ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА




     №5 (186)
     Май 2017 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

ДНЕВНИК ГЛАВЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ARTEFAKTUS

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ЗА И ПРОТИВ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ








РУБРИКА "РОДОСЛОВНАЯ УФЫ"

Немеркнущий свет


Все время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.
Б.Л. Пастернак

Реки, напояющие вселенную


Тот осенний день я часто вспоминаю до сих пор, спустя сорок лет, хотя, на первый взгляд, ничего необычного тогда не произошло. Как сейчас вижу себя скользящим по только что замерзшим лужам, идущий позади отец несет мое новое приобретение - книгу. Меня распирал восторг. Нет, не впервые увиденные библиотечные полки - под потолок - удивили меня: я был поражен тем, с какой легкостью могу стать обладателем, хотя бы и на время, любой, даже самой инте-ресной книги.
Очень скоро я узнал о сказочном животном Тянитолкае и о добром моряке Робинзоне. Позже я открыл для себя и настоящего Робинзона Крузо, взахлеб чи-тал о приключениях странного племени коротышек из Цветочного города, с вос-торгом узнавал о забавах лучшего в мире привидения с мотором. И много чего другого.
Давно уж из того дивной красоты домика на Новомостовой библиотека пере-ехала в типовую девятиэтажку, а я все качусь и качусь по тонкому льду из моего золотого детства...

Первой в России библиотекой принято считать Императорскую публичную (ныне - Российская Национальная библиотека имени Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге). Она приняла читателей в 1814 году. Но еще в 1728 году от-крыла, точнее, приоткрыла, свои двери для простых смертных библиотека Акаде-мии наук, начинавшаяся с собрания Петра I. Кроме того, в 1728 году Сенат и Си-нод одобрили проект создания "публичной всенародной библиотеки", для чего даже были закуплены книги из собрания барона А.Корфа (впоследствии, правда, книги были переданы двум университетам).
Открытию Императорской библиотеки предшествовал вывоз А.В.Суворовым в качестве трофея после взятия Варшавы в 1794 году собрания книг братьев За-лусских. К началу XIX века оно состояло из 10 тысяч рукописей и 240 тысяч книг, из которых на русском языке была всего одна.
Стараниями графа А.С.Строганова это собрание было приведено в порядок. В 1810 году утверждено положение о библиотеке, но открылась она лишь 2 (14) января 1814 года. Над входом в читальный зал было начертано: "Словеса книж-ная суть реки, напояющая вселенную".
В апреле 1830 года к Совету министров с предложением об открытии пуб-личных библиотек в каждом губернском городе обратился президент Вольного экономического общества граф Николай Семенович Мордвинов (в своё время Мордвинов был единственным из членов Верховного уголовного суда, отказав-шимся подписывать смертный приговор декабристам). Инициатива была поддер-жана. Так в 1835-36 гг. в Уфе состоятельные дворяне передали для общественных нужд личные книги, а также пожертвовали средства на организацию библиотеки в Дворянском собрании. Она начала работать 25 марта 1836 года. Число книг в ней не достигало и полутысячи и она не была доступна для всех сословий. Тем не менее, эта библиотека была первой общественной.
В 1868 году ее фонды были переданы в образованную при Статистическом комитете новую библиотеку, которой могли бесплатно пользоваться все горожа-не. В 1909 году она стала именоваться Аксаковской в память 50-летия со дня смерти выдающегося уфимца. В 1914 году из здания городской Думы на Большой Успенской (ныне Коммунистической, сейчас в этом доме магазины и МВД) биб-лиотека переехала в только что построенный Аксаковский народный дом.
К 1917 году на территории современной Башкирии было 340 библиотек, главным образом земских.
После революции появилась тенденция к росту числа библиотек и их укрупнению, что объяснялось большим количеством книг, конфискованных у прежних владельцев. В июне 1921 года в доме, принадлежавшем прежде Елене Поносовой-Молло (см. журнал "Уфа" №2 за 2002г. и № 4 за 2003г.), открылась Губернская научная библиотека. Ее фонды были образованы из книг библиотек земства, Статистического комитета и духовной семинарии, духовного и Реального училищ, а также братьев Дашковых - Дмитрия и Андрея, - сыновей Д.В Дашкова, министра юстиции при Николае I, которые в 1903 году подарили городу своё собрание книг.
В 1930 году библиотека получает статус публичной, в 1936 году - республи-канской. Тогда же вместо "имени Максима Горького" стали писать "имени Н.К.Крупской". С 1992 года библиотека называется Национальной библиотекой Республики Башкортостан имени Ахмет-Заки Валиди. Сейчас в ней более трёх миллионов единиц хранения.


