ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Будут парки и скверы



     №1 (242)
     январь 2022 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

Нам 20

Дневник мэра

НАШ НА ВСЕ 100

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ДВЕ ПОЛОВИНКИ

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

75-летие победы

Дети войны

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты

Человек и его дело

Архив журнала








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

От царства к империи: башкирский фактор


Отметив в начале ноября  2021 года трехсотлетие Российской империи, мало кто задумался над тем, что титул императора, принятый Петром I, не привнес ничего нового в статус российского государства. До 1721 года краткий официальный титул российского монарха, используемый в делопроизводстве, формулировался так: «Государь, Царь и Великий князь всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец». Безусловно, ключевым словом в кратком титуле было слово «царь», потому и страна называлась Российским царством. Кстати, слово «Россия» не является самоназванием. В отличие от понятия «Русь», оно пришло к нам из Византийской империи. При Иване Грозном слово «Россия» вошло в обиход, но только при Петре I его стали писать с двумя буквами «с».

В правовом отношении наша страна заявила о своих имперских амбициях не 2 ноября 1721 года, а 16 января 1547 года, когда в Успенском соборе Московского Кремля митрополит Макарий венчал 16-летнего Иоанна Васильевича на царство. Рано или поздно этот факт вынуждены были признать  константинопольский патриарх и европейские государства. 
Отметим, что до этого события «царём» на Руси называли византийского императора и ордынского хана. Таким образом, венчание на царство означало, что Москва заявила о своих претензиях на наследство одной из, а может, и обеих империй. 
Между понятиями «царство» и «империя» не существовало принципиального различия как в XVI - XVIII веках, так и в наше время. Задолго до Петра I «царством» называли страну, объединяющую несколько прежде самостоятельных государств. Как писал историк С.Ф. Платонов: «В XVI и XVII веках наши предки «государствами» называли те области, которые когда-то были самостоятельными политическими единицами и затем вошли в состав Московского государства. С этой точки зрения, тогда существовали «Новгородское государство», «Казанское государство», а «Московское государство» часто означало собственно Москву с её уездом. Если же хотели выразить понятие всего государства в нашем смысле, то говорили: «все великие государства Российского царствия» или просто «Российское царство». 
Когда в 50-е годы XVI века к Москве были присоединены Казанское и Астраханское ханства, титул царя наполнился реальным содержанием. В отличие от Новгородской и Псковской земель, возникших в результате распада древнерусской государственности, Казань и Астрахань считались вполне суверенными государствами, претендующими на ордынское наследство. Таким образом, включение этих ханств в состав Московского государства придало ему подлинную имперскую структуру.   
Интересно, что представление людей XVI - XVII веков о «царстве-империи» полностью соответствует современному научному пониманию термина «империя». Жозеф Коломер считает, что империи вбирают в себя множество небольших политических единиц (государств, городов и народов), которым присущи самые разнообразные институциональные статусы. 
Таким образом, первым и основным признаком империи является то, что они собраны из прежде самостоятельных государств. Любопытно, что величина территории империи является относительным понятием. Швеция, Речь Посполитая и Бургундия (некоторые исследователи относят их к имперским политиям) даже в период своего наивысшего величия не могли сравниться с владениями Чингисхана, Британской или Российской империями.   
Коломер отметил и второй немаловажный признак любой империи - административно-правовую пестроту и несхожесть положения населения отдельных областей. В какой степени это свойство империй осознавалось русскими людьми XVI-XVII веков? В 1665 году русский перебежчик Григорий Котошихин написал в Швеции сочинение о России в царствование Алексея Михайловича. В этой книге бывший подьячий Посольского приказа указал, что народы Казанского и Астраханского ханств управляются особым ведомством - Приказом Казанского дворца. На вверенной ему территории этот приказ не делил власть даже с Посольским или Разрядными приказами. Таким образом, Приказ Казанского дворца имел полномочия вступать в дипломатические отношения с соседними государствами и даже заниматься вопросами обороны своих границ. Налоги, собранные Приказом Казанского дворца, не поступали в Москву в общероссийскую казну, но расходовались на местах на постройку оборонительных сооружений или на жалованье местным служилым и приказным людям. Даже спустя столетие после взятия Казани и Астрахани российские монархи не спешили распространять на бывшие ханства общероссийские порядки. Наличие в российском управлении специального ведомства по делам нерусских народов бывших ханств подчеркивал их особый статус в государстве.
Впрочем, единообразия не было не только в масштабах страны, но и даже в границах территории, подвластной Приказу Казанского дворца. К примеру, два народа (татары и башкиры), веками жившие по соседству, говорившие на очень близких языках (80% совпадений), придерживающиеся одного и того же ханафитского мазхаба ислама, тем не менее управлялись по-разному. По подсчетам полковника Люткина, в 1720 году казанские татары платили подати государству от ясака до его половины с одного двора. Полный ясак составлял 8 рублей 80 копеек. В то же время башкиры платили со двора по 4 деньги, т.е. по 2 копейки. Таким образом, казанские татары платили в казну  податей в 200-400 раз больше башкир. Столь явная податная дискриминация татарского населения бывшего Казанского ханства - результат  наглядного применения к ним принципа Vae victis (горе побежденным). Башкиры, в отличие от казанских татар, вступили в российское подданство добровольно. Российские правители восприняли эту политику от монголов. В империи Чингисхана добровольность признания власти ценилась высоко. Некий Петр, «архиепископ Руси, бежавший от татар» (возможно, игумен монастыря Святого Спаса в Киеве), рассказывал о монголах на Лионском соборе: «...вполне соблюдают договоры с тем, кто немедленно им сдается...». 
Однако не только характер принятия российского подданства обуславливал положение того или иного народа в государстве. Чуваши, как считает большинство исследователей, также приняли российское подданство добровольно, но особых преимуществ в налогообложении не получили. 
Привилегированный статус башкир был следствием их военной службы государству. В отличие от всех других народов Поволжья и Сибири, башкиры имели независимую от Москвы военную организацию, призванную защищать юго-восточные границы страны. У других народов военная служба на постоянной основе была привилегией только элиты. Но у башкир обязанность защищать рубежи своих земель распространялась на все мужское население. В своих коллективных челобитных в XVII веке башкиры писали «не работаем великому государю», а «служим великому государю». 
Таким образом, необременительный башкирский ясак с лихвой покрывался так называемым налогом кровью. Как писали башкиры императрице Анне Иоанновне в 1734 году: «Против неприятельских людей стоим мы крепко, когда будут на нас неприятельские люди набегать, то мы чиним с ними отпору, ежели по нашей силе, то мы их побеждаем, а ежели не по нашей силе, то нас самих побеждают». На войне как на войне.
Вместе с тем исследователи указывают на третий признак имперского государства. В империях центр связан с провинциями «непрямым способом». Это значит, что правитель империи заключает особые пакты с местными элитами. Такие договоры минимизируют издержки центра по управлению отдаленными территориями, предоставляя окраинам широкую автономию в делах самоуправления. В Российской империи подобные соглашения могли заключаться только с теми, кто добровольно принял российское подданство. К примеру, жители Казанского или Сибирского ханств считались «взятыми саблей», т.е. завоеванными. По этой причине элиты этих стран не могли вступать в соглашение с российскими властями. Однако такие «пакты» имели место с украинскими казаками, калмыками, ногаями, Касимовским ханством и некоторыми другими народами. Оформлялись они не как договоры, а как жалованные грамоты, даруемые царем.
Сами башкиры были убеждены, что их подданство имело договорной характер. Шежере четырех башкирских племен (кипчак, бурзян, тамьян, усерган) гласит: «Составили указную грамоту, особо написали о наших землях и религии, дали слово и поклялись башкир, исповедующих ислам, никогда не насиловать в другую религию, и чтобы мы, роды, стали нести искреннюю службу; на эти оговоренные между нами условия, взяв друг у друга подписи, нашу грамоту в городе Казани записали в книгу. Записанная в эту же книгу указная грамота все еще у нас на руках». 
Наталья Федоровна Демидова отмечает: «В дальнейшем общие положения жалованных грамот требовали подтверждения и уточнения. Поэтому обращение башкир к правительству продолжалось, постепенно перерастая в более или менее систематические посольства. Для башкир это выразилось в непосредственном обращении по наиболее важным вопросам и спорам, которые не смогли решить третейские суды, не к уфимскому воеводе, а непосредственно в Москву в приказ Казанского дворца. Московские приезды башкир имели место уже в начале 20-х годов XVII в., так как именно для этого времени мы располагаем точными данными о присутствии башкир в столице».
С самого начала своего правления Петр I тяготился пестротой административных статусов отдельных территорий, народов или сословий.  Увлеченный идеями рационального управления, с которыми познакомился в Европе, Петр I попытался перенести административно-правовую систему немецких княжеств, Голландии и Швеции на территорию великой страны с невиданным разнообразием народов (от эстонцев до чукчей). Главным направлением административных и налоговых реформ становятся мероприятия по унификации системы управления и ликвидации привилегий отдельных областей. Как было заявлено в регламенте камер-коллегии: «Понеже никакого государства в свете нет, которое бы наложенную тягость снесть не могло, ежели правда, равенство и по достоинству в податях и расходах осмотрено будет». 
Царь ликвидирует Приказ Казанского дворца, лишает башкир всех преимуществ договорного подданства: от вотчинного права до свободы вероисповедания.
Но стремление Петра I к единообразию своих подданных почувствовали на себе не только башкиры, но и все народы и сословия, чей статус определялся договорными соглашениями. Именно в период петровских преобразований на Дону поднимаются казаки Кондратия Булавина. Это движение в советской историографии было принято называть третьей крестьянской войной. Часть запорожцев во главе с кошевым атаманом Константином Гордиенко, возмущенная покушением российских властей на права и свободы Запорожской Сечи, переходит на сторону Карла XII. В 1708 году началась осада Терской крепости, которую возглавил башкирский хан Султан Мурат. Он командовал объединенным войском ногайцев, кумыков и башкир, стремившихся овладеть этим оплотом российской экспансии на Северном Кавказе.
Объективно внутренняя политика Петра I имела антиимперский характер, потому что ее главной целью была ликвидация всего разнообразия систем управления, административно-правовых статусов территорий и народов для создания унифицированного регулярного государства. О том, что деятельность Петра I имела разрушительные для империи последствия, пишут многие современные исследователи. Авторы двухтомной «Новой имперской истории Северной Евразии» И. Герасимов, М. Могильнер и С. Глебов отмечают:  «Попытка распространить унифицированные регулярные порядки на всю Россию вступила в противоречие с имперскими притязаниями Петра».
В нашей литературе башкирское восстание 1704-1711 годов принято объяснять повышением налогов и податей в условиях военного времени. Однако исследователи не обращают внимания на тот факт, что при Петре I башкир ограничивают в вотчинных правах, изымая из родовых владений леса вдоль судоходных рек. Именно при Петре I вводятся дискриминационные законы в отношении права башкир свободно исповедовать ислам. Правительство допустило и грубое вмешательство в семейные отношения башкир. 
Восстание 1704-1711 годов защищало права и привилегии башкир, которые они получили в период принятия российского подданства. Объективно восставшие добивались сохранения имперской структуры российского государства с его сложным и разнообразным устройством. Башкиры этот факт не только осознавали, но и стремились делами продемонстрировать свою верность империи. Так, с точки зрения элементарной логики невозможно объяснить факт того, что восставший народ организует и посылает вооруженные отряды в российскую армию на фронты Северной войны. Однако с точки зрения самих башкир, это действие должно было показать верховному правителю, что они, в отличие от него, соблюдают условия своего подданства. 
Если деятельность Петра I фактически была нацелена на разрушение имперской структуры государства, то зачем ему понадобилось принимать титул императора? Дело в том, что весь культурный фон петровских реформ проникнут символикой римской имперской традиции. Она противопоставлялась обычаям русского царства, в котором сохранилось еще много ордынских следов. По этому поводу у некоторых исследователей есть мнение, что в истории человечества существовали два типа империй: «римский» и «евразийский». Империи, предпочитающие разнородность как фундамент имперского правления, представляют собой «евразийский путь», а империи, склоняющиеся к унификации и гомогенности,  идут по «римскому пути». По-видимому, Петр I и его окружение интуитивно понимали, что переименование царя в императора создает идеологическое обоснование для реформирования традиционного устройства российского государства. Вместе с тем идея «римского пути» противоречит самому определению империи как государства, в котором отсутствует единообразие в управлении различными территориями. 
Кто же выиграл в противостоянии реформаторской политики Петра I и стремления башкир сохранить «старину»? Выиграли башкиры. После восстания 1704-1711 годов башкиры на 11 лет отпали от российского подданства. И только в 1722 году было заключено новое соглашение, выраженное в новой жалованной грамоте. Этот документ знаменовал собой начало возврата к прежней допетровской системе управления башкирами. 

Булат АЗНАБАЕВ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал Ufaved.info

Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Казанские ведомости


яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости