ГЛАВНАЯ
О ЖУРНАЛЕ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

Сила – в объединении
Глава Башкортостана Радий Хабиров принял участие в пленарном заседании Междунар...




     №6 (247)
     Июнь 2022 г.




РУБРИКАТОР ПО АРХИВУ:

Нам 20

Дневник мэра

НАШ НА ВСЕ 100

ЛЕГЕНДЫ УФЫ

СОБЫТИЕ МЕСЯЦА

СТОЛИЧНЫЙ ПАРЛАМЕНТ

КРУГЛЫЙ СТОЛ

АВГУСТОВСКИЙ ПЕДСОВЕТ

РЕПОРТАЖ В НОМЕР

КУЛЬТПОХОД

ЭКОНОМКЛАСС

НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ

КАБИНЕТ

ARTEFAKTUS

ДВЕ ПОЛОВИНКИ

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

УФИМСКИЙ ХАРАКТЕР

РОДОСЛОВНАЯ УФЫ

СВЕЖО ПРЕДАНИЕ

ВРЕМЯ ЛИДЕРА

БОЛЕВАЯ ТОЧКА

ЭТНОПОИСК

ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

ПО РОДНОЙ СЛОБОДЕ

ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР

К барьеру!

НЕКОПЕЕЧНОЕ ДЕЛО

Наша акция

Благое дело

ТЕНДЕНЦИИ

ЗА И ПРОТИВ

Облик города

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ

СРЕДА ОБИТАНИЯ

ДАТЫ

МЕДСОВЕТ

ИННОВАЦИИ

ШКОЛОПИСАНИЕ

ВЕРНИСАЖ

ЧИН ПО ЧИНУ

Коренные уфимцы

ГЛАС НАРОДА

Семейный альбом

ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ

75-летие победы

Дети войны

ЕСТЬ МНЕНИЕ

СДЕЛАНО В УФЕ

Городские проекты

Человек и его дело

Архив журнала

Учитель года-2022

Слово мэра

450-летие Уфы

Прогулки с депутатом

То время

Мотиватор








РУБРИКА "450-летие Уфы"

Принцип дачи №2


...Мы продолжаем публикацию исторических документов периода Великой Отечественной войны. В Национальном архиве Республики Башкортостан изучили корреспонденцию Совнаркома БАССР военных лет, в отдельной папке собраны письма, обращения и распоряжения по работе Академии наук Украины. - Ее переезд начался 3 июля 1941-го. В Уфе разместились президиум, библиотека и 11 институтов. А уже 21-го состоялось первое заседание. Из архивных документов следует, что в 1943 году в Уфе проживали 61 академик и член-корреспондент, 55 докторов наук из Украины, - объясняет заместитель директора Национального архива РБ Гульнара Калимуллина. Первая зима Большая часть писем от ученых к республиканским властям касалась бытовых вопросов. В те годы население города увеличилось в пять раз и, естественно, условия жизни были непростые. Однако местные жители как могли встречали и принимали эвакуированных. Башкирские писатели, ученые, врачи, педагоги устраивали у себя в домах семьи украинских коллег. Например, члена-корреспондента Николая Боголюбова поселил у себя преподаватель педагогического института Акрам Хашаев. Самое активное участие в размещении эвакуированных принимал поэт Сайфи Кудаш, в квартире которого нашли приют две семьи - писателя Панча и директора эвакуированного завода. Одно из первых писем в «украинской папке» на имя председателя Совета СНК БАССР Вагапова датировано 21 декабря 1941 года и посвящено поздравлению с наступающим Новым годом: «Писатели советской Украины и весь сорокамиллионный украинский народ всегда будут помнить братскую помощь башкирского народа в грозные и славные дни Великой Отечественной войны. За месяцы пребывания в Башкирии мы установили тесную творческую связь с башкирскими писателями и многие произведения наших поэтов и прозаиков посвящены героическому башкирскому народу». Под посланием собственноручно расписались Павло Тычина, Петр Панч, Натан Рыбак, Максим Рыльский, Юрий Яновский. «Первая зима была самой трудной. Всей семьей - 5 человек - жили в гостинице на шести квадратных метрах. Дети несколько раз болели. Я большую часть времени проводил на работе», - писал в своих воспоминаниях академик Михаил Алексеевич Лаврентьев, впоследствии первый председатель Сибирского отделения АН СССР. Местные власти старались создать все условия для ученых и их семей. Так, первые полгода пребывания в Уфе сотрудники АН УССР питались в правительственной столовой. И только с начала 1942 года им было передано помещение гастронома №4 для организации столовой. 28 декабря 1941-го управляющий делами АН УССР И.З. Штокало обращается к властям с проблемой: «Для сотрудников Академии наук должно быть предоставлено 415 обедов в столовой Совета народных комиссаров. До настоящего времени нами получены пропуска на 362». А в первых числах января 42-го разыгралась целая эпопея по передаче машины марки М-1 из таксомоторного парка на временное пользование украинской Академии наук. Ученые не стали оплачивать транспорт, чем вызвали возмущение начальника автоуправления Рожкова: «Такое положение Наркомат Автомобильного транспорта рассматривает неправильным и предлагает исправить имеющийся случай, а иначе стоимость эксплуатации будет относиться за мой личный счет. Считаю, что Академия наук УССР вполне способна оплатить расходы». Но башкирский Совнарком пошел навстречу просьбе ученых и разрешил пользоваться машиной бесплатно. Об условиях работы ученых можно узнать из письма президента Академии наук УССР А.А. Богомольца от 18 мая 1942 года председателю Совнаркома БАССР С.А. Вагапову: «Институты Академии наук УССР помещаются, в основной своей части, в здании № 79 по Пушкинской улице. Кроме институтов, здесь же размещаются и подсобные лаборатории, рабочий кабинет президента, один кабинет для трех вице-президентов и т.д. Всего в помещении имеется 14 комнат. Остальные институты Академии наук разбросаны по городу, причем некоторые из них, например, Институт клинической физиологии, руководимый академиком А.А. Богомольцем, находится в 7 местах в различных частях города, что, вместе с недостаточностью полезной площади, создает абсолютно неподходящие условия для работы. К тому же руководящий научный состав зачастую лишен возможности иметь соответствующие рабочие места, им приходится проводить свою работу в совершенно неподходящих условиях. К примеру, можно привести академика Яворского и члена-корреспондента Киприанова, руководящих Институтом химии, которые устроили свои рабочие места в углу коридора под лестничной клеткой. Исходя из изложенного, Президиум АН УССР еще раз обращается в СНК БАССР и Уфгорисполком с настоятельной просьбой предоставить для институтов Академии наук подходящее помещение, например, Дом Союзов по Пушкинской улице». Речь идет о здании, примыкавшем к западной части оперного театра. И в этот раз желание ученых удовлетворили. Горисполком практически сразу принимает соответствующее решение. Вот мы видим просьбы Академии наук Украины в адрес Совнаркома об одной тонне бензина, выделении грузовых машин, двух тонн сена для лошадей, прикреплении к столовой 28 жен профессоров, об обслуживании в закрытом магазине №7, о размещении заказа на мужскую обувь на фабрике имени Ворошилова. Все они были решены в пользу просителей, хранится в архиве распоряжение Башнаркомторга об «удовлетворении ходатайства Союза советских писателей Украины об отпуске 15 тонн картофеля». Нашелся единичный случай отказа в прошениях. 2 ноября 1942 г. стал вопрос с дровами. Их зарезервировали для Академии наук, но до Уфы доехала лишь часть. И в правительство поступает просьба: «Дрова необходимо распилить и расколоть в Уфе. Вся эта работа связана с большой затратой рабочего времени и необходимостью выдать рабочим продпаек. Просим выделить 1100 кг муки и 150 литров вина. Просим учесть, что в настоящее время невозможно мобилизовать наших научных сотрудников на работы». На что секретариат правительства присылает короткое сообщение: «По поручению зампредседателя СНК БАССР тов. Иванова Управление делами сообщает, что выдать дополнительный продпаек, кроме положенного по карточкам СНК БАССР, не предоставляется возможным». Что вполне объяснимо - в это время в Уфу уже эвакуированы сотни предприятий, тысячи людей, многим из которых не хватало жилья и самой скромной нормы хлеба. На обкомовских дачах Имя Александра Александровича Богомольца, президента Академии наук Украинской ССР, автора ста пятидесяти научных трудов, основоположника новых отраслей в медицине, известно всему миру. Но во время эвакуации ему приходилось заниматься не только научными трудами, но и бытовыми проблемами. Богомольца можно было застать в гостинице «Башкирия», где за ним был закреплен номер, который являлся, по сути дела, штаб-квартирой, где вместе с коллегами он решал самые насущные вопросы. Семья его жила неподалеку, на Социалистической, 35, в старом кирпичном здании бывшего мелкого мыловаренного предприятия (здание не сохранилось). Из трех комнат квартиры №5 Богомольцы занимали две: Александр Александрович вместе с супругой Ольгой Георгиевной обитал в 8-метровой, а в более просторной - молодое поколение: сын с женой и дочкой Катей. - С нами еще ютились дочь ушедшего на фронт товарища - Лена и Маша Шапиро - жена воевавшего друга. Периодически этот состав увеличивался за счет приезжавших в Уфу, но еще не устроенных знакомых. Это был настоящий караван-сарай. Мы энергично работали: жена Зоя Вячеславовна - в Институте органической химии, я был главным в Башкирии по заготовке и обеспечению всех госпиталей консервированной кровью, одновременно выполняя обязанности старшего инспектора отдела эвакогоспиталей Башнаркомздрава, - писал в воспоминаниях сын Богомольца Олег Александрович. Летом 1942 года Богомолец-старший направляет башкирскому правительству очередное прошение: «Президиум Академии наук просит предоставить дачу №4 для больных академиков и членов-корреспондентов, которые нуждаются в отдыхе. Академия наук принимает на себя расходы по ремонту». В это же время у него у самого обостряется хроническое заболевание легких, коллеги-врачи рекомендуют ученому поселиться за городом. И 10 августа от управделами Штокало в местное правительство направляется обращение: «Академия наук УССР просит выделить на территории совнаркомовских дач - дачу для Президента Академии, депутата Верховных Советов УССР и СССР, орденоносца Богомольца А.А. Необходим отдельный домик - в 3 комнаты, так как семья академика состоит из 7 человек, а сам он болеет туберкулезом. Он предполагает не прерывать работы, а ездить в академию с дачи. Месторасположение должно быть недалеким, при том в возможно лучших природных условиях». Вместе с Богомольцами на даче №2 поселилась семья выдающегося математика и механика Михаила Лаврентьева. В Уфе он работал над созданием кумулятивных снарядов, обладающих огромной пробивной силой. - Летом 1942 года из гостиницы переехали в двухэтажную обкомовскую дачу в 7 км от Уфы на высоком берегу реки (Недалеко от современной территории санатория «Зеленая роща» - Прим. ред). Первый этаж занимали Богомольцы, второй - мы. В город ходил пешком через день. Теорией занимался дома, а экспериментами - в Институте строительной механики. Места очень красивые, и детям (двое наших и двое - Богомольцевских) было хорошо. На этой даче мы прожили вплоть до переезда в Москву…» - писал Михаил Алексеевич. На соседней даче он также ставил опыты по созданию бесшумного оружия. В письме Богомольца в адрес СНК БАССР от 21 сентября 1942 года читаем: «Академик М.А. Лаврентьев предполагает устроить на даче № 3 свою лабораторию по очень важным оборонным работам, проводимым по заданию Наркомата Боеприпасов СССР. Обеспечение дачи топливом, учитывая затруднения Академии наук в транспорте, возможно путем сруба сухостоя на участке, близком от территории дачи. Просим Вашего разрешения о предоставлении дачи № 3 и о выдаче наряда на сруб сухостоя в количестве 5 кубометров». В нижнем левом углу этого документа значится многозначительная пометка: «В дело. От сообщения по телефону воздержаться». Наверное, тогда и произошла единственная ссора Лаврентьева и Богомольца. Первый испытывал оружие на отстреле грачей, густо населявших деревья возле дачи, и мотивировал это тем, что птиц следует считать дичью, благо они затем и употреблялись в пищу. Александр Александрович считал такую мотивацию слабым оправданием. Таз, заполненный лягушками из реки Уфимки, в отличие от грачей, не был предметом конфликта в научных спорах. Правда, дискуссия о невысоком достоинстве французской кухни - в исполнении Михаила Алексеевича - осталась семейным достоянием. - Результаты разработок Лаврентьев продемонстрировал офицеру КГБ. Мы втроем шли по улице Горького (ныне Сочинская), условились прострелить мусорную урну. Урну прострелили, офицер ничего не услышал и не заметил. Он был поражен, когда вернулись к урне, - вспоминал Олег Александрович. На Михаиле Алексеевиче лежала забота о транспортировке продуктов питания своему семейству на дачу. Это была сложная задача, которую семьи ученых нередко решали сообща. - Летом использовали прикрепленный к Богомольцу старый ГАЗ, а зимой - сани-розвальни, в которые запрягалась маленького роста, но сильная, покрытая курчавой шерстью башкирская лошадка, управляемая кучером Шингареевым (не от Хан-Гирея ли?). В таких случаях в состав «транспортной бригады» чаще всего входили Михаил Алексеевич, моя жена Зоя Вячеславовна или я (иногда мы с ней вдвоем). Но бывало и так, что транспорта никакого нет. Тогда в ход шли детские санки, рюкзаки, корзины и, главное, - терпение, поскольку такая доставка груза на расстояние в семь километров требовала большой выносливости и умения ходить по сильнопересеченной местности. Да еще в тяжелой зимней одежде. Эти рейсы совершались после трудных рабочих дней и, бывало, начавшись в сумерки, заканчивались при луне, - пишет в воспоминаниях Олег Александрович. Любимым занятием стали вечерние сборы, когда семьи собирались после ужина: ученые обсуждали дела, фронтовые сводки, а также шутили и подбадривали друг друга. - Мы, младшее поколение, видели пример настоящей мужской дружбы двух сильных духом и непоколебимо верящих в нашу победу на войне людей. Так возник «принцип дачи № 2» (по Лаврентьеву) - принцип надежного дружества, - пишет Олег Александрович. Этому принципу две семьи ученых следовали еще долгие годы, не раз выручая друг друга. Вклад в Башкирию Несмотря на непростые условия жизни и работы, украинские ученые проводили научные сессии, конференции. За годы эвакуации АН УССР организовала 30 мероприятий, только в 1942 году - 10 сессий с участием представителей других научных учреждений и вузов. Работали над задачами промышленного получения брома и йода из отходных вод ишимбайской нефти, борьбы с коррозией аппаратуры для переработки нефти. Засекреченные специалисты сотрудничали с моторостроителями. Химики разрабатывали технологию производства витамина С и способы получения эфира для наркоза. Геологи исследовали лечебные свойства грязи озер Кандрыкуль и Красноусольское, чтобы использовать их в госпиталях. Экономисты провели комплексное изучение 15 районов Башкирии, рассматривая перспективы их хозяйственного и социально-культурного развития. Известные ученые преподавали в авиационном институте и других вузах Уфы. Киевские филологи и фольклористы изучали историю переселения украинцев в Башкирию. Под руководством одного из них молодой писатель Гайнан Амири написал работу «Обзор истории изучения башкирского фольклора». Выдающийся поэт, академик Павел Тычина выучил башкирский язык и произведения Гафури читал в оригинале, написал книгу «Патриотизм в творчестве Мажита Гафури», которая была опубликована на русском, украинском и башкирском языках. И этот список можно продолжать очень долго. Остановлюсь лишь еще на одном моменте. Весной 1942 года в республике возникла угроза эпидемии септической ангины. В своей докладной записке вице-президент Академии наук УССР Аленсандр Палладин пишет, что первая военная зима наступила рано, и много хлеба осталось под снегом. Ученые-микологи установили, что употребление в пищу перезимовавших в поле злаков, на которых развивались токсичные грибы, может стать причиной серьезного заболевания. Вспышка септической ангины была в Башкирии в 1934 и в 1949 годах. Тогда летальность достигала 65%. В архивах Совнаркома сохранился ответ 12 марта 1942-го на письмо украинских исследователей: «Совет Народных Комиссаров Башкирской АССР поддерживает Академию Наук УССР в проведении работ по выяснению развития грибка «стахиботрикс альтернанс» в оставшейся части неубранных хлебов урожая 1941 года. По указанию Совнаркома БАССР, Наркомзема БАССР дано указание 14 районам республики о предоставлении образцов для анализа их в лаборатории. Поступление первых образцов ожидается 5 апреля, после чего они будут отправляться в лабораторию отдела микологии. Зам. председателя СНК БАССР Иванов». Ученые Н.М. Пидопличко и В.И. Билай, занимаясь этой проблемой, открыли восемь не известных ранее видов грибов и установили разновидность, ответственную за заболевание. Пребывание в Башкирии в годы войны Академии наук УССР, Союзов писателей, композиторов, художников, академического театра оперы и балета Украины оставило яркий след в духовной жизни республики, оказало большое влияние на развитие культуры и науки. Увеличилось число национальных научных кадров, повысился их профессиональный уровень. К 1945 г., по сравнению с 1939 г., число докторов наук в республике увеличилось в 6 раз, а кандидатов - в 12.

Альфия ИБРАГИМОВА








НАШ ПОДПИСЧИК - ВСЯ СТРАНА

Сообщите об этом своим иногородним друзьям и знакомым.

Подробнее...






ИНФОРМЕРЫ

Онлайн подписка на журнал Ufaved.info

Ufaved.info
Онлайн подписка


Хоккейный клуб Салават ёлаев

сайт администрации г. ”фы



Телекомпания "Вся Уфа

Казанские ведомости


яндекс.метрика


Все права на сайт принадлежат:
МБУ Уфа-Ведомости