно любит материалы о театральных премьерах, гастролях и интервью со своими коллегами.
- Накопилось журналов и газетных вырезок целый чемодан, - признался актер.
Утяшев прекрасно помнит тот период жизни, когда вышел первый номер «Уфы». 
- Я тогда работал актером. Мне было чуть за 40, а сейчас я уже молодой пенсионер, - смеется он. - Потом, с 2001-го - возглавлял Башдрам в качестве директора по основной части. И все это время выходил на сцену. С понедельника по пятницу – административные вопросы: течет крыша, сорвало кран, низкая зарплата актеров, устроить в роддом, выбить место в детском саду, в субботу и воскресенье - театральные подмостки. Так получилось, что 12 лет работал практически без выходных.
- Что тяжелее: решать вопросы с крышей или играть на сцене?
- Тяжелее давались административные вопросы. Это же просто бесконечный круговорот задач и проблем. А спектакль – общение со зрителем, от него есть отдача, энергия. Я забывал обо всех вопросах, когда выходил на сцену. Люди в театр идут за жизнью, перед глазами происходит чудо – только для тебя. Кино в этом плане «мертвый материал». В театр стремится масса людей, незнакомых, чужих, с разными настроениями. А после спектакля – они вдохновлены, объединены идеей, можно предположить, что и мысли их схожи. Если спектакль был о родителях, маме – то они выйдут из театра и, скорее всего, тут же наберут родной номер. 
Если человеку плохо, он идет в храм Мельпомены и там находит ответы. Это магия! Зритель - партнер и соучастник, если контакта с залом нет, актеру сложно. Занавес закрывается - все исчезает. Свидетелем вот такого эфемерного явления становятся актеры. Ты же творишь, перед твоими глазами возникает иллюзия и в тот же день умирает. И ты сразу видишь результат своего труда. Я посчитал – за свою карьеру, совмещая и директорство, и актерство, выходил на сцену более 890 раз! Те 12 лет пролетели как один день: бывали и взлеты, и кризисные моменты. Это нормально.
- Сейчас Башдрама – ведущий театр Уфы, один из лучших. А вы говорите про крышу…
- Когда нам выделили здание – казалось, все. Твори, создавай, репетируй. Но при близком рассмотрении оказалось, что крыша построена по южному проекту: она была плоской. А наш башкирский снег ее просто продавливал. И с 9 по 1 этаж все отсырело: обои, рамы, двери, появилась плесень… Ломался транспорт, денег не было. Помог тогда президент Башкирии Муртаза Рахимов. Я обратился к нему, минуя всех своих вышестоящих начальников, эмоциональный был. Встретил его в парке у правительства совершенно случайно. Он стал расспрашивать, как дела, как работа, и тут я все и выпалил. Муртаза Губайдуллович пригласил зайти к нему. И через неделю мы действительно встретились. Мы проговорили три часа! Рахимов рассказывал про то, как он студентом на трамвае из Черниковки каждую неделю ездил в оперный театр – тогда драматический был в этом же здании. Как экономил копейки, чтобы купить билет. Говорил о том, что они, деревенские ребята, очень скучали по своему языку, и постановки башкирского театра были для них отдушиной.
В 1992 году в театре был пожар, и труппа до 2000 года ютилась то в оперном, то в ДК «Нефтяник». Это плохо отразилось на коллективе – нормальных условий труда для творчества не было. Я и пожаловался на все это… и на низкую зарплату, и на все-все. Результатом нашего многочасового разговора стал указ «О Башкирском госакадемтеатре». Согласно документу, город обязали ежегодно выделять 300 квадратов жилья для актеров, путевки в санатории, в два раза повысить зарплату, выделить автобус. 
Тем временем сам театр еще требовал внимания. Была сцена, зал и фойе. А ведь театр – это настоящая мини-фабрика, где делают декорации, шьют костюмы, обувь, находятся грим-комнаты актеров и склады. До 2008 года актеры сидели в необорудованных холодных коридорах без воздуха и окон. А каждый месяц надо выпускать новый спектакль. Не было своих сотрудников, поэтому даже элементарные детали для сцены приходилось заказывать на заводах – а это дополнительные деньги. Не было костюмеров, режиссеров – они все ушли, так как не были востребованны, на дворе же были 90-е. Приходилось выживать!
И тогда передо мной встала уже другая задача - получив здание, собрать команду. А театр в долгах за костюмы, доски, пиломатериалы, железо. Когда это узнал - был шок, неделю не спал. За полгода тогда постарел, поседел. Были мысли все бросить. Но все же наступил перелом. Актеры стали ощущать свою ценность, получать достойную зарплату за труд, и творчество в театре стало возрождаться. Начали приглашать «со стороны» постановщиков: Ильдар Гилязов поставил потрясающий спектакль «Нэркэс», затем на сцене играли «Мою жену зовут Морис» Фарида Бикчентаева, «Последнее море Чингисхана» Нурлана Абдыкадырова. В 2002 году за работу в этом спектакле я получил премию Салавата Юлаева.
Директором по основной деятельности я работал с 2001-го по 2005-й, потом вернулись после завершения учебы Рустам Хакимов и Айрат Абушахманов, начали работать режиссерами.
- В этот же период Башдраму довелось принимать фестиваль «Туганлык».
- Да, в 2006 году на конкурс мы готовили «Пролетая над гнездом кукушки». Я был во втором составе, дублером. В это же время пригласили сниматься в кино. Уехал, рискнув. Актер из основного состава, исполняющий роль Макмерфи, заболел, а до фестиваля - считанные недели! Пришлось срочно заняться постановкой. Пока сидел в аэропортах (съемки были в Улан-Удэ) - выучил все монологи и приехал готовый. День и ночь работали, вся труппа на «нерве». Не было 100-процентной сыгранности, но это в итоге пошло нам на руку: получилось безупречно. Думаю, такого бы не случилось, если бы постановка шла полгода. Показалось, что вышел на сцену – 15 минут – поклон и аплодисменты. Спектакль получил Гран-при, Айрата Абушахманова наградили за самую лучшую режиссерскую работу, меня отметили за лучшую мужскую роль. Тогда, в 2008 году, впервые в истории нас выдвинули на «Золотую маску».
В 2009 году меня пригласили в члены жюри этой премии. В Москве я прожил 40 дней, смотрел все лучшие спектакли. Это был настоящий подарок.
- Какую еще свою роль вы можете особо отметить?
- В спектакле «Ахмет-Заки Валиди Тоган» – играл Ататюрка. Когда дали роль, начал изучать его биографию. Оказалось, что имя Ататюрка запрещается давать ребенку. Для турков оно священно. Он хорошо разбирался в геометрии, преподавал, приходил в школы, собирал интеллигенцию, в том числе Валиди. Для своего народа он был реформатором. В 2010 году в Турции прошли Дни культуры Башкортостана. Выехала представительная делегация: ученые, интеллигенция. Повезли этот спектакль. Когда я вышел на сцену – турки встали, начали аплодировать. Это было неожиданно. Земляки Ататюрка выдвинули меня на свою театральную премию имени Исмета Кюнтая, которую до этого не давали ни одному иностранцу. 
- Вы же еще первый ведущий первого башкирского конкурса красоты.
- Да, в 1992 году мы организовали первый «Хылыукай», где был ведущим и сорежиссером. В этом году конкурс стал всероссийским: объехали десятки городов. Порадовало, что даже несмотря на жизнь вдали от исторической родины, семьи сохраняют свою культуру и язык. Девушки все красавицы и друг на друга похожи. Одна участница из Сургута, например – родилась в Башкирии, а семья живет на Севере. Таких много. В Пермском крае у башкир свой говор, в Челябинске и Кургане - другой. Очень интересно.
- Не страшно было путешествовать? Все-таки обстановка напряженная и работа с людьми?
- Люблю путешествовать. Я же Стрелец, выезжать для меня необходимо. Переболел коронавирусом: в отпуске подхватил. В итоге пневмония, лежал в больнице под кислородом. Получил результат с антителами, так что, пока была защита, решил не отказываться от такой возможности.
- Изменились ли предпочтения зрителей за это время?
- 20 лет назад мы играли репертуар, в котором был баланс, - и трагедии, и музыкальные комедии. Зритель мог находить для себя то, что ему по душе. Сейчас, мне кажется, в театральном мире больше склоняемся к развлекательности, больше думаем о кассовых сборах. Понятно, что это требование времени, нужно, чтобы окупались затраты. При этом художественная составляющая работы уходит на второй план.
- Каким для вас стал 2020 год?
- Удивительным. Я, будучи режиссером, поставил два спектакля. 1 марта состоялась премьера «Шамсетдина и Шамсуры» по произведениям Анатолия Гиниятуллина, я был сосценаристом. Уникальный проект, в котором не было главных героев, у каждого актера свой хороший, пронзительный монолог. 1 октября 2019 года переехали на малую сцену оперного театра. Три раза сыграли, и тут коронавирус...
Самое большое везение для меня – бенефисный юбилейный концерт, который состоялся 14 марта на большой сцене оперного театра. 
День рождения у меня 23 ноября, и в 2019 году мне исполнилось 60, а 4 декабря праздновали 100-летие театра. Решил, что не будем отвлекать внимание от театрального юбилея, и перенес свой бенефис на весну. Январь и февраль прошли в подготовке, сценарий написала Динара Каюмова, режиссером стала Сулпан Аскарова. Прошло все успешно. 14 марта бенефис состоялся, а уже через неделю все театры закрылись… Шутил, что я безгрешный – очень переживал, билеты проданы, аншлаг. 
- Чем занимались во время карантина?
- В 2020 году написал книгу «Батыры Таштугая» - о своем отце, Газзали Утяшеве, известном батыре, чемпионе по борьбе курэш. Он 15 лет выступал, боролся на ковре курэш до 62 лет и ушел непобежденным. После карантина руководство попросило заняться постановкой о генерале Шаймуратове. Я уже играл его в 1998 году в пьесе Флорида Булякова. Это ценный образ для меня - родной брат отца был в 112 кавдивизии политруком. Есть фотография, где он играет на курае. Есть книга политрука кавдивизии Ахтяма Ихсана «На огненных копытах», которую знаю с детства. Портрет деда висел на самом видном месте. Отец - участник войны, и он тоже служил в 23 кавдивизии. (В 2019 году на родине папы поставили бюст.) Он рассказывал, как ловкость и сила не раз спасали его от смерти. Во время боя конь был ранен: в ногу попал осколок. Он смог на всем скаку перепрыгнуть на другую лошадь, как потом оказалось, немецкую. В седле сумка, важные документы, портмоне, которое он привез домой; теперь трофей находится в районном музее, где есть уголок отца.
Хранителем историй в нашей семье являюсь не только я, но отец мне рассказывал чуть больше. Мы пасли летом скот. Помню себя на лошади, мне 9-10 лет. Встаем в четыре утра – спать так хочется, но надо! На три дня уезжали в лагерь, с собой хлеб да вода, чай пили. Три дня оторваны от мира. Тогда он и рассказывал мне их, всего пять-шесть историй. Когда я играл Шаймуратова, мне это помогало. Тогда правду о войне не писали, а в фильмах, по его словам, показывали неправду. Он постоянно мне повторял: «Сынок, ты должен быть офицером – физиономия офицерская! Меня несколько раз хотели назначить командиром, но я на русском не писал и говорил плохо. Отказывался, так как был необразован. Ставили учителей, а командовать они не умеют». Отец был сержантом, а хотел быть офицером. Уже позже, в базе данных «Память народа» я нашел документы, в которых говорится, что он уничтожил 12 фашистов.
- Как шла работа над постановкой про Шаймуратова?
- Сценарий написала Зухра Буракаева, я стал режиссером. Премьера постановки «Потомки Салавата не отступят» состоялась в ноябре 2020 года. Спектакль создан на основе исторических документов, консультировал нас Салават Хамидуллин. Использовали информацию из музеев. Постановка интересная – синтез кино и театра. Генерала Шаймуратова играет Артур Кабиров.
Как оказалось, мы многого не знали о легендарном комдиве. Шаймуратов говорил на пяти языках, служил в Китае, в Москве в кремлевском полку. А родился в бедной многодетной семье батрака. Он сам себя сделал. Кавалеристы к нему обращались «атай». 
«Если вы мне поверите, я сделаю вас героями!» - сказал он, и люди пошли за ним. Слово свое сдержал - 78 героев СССР в дивизии, ни в одной части такого больше не было. То, что память о нем возрождена, - восстановление исторической справедливости.
- Что вы пожелаете читателям в 2021 году?
- Бык прямолинейный, но если умело им управлять, год будет богатым, хорошим. Тяжелые моменты забываются. Общество развивается по спирали, поэтому было плохо – должно быть хорошо. Не надо терять надежду и, алла бирса, все наладится. Хочу, чтобы Башкортостан держал свой уровень, а в семьях был материальный достаток и покой. Желаю, чтобы мы, земляне, в 2021 году жили в согласии, гармонии во всех сферах: работе, обществе, природе.

Розалия ВАЛЕЕВА.








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал 75-летие Победы Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг