ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Федеральный совет
Глава Башкортостана Радий Хабиров и мэр Уфы Сергей Греков приняли участие в за...

В честь Кирилла и Мефодия
На набережной Белой прошел фестиваль «Славяне XXI века», собравший представител...

Виды на Забелье
На заседании Градостроительного совета республики под председательством глав...

Умный дом
В Уфе построят первый в России «Умный дом» с энергогенерирующим фасадом.



     №6 (235)
     Июнь 2021 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

Нам 20

Дневник мэра

НАШ НА ВСЕ 100

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

КРУГЛЫЙ СТОЛ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ДВЕ ПОЛОВИНКИ

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

75-летие победы

Дети войны

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты

Человек и его дело








РУБРИКА "РЕПОРТАЖ В НОМЕР"

Город, который вдохновляет


15 мая - Ночь музеев. Теперь их можно посещать онлайн. «Круто!» - воскликнули мы и поначалу с удовольствием «гуляли» по залам Эрмитажа и даже Лувра. Но безмолвная картинка с экрана не давала ощущения полного погружения и нисколько не завораживала. Стало понятно, что новые технологии - прекрасно, но офлайн-посещение - роскошь. Реальный поход в музей - это как медленное чтение, надо быть внимательным и готовым. К открытиям, эмоциям и даже потрясениям.

Перо писателя
На плавящейся от летнего зноя улице Пушкина прохожих то и дело оглушает тарахтящий отбойник (здесь ведутся дорожные работы), автомобилисты отчаянно сигналят, стремясь протиснуться через оставшийся узкий проезд. Из этой какофонии мегаполиса и 30-градусной жары я делаю всего шаг в Дом-музей Мажита Гафури… и окунаюсь в тишину и невероятную прохладу. На окнах слегка колышутся портьеры, тикают настенные часы, а передо мной - трехметровые белые двери, ведущие в выставочные залы. Бешеный XXI век остался где-то позади…
- Какие у вас мощные кондиционеры...
- Что вы, у нас их нет. Деревянный дом летом отлично сохраняет прохладу, а зимой - тепло, - объясняет заведующая музеем Гадиля Булякова и приглашает на экскурсию.
Мемориальный дом-музей Мажита Гафури открыт в 1948 году. Сегодня он один из пяти филиалов Национального литературного музея РБ. Одноэтажный деревянный особняк по Гоголя, 28/1 является памятником архитектуры XIX века, его построили после 1860 года. 
- Согласно справочнику Уфы 1908 года, дом № 24 на Гоголевской улице принадлежал Варваре Алексеевне Гиневской, жене Петра Филипповича Гиневского, который в 1906-1908 годы исполнял обязанности городского головы. Тогда деревянный одноэтажный дом с мезонином со стороны двора, удлинённым фасадом и двумя парадными считался респектабельным, - отмечает сотрудник музея Нурзиля Султангужина.
Дом состоял из восьми комнат, отапливался 7-ю печами, во дворе когда-то были большой фруктовый сад, колодец с навесом и фонарём, каретник, со стороны Пушкинской его защищала брандмауэрная стена, разрушенная в 2005 году. После революции дом отдали под детский противотуберкулезный диспансер.
- Мажиту Гафури за выдающиеся заслуги в развитии башкирской и татарской литературы присудили почетное звание народного поэта Башкортостана. И в 1923 году ему местным правительством был подарен этот дом. Здесь он прожил 11 лет, скончался 28 октября 1934 года от туберкулеза, - рассказывает Гадиля Мударисовна.
Семья Гафури занимала три комнаты. В гостиной, спальне и рабочем кабинете восстановлена обстановка квартиры поэта, в остальных трех залах размещена документальная экспозиция. Здесь были написаны повести «Черноликие», «Ступени жизни», «На золотых приисках поэта», драма «Красная звезда», либретто к опере «Труженик» по мотивам одноименной поэмы, многие стихотворения и рассказы.
В кабинете даже спустя век испытываешь трепет: здесь Мастера посещала Муза или наоборот - терзали творческие муки. Вот большой резной стол - свидетель раздумий и споров, на зеленом сукне - возвышаются ажурные медные подсвечники, лежат рукописи, на деревянной полке - тома «Большой энциклопедии», принадлежавшие поэту. А это один из самых ценных экспонатов - чернильный набор, подаренный писателю Народным комиссариатом юстиции БАССР. На подставке из черного мрамора - две стеклянные чернильницы, прибор для перьев, пресс-папье. Вопреки правилам мне разрешают взять ручку Мажита Гафури, и я уже могу вообразить фигуру поэта за столом, слышу шелест бумаги и потрескивание свечи. А в гостиной за большим столом уже собрались близкие и друзья… В доме у писателя часто бывали Афзал Тагиров, Даут Юлтый, Булат Ишемгул, Сайфи Кудаш, Гариф Гумер, Галимджан Ибрагимов, Шариф Камал, Салях Кулибай, Гайнан Амири, Сагит Агиш. Главное украшение комнаты - пианино германской фирмы «Дидерихс».
- Есть клеймо, где указано «Старейшая Российская паровая фортепианная фабрика «Братьев Дидерихс». Существует с 1810 года. Санкт-Петербург». Инструмент был подарен поэту в 1923 году в связи с 20-летием его творческой деятельности Народным комиссариатом просвещения. Сам Мажит Гафури, его жена Зухра и сын Анвар увлекались музыкой. Этих клавиш касались руки Газиза Альмухаметова, Султана Габаши, Салиха Сайдашева и Загидуллы Яруллина, - пояснила Гадиля Мударисовна.
В музее сохранили и уникальный текстиль семьи Гафури - скатерти и дорожки на пианино, украшенные ажурной вышивкой «ришелье».
- Зухра Камалетдиновна была искусной рукодельницей, шила на заказ одежду, тем самым зарабатывая на еду в непростые годы для семьи. Муж после свадьбы подарил ей швейную машинку «Зингер». Она умело вела домашнее хозяйство, «сводила концы с концами» и не отвлекала поэта от творчества мелкими бытовыми проблемами, - рассказывают работники музея.
Мажит Гафури ласково называл жену Зухрэкэй, а она его уважительно Гафури. Зухра получила прекрасное образование и воспитание под опекунством помещицы Суфии Тефкелевой - Джантуриной, у которой родители девочки работали портными. И до Октябрьской революции Зухра Камалетдиновна преподавала этику, татарский язык и литературу воспитанникам гимназии, которую создала и содержала известная в нашем краю меценат Марьям Султанова.
Хранится в Доме-музее и квитанция, в которой значится, что Мажит Гафури продал дорогой подарок - золотые наручные часы, а вырученные средства пожертвовал на содержание беспризорных детей. «Презент» же от работников печати - серебряный портсигар с дарственной надписью - поэт сохранил (он был заядлым курильщиком). 
- Сталкивались в своей работе с мистикой?
- Видеокамеры зафиксировали некое движение - по комнатам перемещались белые пятна. Но это было всего один раз, - говорит Нурзиля Султангужина.
Кроме видеокамер появилась в музее еще и другая современная техника - огромный телевизор и проектор.
- Сейчас мы внедряем новые мультимедийные технологии, сможем демонстрировать отрывки из пьес Гафури, включать песни на его стихи, готовим тексты для аудиогидов. Делаем все, чтобы заинтересовать посетителей, наших гостей и в особенности школьников, - делится планами Гадиля Мударисовна.
- Какие неожиданные вопросы задают дети во время экскурсий?
- Они подмечают бытовые моменты, например, почему раньше были кровати такого маленького размера и как люди на них помещались. Почему у поэта такая скромная и изношенная одежда? Мальчишек интересует репродуктор «Рекорд» 20-30 годов выпуска. Прибор подключался к радиорозетке, и люди могли слушать одну единственную радиостанцию, которая в то время была доступна. Не каждая семья могла позволить себе иметь репродуктор дома, ведь стоимость одного составляла более 20 рублей, а абонентская плата - 5 копеек в месяц. Для прослушивания программ люди приходили друг к другу.
Сегодня музейные работники трудятся над созданием аудио-сопровождения экспозиции, что поможет глубже погружаться в ту эпоху.
- И мы заходим в спальню поэта, и раздается звук швейной машинки, из рукомойника капает вода, слышим покашливание. В последние годы Гафури, измученный туберкулезом, работал сидя на кровати. Таким его и запечатлел корреспондент газеты «Правда». Сегодня та памятная фотография висит в спальне.

Шаляпин - и наш
«Жил я у прачки, в маленькой и грязной подвальной комнатке, окно которой выходило прямо на тротуар. На моем горизонте мелькали ноги прохожих и разгуливали куры. Кровать мне заменяли деревянные козлы, на которых был постлан старый жидкий матрац, набитый не то соломой, не то сеном. Белья постельного что-то не припомню, но одеяло, из пестрых лоскутков сшитое, точно было. В углу комнаты на стенке висело кривое зеркальце, и все оно было засижено мухами», - величайший бас мировой оперы Федор Шаляпин так описал свое скромное жилище в деревянном доме, что располагался на уфимской улочке Ханыковской (ныне Гоголя, 1).
- Нам и не придется ничего придумывать: все будем воссоздавать по этим описаниям, - говорит председатель городского Шаляпинского центра Елена Замрий.
Новость о том, что музей Шаляпина откроется в ближайшее время в одном из домов усадьбы братьев Соловьевых на Свердлова, 86, уфимцы восприняли с радостью и облегчением - наконец-то! Конечно, еще не закончено оформление всей разрешительной документации и не утвержден окончательный проект, мы все же позволили себе немного забежать вперед. Какие экспонаты появятся, как будут выглядеть экспозиционные залы?
- В перечне мемориальных вещей - фортепиано фирмы Карла Шредера, прижизненное издание книги Федора Шаляпина «Страницы из моей жизни», а также старинная шерстяная шаль, лапти XIX века. Из московского музея обещали передать два-три мемориальных предмета, включая бинокль Шаляпина, - перечисляет Елена Петровна и с сожалением добавляет, что драгоценное время упущено.
У городского Шаляпинского центра была возможность получить личные вещи оперного певца из рук его дочери - Ирины Шаляпиной-Бакшеевой. 
- Мы с ней поддерживали тесную связь, она приезжала в Уфу и готова была отдать предметы, принадлежавшие отцу. К сожалению, на тот момент музейный вопрос не был решён, и экспонаты ушли в музеи Москвы и Казани, и теперь собирать коллекцию будет намного сложнее. Готова была сотрудничать и дочь Марина Федоровна, проживавшая в Италии, мы встречались, активно переписывались, но она ушла из жизни, а ее дочь не говорит по-русски и не испытывает такого трепета к памяти дедушки, - говорит Елена Замрий. 
И поэтому будущий музей Шаляпина нуждается в помощи горожан: нужны столы, стулья, граммофон, зеркало, часы, посуда и другие предметы быта XIX века. Чтобы помочь музею, вы можете связаться с Еленой Замрий в соцсетях.
- Всех людей, которые будут передавать вещи, будем заносить в памятный список. Наши очень известные уфимцы уже пожертвовали буфет XIX века, сундук, швейную машинку. Но их имен пока называть не буду, - делится Елена Петровна. 
Сейчас, когда вопрос с помещением можно считать решённым, члены Шаляпинского центра займутся более плотной разработкой концепции музея. Как именно музей будет привлекать ценителей искусства?
- Это не мемориальный дом-музей, он там не жил, а именно музей, посвященный уфимскому периоду жизни Шаляпина. Помещение, конечно, небольшое, но я считаю, что первый и важный шаг сделан. Надеюсь, что в будущем появится мемориальный шаляпинский комплекс, имя оперного певца достойно этого. Тем более в 2023 году будет праздноваться 150-летие со дня его рождения, - говорит Елена Петровна.
По предварительной концепции в будущем музее планируется организовать несколько экспозиционных залов. В одном из них будет представлена комната юного певца. 
- Одеяло лоскутное у нас есть, студенты сшили еще в бытность Галины Александровны Бельской. На сундук Федор Иванович не указывает, но мы, наверное, поставим, ведь где-то он должен был хранить свои вещи. Хотя их было ничтожно мало. Он пишет, что приехал в Уфу гол и бос - в дырявых ботинках и с шалью на плечах, - отмечает Замрий. 
Есть идея представить экспозицию, посвященную «Уфе музыкальной». Здесь посетителям расскажут о великой пианистке Вере Тимановой, известной певице Елене Барсовой (Цветковой), об «Обществе любителей пения, музыки, театрального искусства», будут демонстрироваться их портреты, афиши, музыкальные инструменты.
Также можно сделать небольшой концертный зал, посвященный всемирной славе Федора Шаляпина, с большими афишами, фотографиями, высказываниями его современников. Здесь же можно будет проводить камерные концерты классической музыки. 
- Никогда не соглашусь с теми, кто говорит, будто Шаляпин не любил Уфу. Не может этого быть. В нашем городе очень многое было для него впервые: первые контракт, фото, исполнение многих ролей, автограф. Собственное имя на афишах тоже увидел впервые. В Уфе состоялся также и первый бенефис новоиспечённого артиста! Шаляпин вспоминал: «Я стал богатым. Никогда у меня не было такой кучи денег. Да ещё часы». Да, кто-то из уфимских меломанов подарил ему серебряные закрывающиеся часы на стальной цепочке!
После открытия «Шаляпин в Уфе» сможет стать частью музейного комплекса, который располагается в исторической части города. 
- Это, конечно, будет современная экспозиция - мы уже не можем архаично опираться на опыт старых музеев, когда ничего нельзя трогать, смотреть издалека, только набор мемориальных и старинных предметов. Будем использовать и медиасредства, и технические новинки из музейной отрасли, благо их очень много сейчас. Все должно работать в комплексе. И самое главное - музей, который мы планируем создать, должен быть живым, наполненным постоянным действием, - отмечает Елена Замрий. 
И здесь необходима трансформация современных экскурсоводов. Они должны уметь работать с детьми и взрослыми, проводить мастер-классы, творческие встречи. 
- Необходимо рассказывать вкусно. Ужасно, когда он мямлит что-то дежурное в 555 раз. А хочется, чтобы всегда находился новый факт, а их миллион в биографии Шаляпина. Есть задумки делать интересную сувенирку, чтобы каждый гость смог унести что-то на память. Например, печатную продукцию с использованием шаляпинских рисунков, открытки и календари, а также значки и шкатулки. 
… «В Уфе я уже вдохнул пыль кулис, уже узнал завлекающий гул зала перед поднятием занавеса и, главное, свет рампы, хотя в то время она состояла всего из двенадцати керосиновых ламп («молния»)», - писал Федор Шаляпин. Во время первого выступления в Италии, в Милане, он вспомнил свое состояние в момент уфимской премьеры: «Я дрожал так же, как на первом дебюте в Уфе, в «Гальке», и так же не чувствовал под собой сцены».

Здравствуй, Сережа
…Окунаюсь в спасительную прохладу холла Мемориального дома-музея С.Т. Аксакова. Топчусь возле охранника, как те просители, что наполняли его в ту бытность, когда здесь хозяйничал дедушка писателя. Холл этот разделял дом на половины - жилую и канцелярию. 
В Уфе это самое старое деревянное строение из сохранившихся, оно возведено в середине XVIII века. Дом был реставрирован в 1991 году к 200-летию со дня рождения писателя, когда во всем мире ЮНЕСКО объявило год Аксакова. 
Планировку и интерьеры восстанавливали по описаниям из книги «Детские годы Багрова внука». Музей с его доподлинно воссозданной атмосферой быта уфимского наместничества, словно машина времени, возвращает в ту пору, когда здесь жил будущий писатель. Кажется, вот сейчас озорно выглянет из-за угла маленький Сережа. 
Тот вход, который служит сейчас главным, во времена прежних владельцев являлся черным. Экскурсовод Лариса Шадрина выводит на парадное крыльцо - оно располагается на противоположной стороне здания. Провожатая рассказывает, как с его ступеней будущий писатель наблюдал за ледоходом на Белой. Тогда обзору не мешали деревья нынешнего Сада Салавата Юлаева, вокруг дома были раскинуты яблоневый сад, огород, клубничная поляна, коровник, конюшни, домик для кучера, цветники. Пытаюсь представить, как выглядела усадьба в то время, и едва получается. Теперь территория музея - лишь узкая полоса газона, ограниченная металлическим забором. 
Входим в анфиладу комнат, в которых жили хозяева. Вот небольшая столовая, и на том месте, где мы стоим, любуясь портретом матери писателя Марии Николаевны, вероятно, находился обеденный стол, за которым собиралось семейство. 
Под бой старинных немецких часов проходим в уютную гостиную. В ее противоположной стороне находится дверь в кабинет дедушки писателя. Экскурсовод говорит, что когда приходят дети, то живо интересуются: «А где привидение?» Сотрудников музея легенда о живущем в его стенах призраке смешит и одновременно вызывает досаду. Маленький Аксаков действительно боялся этого кабинета после смерти деда, и, проходя мимо, всякий раз зажмуривал глаза. Однажды ему даже показалось, что он увидел его фигуру в белом одеянии. Этот эпизод писатель в красках описывает в своем произведении. А жадные до сенсаций журналисты раздули целую историю, окрестив музей домом, где живет привидение. 
- Несколько раз ночевала здесь, оставаясь вместо охранника. И ничего потустороннего не заметила, - пожимает плечами экскурсовод Лариса Шамильевна. 
Внимательно разглядываю массивные буфеты, изящные кресла и столики, любуюсь физгармониями, одна из которых действующая. Главный хранитель музея Галина Иванова, работающая здесь вот уже 30 лет, знает историю каждого, даже самого мелкого предмета. Одно из последних приобретений - ларец из дома священника Еварестова, причисленного к лику святых. Музею шкатулку продала его правнучка, бывшая преподавательница института искусств Наталья Латышева, переехавшая в Москву. Нельзя не задержать взгляд на этой изысканной вещице - большая шкатулка оформлена перламутровой инкрустацией, а изнутри обита выцветшим голубым шелком. Удивительно, как хорошо она сохранилась. 
…Не зарастает к музею народная тропа. Не только уфимцы, но и жители других башкирских и российских городов, гости из Москвы и Санкт-Петербурга, а также иностранцы, пустившись исследовать аксаковские места, неизменно посещают его. 
Несколько лет назад в музее побывала профессор Университета святой Марии из Лондона, не расстававшаяся ни на минуту с карманным изданием повести «Детские годы Багрова внука», которое приобрела в антикварном магазине еще студенткой. По залам музея она ходила с ним, словно с иконой, сверяя каждое слово описания дома. Произведение это переведено на все основные языки мира. А первый перевод в 1916 году был сделан преподавателем Кембриджа. С тех пор англичане безоговорочно влюблены в творчество Аксакова. 
Музей живет не только прошлым, но и строит планы на будущее. К Всемирной фольклориаде готовится выставка кукол. Уже ведутся переговоры с коллекционерами, готовыми их предоставить. Также скоро развернутся выставки известных художников-подвижников Ольги Мартьяновой, а в конце года Виктора Домашникова. А накануне Дня города сотрудники музея ожидают дорогой подарок - скульптурную работу студента пятого курса института искусств Евгения Величко (научный руководитель: доцент вуза, заслуженный художник РБ Владимир Лобанов). Он воплотил литературный образ Сережи Багрова, которого Аксаков списал с себя, с его любимой собачкой Шуркой. Подарок, несомненно, порадует многочисленных посетителей музея. 

Дом на крутом берегу
Хочется задержаться, но я покидаю гостеприимный музей, снова выхожу на залитую солнцем улицу, неспешным шагом поднимаюсь по Софьюшкиной аллее и скоро дохожу до неприметного поворота на улицу Волновую, примечательную тем, что на ней остался один-единственный адрес и это - Дом-музей замечательного живописца Александра Тюлькина, являющийся филиалом художественного музея имени М.В. Нестерова. Деревянная калитка распахнута в ожидании посетителей, во дворе меня встречает заведующий Владимир Рябцев. 
- Сегодня рисовальный день. Готовимся встречать художников, как профессиональных, так и любителей и гостей из Союза ветеранов Афганистана, - между тем говорит Владимир Михайлович. 
Рисовальные дни - проект начатый предыдущим заведующим, настолько удачный и пришедшийся по сердцу уфимцам, для которых творчество - не просто хобби, а отдушина, что решено его поддерживать и развивать. Владимир Михайлович рассказывает, что сблизился с музеем Тюлькина в 2016 году, когда сам начал принимать участие в рисовальных днях. Довелось ему также встретить самого художника, правда, мельком на одном из мероприятий, будучи еще школьником. До сих пор помнит, что живописец был в своей знаменитой шляпе и с тросточкой. И вот спустя годы Рябцев является хранителем творчества Тюлькина. Так жизнь проводит удивительные параллели, соприкасая нас с чужими судьбами, а затем делая родными…
Этот небольшой одноэтажный деревянный дом с голубыми воротами на крутом берегу Белой художник приобрел в 1922 году. Он был центром притяжения для творческих, думающих людей. Художники, музыканты, актеры, педагоги, литераторы вели дискуссии об искусстве, декламировали стихи, исполняли музыкальные номера. В этом доме Тюлькин создал практически все свои произведения, хранящиеся сегодня в Башкирском государственном художественном музее им. М. В. Нестерова и других музеях России.
И хотя в 1972 году Тюлькин получил от государства квартиру на улице Благоева, дом продолжал служить ему летней дачей и мастерской. Каждая из картин, украшающих его стены, отражает конкретный эпизод биографии Александра Эрастовича. Вот картина с букетом. Супруга собрала букет и просто сказала: наступило время написать цветы. И он в один присест изобразил их крупными мазками в технике темперной живописи. А на соседней стене картина, выполненная на заказ для кондитерской. За эту работу он получил два килограмма пшеницы и был невероятно счастлив. Возле двери в гостиную висит картина «Цветущие окна», которая выставлялась в Сан-Диего и прославила художника в Америке. Поленницу он изобразил уже на закате жизни, когда был практически слепым, говорил, что видит все будто через трубочку. Студенты из училища искусств пришли проведать старого учителя, заодно нарубили дров и аккуратно сложили вдоль забора. Эта картина стала последней для певца родного края и Уфы на рубеже эпох. На то, какой она была, мы смотрим его глазами. 
Решение передать дом государству, так как у супругов не было наследников, приняла вторая жена художника Антонина Михайлова, оформив официально дарственную. Но впоследствии здание хотели снести, от этой печальной участи его уберегла активная позиция художественного сообщества. Теперь это единственный дом на улице Волновой, оставшейся на карте города с почетной миссией хранить память о человеке, прославившем нашу столицу наряду с Аксаковым и Нестеровым. 

В память о полярниках
В Уфе создан еще один музей - имени Валериана Альбанова, посвященный полярникам-уроженцам Башкирии, легендарным исследователям Арктики, ставшим прототипом штурмана Климова в легендарной книге «Два капитана» Вениамина Каверина. Музей расположен в доме №88а по улице Свердлова, в бывшем здании усадьбы братьев Соловьевых, которая была реконструирована. Официальное открытие состоялось 26 мая, в день рождения Альбанова.
Музей создавался, что называется, всем миром. С инициативой к властям обратился директор Мемориального дома-музея С.Т. Аксакова, писатель Михаил Чванов. Первоначальную концепцию создавала его старший научный сотрудник Татьяна Петрова. В основу экспозиции легли архивы, переданные Чвановым и изыскания, проведенные краеведом Валентиной Кузьминой. Она проделала большую работу, чтобы пролить свет на белые пятна биографии Валериана Альбанова. Ведь долгое время даже не были точно известны ни дата его рождения, ни место появления на свет. 
Валентина Зиновьевна - коренная уфимка, работала на заводе синтезспирта, но волею судьбы переехала в Мурманск. Еще в 1986 году она разыскала в Уфе дом инспектора Алексея Петровича Альбанова, где родился маленький Валериан (Аксакова, 6), нашла людей, купивших его у семьи впоследствии, а затем сестру исследователя. К сожалению, она ушла из жизни, так не дождавшись открытия музея, за который так ратовала. 

Альфия ИБРАГИМОВА, Альбина ЗУБАРЕВА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Казанские ведомости


яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости