ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Равняясь на поэта
В честь 101-й годовщины со дня рождения народного поэта Мустая Карима глава Башк...

О пандемии, молодежи, детях-сиротах
Глава Башкортостана Радий Хабиров принял участие в окружном совещании по вопр...

Пятые в России
По объемам ввода жилья Башкортостан занимает пятое место среди всех регионов Р...

«Демография» для уфимок
Благодаря региональному проекту «Содействие занятости женщин - создание услов...

Гранты - студентам
20 октября, в день рождения Мустая Карима, к его памятнику в одноименном сквере т...

Есть идея!
В Деме запущен пилотный проект создания стационарной сельскохозяйственной яр...

Обяжут через суд
Собственников исторических зданий, содержащих их в ненадлежащем виде, привлек...

«Жаворонок» прилетел
Спектакль Башкирского театра кукол стал участником российского фестиваля кук...

Едет молодежь
Четыре игрока ХК «Салават Юлаев» вызваны в сборную России на Кубок Карьяла.
<...


Будущим Цзю



     №11 (228)
     Ноябрь 2020 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

ОФИЦИАЛЬНО

НА КОНТРОЛЕ У МЭРА

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

НАШ НА ВСЕ 100

100-летие Республики

Золотой курай

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

СТОЛИЧНЫЙ ПОЧЕРК

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

ЗНАЙ НАШИХ!

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ПЕРСОНА

ЧЕРНИЛЬНИЦА

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ИТОГИ ГОДА

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

ОПРОС

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Спорт

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

Ситуация

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ВИЗИТЫ

ГОРОДСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

ФОТОРЕПОРТАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

IT-ЭКСПЕРТ

КУЛЬТУРТРЕГЕР

Закулисье

Наши герои

Музеи уфы

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

Лицо Уфы

УЧИТЕЛЬ ГОДА - 2020

75-летие победы

Дети войны

ВЫПУСКНИК-2020

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты

МУЗЫКАЛЬНАЯ ВОЛНА








РУБРИКА "ARTEFAKTUS"

Окно в былое


Стоит в южной, самой старой части улицы Коммунистической (бывшей Большой Успенской) красивый каменный дом. Давным-давно выстроил его мещанин М.А. Разумов. Место для жилья Михаил Александрович выбрал непростое, едва ли не утёс: восточнее и юго-восточнее начинается серьёзный уклон. Да и с юга участок подпирает овраг с безымянной речкой. Но вид отсюда прямо-таки волшебный.

Правда, летом вся эта красота скрыта за густой листвой, а горизонт тщательно «затянут» новостройками. Да и склон сильно срезали при прокладке дороги. Но как только опадут листья, отсюда вновь, как и в начале прошлого века, будет видна Покровская церковь. Почти та же, что и на фотографиях так любившего её снимать Аполлония Зираха. Та же, что и на открытке издателя Николая Блохина. Но несколько иная, по сравнению с той, какую её из окон разумовского дома видел сто лет назад А.Э. Тюлькин.
Да, именно отсюда ровно век назад – в 20-й год XX века – Александр Эрастович ловил золото уходящего лета. Любителей документальных подтверждений прошу не беспокоиться: никаких официальных бумаг или хотя бы воспоминаний по этому поводу не имеется. Зато есть «Гортензии» (картон, темпера. БГХМ им. М.В. Нестерова).
Опережая возражения, замечу, что на картине вряд ли осень – тень от колокольни церкви доказывает, что солнце стоит довольно высоко, а время уже около пяти часов дня (или шести по нынешнему «декретному»). В который уже раз я использую такого рода «солнечные часы», но здесь они удивительно точны. А ещё по отсутствию переплёта оконной рамы можно сказать, что окно широко распахнуто. Если, конечно, картина писалась в один день, а не за месяц.
Ниже привожу чуть более точные рассуждения насчёт времени года, но люди, не очень уверенно разбирающиеся в астрономии и физике, могут их не читать.
Церковь ориентирована с востока на запад, значит, примерно через час солнце будет на западе (примерно в 19 часов местного времени). Оно там будет садиться в день осеннего равноденствия. Но тень от луковицы колокольни показывает, что высота солнца над горизонтом едва ли не 35-40 градусов, тогда как в сентябре оно и в полдень на широте Уфы поднимается лишь до 43-х. Проверить все эти рассуждения было бы легко, если бы вид из окна разумовского дома летом не был закрыт густой листвой. Впрочем, за тенью от колокольни можно наблюдать и с другой удобной точки. 
Как и у любого известного человека, история жизни Александра Эрастовича обросла то ли легендами, то ли не совсем точными (или вовсе неправильными) выводами и даже «фактами». Взять хотя бы его дом на Волновой. Сейчас многие думают, что Тюлькин жил здесь всю жизнь, но это не так: дом куплен лишь в 1922-м. Впрочем, и в этой дате можно сомневаться, ведь, как вспоминает художник Николай Пахомов, Тюлькин не любил рассказывать о своих ранних годах и местах, где он жил раньше. Возможно, это связано с нежеланием засветить тот факт, что он был женат на дочери личного дворянина Марии Мартирьевне Агишевой. 
В чудом сохранившихся исповедных росписях Спасской церкви (по законам Российской империи все православные должны были регулярно ходить на исповеди) имеется запись о том, что он с отцом Эрастом (Ерастом) Елизарьевичем и матерью Варварой Андреевной жил в доме Комаровых на Большой Казанской (ныне Октябрьской Революции, 42 – как раз напротив Спасской церкви). Специально написал имя отца, зная, что вызову у многих возмущение, ведь абсолютно везде указано, что это имя его отчима, который Александра усыновил. Если не углубляться в суть вопроса, то вроде бы так оно и есть: из записи в метрической (церковной) книге следует, что 30 августа 1888 года (крещён 4 сентября) у крестьянина Уфимского уезда Архангельской волости деревни Дорогиной Порфирия Ананьевича Соколова и «законной жены его Варвары Андреевны» родился сын Александр. А позже приписано: «Отец Ераст Елизарьев Тюлькин. Справка об усыновлении на основании выписки об усыновлении 27 октября 1900 г.». Всё как положено. Вот только согласно «исповедкам» Спасской церкви, уже в 1887-м Ераст Елизарьевич и Варвара Андреевна жили вместе на Казанской. Поначалу священник, видимо, не разобравшись, даже записал, что на исповедь пришли муж с женой. Более того, в 1892 году Варвара родила сына Петра (сконч. в 1969-м), причём отцом опять записан Соколов. Родила она и третьего сына. Лишь 16 января 1900 года был заключён брак между Ерастом Елизарьевичем Тюлькиным, Вятской губернии и уезда ратником ополченцем 1-го разряда из запасных (первый брак), и Варварой Андреевной Соколовой (второй брак). Должно быть, именно в 1900-м скончался муж Варвары Андреевны Порфирий Соколов, так что отец всего лишь усыновил родных сыновей (нынче в загсе это назвали бы установлением отцовства), ибо по тогдашним законам отцом рождённого матерью младенца могли указать только её законного (записанного в церковной книге) мужа. 
Что за этим скрывалось, можно только догадываться. То ли Варвару насильно выдали замуж, когда её любимый был в солдатах, то ли имела место некая ошибка в записях. Во всяком случае, передавшаяся во многом и Александру Эрастовичу непокорность матери в любом случае налицо.
Да и сведения о жене Тюлькина – Марии Мартирьевне (специально повторяю отчество и подчёркиваю – не Мартемьяновна и не Мартьяновна) не только скудны, но и не отличаются точностью. Тридцать с лишним лет прожили они вместе. Но, кажется, мало кто о ней вспоминал и полвека назад.
С сохранившихся фотографий на нас смотрит красавица с какой-то тайной печалью в глазах. Венчался Тюлькин с Мусей Агишевой в крайне нестабильном 1919-м: жениху – 31, невесте 39. Н. Пахомов пишет, что для новобрачных был куплен дом на улице Спасской (ныне Дом-музей Ш. Худайбердина на Новомостовой), но жили ли они в нём, во всяком случае, в 1923-м в доме на Спасской был уже новый хозяин – Шагит Худайбердин. И почему они перебрались на Волновую? 
А в 1950-м художник похоронил свою Мусю на Сергиевском кладбище. Семьдесят лет назад… Александр Эрастович заказал для неё такой памятник, что и нынче смотрится вполне крепким, оставил в оградке место и для себя. Если вы войдёте на Сергиевское с главного входа на Высотной улице, обойдёте сторожку слева и свернёте прямо от неё на первую неасфальтированную аллею, то метров через пятьдесят справа по ходу увидите могилу М.М. Тюлькиной (1880–1950). А ещё через тридцать лет, когда пришло время и для него самого, старое кладбище уже было закрыто. 
Но вернёмся к «Гортензиям». «В самом начале пути у Тюлькина сформировалась своя тема, точнее, свой образ в живописи, который он с удивительным постоянством проповедовал всю жизнь, – образ старой Уфы, города его детства, юности, всей его долгой жизни. Он пишет белые и чуть розовые цветы на подоконнике, за которыми виден тихий, в закате солнца, патриархальный городок…», – писала о полотне искусствовед Альмира Гайнулловна Янбухтина. 
Удивляет золотой купол церкви, который, скорее всего, не был тогда таковым (во всяком случае, даже купол главного – Воскресенского собора не был позолочен, что дороговато для Уфы было). Возможно, это фантазия художника. А может, таким его сделал флёр, который художник «накинул» на всю картину. Золотыми пятнами художник отметил даже саму белоснежную (в те годы) Покровскую церковь. 
Насчёт заката я уже говорил, а пока задумаемся, что Тюлькин делал у Разумовых на Большой Успенской? Если зайти в этот дом – № 160 (раньше № 152) и посмотреть в окно, то вряд ли возникнут сомнения в том, что гортензии когда-то цвели именно здесь. В 1923-м, согласно переписи, в трёх домах бывшей разумовской усадьбы проживало 18 человек (четыре семьи в четырёх квартирах). Как знать, может, и квартира Тюлькиных была тогда здесь же. Во всяком случае, если отпевание умершего в январе 1918-го Мартирия Агишева – тестя Тюлькина, прошло в Ильинской церкви (ныне на её месте здания по ул. Валиди, 62 и 64), то тёщу – Анну Ивановну Агишеву в апреле 1922-го отпевали уже в Спасской на улице Октябрьской Революции. 
Мне почему-то кажется, что где-то до сего дня лежат написанные Александром Эрастовичем письма или открытки, на которых указан и адрес отправителя. Но никто до них пока не добрался…
«Окна – один из излюбленных объектов художника. Они в его произведениях приобретают символ границы меж двух миров, меж двух пространств. Более того, это своего рода художественный принцип, театр в театре, эффект пространства в пространстве», – писал о Тюлькине Георгий Калитов. К этому можно добавить, что «Гортензии» являются, скорее, связующим звеном между Уфой тюлькинской и нынешней, которая в стремлении стать суперсовременной может ненароком забыть о прошлом.

Анатолий ЧЕЧУХА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал 75-летие Победы Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Газета Казанские ведомости



яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости


Facebook





Золотой гонг