Три тополя на Усольской


Стоят на улице Сочинской возле небольшого одноэтажного дома - три ста-рых тополя. Когда-то они, возможно, были настоящим украшением этого уголка Старой Уфы. И опознавательным знаком библиотеки на Большой Усольской - так улица именовалась прежде.
Настоящее меценатство сегодня почти вымерло, сменившись гораздо более приземленным спонсорством. Богатый римлянин Меценат, финансировавший кружок поэтов, в который, между прочим, входили Вергилий и Гораций, через свою любовь к искусству навсегда вошел в историю. Модные нынче спонсоры тоже иногда попадают в истории, которыми богата жизнь России последнего де-сятилетия. По определению из Большого толкового словаря русского языка спон-сор - "лицо, оказывающее финансовую поддержку в обмен на рекламу". Тем не менее, сейчас даже бескорыстную поддержку называют спонсорством.
Уфимский второй гильдии купец Николай Кондратьевич Блохин был, конеч-но же, меценатом. Но спонсорством он тоже не брезговал, хотя и не слыхивал от-родясь о таком словечке. Но он знал: не убедишь - не продашь. А потому и появ-лялась в самых разных изданиях реклама его фирмы.
Основанная еще его прадедом в 1815 году как обычное торговое предпри-ятие, фирма Блохиных на рубеже веков, это видно и из рекламы, от первоначаль-ной сохранила разве что название. Доход от книгоиздательства и книготорговли был немалым: Николай Кондратьевич владел в самом центре Уфы почти целым кварталом земли и домов на ней. Именно здесь по сей день стоит основанный им книжный магазин "Знание", интерьер которого поражает покупателей и поныне: высоченный, как в "елисеевских" магазинах, потолок, изящные колонны, а вдоль стен - уютные антресоли второго этажа. Жаль будет, если в погоне за квадратны-ми метрами красоту эту уничтожат реконструкцией.
В 1869 году Блохин открыл на Большой Усольской улице библиотеку. В свое время она считалась одной из лучших, ведь уже через десять лет на ее полках стояло около 3 тысяч книг, а еще она выписывала более сотни российских журна-лов. В 1912 году Блохин подарил библиотеку городу.
В первые послереволюционные годы Н.К.Блохин все свое имущество отдал новой власти, что не помешало карающим органам заключить его в тюрьму. По сведениям краеведов Гудковых, Блохин, тогда 75-летний старик, так и умер в не-воле.
После смерти основателя библиотека "имени Октябрьской Революции", а позже 2-я городская, продолжала укреплять свои позиции: в 1924 году в ней было уже до 4-х тысяч книг, в 50-х годах - 10 тысяч. Сейчас было бы в три раза боль-ше, но в 1994 году в библиотеке произошел пожар, после которого 7 тысяч книг пришли в негодность. Директор библиотеки И.В. Русинова с сожалением говорит, что именно тогда в Центральной городской библиотеке оказалась энциклопедия Брокгауза и Ефрона, издание 1890 -1907 гг. - последнее, что некогда принадле-жало Блохину. Если не считать прекрасно сохранившегося здания 1855 года и вы-сохших осокорей у входа. "Я их при вступлении в должность принимала по описи как "отдельно стоящее дерево - тополь", - с улыбкой замечает Ирина Викторов-на.
Рядом с библиотекой, на принадлежавшей ему же земле Блохин выстроил кирпичное двухэтажное здание и передал его городу под училище. После рево-люции в нем "поселилась" 7-я школа ("заводская семилетка"), позже ее сменила 6-я. В один из дней 1938 года, в самый разгар уроков, вспоминает учившийся в этой школе А.Ф.Рубцов, раздался резкий хлопок, похожий на взрыв - это напом-нил о себе вездесущий уфимский карст: фундамент просел, и дала трещину стена.
Дом был объявлен аварийным. Но простоять ему пришлось еще шестьдесят лет.
1944 год. Война близилась к концу, и пора было подумать о фронте, прису-щем мирной жизни тогдашнего государства - идеологическом. В жизнь людей вернулись некоторые основательно подзабытые вещи и понятия: вновь в учебни-ках появились славные имена Суворова и Кутузова, военные (а потом и школьни-ки) получили очень похожую на дореволюционную форменную одежду, вышла из-под абсолютного запрета религия.
Вспомнили и о традициях земских библиотек, которые до революции явля-лись организующими центрами внешкольного образования: заведующие сель-скими библиотеками были тогда одновременно и организаторами лекций, чтений, курсов, спектаклей. Руководство страны решило вернуть библиотекарям прежние функции просветителей, но с усилением идеологических устоев.
 В октябре 1944 года в знакомом нам здании обосновался Уфимский библио-течный техникум. Усольская тогда уже была переименована в честь Максима Горького. А нынешнее название Сочинская появилось в 1950-е годы  в связи с присоединением к Уфе Черниковска с его собственной улицей, носящей имя "бу-ревестника революции".
При втором по счету директоре Рахматулле Сайфутдиновиче Еникееве стал складываться преподавательский костяк, в последующие 30-40 лет державший учебное заведение что называется "на слуху". И не только среди уфимцев: по всей огромной стране - от Сибири до Калмыкии разъезжались его выпускники, выпускники техникума были желанными абитуриентами в библиотечных инсти-тутах Москвы, Ленинграда, Челябинска.
В 1970-е годы здание вновь дало трещину. В 1997 году его снесли.

"Некто Б.Попов"


Так шутя представляется он людям, знакомым с ним только по газетным публикациям. Вот уже сорок с лишним лет в местных изданиях печатаются его статьи и воспоминания. При обращении к нему, так и тянет спросить: "Борис Ле-онидович, а стихов Вы никогда не писали?". А он, нисколько не удивившись, от-ветит: "Имя и отчество обязывают. Да и фамилия как у Б.Л.Пастернака тоже на-чинается на "П".  Ответит он, впрочем, почти на любой вопрос. У него и работа была такая - отвечать на вопросы: в библиотечном техникуме Борис Леонидович вел историю и основы научного атеизма. Честно отрабатывая свой хлеб, он не упускал случая вспомнить, например, о том, как бегал к стоявшей неподалеку от дома Никольской церкви, где, потешаясь над проходившими священниками, кри-чал вместе с друзьями: "Господи, благослови!". И при этом рассказывал о своих встречах с Петром Ищериковым - едва ли не единственным уфимцем, публично выступавшим против сноса 300-летней Троицкой церкви. 
Вообще феномен хорошего преподавателя истории недавнего советского прошлого как раз в том и заключался, чтобы через частокол общедоступных фак-тов "подтолкнуть" учеников к нестандартным выводам. Чтобы даже в критике основ религиозного мировоззрения разумный слушатель смог бы усмотреть не-кую, тщательно замаскированную суть.
Прирожденный оратор, Попов может говорить часами. И когда он начинает рассказывать о техникуме, бывшем для него "своим" почти три десятилетия, не-вольно думаешь о том, как повезло его ученикам, как повезло ему самому, что он работал именно в Уфимском библиотечном.
Судя лишь по небольшому списку предметов, включенных в программу тех-никума, выпускники его должны были походить на известного Фоку - на все руки доку: изучали они зарубежную и русскую литературу, отдельно литературу дет-скую, библиографию, организацию библиотечных фондов и каталогов, плакатное, переплетное, клубное дело, машинопись. От себя Борис Леонидович мог добавить фотодело, а также основы работы журналиста и сценариста. Редкий вечер смеха, КВН, капустник проходили не по его сценариям.
Часто он организовывал выставки по краеведению, которым "заразился" от Ищерикова и Скачилова (о В.А.Скачилове читайте в №9 журнала "Уфа" за 2003 г.).
А все же - пишет Борис Леонидович стихи или нет? Почти двадцать лет на-зад из-под его пера вышел сценарий вечера "Моя профессия". И еще тогда поя-вились строчки:
- Мы несем с собой светильник знанья,
Гоним прочь невежество и тьму.
Не нужны нам слава и признанье,
Служим мы народу своему.
Ни один вечер в техникуме не проходил без этого "Марша молодых библио-текарей". Но были там и слова, похоронившие впоследствии традицию хорового пения всем залом: "Помощник партии в борьбе за человека". Впрочем, Попов с улыбкой говорит, что есть хороший пример 90-летнего Михалкова-старшего, подправившего слова гимна. А Борису Леонидовичу всего-то 77.

Журнал "Уфа" // Анатолий ЧЕРКАЛИХИН



Комментариев: 0

Вас зовут*:
E-mail:
Введите код:
Ваше мнение*:
 





НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ



Ufaved.info

Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават Юлаев

сайт администрации г. Уфы



Телекомпания "Вся Уфа"

Газета Казанские ведомости



Яндекс.Метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook