ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА




     №11 (240)
     Ноябрь 2021 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

Нам 20

Дневник мэра

НАШ НА ВСЕ 100

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ДВЕ ПОЛОВИНКИ

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

75-летие победы

Дети войны

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты

Человек и его дело

Архив журнала








РУБРИКА "СВЕЖО ПРЕДАНИЕ"

Уфимские дворяне и башкиры против реформ Петра I


Великий русский историк Сергей Михайлович Соловьев полагал, что суть значительного периода российской истории заключается в противостоянии двух начал - лесного (государственного) и степного (казацкого и кочевого). На первый взгляд, и прошлое нашего края, с многочисленными башкирскими восстаниями и набегами кочевников, вполне вписывается в это наблюдение Соловьева. Но были в истории Башкирии периоды, когда два этих начала объединялись в противодействии третьей силе - правительственным реформам, угрожавшим традиционным устоям как земледельческого, так и степного мира. 

До начала XVIII века между уфимскими дворянами и башкирами практически не было общих точек соприкосновения. Их разделяли религия и язык, они принадлежали к разным хозяйственным и культурным мирам.  Повседневная рутина не способствовала их сближению. Чаще всего местные дворяне сталкивались с башкирами в образе сборщика ясака. Эта служба давала с их стороны широкие возможности для злоупотребления, почти законного. Поскольку никакой оплаты труда сборщикам не полагалось, они сами назначали себе вознаграждение за счет отнятого у башкир. Уфимские воеводы сквозь пальцы смотрели на завышение ясачных окладов. Другой сферой контактов были земельные споры. Почти половина всех судебных дел Уфимской приказной избы второй половины XVII века посвящена захватам башкирских вотчин. Когда же чаша народного терпения переполнялась, именно уфимские дворяне становились во главе стрелецких полков, подавлявших восстания. В каждой дворянской семье помнили о родственнике, погибшем или плененном в годы «башкирской шатости».
Тем не менее в начале XVIII века, забыв прежние обиды, башкиры и дворяне объединились против общей беды, каковой им представлялась реформаторская деятельность царя Петра. 
Историки, изучавшие башкирское восстание 1704-1711 годов, не обратили внимания на многочисленные факты сотрудничества восставших башкир и уфимских служилых людей. По-видимому, подобные свидетельства было непросто согласовать с марксистско-ленинским учением о классовой борьбе. 
Архивные материалы позволяют нам восстановить картину общего недовольства всех социальных слоев местного населения, испытавших на себе бескомпромиссную решимость преобразователя. Однако многочисленные факты нарушения присяги дворянами стали выявляться много позже самого восстания. В 1721 году башкиры решили возобновить свое российское подданство, фактически прерванное в 1704-1711 годы. В качестве предварительного условия своей присяги они попросили российского самодержца наказать виновников из числа местных администраторов, ответственных за разжигание восстания. В итоге были арестованы несколько наиболее одиозных представителей казанских властей. Самым ненавистным из них являлся Александр Саввич Сергеев. В 1704-1705 годах он занимал должность комиссара, представлявшего в Казани Ижорскую канцелярию. Зимой 1705 года Сергеев в ответ на отказ платить новые подати организовал акт устрашения местного населения, проведя через башкирские селения несколько полков казанских служилых людей. В Уфе он устроил театрализованные и довольно жестокие ритуалы, сопровождавшиеся проведением  под копьями и алебардами, насильственным спаиванием и другими издевательствами, от которых умерло несколько человек. Осенью 1721 года, находясь в тюрьме, Сергеев осознал, что для успокоения башкир российское правительство готово принести в жертву двух-трех казанских администраторов. Вполне реальная перспектива смертной казни побудила его написать послание Петру I. Интересно, что Сергеев в данном случае нарушил субординацию, обратившись к царю, минуя своего непосредственного начальника - Александра Даниловича Меншикова. Дело в том, что еще в 1715 году Сергеев сообщил царю о казнокрадстве своего начальника, что побудило Меншикова искать защиты от гнева Петра у его жены. В своем письме Петру I Сергеев главное обвинение адресует не восставшим башкирам, а «русским людям», а точнее уфимским дворянам и столичным боярам, которые, по его убеждению, и являлись главными зачинщиками бунта. Он  просит царя не верить главе следственной комиссии - полковнику Головкину, который также причастен к заговору против него. И сообщает, что Головкин мстит ему за отца и тестя. Действительно, в 1717 году канцлер Гаврила Иванович Головкин попал под следствие за укрывательство от переписи более 500 дворов крепостных крестьян. Донос на канцлера написал Сергеев. Однако Гавриле Ивановичу удалось избежать серьезных последствий, чего нельзя сказать о его свате - Матвее Петровиче Гагарине. Он был повешен в Петербурге в марте 1721 года, т.е. незадолго до ареста самого Сергеева. Приговор Гагарину вынесли по целому ряду обвинений, среди которых самым тяжелым был план создать в Сибири суверенное государство. Якобы Гагарин в ответ на жалобы сибирских жителей «...отвечал, что он к тому непричастен, что все происходит по вине царя и что если бы верховная власть принадлежала ему, то население благодарило бы небо за свою судьбу». Обратим внимание на то, что представитель древнего боярского рода публично обвиняет царя во всех бедах его подданных.
Далее Александр Сергеев сообщает царю, что башкиры не поднялись бы на борьбу с империей, если бы не поддержка, оказанная им уфимскими дворянами. Комиссар обвинил воеводу Александра Аничкова в разжигании башкирского восстания. Именно он, по утверждению Сергеева, по своей инициативе тайно начал переговоры с лидером восставших Дюмеем Ишкеевым, посоветовал восставшим обратиться со своими жалобами на казанскую администрацию непосредственно к царю. Именно Аничков лично написал башкирам коллективную челобитную, обвинив в этом документе Сергеева в нарушении законов государства и массовых злоупотреблениях. Однако в тексте челобитной вообще не были упомянуты прибыльщики Жихарев и Дохов. Осенью 1704 года два этих служащих Ижорской канцелярии потребовали от представителей  башкир выплаты 72 новых налогов, среди которых был назван и пресловутый «с голубых и серых глаз». 
Почему этот факт не был включен в башкирскую челобитную? Дело в том, что Аничков историю с новыми налогами мог и не знать, ведь его в это время не было в Уфе. Напротив, Сергеева весь местный гарнизон знал очень хорошо. Еще в начале 1704 года всех служилых людей отсюда отправили в Казань, где в итоге смотра, произведенного лично Александром Саввичем, был создан солдатский полк из уфимцев. От этой реорганизации больше всего пострадали уфимские дворяне, поскольку их записали рядовыми наравне со стрельцами и драгунами. Офицерами были назначены выходцы из подьяческих семей, поскольку только они владели грамотой. Вековое представление о родовой чести было попрано в самой грубой форме, а местнические претензии уфимских дворян казанские власти даже не стали выслушивать.
Впрочем, их лишили не только родовой чести. В 1701 году все доходные должности Уфимского уезда, как то сбор ясака, командование стрелецкими войсками, таможенная служба и воеводство в Бирске и Соловарном городке, передаются казанским служилым людям. Прежде эти должности занимали только уфимские дворяне. На них назначали отличившихся в боевых делах и дипломатических миссиях. Каждая из этих должностей гарантировала неофициальный доход от 150 рублей в год, тогда как официальное жалование составляло 7-8 рублей. Таким образом, новая казанская администрация унизила уфимских дворян морально (уравняв их со стрельцами) и материально (лишив надежного и щедрого источника доходов). 
Однако, как уже было отмечено, бурная деятельность Сергеева вызвала раздражение не только у провинциалов. Прославленный фельдмаршал, добившийся первых побед над шведами в Ингерманландии, Борис Петрович Шереметев был обвинен им в ущербе государственным интересам. Впоследствии фельдмаршал жаловался своему другу адмиралу Головину: «…прислали ко мне с Саратова списки с указу великого государя, каковы разосланы во все низовые городы от Александра Сергеева, что меня ни в чем слушать не велит». 
Весной 1705 года царь поручил фельдмаршалу усмирить астраханский бунт. Попутно, находясь в Казани, Шереметев вступил в переговоры с представителями восставших башкир. Как было написано в доносе Сергеева, он ласково принял бунтовщиков, щедро одарил их деньгами и сукнами и тайно послал к адмиралу Федору Алексеевичу Головину с напутствием «надейтесь только на бояр». 
Что имел ввиду Шереметев? Он фактически дал знать башкирам, что доверять следует только боярам, а не новым людям из окружения царя. К последним, безусловно, относился Александр Саввич Сергеев, происходивший из семьи саранского содержателя кабака и достигший чина комиссара Ижорской канцелярии - прямого подчиненного самого Меншикова. 
Категорическое неприятие всех нововведений молодого царя вдруг объединило людей, традиционно недоверяющих друг другу - представителей родовитого боярства (Шереметев), мелкого провинциального дворянства (Аничков) и восставших башкир. 
Однако сочувственное отношение еще не означало сплоченных действий против ненавистного курса властей. Как свидетельствуют документы, помощь дворян не ограничилась только составлением прошения. В ноябре 1707 года уфимский воевода Лев Аристов, сменивший на этом посту симпатизировавшего башкирам Александра Аничкова, приказал командиру уфимского солдатского полка Петру Хохлову выдвинуться в район Соловарного городка (Красноусольска) для поимки некого чингизида, заявившего свои права на башкирское ханство. В итоге полк был разгромлен восставшими башкирами. Из 1300 человек уцелело только 370 служилых людей. Как выяснилось на следствии, разгром полка Хохлова был предопределен тем, что к башкирам перешли 26 уфимских дворян и иноземцев, которые не только сообщили об отсутствии боеприпасов для артиллерии, но и построили восставшим подвижные щиты на колесах. Как указали свидетели, перебежчики управляли этими щитами и сами нападали на позиции полка. Среди дворян, перешедших на сторону башкир, был и сын бывшего воеводы Александра Аничкова - Максим. Интересно, что факт массовой измены своей присяге не имел никаких последствий. Подробности разгрома полка Хохлова стали известны властям спустя 9 лет после описываемых событий. Многие участники были убиты в сражениях Северной войны или погибли в стычках с башкирами и казахами. Тем не менее о настроениях уфимских служилых людей в Казани хорошо знали еще в 1707 году. Не случайно Петр I отказалcя от проведения карательной экспедиции, призванной окончательно усмирить башкир. Более того, после разгрома полка казанские власти вывели из Уфы всю кавалерию, оставив город под защитой небольшого отряда гарнизонной стражи. В 1712 году казанский губернатор Петр Апраксин пытался через своего могущественного брата, адмирала Апраксина, получить от царя санкцию на проведение масштабной карательной акции в Уфимской провинции. Он убеждал брата в том, что неповиновение башкир наносит репутационной ущерб российской монархии, добившейся впечатляющих успехов в войне со шведами. Однако в 1721 году сами башкиры обратились к российскому правительству с предложением возобновить свое подданство. 

Булат АЗНАБАЕВ








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал Ufaved.info

Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Казанские ведомости


яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости