ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Проверка на зрелость
За торговым центром «Мега» на участке площадью 2,37 га начинается строительство ...

На орбите - «Муха»
Глава Башкортостана Радий Хабиров познакомился с легендарной творческой студ...

«Киборги» для деток
РДКБ и больнице №17 передали двух роботов для реабилитации маленьких пациентов...

Удачи на вступительных!
Выпускные в уфимских школах прошли в формате классных часов «Прощальный класс...

Спасибо «Уфе»
Новые площадки для игры в футбол оборудуют на территории школ №31 на улице Зорг...

Задать стандарты
«Город в парке» - семинар по этой теме,  организованный Институтом развития г...

Версия «Детства»
Казанский татарский театр юного зрителя имени Габдуллы Кариева готовит премье...

Засияли!
На Уфимском международном молодежном фестивале короткометражных фильмов «Сия...

В «Большом балете»
Артисты БГТОиБ Алиса Алексеева и Айрат Масегутов примут участие в телевизионн...

В честь комдива
На улице Рабкоров появились граффити, посвященные герою России, легендарному г...

«Сухая» победа



     №8 (225)
     Август 2020 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

Нам 20

Дневник мэра

НАШ НА ВСЕ 100

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ДВЕ ПОЛОВИНКИ

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

75-летие победы

Дети войны

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты

Человек и его дело



Выборы 2021





РУБРИКА "ЛЕГЕНДЫ УФЫ"

«Так пела дева, в грезы погружая…»


В мае 1925 года на страницах «Красной Башкирии» в рубрике «Театр и искусство»  была опубликована заметка за подписью «Гедиат» о концерте гастролировавшей в Уфе певицы Амины Бахтизиной. Рецензент был несказанно щедр на похвалы.

«Давно не приходилось быть свидетелем столь исключительного по своим достижениям успеха национальной песни, который был на днях в клубе «КИМ» на первом концерте вернувшейся с востока единственной любимой певицы Уфимской татаро-башкирской публики - Эминэ Бахтизиной.
Бахтизина принадлежит к тем большим талантам, которые своим исполнением заставляют аудиторию слушателей переживать лучшие минуты и забывать обо всем окружающем.
У певицы все данные налицо: нежность, эластичность, непринужденные движения, свобода голоса, а главное правильное толкование татарских, башкирских, узбекских и тюркских мелодий.
Кроме того, у певицы в репертуаре есть и русские лирические романсы. Певице Бахтизиной, несомненно, предстоит большая будущность. Остается пожелать, чтобы певица не ограничилась только одним концертом».
Восторги становятся понятнее, если учесть, что Гедиатом звали ее мужа Ибрагимова-Казанского. Судя по псевдониму, он тоже принадлежал к миру искусства, будь то театр, литература или исполнительское мастерство. 
Через неделю о том же концерте отозвался в «Красной Башкирии» местный знаток музыки и вокала товарищ Волконский, регулярно освещавший театрально-концертные события на уфимском небосклоне, который не пожалел ядовитых слов.
«На днях в «Красной Башкирии» была помещена заметка о концерте Бахтизиной, не совсем отвечающая действительности с точки зрения художественной критики. Во-первых, Бахтизина совсем не принадлежит «к тем большим талантам, которые своим исполнением заставляют аудиторию слушателей переживать лучшие минуты и забывать обо всем окружающем».
Во-вторых, у певицы отсутствуют «данные налицо»: нежность и эластичность, за исключением разве «непринужденных движений» и «свободы голоса», если под этой свободой подразумевать отсутствие какой-либо школы.
Правильное толкование татарских и башкирских мелодий также вызывает большие сомнения. По нашему мнению, Бахтизина принадлежит к той группе исполнительниц, которые, порвав связь с примитивным песнетворчеством своего народа, не приобщились и к европейской музыкальной культуре, из-за отсутствия необходимых познаний, остановившись на перепутье в роли эстрадной певицы с полулюбительским исполнением.
Молодой певице нужно учиться и учиться, так как при наличии небольших вокальных данных и некоторой музыкальности, она может потерять последнее, став на путь эстрадного кустарничества». 
Мне кажется, что истина лежит где-то посредине. Ибрагимов-Казанский искренне восхищался талантом жены, Волконский вряд ли вполне понимал прелесть и своеобразие «примитивного песнетворчества» татарского народа и мог доброжелательно оценить попытки современной его интерпретации. 
Тем более что о даровании и красоте Амины есть еще одно яркое свидетельство. Это поэтические строки, посвященные ей Мажитом Гафури. 
Несколько лет назад я переводила на английский язык любовную лирику этого признанного классика башкирской и татарской литературы. Удивительным образом в его стихах сочетались выработанные веками каноны персидской поэзии (система рифмовки, образы соловья и розы, трехчленное деление мира) с живыми чувствами, сиюминутными впечатлениями, приметами современности. В подборку был включен целый цикл любовных стихотворений, датированный 1919 годом. Я подумала тогда: «Неужели его настиг рецидив влюбленности в жену спустя добрых десять лет?» Нет, как истинный поэт Гафури загорался любовью и восхищением при виде других женщин и девушек. 

О чем бы я ни писал, тебя беззаветно любя, -
Пишу я лучом золотым, нисходящим ко мне от тебя.
Едва я увидел тебя и сияние глаз твоих -
Сложил эту песню я, сложил этот робкий стих.
И в черных твоих глазах, прекрасней которых нет,
Любви молчаливой твоей я прочитал ответ.
Как хорошо, нет слов! Любовью твоей храним,
Отныне я связан навек с желаньем каждым твоим!

И музой, вдохновившей Гафури весной 1919 года, была как раз юная Амина Бахтизина. Ей было лишь тринадцать лет, и она уже выступала на сцене. Но маловероятно, что любовные восторги она могла делить с поэтом, и скорее всего пылкие страсти - это плод его воображения. 

…Безмерно рад я, встретившись с любовью,
В разлуке с ней - тоскую вновь и вновь.
Свеча любви в душе пылает жарко, -
Ее огонь всю ночь мне светит ярко!

В семейном архиве внука Гафури Халита Анваровича сохранилась фотография двадцатилетней Амины, времени ее уфимских гастролей, с дарственной надписью «Мажиту агаю Гафури и Зухре-ханум на память». Красивая женщина, в облике которой, так же как в посвященных ей стихах, слились черты прошлого и настоящего. Судите сами: стрижка «буби копф», популярная в 1920-е годы, открытое платье без рукавов с пышным цветком на груди, эффектный макияж, смелый поворот головы, и в то же время в узоре платья угадываются мотивы восточных «огурцов», а серьги имеют характерные удлиненные очертания. Похоже, и на сцене она пыталась совместить Восток и Запад, чего не понял и не принял товарищ Волконский.
Мало сведений об Амине Бахтизиной дает нам Интернет, а казанский историк, к которому я обратилась за помощью, сейчас тоже самоизолировался и остался без доступа к архивам. Но кое-что отыскалось.
Согласно «Татарскому энциклопедическому словарю» (Казань, 1998), Бахтизина Амина Халиловна (1906-1997), певица (сопрано). В 1913-1935 годах выступала в концертах татарской музыки в Уфе, городах Урала, Сибири, Средней Азии. В 1926-1930 годах работала в Казани. С 1935 года жила в Бухаре. Упоминается о ней и в «Очерках по истории татарской музыки» Я.М. Гиршмана с соавторами.
Очень часто в качестве аккомпаниатора в гастролях ее сопровождал Загидулла Яруллин, талантливый татарский пианист-самоучка, который жил одно время в Уфе и дружил с Гафури. То пианино, которое сейчас можно видеть в Мемориальном доме-музее Мажита Гафури, помнит многих музыкантов, и в частности «пианиста Загида», как его называли друзья. 
Загидулла Яруллин остался сиротой в раннем возрасте. Мальчика взял к себе Иосиф Шнейдер, сосланный в Чистополь из Петербурга, который показал ему начатки музыкальной грамоты и обучил секретам настройки фортепиано. Отсюда любовь к этому инструменту. Загидулла начал с выступлений на ярмарках и в чайханах, работал тапером в новомодных синематографах, что помогло ему отточить свой уникальный импровизационный стиль. Именно за своеобразную манеру аккомпанирования, обогащавшую мелодию проникновенно звучавшими пассажами, вокалисты любили своего концертмейстера. Он воодушевлялся голосом певца, а тот в свою очередь - волшебными звуками рояля, и вместе, как в тигле алхимика, они творили чудо.
Хочется думать, что и в тот приезд в Уфу весной 1925-го Загидулла Яруллин и Амина Бахтизина вместе были в гостях в доме на Гоголевской улице, и мелодия, рождавшаяся под пальцами пианиста, вторила хрустальному сопрано певицы. 
А что же любовь? Любовь, пережитая поэтом в мыслях и мечтах, растворилась в ровном тепле супружеской привязанности.

Ты не дари мне свой портрет,
Я не нуждаюсь в нем.
Живет твой облик столько лет
В сознании моем!

Это из его стихов, посвященных верной, любящей Зухре.

Анна Маслова








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал Ufaved.info

Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Казанские ведомости


яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости